Нет коней для переправы

Нет коней для переправы

ФОТО: САНДЖИ УБУШИЕВ/ТАСС

Автор: Ярослав ФЕОФАНОВ
11.11.2019

Менее чем через два года в России состоятся парламентские выборы, которые станут генеральной репетицией президентской кампании 2024 года. Однако выясняется, что у политической среды нет свежих, харизматичных и честных политиков.

Ситуация в России, если мы основываем свой анализ на итогах сентябрьских выборов в регионах, не требует капитальной политической реформы. Но, тем не менее, через два года политическую систему ждет жесткий стресс – выборы в Государственную думу. Разумеется, парламентские выборы не пройдут так же спокойно, как в этом году, когда голосование было обеспечено участием бюджетников. Инсайдеры уже анонсировали готовность «Единой России» искать новые лица для участия в выборной кампании. Но найдут ли? Политическая среда в регионах никоим образом авторитетной для населения не является. Побеждать эта тусовка может только в условиях низкой явки и мобилизации бюджетников. Конечно, намного лучше выборы выигрывать за счет участия в кампаниях лидеров общественного мнения. Но где их взять за два года, если перед этим два десятилетия «сушили» не только явку, но и общественное поле?

НЕЗАПРОГРАММИРОВАННЫЙ ПРОТЕСТ

До конца года, согласно сообщениям СМИ, могут уйти в отставку главы целого ряда регионов России. В их числе губернатор Калужской области Анатолий Артамонов, губернатор Архангельской области Игорь Орлов, главы Пензенской области, Чувашии, и целого ряда других областей страны.

Впрочем, поживем – увидим, но в любом случае, в ближайшее время, любые перестановки, отставки, назначения, будут связаны с приближающейся кампанией по выборам в Государственную думу. Они состоятся в сентябре 2021 года. Вроде еще очень далеко до этих дней, но не позднее, чем за год до выборов должна быть понятна конфигурация выборной кампании, персоналии, проблемные места, уровень общественной поддержки правящей силы, социология должна дать ответы по поводу настроений людей.

Поэтому сейчас любые политические процессы, перестановки на уровне губернаторов особенно, будут прямо отталкиваться от предвыборного политического положения.

А сюрпризов здесь может быть много. Один из них прямо сейчас видим в Калмыкии, где на первый взгляд рядовое кадровое решение – назначение новым мэром Элисты бывшего функционера из ДНР Дениса Трапезникова, вызвало политический кризис, сопоставимый с недавними событиями в Екатеринбурге и Архангельской области, а до этого в Ингушетии. А в перспективе может вызвать формирование постоянного узла социально-политической напряженности в довольно спокойной до этого Калмыкии.

Думается, нужно немного углубиться в этот сюжет, поскольку, таких как в Элисте «внеплановых» конфликтов в дальнейшем будет все больше, и возникать они будут в совершенно неожиданных точках.

Поводом для протеста стало назначение никому в республике неизвестного человека мэром столицы Калмыкии. Каким бы ни был талантливым новый городской голова, речь идет о работе в национальном регионе с особыми правилами игры в рамках давно отработанного «контракта» территории с Центром. Или еще проще: можно ли было назначить ДНРовского функционера мэром Казани? Ответ, кажется, очевидным. Без проблем такое назначение не прошло и в Элисте. Но что теперь?

У власти нет инструмента разрешения таких конфликтов, как нет и наработанного опыта взаимодействия с неподконтрольным гражданским обществом. Уступать элиты тоже не умеют.

По словам калмыцкого журналиста и участника протестной кампании Бадмы Бюрчиева, протест пытается донести до руководства республики мысль о том, что противостояние «из-за не пойми кого» ведет к потере авторитета главы республики Бату Хасиков.

«Если Хасиков не отстранит Трапезникова, то Трапезников утащит его за собой на дно. В свое время подобное упорство экс-главы Ингушетии Евкурова по разным подобным вопросам, привело к его отставке. Здесь пока еще все можно отыграть назад», – считает Бюрчиев.

И здесь же мы видим старт более широкого общественного протестного движения, рамки требований которого могут быть не ограничены одной лишь отставкой неизвестного людям мэра.

«Мы всеми возможными способами будем добиваться возвращения прямых выборов не только главы города, но и глав районов. Расширить повестку нас попросили жители Калмыкии, которые приехали поддержать протест со всей республики. Что касается причины протеста, то мы ведем речь исключительно о репутации и отношении людей, которые принимают такие решения, к нашему народу. Нас не устраивает репутация Трапезникова, мы не хотим, чтобы его фамилия ассоциировалась с нашим городом. Нам не нравится, что на нас вывалили кота в мешке – и сказали, вот вам «антикризисный менеджер». Мы хотим, как минимум, знать людей, которые будут представлять наш город. Мы его действительно любим. Варяг в принципе возможен, но хорошо зарекомендовавший себя. Но в целом, мы будем добиваться, чтобы в соответствующих нормативно-правовых актах появился пункт, согласно которому на должность главы может назначаться человек, проживший определенное количество лет в нашем городе. Например, пять лет подряд. Чем долгосрочнее будет эта борьба, тем больше у нас будет возможностей рассказывать людям о способах сопротивления, о наших правах и свободах. То есть параллельно мы будем создавать гражданское общество, преимущественно из молодых пользователей соцсетей. Как воспринимает это Москва, нас интересует в последнюю очередь. У нас свои задачи и цели. И она касаются исключительно нашего города и нашей республики», – продолжает Бадма Бюрчиев.

Калмыкия не первый регион, где протест за считанные недели становится многотысячным. Прямые эфиры в Instagram позволили в республике включить в процесс тысячи граждан. По такому же пути пошел процесс в Архангельской области, и напомним, тамошний губернатор Орлов находится под дамокловым мечом отставки.

В числе регионов, где сейчас высокие риски общественных протестов, находится и Калужская область. Здесь губернатор Артамонов у власти с 2000 года. Граничащая со столичной агломерацией область имеет сравнительно развитое гражданское общество. Его протестная активность в некоторой степени смягчалась уверенным экономическим ростом близкого к Москве региона. Но риски протестов сейчас высоки не только в связи с экономическим сокращением, но и в связи с тем, что власти области заимствуют особый стиль работы с общественным мнением, который уже давно практикуют в соседней Московской области. Для реализации крупных, но чаще всего непопулярных проектов, организуются манипуляции, откровенный обман людей. Как, например, в нашумевшей истории со строительством мусорного полигона на северо-западе области, где в одной из местных деревень, точнее в нескольких домах одной деревни, прописали почти 150 неизвестных никому людей, многие из которых вскоре стали депутатами местного самоуправления и поддержали «от лица жителей» крайне непопулярный проект. Эффектное технологическое решение проблемного вопроса, но с большими негативными последствиями в дальнейшем. Перед выборами все эти «косяки» упадут на плечи «Единой России».

ГДЕ НАЙТИ ЛЮДЕЙ?

Как писала газета «Совершенно секретно» ранее, у «Единой России» почти нет в регионах актива, состоящего из людей активных, и обладающих авторитетом среди населения. Создать такой актив практически за год, задача не из легких.

«Единая Россия» всегда была и остается партией местных элит. Но за редким исключением, представители этих кругов имеют отрицательный рейтинг в общественной среде. Именно в этом правящая политическая сила проигрывает и коммунистам, и ЛДПР, и даже справедливоросам. В условиях конкурентных выборных кампаний, где возможности административного ресурса снижаются, отсутствие ярких, заметных, имеющих хорошую репутацию политиков, станет серьезной преградой на пути к успеху.

Здесь на самом деле большая проблема. Найти людей деятельных, с безупречной репутацией можно, но известных широкой аудитории среди них почти не будет. Активный слой в регионах редко занимается политикой. А развитого гражданского общества, несмотря на большое количество спонтанных политических кампаний, тоже нет. Известные общественники очень часто люди внесистемные, нередко откровенные маргиналы. Та незначительная часть политически активного слоя, это чаще всего системные противники партии власти. И в их руках есть преимущества.

С другой стороны, эксперты политического консалтинга, считают, что подобрать людей сравнительно известных удастся, но есть большие проблемы с повесткой и отсутствием пользы для людей в работе «Единой России».

«Новые лица можно найти. Но дело не только в новизне, дело в доверии. Нужны известные, популярные, вызывающие доверие. Но без новой повестки это полумера. А новой повестки нет. Все перемены сводятся к ротации кадров», – говорит в беседе с обозревателем «Совершенно секретно» политолог Константин Калачёв.

«Проблема партии не в кадрах, а в отношении граждан к власти и социальном самочувствии. Кадровая ротация единороссов – это попытка хоть как-то ответить на актуальные общественные запросы, но кроме запроса на новые лица есть запрос на популярные решения. Не меняя конструкцию, не меняя систему принятия решений, бесполезно заниматься косметическим ремонтом. Полезность для людей – вот чего от этой партии ждут ее избиратели. Нужна позитивная повестка – и местная, и региональная, и общефедеральная», – продолжает Калачёв.

Эксперты обращают внимание на большую проблему правящей политической силы, связанную с зависимостью ее деятельности от исполнительной власти. Политическая сила не определяет свою федеральную и региональные повестки, не может отталкиваться от общественного запроса, нередко выступает лоббистом абсолютно не популярных проектов и мер. С «Единой Россией» сегодня население связывает и пенсионную реформу, и неудачные решения в сфере экологии.

«Главная проблема – отсутствие у партии субъектности, позволяющей ей самостоятельно инициировать популярные решения. Но вот почему исполнительная власть не хочет или не может ей подыграть в этой теме, вопрос открытый. Возможно, что просто не считают нужным расходовать эти решения за два года до федеральных выборов», – считает Константин Калачёв.

Для того чтобы партия обрела, как говорит эксперт, субъектность, ей необходимо реагировать на общественный запрос. А это значит включать в повестку все большее число резонансных, вызывающих протесты, тем. Но если мы помним, что ЕР – партия хозяйственной, бюрократической и силовой элиты, то получается, что партийный механизм должен тут и там выступать против интересов своего верхнего слоя. Это невозможно. Сегодня, «Единая Россия» – политическая сила, действующая в интересах российского госкапитализма, она по другую сторону баррикад от гражданского общества.

 Фото_10_16.JPG

ФОТО: КОНСТАНТИН ЧАЛАБОВ/РИА НОВОСТИ

Но есть у экспертного сообщества некоторые рецепты для единороссов.

«Что делать? Нужно делать большие и малые полезные дела. Как, например, партийная программа благоустройства всех дворов Татарстана, поддержанная главой Татарстана Миннихановым. Но на федеральном уровне можно провести и более серьезные общефедеральные решения. Чтобы избиратель мог сказать, что он стал больше получать, лучше жить, интереснее отдыхать, что жизнь его в чем-то упростилась благодаря Единой России», – говорит Константин Калачёв.

ЧТО У НАС В ПОЛЕ?

«Единой России» в большей степени, но и ее будущим конкурентам тоже, придется вести упорный кастинг – искать людей, за которыми пойдут избиратели. Насколько это сложный процесс, мы можем видеть, если владеем данными о ситуации в тех или иных регионах, а ситуация везде очень разная.

Такие регионы как Калмыкия, Ингушетия или Архангельская область, можно сказать, потеряны для власти. Там, где состоялся и вырос общественный протест, уже теперь есть и его формирующиеся лидеры. У них есть и репутация и общественный вес, они харизматичны и чаще всего бедны – что называется, то, что доктор прописал для участия в выборах. Но они, ясное дело, ни в коей мере не пул партии власти. В этих регионах парламентские выборы будут сложными. Но еще сложнее сейчас предсказать, где еще «рванет» – в каких регионах заурядные политические процессы могут привести к тяжелым кризисам. Потенциал конфликтов есть везде.

Другая группа регионов, это области и республики с очень глубокими внутренними конфликтами в элитах. Так, например, дело обстоит в Тверской области, Ставропольском крае, Челябинской области. В таких регионах вообще нет политики за рамками «терок» элитных групп, которые выражаются в достаточно открытой публичной политике. Но и нет активного независимого от элит гражданского общества. В таких регионах практически нет среды, в которой можно выбрать чистых и честных политиков.

Много регионов, где практически отсутствует внутренняя политика. Не развит и гражданский сектор, нет фигур, пользующихся доверием населения. Политическая активность представлена очень узкими группами известных, но не популярных в обществе сетевых активистов. Так, например, обстоят дела в Брянской и Костромской областях. В таких регионах скорее власти смогут обеспечить нужные результаты на выборах за счет проверенных способов – мобилизации бюджетников.

Регионов, где есть сложившееся гражданское общество, известные на региональном уровне лидеры общественного мнения, инициаторы проектов в социальной, культурной сфере, или яркие хозяйственники, очень мало.

В основном активное гражданское общество в больших городах, в Татарстане, Дагестане, Вологодской области, в ряде других регионов.

Но в целом задача, которая стоит не только перед «Единой Россией», но и перед другими будущими участниками важных политических процессов следующего десятилетия, практически не выполнима. За год-полтора нужно найти незапятнанных новых лидеров общественного мнения и разогнать их рейтинг. Сделать это возможно только конкретными делами в полном соответствии с общественным запросом. За это время талантливые и харизматичные будущие депутаты Госдумы должны обрести достаточную известность и ощутимый кейс реализованных проектов для того, чтобы иметь шанс быть избранными. Причем все это будет происходить на фоне ширящейся пропасти между интересами вписанных в российский госкапитализм элитных групп и населения, и соответственно на фоне все новых волн протестных кампаний.

Все это выглядит так, будто «Единой России» в надежде на признание электората, придется организовать предвыборную кампанию против самой себя.


Авторы:  Ярослав ФЕОФАНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку