Незваные гости

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.06.2001

 
Джек РИЧИ
Перевел с английского

Рисунок Игоря ГОНЧАРУКА

Поскольку в данной ситуации я все равно не мог ничего предпринять, оставалось лишь раскладывать пасьянс, прикидывая, как мне отделаться от незваных гостей, которые вот уже полдня хозяйничали в моей комнате, как у себя дома.

Верзила по имени Хэнк, навалившись животом на подоконник, мрачно таращился в окно на подступавший почти вплотную к стенам хижины лес, а мускулистый коротышка Фред продолжал крутить ручку настройки радиоприемника. Главарь банды – худощавый брюнет с тонкими усиками и холодными змеиными глазками – сидел за столом напротив меня, дымя сигаретой.

– Как тебе удается выжить в такой глуши? – наконец спросил он.

– Зимой охочусь и ставлю капканы. Летом рыбачу, выращиваю овощи...

Он криво усмехнулся:

– Что-то больно спокойно ты себя ведешь.

Я пожал плечами:

– Пока что я слишком мало знаю, чтобы волноваться.

Когда эта троица, размахивая пистолетами, ворвалась ко мне в дом, я и вправду не испугался. А, собственно, чего ради? До меня им не было никакого дела – просто так уж случилось, что я оказался там, где они хотели отсидеться.

Фред выключил радио и зевнул.

– Жрать охота.

– В кладовке есть олений бок, – сказал я. – Отрежь сколько надо. Только прихвати фонарь. Там нет окон.

Фред взял разделочный нож, вернулся с куском фунта на три и бросил его на стол.

– Посмотрим, какой из тебя повар.

Я поставил сковородку на плиту и начал нарезать мясо на длинные полоски. Тем временем главарь снова включил радио, и ему почти сразу удалось поймать шестичасовые известия. Когда они закончились, я сочувственно покивал:

– Вас описали очень подробно. Видать, вы не слишком торопились.

– Не твое собачье дело! – огрызнулся Фред.

– Мне кажется, вы запаниковали, – продолжал я, закуривая сигарету. – А уж кассира убивать и вовсе не стоило. Такой лопух, как Джим Тернер, не доставил бы вам никаких хлопот.

Фред расхохотался:

– Тот еще банк в вашем городишке! По радио сказали, что его и в прошлом году грабанули.

Я кивнул:

– Ходят слухи, что это дело провернул Уилли Стивенс. Во всяком случае, после этого его никто не видел.

Хэнк выругался и, треснув кулаком по оконной раме, подошел к столу.

– Если бы не эта чертова машина, мы бы давно уже были в Чикаго!

Я стряхнул пепел на пол.

– Наоборот, вам повезло, что она сломалась. Иначе бы вы почти наверняка напоролись на полицейский кордон. Вы, городские, думаете, что отсюда легко удрать, потому что здесь мало народу. А про патрульные машины с рациями забываете.

Фред хмыкнул:

– А как же этот твой Уилли? Он-то слинял!

Я вновь пожал плечами и подбросил в печь дров.

– Он здесь вырос и знает дороги, которых нет на карте. Надо полагать, вы бросили машину там же, где она сломалась?

Главарь усмехнулся:

– У нас, городских, тоже мозги имеются. Когда ее найдут, мы будем уже далеко.

Хэнк, раскрыв саквояж, который постоянно был при нем, с довольной улыбкой вывалил на стол кучу зеленых пачек в банковской упаковке.

– Надо же! Целых сто восемьдесят штук!

Я открыл пару банок с консервированными овощами и, ставя на плиту кофейник, вполголоса произнес:

– По шестьдесят на брата. Если, конечно, делить поровну.

Главарь хмуро посмотрел на меня.

– Тебе-то что?

Я подлил масла на сковородку.

– Да нет, это я так. Просто подумал, что не так уж и много.

Судя по всему, мои слова его задели, потому что он, с силой пихнув Хэнка в плечо, рявкнул:

– Ну что, не налюбовался еще?! Прячь бабки, и садимся жрать!

Я принес тарелки, и все трое с жадностью накинулись на еду.

– Вот доберемся до города, оттянусь на полную катушку, – с набитым ртом промычал Хэнк. – Лучшая жратва, лучшая выпивка, первоклассные девки...

Вскрыв банку сгущенки, я поставил ее перед главарем.

– Возможно, это глупый вопрос, но что будет со мной?

– Насчет этого не беспокойся, – ухмыльнулся Фред. – Все схвачено.

Расправившись с олениной, Хэнк откинулся на спинку стула, ковыряя в зубах спичкой

– Как насчет партии в покер? Просто так, чтобы убить время.

Я отправился за картами и, пока они выгребали из карманов мелочь, незаметно вытащил из колоды пикового туза и спрятал его в рукаве. Потом сделал себе бутерброд и уселся за стол вместе с ними.

Больше всех везло Хэнку. Когда он выиграл в очередной раз, я незаметно бросил туза под стол и сказал:

– Иногда можно судить о человеке по тому, насколько ему везет в картах. Особенно если игра идет по-честному.

Главарь потрогал оставшиеся у него монетки.

– А что, ты заметил что-то интересное?

Я деликатно откашлялся:

– Да как вам сказать...

Подозрительно зыркнув на меня, Фред схватил колоду и начал пересчитывать карты.

– Одной не хватает!

Я заглянул под стол:

– Вон она где! Наверное, кто-то случайно уронил. Жаль. Она бы тебе пригодилась в последнюю сдачу.

Фред исподлобья глянул на Хэнка, и мне стало ясно, что на сегодня с покером покончено. Я посмотрел на часы и зевнул.

– Здесь только одна койка. Надо думать, меня вы с нее сгоните, но двоим из вас все равно придется лечь на пол. Будете бросать жребий?

Главарь встал и, подойдя к койке, начал молча разуваться.

– Что ж, – с издевкой бросил я Фреду и Хэнку, – тут и без слов понятно, кто на ней будет спать.

– Зато ты будешь спать в кладовке, – проворчал главарь. – Не хватало, чтобы ты нас порешил, пока мы дрыхнем.

Я зажег керосиновый фонарь, взял одеяло и поплелся в кладовку. Кто-то из бандитов сразу же задвинул за мной засов.

* * *

Выждав часа два, чтобы они заснули наверняка, я достал из ящика с инструментами лопатку и начал копать – прямо перед дверью. Когда ямка достигла дюймов восьми в глубину, я выбрал капкан побольше – тот самый, на который прошлой зимой поймал медведя, – и, насторожив его, опустил на дно. Потом прикрыл полоской дерна, слегка присыпал землей, а сверху положил доску. После чего достал из бочки с картошкой мешочек из промасленной кожи, в котором хранил свои сбережения, и, отсчитав пятнадцать сотенных, сунул их себе в карман.

Остаток ночи я просидел на ящике, размышляя о том, что мне предстояло сделать утром.

Хэнк отпер дверь в восемь.

– Привет! – весело поздоровался я.

Главарь еще спал, а Фред с мрачным видом сидел за столом: ночь, проведенная на холодном полу, сказалась на его настроении далеко не лучшим образом.

– Сделай-ка нам кофе! – буркнул он.

Я покорно кивнул и занялся завтраком. Доставая из шкафчика яйца, нарочно открыл дверцу пошире, чтобы они заметили на одной из полок большую стеклянную бутыль.

Запах жареного бекона разбудил главаря, который, протяжно зевнув, сразу потянулся за сигаретами. Я доброжелательно улыбнулся:

– Крепкий сон на свежем воздухе, и наутро чувствуешь себя совсем другим человеком.

Если бы Фред был способен убивать взглядом, я бы уже был на том свете.

– Что там у тебя в бутыли? – прошипел он.

Я с сомнением покачал головой:

– С утра пораньше такое пойло не всякий выдержит. Тут нужна привычка.

– Обойдусь без твоих советов! Тащи ее сюда!

Откупорив бутыль, он поднес ее к носу и принюхался. Потом налил себе полстакана, отхлебнул глоток, закашлялся и наконец выдавил:

– Сам гонишь?

– А ты видишь на ней акцизные марки?

Когда они позавтракали, я убрал со стола и принялся лениво тасовать колоду.

– Партию в покер никто не желает?

Фред налил себе новую порцию и, покосившись на Хэнка, сказал:

– Почему бы и нет? Если никто не будет мухлевать...

Я высыпал на стол горсть мелочи.

– Только давайте сначала карты пересчитаем.

После нескольких партий Хэнк тоже налил себе самогона и, ни к кому конкретно не обращаясь, спросил:

– Долго нам еще тут торчать?

– Пару дней, – ответил главарь.

Хэнк недовольно фыркнул:

– А по мне так лучше бы сдернуть отсюда прямо сейчас. Выйдем на дорогу – рано или поздно какая-нибудь тачка да остановится.

Главарь холодно посмотрел на него поверх карт:

– Мы останемся здесь, пока я не скажу.

Секунд десять они пялились друг на друга в упор, пока Хэнк не отвел глаза.

Я рассмеялся:

– Сразу видно, кто здесь главный!

– Заткнись! – Хэнк плеснул себе еще самогона и, сняв пиджак, бросил его на койку рядом с замшевым пиджаком главаря.

Часа через полтора ему снова начало везти, и когда он обыграл нас третий раз подряд, я покачал головой и пробормотал:

– Может, и мне выпить? Глядишь, тоже карта пойдет...

Главарь раздраженно ткнул окурок в пепельницу.

– Налей и мне.

Я положил карты и пошел за стаканами. Поскольку на кону стояла довольно приличная сумма, никто не обратил на меня внимания, и мне удалось незаметно подсунуть пачку сотенных под пиджак Хэнка

* * *

Когда я вернулся, главарь уже спасовал, но Хэнк и Фред продолжали торговаться. Наконец Фред сдался.

Хэнк расплылся в победной улыбке и открыл свои карты – четыре девятки. Фред побагровел и с размаху хватил кулаком по столу.

– Хватит! Я завязываю! Ишь ты, нашел дурачка!

Улыбку Хэнка словно ветром сдуло.

– Что ты хочешь этим сказать?!

– Что я хочу сказать?! – Сопя от негодования, Фред вскочил и выхватил пистолет. – Никому не может все время так везти! Тоже мне, Гудини выискался! Ловкость рук и никакого обмана?!

Главарь медленно встал:

– Спрячь пушку. И успокойся.

Фред нехотя опустил пистолет, но успокаиваться не собирался.

– Зря мы его взяли на дело! Мы же ни черта его не знаем!

Я подошел к койке, сгреб пиджак Хэнка в охапку вместе с лежавшими под ним деньгами и, повернувшись к нему, сказал:

– Хэнк, старина, похоже, тебя только что уволили. Держи. – Я слегка встряхнул пиджак, и пачка моих денег шлепнулась на пол.

Фред яростно взревел и вновь вскинул пистолет.

– Ах ты гнида! Так я и знал!

Хэнк с отвисшей челюстью уставился на деньги.

– Я...

– Вот ты и попался! Ключ от саквояжа был только у тебя!

– Клянусь, я никогда не видел этих денег! – завопил Хэнк.

Это были его последние слова. Пистолет Фреда дважды громыхнул, и Хэнк с простреленной головой рухнул на пол.

Подойдя к трупу, Фред с явным удовольствием пнул его ногой. Главарь застыл на месте, как зачарованный глядя на мертвого сообщника. Мне оставалось только довершить задуманное. Опустившись на койку, я уронил на покрывало пиджак Хэнка и, плавным движением перекинув через руку пиджак главаря, спокойно сказал:

– Что ж, теперь вам придется делить деньги только на двоих.

Оба как по команде повернулись ко мне, и глаза Фреда тотчас впились в «замшу».

– А ну-ка покажи! – рявкнул он и, вырвав у меня пиджак, с недоумением уставился на его хозяина. – Но это... не его! Это твой!

Я начал потихоньку продвигаться в сторону кладовки.

Главарь озадаченно нахмурился, посмотрел на пиджак, потом на меня... и все понял.

– Не будь идиотом! Неужели непонятно, что произошло?

Не слушая его, Фред со зловещей усмешкой поднял пистолет.

– Подожди! – истерически выкрикнул главарь. – Я сейчас все объясню!

Раздался выстрел, но я не стал тратить времени на то, чтобы выяснить его судьбу. Нырнув в кладовку, я захлопнул за собой дверь, отшвырнул в сторону доску, лежавшую поверх капкана, и, спрятавшись за бочкой с картошкой, принялся ждать.

Впрочем, долго ждать не пришлось. Не прошло и минуты, как дверь распахнулась и на пороге вырос Фред с пистолетом наизготовку.

Я обозвал его козлом и швырнул в него гнилую картофелину, которая угодила ему в грудь. Он зарычал, выпалил наугад в темноту, шагнул вперед... и завизжал от боли – челюсти капкана сомкнулись у него на ноге.

Он все еще пытался разжать капкан стволом пистолета, когда я спокойно подошел к нему и замахнулся тяжелым ломом, целя ему в висок. Одного удара хватило с лихвой.

Подобрав его пистолет, я вышел из кладовки. Главарь и Хэнк в живописных позах валялись на полу.

Мне понадобилось целых два часа, чтобы перетащить их в лес и закопать. Хорошо хоть не пришлось ломать голову – где? Конечно же, в маленьком овражке за хижиной.

В том самом, где я год назад зарыл Уилли Стивенса, после того как мы с ним на пару взяли местный банк. Поимели мы с этого всего пятьдесят тысяч, и я решил, что делить такую сумму на двоих просто глупо.

Вернувшись в хижину, я достал из кармана ключ от саквояжа, еще недавно висевший на шее у Хэнка, и отправился полюбоваться на свои деньги.


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку