Невезучая Арлин

Автор: Оливия ДАРНЕЛЛ
29.04.2013

Джеймс Дэвидсон нетерпеливо поглядывал на часы. Арлин Райан, дочь его старинных друзей и клиентка, опаздывала, а это могло означать только одно. С ней опять что-то произошло. Невезучесть Арлин вошла в поговорку. Автомобили и техника ломались, казалось, от одного ее взгляда, а погода зависела от того, взяла ли она на прогулку зонт. Актерская карьера и семейная жизнь Арлин не задались. Она была талантлива, но актеры старались не приближаться к ней во время спектакля, чтобы не попасть под падающую декорацию или не провалиться в люк. Друзья Арлин объясняли происходящее некоей аурой, которую порождал ее бешеный ирландский темперамент, а бывший муж Джордж Ховард, ныне весьма успешный режиссер, оправдывал развод тем, что не мог жить в постоянном напряжении (в действительности он оставил Арлин ради молоденькой актрисы). Дэвидсон, занимавшийся разделом имущества, выговорил тогда для Арлин вполне приличную долю, как вдруг она сама отказалась от всего ради почти развалившегося Голубого коттеджа. Пока адвокат предавался раздумьям, в комнате стало совсем темно. Огромная туча закрыла солнце, подул ветер, и стал накрапывать дождь. Он усилился, превратился в настоящий ливень, и тут же к дому подъехала машина и из нее выскочила Арлин. Когда она вошла в кабинет, с ее ярко-рыжих кудрей капала вода, а туфли оставляли мокрые следы на ковре. Дэвидсон довольно сухо поздоровался.

– Джеймс, не сердись, – виновато произнесла Арлин, – все произошло совершенно случайно.

– Загнать вилами в пруд популярную актрису и держать ее там, пока не подъехала полиция, – случайность?!
Арлин расхохоталась:

– Ты бы только видел, Джеймс, как она выбиралась из пруда – вся в тине, туфли над головой… Фотографы были в восторге!

– Я видел воскресные газеты, и, честно говоря, мне не до смеха – она может подать в суд, и последствия… – он покачал головой.

– Не будет никаких последствий, – убежденно проговорила Арлин, – не в их интересах поднимать шум. Джордж хочет, чтобы я отдала ему Голубой коттедж. И именно поэтому я пришла сюда.
Дэвидсон удивился:

– Я сам готовил все документы по вашему разводу и прекрасно помню, что ему отходила ваша лондонская квартира, а тебе коттедж, и никаких вопросов не возникало.

– А теперь он заявляет, что тогда ничего не соображал из-за страданий, что плохо поступает со мной. Но теперь, когда он вполне пришел в себя, то понял, что хочет жить именно в Голубом коттедже.

– Да он может купить десять таких коттеджей!

– Даже двадцать. Дела у него, судя по всему, процветают. Театр на плаву, Мэб зрители обожают, последний спектакль произвел невероятный фурор, ну и так далее… Но, как объяснил Джордж, он вдруг понял, что именно в Голубом коттедже он ощущал приливы вдохновенья. Причем заметь, когда мы с ним жили там, коттедж был не более чем старый страшенный запущенный дом со столь же запущенным садом. Ну почему мне так не везет?!
Арлин вопросительно воззрилась на мистера Дэвидсона.

– Успокойся, Арлин, он ничего не сможет отобрать. Все было сделано по закону.

– Ты плохо знаешь Джорджа, если он что-то задумал, то сделает. Нет, я просто катастрофически невезучая!
Дэвидсон посмотрел на промокшую до нитки Арлин, на солнце, вновь засиявшее за окном, и все-таки возразил:

– Не надо жаловаться. Ты привела в порядок дом, завела собственный бизнес. Ты успешна как никогда.

Это не было психотерапевтическим приемом. Бешеная энергия (или аура) Арлин, после того как она рассталась с мужем и театром, сотворила настоящие чудеса. Небольшое наследство, полученное вскоре после развода, она пустила на дом и сад, который превратился в местную достопримечательность. Цветы, казалось, зацветали от одного взгляда Арлин. Она завела цветочный магазин, обнаружила незаурядный талант флориста, и, хотя с ней продолжали происходить самые невероятные вещи, на сад это не влияло.

– Да, но мой бизнес – это цветы, – грустно проговорила Арлин, – ведь эта стерва Мэб сознательно спровоцировала меня, когда приехала и прошлась по саду, рассказывая, как она сделает площадку для гольфа на месте розария, а на месте моих клумб выроет огромный бассейн! Я и предложила ей поплавать… в пруду.

– По закону им ничего не удастся сделать.

– А они ничего не будут делать по закону. Меня просто выживут или убьют.

– Арлин! – возмутился Дэвидсон

– Джорджу однажды почти удалось это сделать. Перед разводом. Мы тогда спорили из-за лондонской квартиры. Я внесла в нее немало родительских денег и по справедливости могла рассчитывать на половину после продажи, а Джордж, о жадности которого, как известно, ходят легенды, делиться не хотел. И однажды подо мной рухнул балкон.

– Ну, дом был ветхим, и это могла быть случайность.

– Нет, – решительно покачала головой Арлин, – на земле я нашла аккуратно подпиленную балку. Думаю, что Джордж потом бы что-нибудь сделал с нею. Но на этот раз не повезло ему. Я зацепилась юбкой за уступ, провисела буквально секунду и сумела спланировать на куст шиповника. Выглядела я после всего этого не  блестяще, вся в царапинах, но осталась жива.

– А что ты сказала Джорджу?

– Я поднесла к самому его носу подпиленную балку. А он ответил, что мне никто не поверит, свидетелей нет и я могла подпилить эту балку сама. Но добавил, чтобы я сделала выводы. Моя невезучесть известна всем, и если произойдет несчастный случай, то никто не удивится. Даже не надо ничего придумывать, просто взять какой-нибудь эпизод из моей жизни. И напомнил, как подо мной рухнул балкон в театре десять лет назад, когда я играла Джульетту. И знаешь, я поняла, что Джордж говорит серьезно. Был у нас странный случай в театре, Джордж тогда еще не занимался режиссурой, а играл. Тогда вдруг перед премьерой выбросился из окна артист, который должен был играть роль, о которой мечтал Джордж. Что-то говорили о депрессии, о волнении перед премьерой. Но никакой депрессии у него не было, и я уверена, что это организовал мистер Ховард, ныне известный режиссер и мой бывший муж.

– А расследование?

– Расследование никаких доказательств насильственной смерти не обнаружило. Джордж очень умен. Но из этого театра нам пришлось уйти, и Джордж занялся режиссурой. Поэтому, поразмыслив, я решила не рисковать и согласилась на Голубой коттедж – жуткую, унылую развалину. Это теперь, когда я занялась разведением цветов, он чего-то стоит.

– Может быть, Ховард хочет продать кому-нибудь сад?

– Не знаю, – с сомнением покачала головой Арлин. – Мои букеты пользуются популярностью, потому что я сама их и составляю. Нет, тут что-то другое.
Несколько дней спустя Дэвидсон решил сам наведаться в Голубой коттедж. Арлин трудилась у пруда с двумя помощницами. Увидев Дэвидсона, она оставила работу и быстро подбежала к нему.
Дэвидсон был мрачен.

– Честно говоря, я встревожен и ничего не понимаю. Навел справки, думал, что, может быть, резко подорожала земля или дом представляет историческую ценность, – ничего даже близко, и это очень неприятно. После всего, что ты рассказала о Джордже…
Но Арлин прервала его.

– Могу тебя порадовать, моей жизни ничего не угрожает. Вчера приезжал Джордж и снова начал говорить о коттедже. У меня как раз были покупатели, приехали за букетами для свадьбы, и я совсем не хотела скандала. Но Джордж повел себя отвратительно, начал насмехаться, говорить, что я как была неудачницей, так и осталась. – При этом, – продолжила Арлин, – он говорил шепотом,  а я орала, да так, что все мои клиенты едва не разбежались. В общем, получилось хуже некуда. Но, – она выдержала многозначительную паузу, – самое главное – другое: Джордж спас мне жизнь.

– Каким образом?

– Я решила, что лучше продолжить разговор там, где нас никто не услышит. Мы вышли на шоссе, и из-за поворота вылетел какой-то огромный автомобиль. Я, естественно, оказалась к нему ближе, но Джордж успел резко оттолкнуть меня с дороги. Не сделай он этого, меня бы пришлось соскребать с асфальта.
Дэвидсон размышлял. В случае если бы Арлин раздавила машина, коттедж легко бы достался Ховарду. Наследницей Арлин была ее сестра, уговорить которую труда не составляло.

– Послушай, может быть, Джордж хочет, чтобы вы помирились и начали все заново? Поговаривают, что с Мэб у них не ладится, она ему изменяет и Джордж давно бы развелся, но в отличие от тебя эта женщина предусмотрела себе такие огромные алименты в случае развода, что Джорджу останется только его лондонская квартира.

– Нет, со мной Джордж воссоединяться не хочет. И с Мэб у них все не так плохо. Джордж ставит «Ромео и Джульетту», где оба супруга – в главных ролях. Представь, Джордж решил тряхнуть стариной и сыграть Ромео! Меня, кстати, он пригласил на премьеру.

– И ты согласилась?

– А что оставалось делать, после того как мне спасли жизнь? Я пойду обязательно, хотя бы для того, чтобы посмотреть, как сорокапятилетний мужчина будет изображать подростка.

– А можно я пойду с тобой? – спросил Дэвидсон.

– Ну кто же откажется от такого кавалера?! – весело проговорила Арлин.

В день премьеры Дэвидсон волновался так, как будто ему самому предстояло выйти на сцену. Он чувствовал, что с его подопечной должно произойти какое-то несчастье, причем никак не связанное с ее невезучестью. Он проверил аптечку в машине, положил бутылку брэнди (для себя) и отправился на спектакль, который, судя по количеству народа у входа в театр, должен был стать событием сезона. Дэвидсон быстро разглядел Арлин, выделявшуюся среди толпы своей огненной шевелюрой. Настроение у нее было великолепное:

– Джордж пригласил меня за кулисы, и я увижу всех своих знакомых.

– А зачем он пригласил тебя за кулисы? – спросил Дэвидсон.

– Не знаю, – пожала плечами Арлин.

Она была очень возбуждена, оказавшись в знакомой атмосфере театра. К ним подходили, здоровались. Наконец показался Джордж, которого было трудно узнать в средневековом костюме. Увидев рядом с Арлин Дэвидсона, он как будто растерялся, но быстро взял себя в руки и ослепительно улыбнулся.

– И вы почтили нас своим присутствием, Джеймс…

– Боялся отпустить Арлин одну, – честно ответил тот.

Ховард еще раз улыбнулся:

– А я успел забыть о ее способностях. Что ж, тогда, пока ничего не случилось, отправим Арлин полюбоваться вблизи на реквизит, а вы, если не возражаете, поможете мне разрешить несколько юридических вопросов. Он крепко взял Дэвидсона под руку и повел в сторону, противоположную Арлин. Дэвидсон не хотел оставлять ее, но вырываться было невежливо, и он пошел за Ховардом. Но не успели они сделать несколько шагов, как прозвенел звонок. Ховард виновато развел руками.

– Ничего не поделаешь, увидимся после спектакля. Джон, – обратился он к служителю, – проводи мистера Дэвидсона в директорскую ложу.

– А Арлин?

– Ну, она здесь как дома и вскоре присоединится к вам.

Но Арлин не появилась ни до, ни во время действия. Не нашел ее Дэвидсон и во время антрактов. Между тем спектакль подходил к концу. Играли изумительно, и когда Ромео, после того как выпил отраву, произнес: «Аптекарь! Быстро действует твой яд», его тело сотрясли такие конвульсии, что у Дэвидсона мороз пробежал по коже. Ему даже показалось, что Ховард несколько переусердствовал. Его Ромео несколько раз попытался встать и даже замахал руками, будто призывая на помощь, что было странно со стороны человека, решившего свести счеты с жизнью, прохрипел: «Врача, скорей врача!», но потом все-таки довольно убедительно скончался. Джульетта тоже была великолепна. Дэвидсон даже забыл о несчастной Арлин, которую, вероятно, снимали откуда-нибудь с помощью пожарной лестницы или доставали из люка, и вместе со всем залом замер, когда Джульетта – Мэб подняла кинжал и со всего размаху вонзила себе в грудь. Далее произошло нечто невероятное. Вместо того чтобы пасть бездыханной на тело Ромео, она отчаянно завопила: «Меня убили!» и поползла в сторону от возлюбленного, оставляя кровавый след на сцене. Публика сначала безмолвствовала, предполагая, что это, может быть, новое прочтение Шекспира, но вскоре в зале встревоженно зашептались. Выглядело все жутковато. Ситуация прояснилась, когда убитый Парис внезапно ожил, кинулся к Джульетте и завопил: «Скорей врача, она умирает!» В зале началась паника. Кто-то кричал, что нужно вызвать полицию, несколько женщин упали в обморок. Щелкали фотоаппараты репортеров, столпившихся у сцены. Дэвидсон с трудом пробился сквозь толпу, схватил за рукав Джона, застывшего, как соляной столб, и спросил, не видел ли он миссис Райан. Джон кивнул в сторону кулис. Там царила страшная суматоха, никто ничего не знал, не видел и не слышал. Впрочем, расслышать в таком шуме что-нибудь было невозможно. Дэвидсон долго и безуспешно бродил по незнакомым помещениям, пока его не окликнул какой-то решительного вида мужчина.

– Простите, вы мистер Дэвидсон? – спросил он и представился: – Инспектор Вуд, Скотленд-Ярд.
Дэвидсон молча кивнул.

– И вы, вероятно, ищете миссис Райан? Я тоже ее ищу.

– Зачем?

– Ну, – усмехнулся Вуд, – скажем, чтобы задать несколько вопросов. Мне сказали, что у нее в последнее время были большие разногласия с Ховардами, а их убили.

Дэвидсон молчал, ожидая продолжения.

– Реквизитный кинжал, который складывается при ударе и которым пронзила себя миссис Ховард, был подменен на настоящий. А яд, от которого скончался ее супруг, оказался смертельным. Свидетели же слышали, как миссис Райан было предложено пройти и ознакомиться с реквизитом. Так что у нее были мотив и возможность. Она могла подменить кинжал, влить яд и, не дожидаясь, пока ее схватят, скрыться. Что доказывается ее отсутствием.
Дэвидсон понимал, что в словах полицейского – железная логика, но чтобы Арлин хладнокровно продумала и осуществила убийство?!

В это время подошел молодой полицейский с какой-то женщиной, судя по средневековому наряду, актрисой.

– Эта леди хочет сообщить вам какую-то информацию, сэр.

– Я видела, как Арлин уходила с Джейн Оливер, та не занята в спектакле.

– А куда они пошли? – спросил инспектор.

– Наверное, в гримерную Оливер. Я слышала, как она сказала, что расскажет Арлин о романе Мэб и Мэйси, он играет Париса. Они вволю посплетничают, а реквизит и спектакль подождут. Что она, «Ромео и Джульетту» не видела?

– И Арлин пошла с ней? – хором спросили Дэвидсон и инспектор.

– Конечно, – пожала плечами актриса.
Когда они подходили к костюмерной, то услышали глухие удары в дверь. Били изнутри.

– Арлин, ты здесь?

– Откройте нас, пожалуйста! – жалобно отозвалась Арлин. – Мы не можем выйти.

Дверь пришлось взламывать, так как в суматохе ключа не нашли. И когда ее открыли, то увидели немолодую, очень рассерженную женщину, видимо, ту самую Джейн Оливер, и Арлин, держащую в руках сломанный ключ.

– Мы закрыли дверь, чтобы нам никто не мешал разговаривать, а когда захотели выйти, то ключ у меня почему-то сломался. Просидели здесь весь спектакль. Звали, стучали…

– А почему вы не позвонили? – подозрительно спросил инспектор и посмотрел на Дэвидсона. Тот вместо ответа протянул свой мобильник.

– Я выключил телефон сразу же, как вошел в театр, а потом просто не вспомнил.
Инспектор Вуд обратился к Джейн Оливер:

– Вы можете подтвердить, что миссис Райан сразу же пошла с вами и никуда не отлучалась последние три часа?

– Подтверждаю, – мрачно проговорила актриса, – только, по-моему, времени прошло гораздо больше.

– Расскажите им все сами, мистер Дэвидсон, – разочарованно проговорил инспектор, – у меня нет времени. Надо искать убийцу.
Убийцу, вернее, убийц нашли довольно быстро. Инспектор Вуд рассказал Арлин, которую вызвали в полицию как свидетеля, что ими оказались супруги Ховарды, которым одновременно пришла в голову мысль избавиться друг от друга, подставив Арлин как убийцу. Причиной же двойного преступления стала обыкновенная жадность. Ховард хотел развестись и не платить огромные алименты. Мэб желала стать свободной, не теряя лондонской квартиры. Ховард сам подсказал, как действовать, провоцируя Арлин на скандалы из-за Голубого коттеджа, который был нужен ему только для того, чтобы у Арлин был мотив для убийства. Супруги, не сговариваясь, устраивали ссоры при свидетелях, а улики создали сами. Джордж стащил у Арлин садовую перчатку, которую подбросил в своем кабинете, куда она должна была зайти, чтобы «подменить» кинжал. А Мэб использовала в качестве яда цианид, которым обычно травят ос и который наверняка имелся в Голубом коттедже.

– Неужели можно было бы доказать, что это я убила обоих, да еще так театрально? – растерянно спросила у инспектора Арлин.

– Разумеется, мы уже нашли улики, доказывающие причастность супругов к преступлению. В костюмерной миссис Ховард обнаружили пузырек со следами цианида, от которого она надеялась избавиться сразу же после убийства мужа. Нашелся и реквизитный кинжал с отпечатками Ховарда, спрятанный не очень надежно. Супруги надеялись, что все внимание будет уделено предполагаемой убийце, – Вуд задумался, – и, честно говоря, миссис Райан, вам очень повезло, что сломался ключ в костюмерной!

– Да, я невероятно везучая, – проговорила Арлин и посмотрела в окно. Собирался дождь, а зонт она, конечно, не взяла.


Перевод О. Дмитриевой


Авторы:  Оливия ДАРНЕЛЛ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку