Нетепличные условия

Нетепличные условия
Автор: Павел ДРОЗДОВ
14.05.2020

Потерять дело всей жизни несложно: достаточно создать успешный бизнес и взять кредит на его развитие. Кому-нибудь из представителей банка ваше предприятие наверняка покажется привлекательным, а дальше – дело техники.

Мы живем в холодной стране, уважаемые читатели. По средней температуре на своей территории Россия – самая холодная страна мира. Земли необъятные, но больше половины их практически непригодны для жилья (ау, глобальное потепление, мы тебя заждались). А большая часть населенных земель – зона, мягко говоря, рискованного земледелия. Мы соревнуемся на рынке зерна с Соединенными Штатами, у которых северная (!) граница проходит примерно по широте Волгограда. С Канадой, у которой удобных пахотных земель намного больше, чем в России – нет такой отдаленности от океана, настолько континентальных климатических условий. В открытом грунте мы можем успешно выращивать большинство фруктов и овощей только в нескольких южных регионах страны.

ХОЛОДНАЯ ПОЧВА ДЛЯ ДРАМЫ

Этого достаточно, чтобы понять, что теплица в России – больше, чем теплица. И развитие технологий в этой отрасли, рост числа теплиц, развитие технологий защищенного грунта – это то, что нужно всем нам. Причем не только для богатства рациона, но и для внешнеполитических целей: посмотрите, как болезненны для Турции ограничения экспорта помидоров в нашу страну. Но сейчас такие ограничения бьют и по нам самим (возникает дефицит, растут цены), а вот если бы мы самостоятельно обеспечивали себя плодоовощной продукцией, разговор с переменчивым союзником можно было бы вести на совершенно другом языке.

В связи с этим особенно пикантна история отношений между Сбербанком и одним из крупнейших строителей теплиц в России (четверть рынка) «ПКФ Агротип». Огромный государственный банк и небольшая по меркам Сбербанка частная фирма.

Действующие лица:

– ООО «ПКФ Агротип», строитель теплиц – генеральный подрядчик

– ООО ТК «Белореченский», тепличный комбинат

– ООО «Денталцентр-Кожухово», стоматологическая клиника

– ООО «Торговый дом наши овощи»

– Северный банк Сбербанка

– Среднерусский банк Сбербанка

– Минсельхоз, Россельхозбанк, другие коммерческие банки и государственные контролирующие органы

КРЕДИТ ДЛЯ КОНЦЛАГЕРЯ

В 2015 году компания «ПКФ Агротип», строившая теплицы по всей стране, решила поучаствовать в сельскохозяйственном бизнесе и в другом качестве – построить не для заказчика, а для себя свой собственный, образцовый тепличный комбинат. Строителям предложили площадку в Краснодарском крае, они ее купили. Причем продавцы заверили, что на эту территорию уже открыта кредитная линия в Сбербанке. Все оказалось немного не так, начинать отношения со Сбербанком пришлось с нуля, но так или иначе, дело пошло. Продавец тоже строил свой тепличный комбинат – правда, севернее, в Ярославле, и финансировался соответственно в Ярославском отделении Сбербанка. Это отделение пошло навстречу и покупателю – правда, в специфической «сберовской» форме.

Основатель и глава компании Аркадий Муравьёв вспоминает: «Когда в 2015 году я приехал в Ярославль подписывать кредитный договор, который готовил Сбербанк, они нам предварительно ничего не показывали. Принесли документ страниц в 120–140 только под вечер. И предупредили: читать – можно, изменять – нельзя. По этому документу мы как заемщики вообще не имели никаких прав. У нас было только одно право – на расстрел без суда и следствия. Поэтому я назвал этот документ «Договор офицера гестапо и узника концлагеря».

Подписать пришлось. Компания уже вложила 585 млн рублей собственных средств, и останавливаться было нельзя. В конце 2015 года «ПКФ Агротип» запустил две очереди комбината «Белореченский» из трех – 13,3 га теплиц. Он получился не просто красивым инженерным объектом, но и самым бюджетным в своей категории. Обычно строительство промышленных теплиц обходится в 250–270 млн рублей за гектар, здесь получилось 95 млн за гектар со всей инфраструктурой.

ОДИН РАЗ В СБЕРБАНКЕ – НАВСЕГДА В СБЕРБАНКЕ

Когда потребовалось запускать третью очередь – два гектара теплиц, ставить газопоршневые машины, другое оборудование, казалось естественным обратиться в тот же банк. Но за это время в Сбербанке произошли изменения.

Ранее, в 2015 году, Ярославское отделение относилось к Северному банку Сбербанка России. Потом Северный банк разделили между Северо-Западным и Среднерусским: Ярославль отошел к последнему. И изменилось сразу все. Роль личности в истории не стоит недооценивать…

«ПКФ Агротип» за это время вышел из состава учредителей комбината, но кредитор все равно настоял на том, чтобы организация осталась поручителем по кредитной линии. Разумеется, в залоге уже находился весь тепличный комплекс, но и этого оказалось мало – Сбербанк также потребовал включить туда московский офис «ПКФ Агротипа» – 748 метров столичной недвижимости. Без этого кредит не давали.

Обращения в другие банки не принесли результата: узнав про переговоры со Сбербанком, никто даже не начинал диалог. Оказывается, если ты дал кредит кому-то, на кого положил глаз Сбербанк, у тебя могут начаться очень серьезные проблемы. И хотя Россельхозбанк, ВТБ, Газпромбанк – тоже государственные по большей своей части организации, правила игры они соблюдают. Если тебя взял в оборот Сбербанк – помощи не жди ниоткуда.

Но, казалось бы, какими бы ни были условия по залогам, надо просто выплачивать деньги вовремя и никаких проблем не будет, не так ли? Да, так – в случае частного лица. Но все гораздо сложнее, когда ты отдал в залог очень привлекательный актив…

Более трех лет деньги возвращались копейка в копейку, одних только процентов – 380 млн, Сбербанк точно не прогадал. Государство поддерживало заемщика – компенсировало часть процентной ставки для активного участника программы импортозамещения. Но с какого-то момента начались чудеса.

ПОРОЮ НЕСТЕРПИМО ХОЧЕТСЯ

Впрочем, в «мире чистогана и наживы», как выражались в СССР, чудеса имеют, как правило, очень простое объяснение. По словам ряда бывших сотрудников Среднерусского банка Сбербанка России, комбинат просто приглянулся одному из руководителей финансовой организации – и человек начал делать все, чтобы возникла просрочка по кредиту, после чего можно было бы начать процедуру изъятия залога. У нас есть фамилия этого топ-менеджера (сейчас он в Сбербанке уже не работает, но влияния не потерял), но до окончания разбирательств мы не будем ее оглашать.

Представьте – взяли вы квартиру в ипотеку, а в какой-то момент один из руководителей банка-кредитора решил, что это и есть квартира его мечты. По стандартному ипотечному договору приобретаемая недвижимость автоматически является объектом залога. Но вы исправно платите, придраться не к чему. Как поведет себя такой недобросовестный руководитель?

Сейчас будет мастер-класс.

ЮМОР ПО-ГРЕФОВСКИ

На кредитном комитете по реструктуризации обязательств – опять же, по словам присутствовавшего там сотрудника – предложили «проверить лояльность собственника комбината», запросив дополнительные поручительства. Хотя предприятие уже вложило 100 млн рублей, построило 30% объекта, зарегистрировало его и отдало в залог. Были построены магазин и учебный центр для персонала – все это тоже пошло в залог. Ощущение, что если бы на стройке нашли крыс, их бы тоже взяли в залог. Но крыс не было. «Крысы» пришли позже.

Сбербанк решил проверить другие направления бизнеса собственника, то есть Аркадия Муравьёва, на тот момент, кстати, президента Ассоциации «Теплицы России». Нашли три стоматологических клиники (годовой оборот крупнейшей – всего 15 млн рублей в год, ничтожно мало по сравнению с суммами, о которых идет речь), нашли «Торговый дом наши овощи» – из собственности одни компьютеры. Понятно, что для кредита в 770 млн такие поручители – просто ничто. Но нельзя недооценивать человеческий фактор – когда есть возможность надавить лично на заемщика, надо ею пользоваться. Один кабинет (на четыре кресла) и несчастные компьютеры включили в состав поручителей.

Более того, в процессе переговоров Минсельхоз России написал в Сбербанк письмо о том, что для ТК «Белореченского» одобрена ставка 1% годовых – остальные проценты по кредиту обязался оплачивать бюджет. Но в кредите все равно было отказано, хотя состав поручителей по кредитной линии, как видим, существенно расширился. А в Минсельхоз из Сбербанка ушло письмо о том, что ООО ТК «Белореченский»… отказалось от льготного кредита. О котором само же просило и ради которого пошло на серьезные издержки! Такая милая шутка от Сбербанка – Герман Греф ценит в своих подчиненных чувство юмора. В Министерстве шутку оценили, но бороться с банковской системой не могут даже члены правительства…

ДЕФОЛТ НА РОВНОМ МЕСТЕ

Оказавшиеся без всякой возможности докредитоваться аграрии кое-как продолжали достраивать комбинат и пунктуально платить по процентам первоначального кредита. Но это не устраивало кредитора.

Ведь в то же самое время связанные с топ-менеджером Сбербанка структуры начали скупать тепличные комбинаты по России – что характерно, на кредиты Среднерусского банка. Зашли и к ТК «Белореченский»: «Что вы за комбинат держитесь, отдайте его за символические деньги». Отдать, безусловно, можно, оставшись при каком-то маленьком семейном бизнесе, денег на жизнь хватит. Но когда ты работаешь в сельском хозяйстве столько лет, сколько «покупатели» и на свете-то не живут, просто так расставаться с любимым проектом особенно сложно. И Аркадий Муравьёв совершил ошибку – пошел на принцип.

Тогда Сбербанк, подняв договор «гестаповца с узником», в одностороннем порядке изменил условия выплат по старому кредиту. Просто потребовал заплатить 89 млн рублей по телу кредита – в противоречие даже своему же «прекрасному» договору.

Момент истины наступил 27 декабря 2018 года – как всегда, день в день, час в час, минута в минуту «Белореченский» перевел очередной платеж – 7 млн рублей процентов по кредиту. А Сбербанк неожиданно, почти без объявления войны (хотя что это было, как не война?), засчитал эти деньги… как часть погашения тела кредита, тех самых 89 млн. Соответственно, по процентным выплатам наступил дефолт – очень неприятная для должника вещь.

И уже 28 декабря, в предновогоднюю пятницу, Сбербанк предъявил заемщику претензию – очевидно, что вся комбинация была заготовлена заранее. Соответственно, в первые же дни нового года начался новый раунд переговоров, уже в ином тоне: раз условия договора нарушены, можно выкручивать руки уже не стесняясь.

БАНКРОТСТВО АВАНСОМ

У заемщика потребовали погасить в 2019 году сразу 300 млн рублей, то есть рассчитаться с существенным опережением графика. ТК «Белореченский» предпринял последнюю попытку пойти навстречу и нашел эти деньги, предложив начать с малого: в мае 40 млн, в апреле-мае 50 млн сверх обычного графика. Банк потребовал от залогодателя ООО «ПКФ Агротип» реализовать заложенный офис – согласились и на это. Его залоговая цена равнялась 70 млн, независимый оценщик определил его рыночную стоимость в 85 млн, «ПКФ Агротип» нашел покупателя на 90 млн. С учетом того, что компания продолжала строить теплицы по России и получать за это деньги, заемщик был в состоянии полностью удовлетворить новые требования. Но создалось ощущение, что это было неприятным сюрпризом для «зеленого банка». Поэтому он отказался от предложенного им же урегулирования и начал действовать в стиле слона в посудной лавке.

Согласно законам, начинать банкротство заемщика или поручителя можно лишь после трех месяцев просрочки платежей. Третья просрочка должна была состояться 27 марта (три месяца с «ошибочного» зачисления денег не по той статье), но уже 18 февраля, за 50 дней до «часа икс», Сбербанк опубликовал намерение о банкротстве всех участников сделки объектов залога, кроме самого тепличного комбината «Белореченский».

Во всем этом есть интересная специфика. Теплицы – это непрерывное производство, если комбинат остановится, если людей сократить, то запустить дело снова будет невероятно сложно. Там работает более 250 человек, 90% из них женщины, труд достаточно тяжелый. Поэтому, усиливая давление на заемщика, кредитор одновременно делает все, чтобы вожделенный комбинат функционировал нормально.

Так был убит «ПКФ Агротип», строивший, повторимся, четверть всех теплиц в России. Как только появился анонс банкротства, банки – в первую очередь Россельхозбанк – просто прекратили финансировать все стройки, где работал «ПКФ Агротип»: кто даст денег под банкротящегося подрядчика? Заказчики стали задерживать платежи, отсюда пошли задержки по зарплате, рабочий класс начал волноваться, перетекать на другие стройки, пришлось сокращать специалистов – и за три месяца от много лет платившего налоги предприятия ничего не осталось.

За четыре года 2015–2018 «ПКФ Агротип» перечислил в бюджет 1 545 580 158 рублей 44 копейки налогов. По итогам 2019 года будут уже символические суммы, в 2020 году этих денег бюджет России не получит вообще. А суммы очень ощутимые – соседняя с офисом (уже бывшим) «ПКФ Агротип» станция метро «Жулебино» стоит в полтора раза меньше, чем годовой налог с успешной организации, которая застраивала страну не безумными тридцатиэтажными человейниками, а современными теплицами, работающими на импортозамещение по овощам и фруктам.

В ОБЪЯТЬЯХ СПРУТА

Уже во время работы над этим материалом, в марте 2020 года, Сбербанк передал права требования по долгу на 481 млн рублей структурам «Сбербанк Капитала» – группы компаний, нацеленных именно на выбивание долгов. В нашем случае это ООО «Грос Ритейл» – удивительная фирма с одним сотрудником (он же директор еще 9 таких же прокладок), принадлежащая компании с двумя сотрудниками, принадлежащей двум компаниям с одним сотрудником каждая – и так далее до «Сбербанк Капитала» и собственно Сбербанка. Если бы приличный бизнес заключил контракт с такой организацией, налоговая тут же встала бы на дыбы: все признаки недобросовестного контрагента налицо. Но Сбербанк – выше закона: он создал целого спрута для удушения русского бизнеса, и даже если одно из щупалец промахнется, ему на помощь придет пара других.

Уже уничтожен «Денталцентр-Кожухово» – 22 человека в разгар кризиса выкинуты на улицу. Теперь серийный директор Дмитрий Банцекин намерен обанкротить предприятие с 270 сотрудниками – точка в существовании «ПКФ Агротип» будет поставлена в июле. Та же судьба ожидает и торговый дом, вынужденно оказавшийся поручителем по кредиту.

БЕССИЛИЕ ГОСУДАРСТВА

Неудивительно, что потерявший на этом практически весь свой бизнес опытный и законопослушный бизнесмен Аркадий Муравьёв закончил разговор с корреспондентом «Совершенно секретно» невеселым призывом: «Я хочу обратиться к молодежи. К тем молодым людям, которые собираются заниматься бизнесом в России. Мой опыт – а я 27 лет в реальном бизнесе работал, плюс параллельно был заместителем директора совхоза, производил овощи, 20 лет в совхозе Моссовета, – так вот, мой опыт позволяет сделать такой вывод: никогда не занимайтесь бизнесом в России. Если вам случайно удастся сделать успешный бизнес, у вас его отберут. Если бизнес будет неуспешным, вас посадят – потому что вы возьмете деньги и не отдадите их. У вас отберут все, что у вас есть.

 Фото_5_9.jpg

ОСНОВАТЕЛЬ И ГЛАВА КОМПАНИИ ООО

«ПКФ АГРОТИП» АРКАДИЙ МУРАВЬЁВ

И еще одно – никогда в жизни не берите кредит. Лучше жить с кусочком сахара, с кусочком хлеба и в старой квартире, чем взять кредит – у вас квартиру могут отобрать в любой момент, и уж точно вы будете ее рабами. У меня сотрудники берут ипотеку, я спрашиваю – когда ты закончишь ее выплачивать? “В 55 лет”. А парню тридцать, и он за это время в три конца денег заплатит. Он не ездит отдыхать, не ходит в театр, ничего себе позволить не может в лучшие годы. Нет, надо просто жить – пытаться найти хорошую работу с хорошим заработком, но не втискиваться в эти истории».

Разумеется, в России существует государственная власть, одной из задач которой является защита честного предпринимательства. Сенатор Алексей Кондратенко, депутат Госдумы Алексей Ситников, губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев обращались в Сбербанк с просьбой разрешить ситуацию мирно, не доводя до греха. Увы, члены Федерального Собрания РФ получили бессмысленные отписки (имеются в распоряжении редакции), а губернатора Краснодарского края люди Грефа и вовсе проигнорировали. Сбербанк выше не только закона, но и государственных структур.

У Леонида Млечина есть книга «Один день без Сталина. Москва в октябре 41-го года». Описывается критическая обстановка: враг на подступах, тотальная эвакуация, но сотрудники НКВД вместо работы на оборону, даже в это время, продолжают бессмысленные аресты. И только жесткий окрик Сталина остановил эту войну против своих, игравшую на руку только немцам. Раздастся ли такой окрик сейчас?

Когда материал был опубликован, пресс-служба Сбербанка РФ представила свою позицию по данному делу. Газета «Совершенно секретно» публикует комментарий кредитной организации: «Просроченная задолженность ООО «ТК Белореченский» перед Сбербанком образовалась в 2018 году. После этого банк дважды проводил реструктуризацию задолженности, однако в связи с рядом недобросовестных действий со стороны заемщика был вынужден инициировать процедуру принудительного взыскания».

Фото из архива автора


Авторы:  Павел ДРОЗДОВ

Комментарии


  •  Мила пятница, 06 августа 2020 в 15:08:08 #121305



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку