Если вы столкнулись с несправедливостью или хотите сообщить важную информацию или сняли видео, которое требует общего внимания :

ОФИЕГЭЛИ

ОФИЕГЭЛИ 24.06.2014
В этом году на проведение Единого госэкзамена (ЕГЭ) было выделено в четыре раза больше денег, чем в прошлом – 1,2 миллиарда рублей. С таким заявлением выступил депутат Госдумы, член генсовета партии «Единая Россия», первый заместитель руководителя Комитета по образованию Владимир Бурматов. При этом скандалы вокруг ЕГЭ следуют один за другим. 
 
Самой сложной проблемой становятся подростковые стрессы, в особо острых случаях приводящие к смерти. В одном из районов Северной Осетии сразу семь детей попали в больницу во время сдачи ЕГЭ по математике. Детям стало плохо, их госпитализировали с диагнозом «сильный стресс», у одной девочки из-за волнения случился эпилептический припадок. Ребята учились в разных школах района. В конце мая повесился 16-летний школьник из города Жирновска Волгоградской области. Следователи считают, что причиной трагедии стал острый стресс после сдачи ЕГЭ. Со стрессом связывают гибель подростков в Якутии, Калининградской, Свердловской, Иркутской и Московской областях. Такие случаи фиксируются, но не собираются в единую базу, что плохо, потому что разовые трагедии нельзя предотвратить, а если создать единую службу психологической помощи подросткам при сдаче экзаменов, то можно обойтись и без суицидов.
 
Рособрнадзор считает, что «связь самоубийства волгоградского школьника со сдачей Единого государственного экзамена неуместна», но, учитывая большое количество подобных случаев, связь все же есть. С таким мнением согласен официальный представитель Следственного комитета России Владимир Маркин: «Рособрнадзор должен заниматься психологической подготовкой детей к экзаменам. Одной из задач данной организации является не только сам процесс обучения, но и психологическая подготовка детей к экзаменам. Именно тут должна быть самой активной роль педагогов и представителей психологической службы. Посоветую специалистам Рособрнадзора не вмешиваться в компетенцию следственных органов, а заниматься своими непосредственными обязанностями для того, чтобы нам не приходилось заниматься выяснением мотивов, побудивших детей сводить счеты с жизнью».
 
ЕДИНАЯ СИСТЕМА ПОДГОТОВКИ ШКОЛЬНИКОВ  К ЭКЗАМЕНАМ ОТСУТСТВУЕТ
 
Несмотря на внушительное финансирование ЕГЭ, по факту нет единой системы психологической подготовки школьников к экзаменам, нет специалистов, не хватает даже штатных школьных психологов. Действительно ли так опасен единый экзамен и как уберечь подростков от гибели? Чем занимаются школьные психологи и что отличает современных детей от их советских ровесников? На эти и другие вопросы отвечает психотерапевт Европейского реестра, эксперт Госдумы, кандидат медицинских наук, тренер Института групповой и семейной психотерапии Марк Сандомирский.
 
 
 
     Марк Сандомирский
     Фото:
     Светлана Привалова,
     Коммерсантъ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
СПРАВКА
 
Единый государственный экзамен (ЕГЭ) проводится в средних учебных заведениях России – школах и лицеях. Служит одновременно выпускным экзаменом из школы и вступительным экзаменом в вузы и ссузы. При проведении экзамена на всей территории России применяются однотипные задания и единые методы оценки качества выполнения работ. После сдачи экзамена результаты каждого участника ЕГЭ заносятся в Федеральную и Региональную информационные системы. С 2009 года ЕГЭ является единственной формой выпускных экзаменов в школе и основной формой вступительных экзаменов в вузы, при этом есть возможность повторной сдачи ЕГЭ в последующие годы.
 
– Марк Евгеньевич, скандалы вокруг ЕГЭ следуют один за другим. И одна из самых обсуждаемых тем – это рост подростковых суицидов после сдачи единого госэкзамена. В этом году выпускники впервые сдают экзамен в условиях видео- и аудионаблюдения. Только в основную волну ЕГЭ с экзамена удалили 1026 «нарушителей». Несколько подростков покончили с собой, не дожидаясь объявления результатов экзамена, оставив записки со словами «Я не сдал…» Действительно ли тестовые задания провоцируют больше стрессов, чем традиционные экзамены?
 
– За каждым отдельно взятым случаем стоит системная проблема. Связана она не столько с ЕГЭ, сколько в целом с психологическим состоянием школьников-подростков. Хотя, конечно, и процедура сдачи экзамена, и в особенности ЕГЭ-ориентированная «муштра» старшеклассников вносит заметный вклад в повышение у них уровня психической напряженности, тревожности, склонности к самоагрессии (ослабление механизмов психологической защиты, подросток причиняет боль, вред самому себе, как крайность – суицид). Если говорить про суициды в целом, то обычно причиной гибели подростков становится не сама оценка или связанный с экзаменом стресс. На роковой шаг они решаются на почве уже имеющихся психических патологий. Это может быть депрессия, которая прогрессирует в подростковом возрасте, декомпенсация специфических расстройств личности, нарушение психологической адаптации или, что еще хуже, эндогенные душевные заболевания. К ним относятся серьезные психические болезни, которые часто передаются по наследству. Когда же подросток находится в стрессовом состоянии, то любое событие, связанное с дополнительными переживаниями, может спровоцировать суицид. Не было бы ЕГЭ, школьник с неустойчивой психикой мог бы покончить с собой после обычного переводного экзамена, как это бывало раньше.
 
– Когда родителям стоит бить тревогу? Как понять, что ребенку нужна помощь?
 
– Подтолкнуть к самоубийству школьника могут и внешние причины – сложные отношения в семье, конфликты с учителями и одноклассниками. Очень часто из-за нехватки психологической подготовки неадекватное состояние подростка не замечают ни родители, ни педагоги. Они даже не предполагают, какая опасность угрожает его здоровью и порой самой жизни. Если подросток стал особенно неустойчивым эмоционально, агрессивным либо подавленным, замкнулся в себе – стоит задуматься. Если же он поделился своими суицидальными или агрессивными фантазиями – пора бить тревогу.
 
– А в чем же заключаются функции школьных психологов? Неужели они не могут выявить подростков из группы риска?
 
– В функции школьных психологов входит психологическое обеспечение учебного процесса, а не выявление психических расстройств учащихся. Да они и не имеют права работать со школьником, если он не обратился к ним самостоятельно и если нет разрешения родителей. К тому же школьные психологи сосредотачивают свои усилия на подростках из неблагополучных семей, а остальные, внешне благополучные ребята просто выпадают из поля зрения. Системной работы по выявлению детей, склонных к суициду, в школах толком не ведется. И это большая проблема, которой нужно заниматься Министерству образования с привлечением специалистов, иначе мы можем потерять часть нашей молодежи.
 
– Почему проблема подростковых суицидов стала так актуальна в наши дни, ведь школьники сдавали экзамены и раньше?
 
– Причины – не только в школе, они заложены в семье и  обществе. В последние годы Россия занимала печальное первое место в Европе по числу детских и подростковых суицидов.  Виноват не только психологический климат в школе – это влияние растущей психологической напряженности и разобщенности в обществе в целом. К тому же современные подростки более инфантильны, чем их ровесники 10–20 лет назад. А инфантильные личности достаточно легкомысленно относятся к своему здоровью, не осознают ценность жизни. Из-за этого они легче решаются на суицид. Поводом может стать даже на первый взгляд малозначительная стрессовая ситуация. Надо еще раз подчеркнуть, что не сам по себе ЕГЭ провоцирует подростковые суициды. В психологии есть такая формула: «После этого – не значит по причине этого». Если подросток совершил самоубийство после ЕГЭ, думая, что он плохо его сдал, это еще не значит, что здесь единственная и истинная причина, чаще это лишь повод. Корни трагического поступка, как правило, гораздо глубже. Раньше дети психологически взрослели раньше и лучше справлялись со своими переживаниями, поэтому и суицидов было меньше. Современные старшеклассники острее реагируют на конфликты именно из-за своей инфантильности. Добавим сюда растущую разобщенность, отсюда и дефицит психологической поддержки в семье, недостаток эмоционального контакта как с родителями (как следствие углубления разрыва поколений), так и со сверстниками (как следствие цифровой социализации). Интернет также вносит свою пагубную лепту в эти проблемы. С одной стороны, подростки больше времени проводят за компьютером и меньше общаются в реальной жизни. С другой стороны, Интернет может делать самоубийства «заразительными», пробуждая у юных пользователей подражательное поведение (феномен сетевой популярности), а также подсказывая конкретные рецепты суицида.
 
ОБЩЕСТВУ НУЖНА СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ  
 
– Проблема подростковых суицидов актуальна не только в России. В других странах серьезно работают над психологической подготовкой школьников к экзаменам – что мы можем позаимствовать из западного опыта?
 
– Не совсем так, самоубийств повсюду в мире стало больше, в том числе на фоне современного глобального кризиса. Нестабильность в обществе сказалась и на подростках. И это серьезная проблема. Каждая страна решает ее по-своему. Во многих странах Европы и в Японии есть национальные общественные программы по предотвращению самоубийств. В России, к сожалению, такого крупного общественного проекта до сих пор нет. Программы по борьбе с суицидами включают в себя работу с проблемными семьями по месту жительства, открытие профильных консультаций, где психологи ведут беседы с подростками из группы риска. Нужно проводить профилактические беседы в школах, как с учениками, так и с родителями. Важно также анализировать конкретные ситуации школьных суицидов. Важно, чтобы освещение «школьных» суицидов в СМИ не подталкивало неразумных подростков к подражанию, к повторению трагедии. Для этого, как справедливо отмечает руководитель Российской ассоциации телефонной экстренной психологической помощи Андрей Камин, нужно не детализировать, не идеализировать и не героизировать случившееся.
     Чтобы качественно разрешить проблему, к ней надо привлечь внимание широкой общественности – повысить психологическую культуру общества. Средствами привлечения могут быть социальная реклама, отдельные телепередачи для детей и родителей, просветительская работа в школах и вузах, массовые занятия по формированию у подростков навыков психологической саморегуляции, улаживания конфликтов и противодействия стрессу. И, конечно же, очень важно, чтобы были группы психологической поддержки (офлайновые и онлайновые), куда бы каждый подросток мог обратиться и совершенно бесплатно получить помощь. Контакты таких служб должны быть в широком доступе. Одним словом, важна социальная психотерапия. Причем службы поддержки могут быть созданы на общественных началах, можно привлекать волонтеров. Надо мобилизовать общество на борьбу с этим опасным явлением. Решить задачу можно только совместными усилиями, опираясь как на коллективную деятельность специалистов, так и на помощь инициативной части общества.
 
– Есть вопросы, которые нужно решить на законодательном уровне?
 
– Конечно, есть проблемы и в законодательстве. Экс-спикер Совета Федерации Сергей Миронов проводил слушания на тему охраны психического здоровья, но многие вопросы так и не были сняты. Например, закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» не в полной мере соответствует требованиям сегодняшнего дня – в части профилактики психических заболеваний. К тому же у нас в стране до сих пор нет закона о психотерапии. Она не получает государственной поддержки, развивается на узко коммерческих началах. Это большой минус, который тормозит развитие социальной психотерапии, а она для сегодняшней России жизненно необходима.
 
НЕСКОЛЬКО ПРОСТЫХ ПРАВИЛ ПРОТИВ НЕРВНОГО СРЫВА  
 
1. Родителям и учителям не волноваться самим за своих воспитанников и не волновать их. ЕГЭ – это просто очередной жизненный этап. Нельзя повторять, что экзамен решает всю дальнейшую жизнь подростка. Чем спокойнее взрослые, тем меньше переживает ребенок. Ему важнее поддержка. 
 
2. Соблюдайте оптимальный режим дня, чередуйте обучение с отдыхом, спортом, выключением из образовательного процесса. Не надо спать с учебником под подушкой и панически пытаться выучить все. Выучить все невозможно. Режим лучше всего строить по биоритму – «жаворонки» отдельно, «совы» отдельно.
 
3. Полезно выучить простые дыхательные упражнения для снятия тревожного состояния. Причем и детям, и родителям. Нужно остановиться, посчитать до трех и сделать глубокий вдох, снова мысленно посчитать до трех и сделать глубокий выдох. Повторить несколько раз. Так дыхание станет глубоким, вам станет спокойнее.
 
4. Еще одно простое упражнение: представить, что у вас на плечах тяжелый груз, напрячь мышцы, а потом мысленно сбросить с себя эту ношу и расслабить мышцы.
 
5. Еда в это время должна быть простой, легко усваиваемой, но калорийной. Чай обязательно с сахаром. Под рукой для легкого перекуса – шоколад и орехи.
 
6. Обстановка на рабочем столе в период подготовки к экзаменам – комфортная. Позвольте выпускнику творческий беспорядок – ему можно. Не нужно создавать дополнительные стрессогенные факторы. Но если ребенок привык к идеальной чистоте – помогите ему создать ее.
 
7. Можно помочь своему выпускнику и с формой занятий. Если он у вас визуал и больше запоминает то, что видит, пусть весь учебный материал отмечает цветными карандашами или делает разноцветные выделения в компьютере (в зависимости от того, каким способом  осваивает материал). Если ребенок лучше воспринимает информацию на слух, то пусть наговаривает материал на диктофон или читает вслух.
 
А кинестетики усваивают информацию через тактильные действия, ощущения. Таким ребятам можно посоветовать записывать самые важные моменты из пройденного материала.
 
8. Родителям важно не пропустить нервный срыв у ребенка. Обычно он проходит в три этапа: первый – воодушевление, подъем, которые дают первые сигналы (головную боль, бессонницу, мышечные зажимы); второй этап – истощение (злость, раздражительность); и последний – апатия, неверие в свои силы. Если вы замечаете это за своим ребенком, лучше обратиться в психологическую службу (например, в Москве она круглосуточная).
 
9. Если  ЕГЭ провален или ребенок удален с экзамена, вы должны  дать понять ему, что ничего страшного не случилось, для вас он по-прежнему любим и дорог. Отдохните с ним на даче и потихоньку начинайте готовиться к пересдаче. Ни в коем случае не сразу.


Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку