НОВОСТИ
Украина утверждает, что расстрел группы мигрантов на границе с Белоруссией — фейк (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Неудачница Эшли

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.06.2005

 
Владимир АБАРИНОВ
Специально для «Совершенно секретно»

Эшли Смит
АР

Мы настолько привыкли к фразе «С террористами переговоров не ведут, террористов уничтожают», что почти поверили – иначе и быть не может. Но это неправда: с террористами ведут переговоры. Существуют методики и специально подготовленные люди, которые умеют это делать. Но случается, что, кроме самого заложника, позаботиться о нем некому. В таком отчаянном положении оказалась недавно молодая американка.

В два часа ночи у Эшли Смит кончились сигареты, и она решила съездить в ближайший ночной магазин. Она всего два дня назад сняла квартиру на третьем этаже многоквартирного дома в пригороде Атланты и еще не успела толком распаковаться. В 26 лет она начинала жить заново.

Ее родители разошлись, когда Эшли был год от роду. Самым значительным ее достижением в жизни было звание «атлет года», которое она заработала в составе школьной баскетбольной команды. А после школы судьбу перекосило и заклинило. Колледж она бросила уже на первом курсе – влюбилась, видите ли. Дочь родилась на 11 недель раньше срока и еле выжила. Профессия у мужа была неплохая – столяр-отделочник. Но четыре года назад его зарезали приятели в драке. Он умер у Эшли на руках; она видела драку издалека и не смогла определить, кто пырнул мужа ножом. Убийство осталось нераскрытым.

Овдовев, Эшли поселилась с матерью, дочку пристроила к тетке и стала пытаться заработать на жизнь. Служила на мелких конторских должностях, официанткой. На одном месте подолгу не задерживалась, особыми талантами, прилежанием и трудолюбием не отличалась. Из одного ресторана ее выгнали за прогул. Наконец, она решила взяться за ум. Подала, как мать-одиночка, заявление на стипендию для оплаты обучения в школе медсестер, прошла собеседование в клинике, подыскала симпатичную квартирку. Тут-то и стряслась с ней новая беда.

Отправляясь в магазин, Эшли заметила на стоянке перед домом «шевроле»-пикап с включенным мотором, а в нем водителя. Было похоже, что машина только что подъехала. Она еще плохо знала своих соседей и их машины. Она вернулась через пять минут. «Шевроле» с водителем внутри по-прежнему стоял у дома, но теперь впритык к тому месту, где парковалась Эшли. Ей сразу сделалось не по себе. Не сидят люди в машинах по ночам просто так. Пожалуй, выходить не стоило – надо было разворачиваться и ехать куда подальше от подозрительного пикапа. Но она решила, что пронесет. Захлопнув дверцу, она услышала, как дверца «шевроле» тоже хлопнула. Она почти бегом, не оборачиваясь, устремилась к подъезду и, едва вставив ключ в замочную скважину, почувствовала, что незнакомец стоит у нее за спиной.

«Когда я стала открывать дверь, он оказался у меня за спиной, я начала кричать, он приставил мне к боку пистолет и сказал: «Не ори. Не будешь орать – ничего тебе не будет». Мы вошли в дом, он запер дверь и велел мне идти в ванную. Я пошла, он вошел туда за мной и говорит: «Знаешь, кто я?» Я сказала «нет», потому что он был в шляпе. Тогда он снял шляпу и спрашивает: «Ну как, теперь узнала?» И я сказала: «Да, я знаю, кто ты. Пожалуйста, не мучь меня. У меня дочка, ей пять лет. Пожалуйста, не мучь». Он говорит: «Не буду, если сделаешь все, как я скажу». Я сказала: «Ладно».

Убийца Брайан

Человек, во власти которого она оказалась, был опаснейшим преступником, за которым охотились в трех штатах. За помощь в его поимке была объявлена награда. Утром 11 марта 33-летний Брайан Николс бежал из здания суда в Атланте, куда его привезли из тюрьмы на судебное заседание по обвинению в изнасиловании.

Николс, как видно, хорошо продумал план побега. Теперь картина преступления восстановлена посекундно и в мельчайших деталях. По заведенному порядку, обвиняемые, содержащиеся под стражей, в здании суда переодеваются из тюремной робы в цивильное платье. С этой целью их заводят в особую комнату и снимают наручники. Единственным конвоиром Николса была 51-летняя Синтия Холл. Оказавшись с ней вдвоем в помещении, Николс напал на Холл, уложив ее одним ударом пудового кулака. Удар оказался настолько мощным, что Холл теперь с трудом управляет своим телом, ей полностью отшибло память о случившемся. Врачи говорят, что на поправку потребуется несколько месяцев. Завладев пистолетом, наручниками и связкой ключей своего конвоира, Николс сменил одежду и запер поверженную в боксе для переодевания

Здание, в которое привезли Николса, называется Башня Правосудия. На уровне восьмого этажа башня соединяется стеклянным мостом-галереей со старым зданием суда, где Николса, в зале на восьмом же этаже, ждал судья Роуланд Барнс. Начало судебного слушания было назначено на 9:30. Николс не заставил себя ждать. По дороге он встретил еще одного полицейского, на сей раз мужчину, отобрал у него оружие, защелкнул у него на запястьях наручники и запер его в туалете. Теперь он был вооружен двумя пистолетами.

Николс вошел в зал через дверь, которой пользуется судья, – она расположена за его рабочим местом. Без всяких предисловий он выстрелил судье Барнсу в спину и голову и сразил его наповал. Третья пуля досталась секретарю суда Джули-Энн Брандо. Оба скончались от полученных ранений. Засим убийца устремился по главной лестнице вниз. Миновав семь пролетов, он свернул к аварийному выходу и через эту дверь покинул здание суда, предварительно отключив сигнал тревоги.

На улице он столкнулся нос к носу с третьим полицейским, Хойтом Тизли, и выстрелил ему в живот. Осмотревшись, Николс увидел стоящий на светофоре тягач-эвакуатор, мигом очутился в кабине и под угрозой оружия заставил водителя покинуть машину. На тягаче Николс въехал в подземный гараж, расположенный в полутора кварталах от здания суда, и там пересел в легковую машину, Mercury Sable, за рулем которой сидела сотрудница главной местной газеты Atlanta Journal-Constitution Алмета Килго. Угрожая пистолетом, Николс приказал ей остаться в салоне, потом велел лезть в багажник, но она, сама себя не помня, с криком выскочила и спаслась.

Через два квартала Николс достиг здания штаб-квартиры телекомпании CNN и заехал в подземный гараж напротив. Здесь он увидел, как паркуется репортер все той же Atlanta Journal-Constitution Дон О’Брайант. Журналист говорит, что он несколько удивился, увидев перед собой обнаженного по пояс мужчину, спрашивающего дорогу, но не успел раскрыть рот, как вопрошающий наставил на него ствол пистолета. О’Брайант покинул салон своей Honda Accord, но на требование угонщика залезть в багажник ответил отказом и получил сильнейший удар рукояткой пистолета по голове. Он понятия не имел о том, что перед ним тройной убийца, – думал, простой угон, а потому и не особенно испугался.

Эту зеленую «хонду» полиция потом объявила в розыск, не подозревая, что преступник ею не воспользовался. Николс оказался хитрее: он запарковал автомобиль на другом уровне того же гаража, пешком вышел на улицу и на близлежащей железнодорожной платформе сел на электричку, затем пересел в другую и вышел у стадиона, где смешался с толпой баскетбольных болельщиков.

В 11-м часу вечера, несмотря на все усилия властей, преступник оставался на свободе. 27-летний Шелтон Уоррен как раз смотрел по телевизору репортаж об охоте на Николса, когда в дверь его квартиры постучали. Вслед за стуком раздался голос его подруги Иман Адан: «Это я!» В этом стуке была некоторая странность: у Иман был ключ от входной двери, и она не имела привычки стучать. Возможно, Шелтона насторожила интонация Иман. А скорее, все вместе, включая телерепортаж.

Брайан Николс (на снимке второй справа) сдался сам благодаря Эшли Смит
АР

Прежде чем открыть, Уоррен заглянул в глазок. Он увидел, что за спиной подруги стоит кто-то еще. Еще не понимая, что происходит, он отворил дверь. «Ты кто такой?» – строго спросил он незнакомца с нотками ревности в голосе. Тот вынул одну из своих пушек, наставил на Иман и сказал: «Не рыпайся».

Уоррен оказался не робкого десятка. Он втащил Иман в квартиру и что было сил ударил Николса. Тот отлетел к противоположной стене. Но инерция удара вытолкнула из квартиры и Уоррена. «Запри дверь!» – успел крикнуть он подруге, перед тем как на его голову обрушился сокрушительный удар, нанесенный рукояткой пистолета.

Драка на тесной лестничной клетке продолжалась всего несколько секунд. Поняв, что Уоррен не уступит, Николс обратился в бегство. «Никому не отпирай!» – прокричал подруге Уоррен и с залитым кровью лицом бросился в погоню. Но Николс провалился сквозь землю. Тогда Уоррен вернулся в дом, попросил у соседа сотовый телефон и набрал 911. «Здесь только что был парень, которого вы ищете», – сказал он в трубку.

На часах было 10:18. Полиция приехала через четыре минуты после звонка. Спустя еще столько же дом со всех сторон обложило несметное полчище вооруженных до зубов спецназовцев. Дальнейшие версии расходятся. В рапорте полицейского патруля сказано, что Шелтон Уоррен, когда ему показали фотографию Николса, не смог уверенно опознать его. Сам Уоррен категорически утверждает, что был абсолютно уверен в личности своего соперника. Мало того. В полицию позвонила также соседка Уоррена. Она видела в глазок сцену на лестнице. Она не смотрела телевизор и ничего не знала об облаве на Николса, но когда ей показали фотографию, сразу узнала его

Всего вероятнее, составленным задним числом рапортом полиция Атланты прикрывает свой зад. Преступник находился в двух шагах от них, однако ускользнул. Они провозились больше трех часов, облазили всю округу в поисках улик и задержали двоих подозрительных, в том числе одного на зеленой «хонде». Все усилия оказались тщетными. В конце концов полицейские стали сомневаться в том, что непрошеным гостем Уоррена был Николс. В 1:42 старший команды протрубил отбой, и войско отбыло восвояси.

И лишь наутро они обнаружили свежий труп буквально в одном квартале от дома Уоррена.

Ретировавшись после битвы, Николс вскоре высмотрел новую жертву. 40-летний сотрудник Службы иммиграции США Дэвид Вильгельм был убит на участке, где стоял его собственный недостроенный дом. Кроме табельного оружия, добычей Николса стало служебное удостоверение и «шевроле»-пикап.

Двое и Библия

Около двух часов ночи Николс остановился возле дома Эшли Смит. Когда она вернулась из лавки с сигаретами, он повторил прием с замком и пистолетом. На сей раз все сошло удачно – в квартире, кроме самой хозяйки, никого не было.

Она тоже смотрела телевизор и сразу узнала беглеца. Но что делать теперь, по-видимому, он представлял себе смутно. Должно быть, ему представлялось самым разумным залечь на дно, пока преследователи не выдохнутся и не сделают паузу. В этих условиях заложница ему только мешала.

О том, что происходило дальше, известно со слов самой Эшли Смит.

«Он велел мне идти в ванную, и я пошла в ванную. Он говорит: «Я себя тут не слишком уютно чувствую. Надо пройтись вокруг, осмотреться». Я говорю: «О’кей». «Я не хочу, – говорит, – причинять вред ни тебе, ни кому-то другому. Но ты орала, кто-нибудь мог твой крик услышать. Неровен час, сюда заявится полиция. Если что, я возьму тебя в заложницы. И убью тебя, себя и еще кучу народа. Я этого не хочу». Я сказала: «Хорошо, я сделаю все так, как ты скажешь».

Он запер Эшли в ванной, обошел вокруг дома, вернулся и сказал, что ее придется связать. Они отправились в спальню. Он связал ее по рукам и ногам клейкой лентой и электроудлинителем (увидев провод, она решила, что он ее сейчас удавит). Потом отнес ее обратно в ванную, посадил на стул и сказал, что хочет принять душ. «Давай принимай», – сказала она. Но он сказал, что стесняется, и, прежде чем залезть в ванну, замотал ей голову полотенцем.

Помывшись, он спросил, где у нее чистая футболка. Одевшись, он спросил: «Ходить можешь?» «Нет, – сказала она. – Могу прыгать». «Ну, прыгай в спальню». В спальне Николс ее развязал. Они стали разговаривать. Она сказала ему, что утром собиралась поехать к дочери – можно? Он ответил «нет». Она рассказала ему о смерти мужа и о том, что если она погибнет, девочка останется круглой сиротой. И что она очень расстроится, если мама не приедет. Тогда он сказал: «Ну, может быть. Там видно будет».

Началась бессонная ночь. Эшли попросила разрешения почитать. Он позволил. Она взяла Библию и книгу известного протестантского проповедника Рика Уоррена «Жизнь во имя цели». Это очень популярная в Америке книга. Она учит, что самопознанием нельзя постигнуть свое предназначение, потому что каждый человек создан Промыслом Божьим; приблизиться к пониманию смысла своей жизни возможно только постигая Бога – любой иной путь ведет в тупик. Такой подход в корне противоречит бесчисленным модным пособиям жанра «как помочь самому себе».

Николс велел читать вслух. У нее было заложено начало 33-й главы: «Мы служим Господу, служа другим. Понятие величия включает обычно власть, богатство, престиж, положение. Ты достиг успеха, если можешь потребовать, чтобы другие служили тебе. В нашем обществе с его культом эгоизма служение другим – непопулярная идея». Он перебил ее, попросив прочесть это место еще раз.

Ища убийцу, полиция останавливала все зеленые «хонды», но безуспешно
АР

«Он показал мне фотографию агента, которого он убил. И я стала объяснять: смотри, ты убил человека, которому было 40 лет, он был кому-то отцом, мужем, другом. И он начал верить мне, начал чувствовать то же, что и я. Он попросил разрешения посмотреть фотографии моей семьи. Я не знаю, сколько времени прошло, для меня было главное – остаться в живых. Я не хотела умирать. И я не хотела, чтобы он причинил вред кому-нибудь еще или убил себя самого. Он натворил уже достаточно, хватит. Да он и сам, мне казалось, не хочет больше никому причинять зла. Он спросил меня, что ему делать. И я сказала: «Я думаю, ты должен сдаться. Если ты этого не сделаешь, пострадает еще больше людей, а ты, наверно, погибнешь». Он говорит: «Я этого не хочу. Можно я поживу здесь несколько дней? Хочу просто есть нормальную еду, смотреть телевизор, спать – делать все то, что делают нормальные люди». И я сказала: «Конечно. Можешь пожить здесь». Я хотела заслужить его доверие»

Эшли испекла ему блины на завтрак. Он был приятно удивлен. В тот момент она не знала, что за три дня до кровавого побоища в здании суда у Николса родился сын, которого он страстно хотел увидеть.

Он уже не был тем, кого ловили

Когда власти публично назвали имя человека, учинившего тройное убийство, и показали фотографию, никто из знавших его не мог понять, какая муха укусила Брайана. В свои 33 года он не был отрезанным от общества ломтем, не отличался буйным нравом, не имел серьезных столкновений с законом. Он закончил мужскую католическую школу. Играл в университетской футбольной команде, увлекался карате. Знакомые говорят о его уравновешенности, умении идеально выражать свои мысли.

Под суд он попал по заявлению своей подруги (не той, которая родила ему сына, другой). Линия защиты состояла в отрицании факта изнасилования: по версии обвиняемого, он приехал домой к потерпевшей по ее приглашению, они провели вместе несколько часов и занимались сексом по взаимному согласию; оклеветала же его подруга из ревности.

В итоге жюри присяжных не смогло вынести вердикт – голоса распределились в соотношении 8 к 4 в пользу Николса, и на второй день совещания старшина присяжных был вынужден сообщить судье, что надежд на единогласное решение нет. В таких случаях судебный процесс объявляется несостоявшимся и назначается новый. С этого второго процесса Николс и бежал, хотя, по словам адвоката, имел все основания рассчитывать на оправдательный вердикт.

Вернемся, однако, в квартиру Эшли Смит.

«В какой-то момент он мне сказал: «Знаешь, лучше ты меня убей». Я говорю: «Я не хочу, чтобы кто-нибудь еще умер». В конце концов он разрешил мне поехать к дочери. С того момента, как он вошел в мой дом, он стал совершенно другим человеком. А теперь я чувствовала, что он готов сдаться. Я спросила: «Ну что, ты готов?» И он попросил: «Дай мне еще несколько дней, пожалуйста». Я говорю: «Перестань, ты должен сделать это сейчас». Я чувствовала, что его настроение может измениться».

Трудно удержаться от аналогии с Соней Мармеладовой, читающей Раскольникову о воскресении Лазаря и уговаривающей его пойти с повинной. Во время этого ночного бдения Николс испытал поистине достоевские надрывы. Он говорил, что Эшли – ангел, посланный ему Господом (она говорила об этом с грустной усмешкой – мол, какой из меня ангел), был на грани истерики. «Посмотри на меня, – говорил он, – посмотри мне в глаза. Ведь я уже мертвец». И она отвечала с неизвестно откуда взявшейся непреклонностью: «Нет, ты не мертвец. Ты стоишь передо мной, разговариваешь. Если хочешь умереть – твое дело. Это будет твой выбор». Но она и сама уже уверовала, что их встреча не случайна и совершилась по воле высших сил. Охота на него шла полным ходом. Он смотрел репортаж о полицейской операции и не мог поверить, что это его ловят. Он уже не был тем, кого ловили.

На часах было около девяти – Эшли пора было ехать к дочери. Брайан спросил, придет ли она к нему в тюрьму на свидание. Она обещала. «Пойдем со мной, ну же!» – убеждала она его. «Еще несколько дней», – отвечал он. Он спросил, не сделать ли что-нибудь по дому – повесить шторы, например? «Повесь, если хочешь», – сказала она.

Когда Эшли уже стояла в дверях, он вынул из кармана деньги и протянул ей – 40 долларов: «Возьми, пригодятся». «Оставь себе», – сказала она.

Она вышла из дома, села в машину и набрала на сотовом 911. Она наблюдала издалека, как дом окружили минивэны, из которых как горох посыпались вооруженные спецназовцы. Никаких переговоров не было. Брайан Николс увидел осаду в окно и спокойно вышел, размахивая белым полотенцем.

После своего поистине чудесного спасения Эшли Смит дала несколько интервью, а потом вдруг замолчала. У нее появился пресс-секретарь. В понедельник 14 марта вечером она предстала перед репортерами почему-то вся в слезах и прочла по бумаге заявление для прессы:

«Как вы, конечно, можете себе представить, случившееся стало очень трудным и изматывающим событием для меня и моей семьи. Я пережила едва ли не все возможные чувства за последние несколько дней. В течение моего общения с г-ном Николсом я постоянно полагалась на свою веру в Бога. Господь помогал мне в трудные минуты в прошлом и поможет теперь. Надеюсь, что вы проявите понимание того, что мне сейчас нужен покой, чтобы сконцентрироваться на помощи правоохранительным органам и содействовать расследованию. Было бы естественно сделать выводы из случившегося, но моя роль была на самом деле очень незначительной. Настоящие герои – это сотрудники правоохранительной и судебной системы, которые рисковали жизнью ради благополучного завершения инцидента. Еще раз спасибо за ваши молитвы. Да благословит вас Господь».

На вопросы журналистов она отвечать не стала. А 26 марта состоялась церемония вручения обещанной награды. Эшли Смит получила в общей сложности 70 тысяч долларов. Полицейские начальники хвалили ее за проявленное хладнокровие, говорили, что она вела себя с террористом именно так, как вели бы они, профессионалы, если бы им представилась такая возможность. Они сделали все, чтобы им такая возможность не представилась.

Вашингтон


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку