НОВОСТИ
Покупать авиабилеты можно будет без QR-кода, но с сертификатом на Госуслугах
sovsekretnoru

Новые похождения Эраста Ф.

Автор: Иосиф ГАЛЬПЕРИН
01.07.2003

 
Иосиф ГАЛЬПЕРИН
Обозреватель «Совершенно секретно»

Рафаэль Диваев (справа) в стройных рядах башкирской номенклатуры

Когда Эраст входил в вестибюль конструктивистского здания, построенного в Уфе на улице Ленина, никто из часовых на проходной МВД Башкирии пропуск у него не спрашивал. Подчеркнуто, как своему заслуженному товарищу, отдавали честь: понимали – по важному делу идет. К министру или к его заместителям. Как в романах Акунина московская полиция уважала Эраста Фандорина, так башкирская милиция очень уважала Эраста Фомичева, генерального директора Российского благотворительного фонда «Народный дом социальной защиты». А вот разница между двумя Эрастами как раз и показывает, какой закон у нас сегодня правит и кто стоит на его страже.

«Фома наехал»

 

Сейчас имя Фомичева приобрело всероссийскую известность – на сайте «Компромат.Ru» появилась запись прослушанных разговоров первого замминистра внутренних дел Башкирии Патрикеева, а также просто замминистра Смирнова (начальника следственного комитета) с Фомичевым и дружественными ему темными личностями. Разговоры, если отбросить мат, непритязательны: тоскуют генералы без женского тепла, а также без хорошей водки, маслин и колбасы.

После такой «засветки» в Интернете Николай Геннадьевич Патрикеев ушел в отпуск. Однако он спокойно продолжал исполнять свои обязанности после прежних, гораздо более серьезных скандалов, связанных с Фомичевым. О них и пойдет речь ниже.

Впервые о Фомичеве я услышал года три назад. Знакомый уфимский бизнесмен бросил все дела на родине и собрался на преподавательскую работу в Москве. «Почему?» – «Фома наехал». В подробности знакомый не вдавался, в силу закона или там «четвертой власти» не верил. Явно боялся – не столько за себя, сколько за семью. Потом с нарочным привезли письмо, подписанное «Союзом офицеров МВД Республики Башкортостан». Восемь страниц, адресованных шести высочайшим особам – от президента России до директора ФСБ. И приписка: «Уважаемая редакция! Обращаемся к вам в надежде, что вы сумеете напечатать на страницах своей газеты наше обращение к высшим должностным лицам страны. Мы не уверены, что наше непосредственное обращение к ним будет услышано...»

Письмо было буквально нашпиговано компроматом на руководителей башкирской правоохранительной системы: смертельные ДТП, построенные на бюджетные деньги особняки, ворованные джипы, а также банальное пьянство и разврат. Самые яркие две страницы были посвящены Фомичеву. Привожу их с необходимыми сокращениями.

«На днях сотрудниками ФСБ по РБ арестован трижды судимый Фомичев Э.М. по кличке Фома... Этот мошенник российского масштаба открывал ногой двери к Диваеву Р.У. (министр внутренних дел Башкирии. – И.Г.), Патрикееву Н.Г. и Смирнову А.А. Диваев выдал ему удостоверение советника министра внутренних дел РБ, и этот мошенник обнаглел до такой степени, что представлялся полковником...»

В письме рассказывалось, что Диваевым через кабинет министров РБ проведено распоряжение № 1229-Р от 16 декабря 1999 года, согласно которому предприятиям республики предписывалось заключить договоры, по которым они уступали право требовать просроченную дебиторскую задолженность с иностранных партнеров «Народныму дому социальной защиты» под руководством Фомичева. Фактически этим уникальным распоряжением Фомичев назначен основным «вышибалой» долгов, а в качестве помощника к нему от МВД РБ назначен министр Диваев. Этим же распоряжением Акционерную нефтяную компанию «Башнефть» обязали мошеннику Фомичеву ежемесячно выделять по 35 тысяч тонн нефти. А распоряжением кабинета министров РБ № 11-Р от 9 января 2001 года Фомичеву было выделено по 50 тысяч тонн нефти ежемесячно.

Офицеры спрашивали: «...за какие заслуги этому мошеннику, отбывшему 11 лет наказания в местах лишения свободы, выделяют такое количество нефти?

Диваев, Патрикеев и Смирнов прекрасно знали, что Фомичев имеет тесную связь с авторитетами и «ворами в законе». Фомичев находился под контролем московских «воров в законе» Баркалова В.С. по кличке Блондин и Бикаева Омара, который содержит боевиков в Чечне.

Фомичев уже настолько был уверен в своей безнаказанности, что начал распространять фальшивые доллары США и «зеркальные» векселя Сбербанка РФ.

Криминальные структуры передали Фомичеву двести тысяч фальшивых долларов США. Часть из них он раздал на взятки должностным лицам Республики Башкортостан, в том числе Диваеву Р.У., Патрикееву Н.Г. и Смирнову А.А.

В настоящее время Диваев и его мафиозное окружение предпринимают все меры для освобождения Фомичева. На следователя и оперработников ФСБ оказывается давление».

Обращение «Союза офицеров» долго ходило по московским инстанциям, а результата, как и предвидели его авторы, не было. Очевидно, борьба группировок шла не только в башкирском министерстве: поменялись должностями и некоторые адресаты письма – В.Б. Рушайло ушел на место секретаря Совета безопасности РФ. Тогда, два года назад, я ответил нарочному, привезшему обращение, что без подтверждающих документов публикация невозможна. Документов я дождался только недавно. Все они касаются Фомичева и частично подтверждают содержание письма. Поэтому пункты об остальных милицейских подвигах не цитирую.

Долги на троих

 

Девизом фонда Фомичева, значащимся на всех его официальных бумагах, стали слова «Помоги себе сам». История с фондом, какой она предстает в распоряжениях, приказах, протоколах, справках, договорах и соглашениях, показательна. Во-первых, по самой своей форме: МВД Республики Башкирия находит амбициозного человека, после недавней отсидки готового податься хоть в благотворители, хоть в депутаты (была и такая попытка), и организует через него канал бесперебойного финансового и материально-технического снабжения – как в служебных, так и в личных целях. Во-вторых, история интересна по содержанию: государство в лице руководства МВД Башкирии «выбивает» долги не с помощью судов, финансовой разведки или налоговой полиции, а с помощью оперативников МВД и примкнувших к ним «общественников» из «Народного дома...», способных разобраться «по понятиям».

Такая система сложилась не без сопротивления предприятий. Компания «Башнефть», например, предлагала кабинету министров иную схему возврата задолженностей, однако Диваев с этим проектом не согласился. «Вариант заведомо неприемлем», – гласит его резолюция на документе. «Башнефть» и потом пыталась саботировать навязанные ей решения. Нефтяники даже дезавуировали соглашение между «Народным домом социальной защиты» и «Башнефтью», по которому они должны были отдать свое право требовать 100 миллионов рублей не с иностранного партнера, а с местного АО «Башкирэнерго». Взамен этого долга «Народный дом...» не обещал нефтяникам ничего определенного.

Схему Фомичева пролоббировал лично министр, дополнив ее приказами о взаимодействии НДСЗ с ключевыми подразделениями МВД. Согласно договоренностям, утвержденным премьером Рафаэлем Байдавлетовым, деньги, взысканные «Народным домом социальной защиты», делятся очень своеобразно: сорок процентов – кабинету министров, по тридцать – МВД и фонду. Что именно получат бывшие кредиторы, передавшие право требовать с партнеров свои долги, в распоряжении не указано. Неясным остался и принцип распределения «выбитых» средств. Ведь в валютный фонд на нужды республики должно было поступать только сорок процентов возвращенных средств. Между тем именно прошлыми потерями была обоснована во всех бумагах необходимость создания «выбивательного» подразделения при МВД, приведены длинные списки должников и суммы с длинным шлейфом нулей. Ну и где же деньги?

К 29 января 2001 года, как видно из справки Фомичева, МВД, например, получило 1 950 702 рубля. Из документов следует, что они были потрачены, кроме прочего, на оконные блоки для служебного здания, подарки омоновцам и другие «неотложные» нужды.

Для большего удобства МВД республики в приказе № 535 от 2 ноября 2000 года предписывает «сотрудникам фонда... выдать удостоверения внештатных сотрудников МВД РБ по линиям служб, обеспечивающих данное взаимодействие (по представлению руководителей фонда)». Понятно теперь, что ниже полковника Фомичев себя и ставить не мог. В приказе милиционерам рекомендовалось «максимально использовать представляемую фондом методическую и практическую помощь». Выходит по-булгаковски – нашли «консультанта с копытом».

 

И быстро усвоили его уроки: среди документов – прямые указания должностных лиц МВД, адресованные... руководителям акционерных предприятий. Милиционеры велят менеджерам принять схему отгрузки нефтепродуктов (письмо А.Смирнова генеральному директору «Салаватнефтеоргсинтеза»), учат правильному движению векселей (его же письмо заместителю гендиректора «Башкирэнерго») и тому подобное. А Фомичев, в свою очередь, пользуется милицейскими ресурсами: «Уважаемый Рафаэль Узбекович! Прошу Вашего указания соответствующим службам МВД для принятия мер к руководителям предприятий-должников с целью немедленного погашения задолженности...»

Камни за пазухой

 

В другом письме Эраста Михайловича Рафаэлю Узбековичу неожиданно всплывают драгоценности: «В рамках программы по погашению дебиторской задолженности... ряд инофирм-должников изъявили добровольное желание погасить свой долг в виде передачи драгоценных камней (изумрудов) через фирму «Диотима» на сумму 50 миллионов долларов США.

...Опираясь на соглашение № 60 между МВД РБ и РБФ «Народный дом социальной защиты»... прошу Вашего разрешения принять на хранение драгоценные камни (изумруды) через финчасть МВД РБ или следственную часть МВД РБ, так как в отношении некоторых инофирм возбуждены уголовные дела».

Что за программа упоминается в письме? Для ускорения текущих платежей и погашения просроченной задолженности за газ и электричество предприятиям республики предлагалась сложная схема движения средств (рубли, валюта, изумруды, векселя). Схема была согласована с Патрикеевым, стоит его подпись. А одним из главных винтиков должна была стать фирма «Уралнефтехимтранс», которую контролирует как раз Владимир Глухов – один из участников переговоров о девочках, колбасе и водке. На страницах уже цитировавшегося письма «Союза офицеров МВД» его называют «лидером организованной преступной группировки». Но в данном случае важно другое.

По информации сотрудников ГУБЭП МВД России, схема, аналогичная подготовленной «программе», применялась некоторыми фирмами в Москве. Она предполагала, что «оператор» (в программе – Глухов) получает кредиты для предприятия-должника, а для страхования рисков предприятия предоставляет свои векселя – и исчезает. Как известно, использование векселей входит в круг интересов нашего Эраста, и он мог бы быть заинтересован в такой системе расчетов. А зачем Фомичев хотел прятать изумруды в сейфы МВД? Может быть, потому что сдай он камни в банк, как положено, пришлось бы оценить их реальную стоимость. А друзья-милиционеры могут записать любую запрошенную? Разницу же в цене можно использовать к обоюдной выгоде...

Спецзадание: обмани!

 

И вот такого заслуженного человека, гражданина, ратующего за выполнение государственных программ и социальных обязательств, – арестовывают. Правда, совсем по другим причинам.

В феврале 2001 года сотрудники ФСБ предъявили Фомичеву обвинение «в приобретении с целью последующего сбыта» 150 тысяч поддельных долларов США и в сбыте поддельного векселя Сбербанка РФ номиналом 25 миллионов рублей. Для полного джентльменского набора нашему Эрасту, помимо девок, водки, колбасы, оконных блоков, изумрудов, удостоверений и нефти, не хватало только поддельных долларов и векселей. Просто детективный роман!

И роман этот довольно пухлый. Только обвинительное заключение следователя по особо важным делам Генеральной прокуратуры В.И. Нифантьева содержит 93 страницы. Согласно ему, Фомичев в ноябре 2000 года решил применить еще одну неординарную схему для взыскания долга. Только на этот раз долг был не всебашкирский, а личный. Некий Юрий Никишин никак не мог вернуть Фомичеву две с половиной тысячи долларов. И тогда Фомичев согласился принять... фальшивые деньги. Мол, найдешь полмиллиона поддельных баксов за половину нарицательной стоимости – не только прощу долг, но еще пятьдесят тысяч настоящих рублей заплачу.

Никишин привлек к поискам своего знакомого Александра Ефимова. Вместе и по отдельности они три месяца курсировали между Уфой и Москвой (как считает обвинение – за счет Фомичева, который координировал их действия и, кроме денег и телефонов, помогал советами). Нашли в столице ефимовского знакомого – уроженца Ингушетии Руслана Махмадова. Взяли у него образец продукции, показали Фомичеву. Тот потребовал большего сходства с оригиналом – Махмадов исполнил. И стали пачками возить фальшивки Фомичеву, который аккуратно принимал изделия ингушского мастера. 12 февраля 2001 года он передал часть привезенного – 77 700 фальшивых долларов – представителю ООО «ЮВК» С.Самохвалову, чтобы тот внес их в качестве залога при покупке 9 тысяч тонн мазута у ООО «Оферта». А для окончательной расплаты по этой сделке он приберег упоминавшийся фальшивый вексель, который и передал тому же Самохвалову через два дня – 14 февраля. На чем всех и повязали

Приговор Верховного суда Башкирии, рассматривавшего дело, подробно перебирает десяток эпизодов. Это занимает еще сотню страниц, а в конце – решение: «Признать Махмадова Руслана Адамовича, Ефимова Александра Александровича и Никишина Юрия Николаевича виновными в совершении преступления, предусмотренного ст. 186 ч.2 УК РФ, и назначить наказание:

Махмадову Р.А. – 8 лет лишения свободы в колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Ефимову А.А. – 7 лет лишения свободы. На основании ст.73 УК РФ наказание, назначенное Ефимову, считать условным с испытательным сроком 5 лет;

Никишину Ю.Н. – с применением ст.64 УК РФ – 3 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Фомичева Эраста Михайловича по чч.4, 5 ст.33, ч.2 ст.186 УК РФ оправдать за недоказанностью его участия в совершении преступления».

В чем же причина этого неожиданного финала? Суд с доводами обвинения не согласился, указав: «...приведенные обвинением доказательства вины Фомичева в подстрекательстве Никишина и Ефимова к сбыту фальшивой валюты не подтверждают его виновность... что касается доводов следствия, что виновность Фомичева подтверждается фактами, свидетельствующими о мнимом сотрудничестве его с правоохранительными органами... то с ними также согласиться нельзя». Так башкирские милиционеры убедили суд под председательством З.У. Латыповой, что операция по фальшивым долларам с самого начала протекала под их контролем (что совершенно не исключено). Фомичев, мол, – Штирлиц уголовного мира, который на самом деле был всего лишь лукавым информатором. Поэтому все его подручные виноваты, а он – нет. Хотя даже они не могли объяснить суду все вскрывшиеся изгибы его авантюр с векселями и отрекались от его затей с платежами. 10 июня 2002 года его освободили в зале заседаний коллегии по уголовным делам Верховного суда Башкирии – скорее всего, не без давления со стороны руководства МВД. Ведь председателя Верховного суда Марата Вакилова на заседании Госсобрания республики Патрикеев и Смирнов яростно, но безуспешно обвиняли в коррупции (видно, со знанием дела...). Заседание Госсобрания транслировалось по телевидению, и скандал после этого длится много месяцев.

Но дело Фомичева до сих пор не закончено. 9 апреля 2003 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации под председательством З.Ф. Галиуллина вынесла кассационное определение: приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение в прежний суд, но в ином составе судей. В определении указано, кроме прочего, что первый суд не учел показания высших милицейских чинов Башкирии, а потому «...выводы, изложенные в приговоре в отношении Фомичева, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела». Теперь, может, эти чины и хотели бы откреститься от Фомичева. Но, думаю, не получится – тем более если расследовать не только истории с поддельными векселями и долларами, но и с поддельными «благотворительными» фондами.

В дни, когда номер готовился к выходу, в Уфе завершала работу комиссия МВД России. Интересно, что из этой палитры событий заинтересовало московских начальников и каковы будут их выводы? Ведь впереди у героя нашей публикации еще один суд.

Р.S. 1 июля состоялась пресс-конференция жертв милицейского произвола в Башкирии. На ней, кроме прочего, вспоминали и о «подвигах» Эраста Фомичева. Депутат Государственной думы Алексей Митрофанов предложил организовать встречу жертв милицейского беспредела с Борисом Грызловым.


Авторы:  Иосиф ГАЛЬПЕРИН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку