НОВОСТИ
Украина утверждает, что расстрел группы мигрантов на границе с Белоруссией — фейк (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Никогда не возвращайся

Автор: Роберт КОЛБИ
24.05.2011

 
   

В начале одиннадцатого Джерри Хогланд остановился на пересечении Сансета и Беверли Глен покурить.
– Двадцать седьмой, где вы находитесь?– вырвал его из полудремы голос диспетчера.– Ответьте.
– Я двадцать седьмой. Нахожусь на пересечении Сансета и Беверли Глен.
– В холле отеля «Бель Эйр» ждет клиент.
– Понял,– обрадовался Джерри.– Имя?
– Имени нет. Если возникнут проблемы, спросите у швейцара.
– Ясно. Выезжаю.
Хогланд помчался сквозь летнюю темноту, обволакивающую особняки кинозвезд, продюсеров и прочих знаменитостей. Сон сняло, как рукой. Забрать клиента из «Бель Эйра» считалось у таксистов большой удачей, потому что там останавливались люди с деньгами.
Пока Джерри Хогланд думал над тем, как ему повезло, из темноты величаво выплыло залитое яркими огнями огромное здание. Увидев такси, швейцар позвонил портье.
Через несколько минут по устланным ковровой дорожкой ступенькам спустился мужчина в дорогом светло-сером костюме. По походке Джерри сразу догадался, что он навеселе. Клиент прижимал толстый портфель, словно боялся, что его унесет ветром.
Мужчина в сером костюме тяжело упал на заднее сиденье. Джерри Хогланд смотрел на него в ожидании адреса.
– 9833, Стоун Вэлли Роуд,– сказал пассажир.– Только не нужно нестись сломя голову. Я не хочу попасть в больницу.
Джерри промолчал. Настроение у него испортилось. До Стоун Вэлли Роуд немногим больше двух миль. Значит, никакого аэропорта, никаких чаевых...
– А ты, я смотрю, не из разговорчивых,– заплетающимся голосом пробормотал пассажир.– Я думал, что все таксисты любят почесать языками.
– Все зависит от настроения,– ответил Хогланд.
– Настроения?– фыркнул пьяный пассажир.– Значит, ты не в настроении разговаривать со мной?
– Нам платят не за разговоры.
– Жаль, что ты работаешь не у меня. Я умею осаживать таких умников. Я бы тебя мигом научил вежливости.
Джерри резко затормозил, повернулся и включил свет в салоне.
– Послушайте, мистер, вы мне тоже не нравитесь. Для меня вы только определенное количество фунтов мяса, которое я должен доставить в заданный пункт и получить за каждую милю дороги определенное количество центов. Если хотите, можете заплатить, сколько сейчас показывает счетчик, и мы распрощаемся. Если же хотите ехать в моей машине дальше, придется помолчать. Решайте.
От изумления у мужчины в сером костюме отвисла челюсть.
– Я… Я обязательно пожалуюсь президенту твоей компании,– наконец пробормотал он.– Завтра же тебе придется искать новую работу.
– Я даже могу сказать, как меня зовут. И не забудьте записать номер машины.
– Да кем ты себя возомнил?– прохрипел пьяный клиент.– Как ты смеешь ставить мне условия? Интересно, как ты заставишь меня выйти из машины?
Хогланд распахнул дверцу и выскочил из машины. Он открыл заднюю дверцу и угрожающе стал в проходе, мускулистый, высокий и широкоплечий.
– Отвезите меня домой,– заскулил пассажир.– Я перебрал. Я слишком пьян, чтобы идти домой пешком.
– Хорошо,– мигом остыл Хогланд.– Со мной такое тоже бывало…
Машина остановилась у огромного черного дома, похожего на куб. Клиент с трудом выбрался из машины; просунул руку в окно и разжал пальцы. На сиденье упала десятка. Счетчик показывал доллар двадцать. Пока Джерри собирал сдачу, он скрылся в доме.
Только проехав с полмили, Джерри понял, что не давало ему покоя несколько последних минут. Когда пьяный пассажир входил в дом, у него чего-то не хватало. Так и есть – на полу салона стоял портфель.
Хогланд остановился на обочине. Увы, денег в портфеле из дорогой кожи не оказалось. Он был битком набит деловыми бумагами.
Джерри вернулся к дому забывчивого клиента и направился к по-прежнему темному дому с портфелем. Его остановил приглушенный звук выстрела. Пока он стоял и прислушивался, одни за другим прозвучали еще два выстрела.
Какая-то сила влекла Джерри к дому. Через окно он увидел, что где-то в глубине дома через приоткрытую дверь пробивается свет, невидимый с дороги.
Через французское окно гостиной Хогланд увидел молодую красивую блондинку с накидкой из серебристого меха на плечах. Проследив направление ее взгляда, он понял, что она испуганно смотрит на его такси.
Джерри быстро обошел дом и позвонил во входную дверь.
– Что… что вам угодно?– неуверенно спросила блондинка, открывшая дверь после продолжительной паузы.
Он сразу понял, что она на грани истерики. Красивое лицо было похоже на фарфоровую маску, которая в любое мгновение может рассыпаться на куски.
– Джентльмен попросил привезти портфель,– сымпровизировал он.– Он вспомнил, что забыл его в гостинице, у самого дома, и сказал, чтобы я лично доставил портфель.
– Хор… хорошо,– с трудом выговорила девушка.– Я передам.
– Вы его жена?
– Нет. Его жена в больнице. Я – подруга семьи.
– Извините, но так, боюсь, ничего не получится. Я должен вручить ему портфель лично. Я войду и подожду, если вы не возражаете.
Прежде чем блондинка могла ответить, он вошел в гостиную, слабо освещенную торшером. Дверь в дальнем конце комнаты, из которой виднелся свет, была сейчас плотно закрыта.
– Что вы делаете?– возмутилась девушка.– Немедленно убирайтесь!
– Возьмите себя в руки.– Джерри удобно устроился на стуле.– Я никого не хочу убивать. Я только хочу отдать портфель. Если нужно подождать, я готов просидеть здесь всю ночь.
– Кажется, я понимаю, что у вас на уме. Чаевые… вы хотите получить вознаграждение. Если это так, пятидесяти долларов хватит?
Джерри внимательно оглядел ее платье. Если на нем и были пятна, он их не заметил.
– Пятьдесят долларов?– задумчиво повторил он.– Это очень много за пятидолларовую услугу. Максимум потянет на десятку. Меня удивляет, что вы предлагаете за это пятьдесят долларов. Скажу больше, меня это тревожит. Мне кажется, что вы прячете здесь что-то, что в сто раз дороже.
– Что вы хотите этим сказать?– Она закурила, чтобы выиграть время.
– Ну ладно, пора заканчивать этот спектакль. Я слышал выстрелы.
Она задрожала и упала в кресло. Потом тихо заплакала, закрыв лицо руками.
– Это был несчастный случай,– простонала девушка.
– Несчастный случай с тремя выстрелами? Нет, не годится. Конечно, вопрос глупый, но скажите: он мертв?– Не дождавшись ответа, Джерри сказал: «И еще было бы неплохо знать, о ком мы говорим. Как его зовут?»
– Вандергрифт… Флойд Вилсон Вандергрифт.
– Чем он занимался?
– Ничем,– горько ответила девушка.– Играл в карты, жил в свое удовольствие... обычно за счет других людей. Отец оставил ему 40 миллионов. С тех пор Флойд только подписывает бумаги. Он был неисправимым подонком и садистом.
– Согласен,– кивнул Джерри.– Я провел с ним несколько минут, но этого оказалось вполне достаточно.
– Куда вы идете?– воскликнула девушка, когда таксист встал.
Он молча направился к закрытой двери, которая вела в кабинет. Торшер освещал лежащего на ковре Флойда Вандергрифта. Пули попали в шею и грудь. На белой рубашке алели пятна. На лице застыло изумление, как будто он до самого конца не мог поверить, что 40 миллионов не купят ему бессмертия.
– Почему вы это сделали?– спросил Джерри, вернувшись в гостиную.
– Он повалил меня на стол и начал душить. Я знала, что в верхнем ящике лежит пистолет. Он так увлекся, что даже не заметил, как я его достала. Когда я почувствовала, что теряю сознание, выстрелила.
– Три раза?
– Я была в таком состоянии, что не помню, как нажала на курок.
– А как вы вообще очутились в доме?
– Флойд сам привез меня. Мы говорили, вернее, ругались. Он был уже навеселе. Потом ему позвонили. Он сказал, что нужно подписать какие-то бумаги, попросил немного подождать и уехал.
– На своей машине?– поинтересовался Джерри.
– Да, но когда он слишком много выпьет, то возвращается на такси. Я ждала его в кабинете. Вернувшись, он захотел заняться со мной любовью. Я отказалась. Это длинная история. Я… мы долго встречались. Он собирался развестись с женой и жениться на мне. По правде говоря, он не всегда был подонком. Временами Флойд мог быть очаровательным мужчиной. Наверное, я любила его, но пока его не было, я нашла несколько писем от других женщин и прочитала их. Он никогда не собирался жениться на мне. Когда я сказала, что между нами все кончено, Флойд со смехом достал из сейфа две пачки стодолларовых купюр и швырнул на стол, а потом полез ко мне, будто купил меня.
– И тогда вы его застрелили?
– Нет. Я выстрелила, когда он набросился на меня и начал душить.
– Даже, если все, что вы сказали, правда, не забывайте, что вы убили человека. Я, конечно, не ангел, но я не могу обо всем забыть и уйти.
– Почему? Вас никто не видел. Можно сказать, что вы доставили бумаги мистеру Вандергрифту. Вы разговаривали только с ним и больше никого не видели. Его застрелили после вашего ухода… Сколько вы зарабатываете? Сотню в неделю?
– Что-то около этого. А что?
– Не хотите взять оплачиваемый отпуск на год?
– Смеетесь? Конечно, я бы с радостью отдохнул годик.
Она достала из сумочки пачку купюр.
– Здесь пять тысяч. Они ваши. Единственное, что вы должны сделать, это молчать.
– Откуда мне знать, что вы говорите правду?– нахмурился Хогланд, но деньги в карман тем не менее спрятал.
– Придется поверить мне на слово,– пожала плечами блондинка.
– Ладно… Где пистолет?
– В сумочке.
– Вытрите платком все, до чего могли дотронуться... Кстати, где прислуга? У миллионера должны быть слуги.
– Флойд отпустил их до понедельника. Он собирался навестить жену в больнице. Хотел лететь туда сегодня утром, но отложил поездку на день.
– Хорошо. Значит, труп найдут нескоро.
Сначала девушка протерла все в гостиной, потом скрылась в кабинете. Когда она вернулась, Джерри вытер портфель и поставил его на стол.
– Кто-нибудь знает, что вы здесь?– спросил он.
– Ни одна живая душа. Флойд был лицемером и на людях строил из себя образцового семьянина: боялся, что жена поймает его и отнимет деньги. Он ждал, когда она умрет.
У самой двери блондинка внезапно поцеловала его.
– Вы очень славный парень,– прошептала она.– Я никогда не смогу отблагодарить вас.
– На всякий случай прилягте на заднем сиденье,– велел Хогланд в такси.– Где вы живете?
– Отвезите меня в «Беверли Хилтон». Чем меньше вы будете обо мне знать, тем для вас же будет безопаснее. Лучше побыстрее забудьте обо мне. Живите своей жизнью и будьте счастливы.
– Хотя бы скажите, как вас зовут?
– Зовите меня Лаурой,– ответила она после небольшой паузы.– Мне нравится это имя.
– А вы может называть меня Джерри,– буркнул он.– Меня так называют уже тридцать лет.
До гостиницы они доехали в полном молчании.
– До свидания, Джерри,– попрощалась девушка, выходя из машины.– Я не говорю: спасибо. Это маленькое слово так мало значит.
– Ваша благодарность оттягивает мне карман. Будьте осторожны… Лаура.
Когда она скрылась в отеле, Хогланд отъехал на несколько десятков метров и развернулся. Он был уверен, что она живет не в гостинице.
Лаура вышла минут через двадцать. Швейцар подозвал первое из трех ожидающих очереди такси. Девушка села в машину Мела Ветцлера и уехала.
– Понимаешь,– объяснял он Ветцлеру через час в автопарке,– я подвозил в «Беверли» ту дамочку, которая потом уехала на твоей машине. Я разменял ей пятерку и по ошибке с долларами сунул десятку. Теперь нужно ехать разбираться. У тебя ведь есть ее адрес.
Ветцлер продиктовал адрес Лауры из своего водительского журнала, и Джерри отправился домой…
На следующий день, с трудом дождавшись обеда, Джерри Хогланд отправился в гости к Лауре. Он поднялся на второй этаж обшарпанного двухквартирного дома и постучал в дверь.
Лаура была в черно-золотистом купальнике. Без макияжа она показалась ему еще красивее.
– Вы следили за мной,– рассердилась блондинка.– Как вам не стыдно! Ведь я вам доверяла. Зачем вы приехали?
– Не знаю,– честно признался Джерри.– Наверное, из любопытства.
– Не думаю. Вчера вы были довольны нашим соглашением, а сегодня, похоже, передумали.
– Так и будем разговаривать на лестничной площадке…, Лаура?
Она отвернулась и пошла в комнату. Хогланд закрыл входную дверь и пошел за ней.
– Наверняка, вам захотелось еще денег?– презрительно сказала Лаура.– Это называется шантаж. Сколько?
– Разве я говорил что-нибудь о деньгах?
– А вам и не нужно о них говорить. Вы здесь, и этим все сказано. Или вы приехали искупаться? Плавки, случайно, не забыли?
– Я приехал не шантажировать вас. Мне стыдно, что я воспользовался вашим затруднительным положением и взял деньги. Я согласился помочь, потому что поверил вам. Деньги же я взял импульсивно. Думал, что они помогут залечить старые раны и начать новую жизнь. Но потом понял, что это кровавые деньги и что я напрасно их взял… Давайте разделим их пополам. Предлагаю потратить их вместе.
Блондинка несколько секунд недоверчиво смотрела на него.
– Неужели вы это серьезно?– наконец спросила она.– В таком случае вы псих. Привлекательный и добрый псих. Я еще не встречала таких людей… Забудьте о своей вине. Она крошечная песчинка по сравнению с моей виной. Погуляйте на славу, но только без меня. Во мне не осталось места для развлечений. Внутри я мертвая, меня уже давно похоронили.
– Значит, мы с вами одинаковые,– обрадовался Джерри Хогланд.– Меня тоже давно похоронили.
Он обнял Лауру за плечи и притянул к себе. Несколько секунд она слабо сопротивлялась, потом прижалась губами к его губам.
– Кто вы?– неожиданно спросил он.
– Лаура,– вздохнула блондинка.– Для вас я Лаура.
– Вчера все было так, как вы мне рассказали, правда? Я хочу сказать, вы же не…
– Убийца? Не бойтесь, говорите. Вы хотите, чтобы я еще раз убедила вас? Хотите, чтобы ваша совесть была чиста?
– Пожалуй, да,– неуверенно кивнул Джерри Хогланд.– Вы мне нравитесь. Меня тянет к вам, и я не хочу что-либо менять.
– Это плохо, что я вам нравлюсь. И плохо, что вас тянет ко мне. Оставьте меня в покое и никогда не возвращайтесь сюда ради вашего же блага, ради меня в конце концов. Во мне много плохого, но я не убийца. Я такой же человек, как и вы. У меня есть чувства, я никогда не хотела никому причинить боль.
– Хорошо, считаем эту тему закрытой…– улыбнулся Хогланд.– Давайте поедем в какой-нибудь другой город. В Сан-Диего, к примеру, или в Сан-Франциско... А еще лучше, в Лас-Вегас!
– Вы безнадежны,– тяжело вздохнула блондинка.– Я никуда не хочу ехать ни с вами, ни с кем-то другим. Я даже не хочу ничего забывать. Позвоните кому-нибудь из знакомых женщин и забудьте о вчерашней ночи.
– А может, вы передумаете?– с надеждой спросил таксист.
– Нет. Пожалуйста, уходите.
– Вам нужны деньги?
– Мне нужно только, чтобы меня оставили в покое!– вскричала Лаура...
Джерри решил через пару недель, если им не заинтересуется полиция, уволиться с работы.
В пятницу он собрался навестить Лауру, но сначала зашел в бар и для смелости выпил несколько стаканчиков виски.
Ему показалось, что он ждал у двери вечность. В этот вечер на Лауре были белый свитер и бежевая юбка.
– Лаура!– громко воскликнул он, стараясь держаться прямо.– Детка моя!..
Ее ледяной взгляд заставил его замолчать. Она пропустила его в квартиру и спросила:
– Что вам теперь нужно?
– Я… я подумал о…
– Неужели опять?
– Да,– по-идиотски рассмеялся Джерри.– Опять деньги. Я не могу их принять,– солгал он.– Хочу их вернуть.
– Замечательно! Я поражена вашим великодушием. Ну если хотите, отдавайте!
– У меня их нет с собой. Понимаете, я не был уверен, что вы согласитесь. Но я могу привезти их через час... Можно сделать еще лучше. Поедемте со мной. По пути можно заехать в бар. Неужели вы опять будете сидеть дома одна и оплакивать мерзавца Флойда?
– С чего ты взял, что она будет одна?
Лаура и Джерри повернулись одновременно. На пороге спальни стоял высокий смуглый мужчина с привлекательным явно итальянским лицом и иссиня черными волосами, зачесанными назад. Его блестящие глаза были пусты, как необставленная гостиная Лауры; а в руке тускло сверкнул пистолет. Хогланд понял, что сейчас прогремит выстрел. Он даже успел удивиться необъяснимому спокойствию, накрывшему его, словно одеялом, и догадался, что с самого начала хотел этого.
В следующее мгновение прогремел выстрел. В сердце Джерри Хогланда вонзилась свинцовая пчела, и он медленно осел на пол.
– Зачем?– схватилась за голову Лаура.– Ты же обещал только напугать его, если он опять придет.
– Так я его и напугал, Джой, разве не так? Напугал до смерти. Он с самого начала напрашивался на это. Я знаю таких ребят. Он готовил тебя к большому шантажу. Через неделю-другую потребовал бы пятьдесят штук.
– Ты думаешь, как уголовник, Тони; ведешь себя, как уголовник; и в душе уголовник!– в голосе Джой слышались слезы.– Какое безумие заставило меня связаться с тобой?
– Деньги,– пожал плечами Тони. Он сунул пистолет за пояс и посмотрел на труп таксиста.– Нужно было убрать этого типа еще той ночью, чтобы все подумали, что его пристрелил Вандергрифт... А ты молодчина, Джой. За тот спектакль, который ты разыграла перед Вандергрифтом, тебе следовало бы дать Оскара.
– Какая сейчас разница!– безжизненным голосом произнесла блондинка.– Теперь нас поймают.
– Ты что, совсем спятила? С какой стати нас поймают? Когда все будут видеть десятые сны, я отвезу труп на берег океана и выброшу в паре миль отсюда.
– Откуда такая уверенность?– насмешливо поинтересовалась Джой.– Он не в форме. Наверное, приехал на своей машине. Где она? Как она выглядит? Мы не знаем.
– Ну и что? Твой дом что, единственный в этом квартале?
– Нет, конечно, но представь, что будет, если он сказал кому-нибудь, что едет ко мне в гости?
– Все же ты непроходимая дура, Джой! С чего он станет кому-нибудь рассказывать о тебе? Зачем ему добровольно совать голову в петлю?
– Не знаю,– пожала она плечами.– Он был беспечным парнем, любил риск. Он был из тех, кому наплевать, что с ним будет. Если он кому-то рассказал обо мне, полиция нас найдет. Они быстро выяснят, что ты сидел, а я ухаживала за миссис Вандергрифт, и обо всем догадаются.
– Заткнись!– прошипел Тони и неожиданно поднял голову.– Слышала?– Он выключил свет, раздвинул шторы и открыл окно.– Какая-то парочка юнцов. Едва ли они слышали выстрел.
– Не включай свет,– попросила Джой.– В темноте все кажется таким нереальным. Лучше открой окно пошире. Я хочу слышать шум океана. Хочу почувствовать его запах. В запахе океана есть что-то чистое и свежее.
– Здесь на много миль вокруг нет ничего чистого и свежего,– фыркнул Тони.
– Ты прав,– печально согласилась она.
– Мне нужно выпить,– пробормотал итальянец.
– Тони, почему ты убил его?– неожиданно воскликнула блондинка.– Он мне нравился. Ты по сравнению с ним чудовище.
– Заткнись!– угрожающе проворчал Тони.– Хватит! Он был идиотом, который не знает, когда нужно остановиться. Мы таких пачками съедаем на завтрак.
– Да, он был слегка помешан,– донесся из темноты тихий голос Джой,– и ужасно запутался. Но он был славный парень, замечательный!
– Я должен выпить,– повторил Тони.– Налей мне что-нибудь, Джой, будь умницей...

Перевод с английского С. Манукова


Авторы:  Роберт КОЛБИ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку