НОВОСТИ
Раковой и Зуеву продлены сроки ареста на полгода
sovsekretnoru

Никто не хочет умирать за Тбилиси

Автор: Владимир АБАРИНОВ
23.10.2008

  
ДМИТРИЙ АЗАРОВ/КОММЕРСАНТЪ  
   

 
AP  
   
Владимир Путин не устает твердить, что Россия проиграла в общественном мнении Запада благодаря тенденциозной пропаганде. Но самый изумительный перл – это, конечно, теория премьер-министра о том, что «кто-то в Соединенных Штатах специально создал этот конфликт с целью обострить ситуацию и создать преимущество в конкурентной борьбе для одного из кандидатов в борьбе за пост президента Соединенных Штатов».
Корреспондент CNN Мэтью Чанс не поверил своим ушам и переспросил: «Вы считаете, что какие-то лица в Соединенных Штатах спровоцировали этот конфликт для того, чтобы у одного из кандидатов было о чем поговорить?» В ответ Путин обрисовал незавидное внутри- и внешнеполитическое положение США, которому, мол, может помочь «маленькая победоносная война».
«Меня удивляет, что вас удивляет то, что я говорю, – заключил премьер. – Это же лежит на поверхности». Но интервьюер все равно не согласился и назвал теорию Путина «несколько надуманной».
Мэтью Чанс, знающий реалии политической жизни США, совершенно прав. Будь один из кандидатов действующим президентом, он действительно мог бы решительными действиями заработать на российско-грузинском конфликте очки. Но кандидат, не обладающий исполнительной властью, может лишь делать заявления. И такие заявления, не уступающие друг другу в жесткости, сделали оба кандидата. Если от кандидата республиканцев в Тбилиси с гуманитарной миссией полетела его жена Синди Маккейн, то у демократов то же самое сделал кандидат в вице-президенты Джо Байден, пообещавший России, что ее действия не останутся без последствий, а Грузии – что она получит миллиард долларов на восстановление разрушенного. Никакие опросы не подтверждают, что кризис на Кавказе обеспечил преимущество одному из кандидатов. Говорить об этом можно лишь в рамках абсурдистской логики, согласно которой Запад заставляет нас выбирать «между колбасой и жизнью».

«Никаких серьезных проблем»

Но слова словами, а что сделала администрация Буша, когда кризис достиг критической точки? Да пожалуй, что ничего. И Владимир Путин уверен, что ничего не произойдет и в дальнейшем. «Если кто-то из европейских стран хочет обслуживать чьи-то внешнеполитические интересы, то пожалуйста, мы же не можем их остановить, – говорил он в интервью программе «Вести в субботу». Но, я думаю, как в таких случаях говорят: «Своя рубашка ближе к телу»... Вот сейчас мы говорили о нефти, газе, металлах. Можно вспомнить и о некоторых других традиционных статьях нашего экспорта. Химические удобрения, лес... Это дефицит, понимаете? Все, чем мы располагаем, это дефицит в мировой экономике. Поэтому я не вижу здесь никаких серьезных проблем, которые могли бы возникнуть».
Яснее некуда.
По мнению известного эксперта Леона Арона, Западу необходимо провести кардинальную переоценку ценностей в своих отношениях с Россией. «Эта война, – говорил он в одной из дискуссий, – возвращает специалистов по России к вопросу о том, какого сорта режим мы имеем. Я думаю, сомнений не осталось: Россия сегодня – это в полной мере авторитарное государство. Но бывают разные виды авторитарных государств. Некоторые сидят тихо и занимаются внутренними делами. Российское государство с самого своего возникновения в середине XVI века никогда таким не было. Российский авторитаризм всегда был тесно переплетен с воинственностью. Ричард Пайпс однажды подсчитал, что Россия победила в двухстах войнах и только в 30 потерпела поражение. Так что это беспокойный авторитаризм, авторитаризм, торгующий войной. Он никогда не будет сидеть смирно в пределах своих границ». Арон убежден, что следующим объектом экспансии будет Украина: «Если Россия заплатит малую цену или не заплатит никакой – а так оно, похоже, и будет, – следующей перспективной целью станет Крымский полуостров».
Другой авторитетный специалист по России, бывший первый заместитель госсекретаря Строб Тэлботт считает, что, хотя новой холодной войны не будет, Западу необходимо проявить твердость. «Не думаю, – говорил он недавно в одной из вашингтонских аудиторий, – что будет правильно или полезно рассматривать ситуацию в ракурсе новой холодной войны… Россия не хочет возврата к архаичной системе, в которой она ополчалась на весь мир. Чего она действительно хочет – это воссоединиться с миром на собственных условиях и с позиции силы. Русские, в сущности, говорят: мы вернулись. Мы – часть неделимого мира. Вы должны принять нас такими, какие мы есть. И ответ на это послание должен быть таким: мы хотели бы, чтобы вы вернулись. Мы хотим видеть вас частью неделимого мира. Нам нужна ваша помощь в решении широкого круга глобальных проблем. Но вступать в международное сообщество вы должны на его, а не на своих условиях, принять его нормы поведения, из которых одна из самых основных – уважение территориальной целостности и суверенитета».
Но хватит ли у Европы духу проявить солидарность в этом вопросе или, как обычно, весь пар уйдет в свисток? Генерал Ральф Питерс убежден в последнем: «Думаю, превалирующее настроение в Европе – это «Стоит ли умирать за Данциг?».
«Умирать за Данциг?» – заголовок статьи французского публициста Марселя Деа, опубликованной 4 мая 1939 года, в которой он выступил против военных гарантий Польше в случае нападения на нее Германии. «Кто хочет умереть за Тбилиси?» – спрашивает в своей статье известный американский колумнист, военный историк Виктор Дэвис Хэнсон.
  Конечно, сегодня вопрос так не стоит. Но и поступиться малой долей своего комфорта ради Грузии западным политикам, да и западному обществу трудно. Кондолиза Райс призывает европейцев единым фронтом выступить против российской экспансии, но верит ли она сама в возможность такого коллективного ответа?
Генеральный секретарь НАТО Де Хооп Схеффер, в свою очередь, подчеркнул, что Грузия может какое-то время оставаться предметом спора между Россией и Западом, но это не должно препятствовать сотрудничеству с Россией «везде, где наши интересы сходятся». При этом он сослался на пример Афганистана, где сотрудничество России и НАТО «явно свидетельствует о том, что общие интересы могут оказаться серьезнее, чем разногласия в других областях».
Вот, в сущности, и весь ответ. О Европейском союзе и говорить не приходится. Франция по праву и обязанности председателя действительно сыграла ключевую роль в прекращении огня, но никакой консолидированной позиции ЕС не выработал.

Одна в поле воительница

В Вашингтоне любят говорить, что эффективных рычагов давления на Москву у правительства США нет. На сегодняшний день американский ответ на кавказский кризис свелся прежде всего к мерам гуманитарной и экономической помощи Грузии. В общей сложности объем пакета составит 1 миллиард долларов. На первый транш – 570 миллионов до конца этого года – конгресс уже дал согласие. Это достаточно внятный сигнал другим государствам, находящимся в зоне потенциальной российской угрозы. Что касается наказания России (в Вашингтоне все время твердят, что агрессия не должна остаться безнаказанной), то оно пока выразилось в отзыве соглашения по гражданском ядерному сотрудничеству и приостановке двусторонних военных программ.
Вторую жизнь обрела идея исключения России из «большой восьмерки», энтузиастом которой был и остается кандидат республиканцев на пост президента сенатор Джон Маккейн. На самом деле никакой формальной процедуры исключения не требуется – просто страна-хозяин может не пригласить президента Медведева на очередной саммит. Но хозяином очередного саммита будет Италия, а Сильвио Берлускони – личный друг Владимира Путина. Конечно, на Берлускони можно надавить, но в этом случае всегда можно устроить так, что Россия сама хлопнет дверью – мол, не очень-то и хотелось.
О бойкоте сочинской Олимпиады в США говорят пока лишь самые «отвязанные» публицисты.  Есть еще одно довольно  популярное предложение – «ударить Кремль по карману». Так называлась статья в газете Washington Post, авторы которой, известный юрист, в прошлом высокопоставленный сотрудник минюста Дэвид Ривкин и его партнер по адвокатской фирме Карлос Рамос-Мрозовски, призывают правительство США начать охоту за банковскими активами и собственностью российских олигархов, «близких к путинскому режиму».  «В путинской России, – пишут они, –  возникло нечто гораздо более опасное, чем просто авторитаризм. Эта особая смесь политической автократии с коррупцией, объединяющая политическую, экономическую и военную мощь, угрожает миру во всем мире. Бросить вызов такому положению дел – стратегическая необходимость». Меры воздействия, спору нет, грозные. И материалы, надо полагать, у ФБР и ЦРУ найдутся. Но, насколько можно понять, проблема заключается в том, что это орудие может оказаться слишком эффективным и повлечь за собой непредсказуемый ответ Москвы.
В любом случае задача переосмысления отношений с Россией ляжет на плечи нового президента. Выше уже было сказано, что оба кандидата заняли практически идентичные позиции относительно российско-грузинского кризиса. Здесь у Кремля не должно быть никаких иллюзий: по этому вопросу в американском обществе имеется консенсус. Существуют и сугубо внутренние обстоятельства, заставляющие кандидатов ужесточать свою точку зрения на Россию.  Сообщая об ограничении Россией импорта американского мяса птицы, премьер-министр Путин не учел, что кандидат Демократической партии в вице-президенты Джо Байден представляет в Сенате штат Делавэр, а этот штат – один из главных производителей домашней птицы. Именно Байден в свое время воспрепятствовал отмене поправки Джексона–Вэника в отношении России в ответ на проблемы с экспортом курятины; теперь он пообещал снова заморозить поправку, а без ее отмены Россия не сможет вступить в ВТО.
Отдельно стоит сказать о напарнице Маккейна, губернаторе Аляски Саре Пэйлин. Она любит повторять, что с Аляски видно Россию. «Мы не пойдем на новую холодную войну, – заявила она недавно. – Вместе с союзниками мы будем напоминать России, что взаимовыгодные отношения отвечают ее собственным интересам». Пэйлин поддерживает стремление Грузии и Украины стать членами НАТО, а на вопрос «Но разве по Североатлатическому договору мы не должны будем воевать, если Россия вторгнется в Грузию?» ответила: «Возможно, придется».
Итак, Сэра Пэйлин, чей старший сын только что отправился нести службу в Ирак, готова воевать за Тбилиси... 

Вашингтон
Владимир Абаринов

Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку