НОВОСТИ
Бывшего схиигумена Сергия посадили в колонию на три с половиной года
sovsekretnoru

НЕСКРОМНОЕ ОБАЯНИЕ БУРЖУАЗИИ

Автор: Денис ТЕРЕНТЬЕВ
28.06.2008

Деньги есть, а жить скучно: так можно сформулировать основную претензию многочисленных новых русских богачей к действительности. Вояжи, клубы, рестораны – все это уже опостылело. В моду входит особое развлечение – игры, в ходе которых участники погружаются в совершенно непривычную для себя реальность. На ниве этой новой моды даже новая профессия появилась – ивенторы, от анлийского «event», что значит «событие»

PHOTOXPRESS.RU

В ноябре 2006 года петербуржцы Андрей Смирнов и Максим Левин запустили проект под названием «Городская реальная охота независимых интеллектуалов», сокращенно – ГРОХНИ. Его участники играют в уличных убийц, добровольно разделившись на охотников и жертв. Задача охотников: выследить живую мишень и застрелить ее из водяного пистолета или сфотографировать. Идея, в целом, не новая – уже давно американская затея под названием Street Wars охватила полсвета. Но петербургские организаторы внесли в нее интеллектуальный аспект: личность жертвы выдается не сразу, а через цепь подсказок.
– Я могу запросить у оператора SMS с подсказкой, которая приходит в зашифрованном виде, – рассказывает опытный «киллер» Юра. – Например, «Попробуйте маковый гриб». Это простая подсказка, указывающая на популярный клуб «Магриб», но как там найти жертву, посетитель она или сотрудник, я не знаю. Запрашиваю следующую подсказку: «Не нужно стесняться частной жизни». Частная – синоним прилагательного «приватная» – прохожу в соответствующую комнату, где меня ждет девушка, которая вручает мне следующий код, за которым надо ехать в район Озерков.
Личность жертвы окончательно устанавливается подсказки с десятой, причем для этого требуется не только ассоциативное мышление и знание города, но и компьютерные базы данных, которые предлагаются в метро по 300 рублей. Теперь нужно торопиться, потому что время игры ограничено: не успел «грохнуть» жертву за три дня – извини, game over.
Как правило, участники ставят деньги на свою победу – 5-10 тысяч рублей. SMS-ки тоже платные, но материальный стимул в этой игре далеко не на первом месте. Главное – почувствовать себя в чужой жизни. Это возбуждает похлеще денег и власти, тем более что большинство участников ГРОХНИ – молодые высокооплачиваемые менеджеры, у которых весь рабочий день состоит из отчетов, совещаний и телефонных переговоров. Всю эту рутину и призван компенсировать уличный боевик.
– В моей жизни все отлажено: работа, дом, езда в пробках, собака, молодой человек, выходные с друзьями в клубе или на даче, – рассказывает 27-летняя Кристина. – Я «вписалась» в эту игру, чтобы испытать новые эмоции. Ведь жизнь воспринимается совсем по-другому, когда к тебе в любой момент могут подойти убийцы. За какие-то три дня я побегала во дворах на Лиговке, перелезала в туфлях на каблуках через двухметровый забор, пряталась в мужском туалете и просила незнакомого милиционера вывезти меня из офиса в багажнике машины…
Лишения не прошли для Кристины даром: она выиграла две игры и только одну проиграла. Она говорит, что открыла «другую себя» – ту, которая умеет цепляться за жизнь и входить в доверие к совершенно разным людям.
Сегодня проект ГРОХНИ разворачивается по всей России, а счет участников пошел на тысячи. Даже в первые дни их нашлось около 500 человек – принесла плоды оригинальная рекламная компания. В ее ходе люди получали листовки, в которых говорилось, что этот кусок бумаги отравлен, и через несколько минут появится сухость во рту и начнут холодеть конечности…
Уже появились и похожие проекты – например, DoZoR в том же Петербурге. Число развлекающих фирм в России растет даже быстрее, чем доходы граждан, и многим не хватает места на рынке обслуживания элиты.

У кого меч длиннее?

Владелец казино нищенствует у Казанского собора. Чиновник из Смольного торгует женой на проспекте Просвещения. Банкир ворует в супермаркете. Это не стыд и срам, это весьма недешевая адреналиновая игра. На мазохистских комплексах питерских «випов» неплохо зарабатывают два десятка ивент-агентств.
38-летний бизнесмен Петр сверкает подбитым глазом: он победил в игре «Ночной тур». Быстрее пяти конкурентов добрался ночью с проспекта Маршала Жукова до проспекта Культуры (то есть через весь Петербург) – без денег, документов и мобильного телефона, одетый в залитый пивом пиджак, рваные клеши и стоптанные башмаки без шнурков. Гример и стилист довершили образ.
– Ну кто такого повезет ночью, да еще бесплатно? – улыбается победитель. – Вот тут и пришлось включать голову, а то я же привык любую проблему при помощи денег решать. Перед милицией пришлось заискивать, чтобы не забрали. А ведь я привык с ними сверху вниз разговаривать, а тут вдруг понимаю, что меня могут избить, подбросить наркотики. В общем, адреналин конкретнейший. А отвез меня в итоге кавказец на битой «шестерке». Я его взял на мужскую солидарность: мол, у любовницы муж неожиданно пришел, пришлось бежать в чем придется. Он мне всю дорогу рассказывал, как сам из таких ситуаций выпутывался…
Конкурентам Петра задача оказалась не под силу: одного забрали в милицию, другой приехал к «финишу» только под утро на метро, еще один выпросил на улице мобильник и позвонил другу с машиной, двое сошли с дистанции. Но довольны были все.
– Инстинкт менять свое психологическое состояние – одно из главных влечений человека, – говорит психолог Людмила Крапухина. – Но порог психических реакций у всех людей разный, поэтому многим недостаточно просто выпить, поиграть в футбол, заняться сексом. Поменять свою личность – куда более сильная эмоция. Почитайте мемуары авантюристов и шпионов – для них это было сильнейшим возбуждающим средством.
При входе на одну из конференций руководителей ивент-агентств участников встречал актер в форме сотрудника советского ГАИ и выдавал каждому по портфелю с банными принадлежностями и веником. Докладчиков, естественно, слушали, не вылезая из бассейна. По словам организаторов, в такой атмосфере информация глубже отпечатается в памяти, чем при академичном чтении лекций в аудитории.
Творческие находки ивенторов – предмет гордости и конкуренции. Кто-то сумел договориться с командованием военно-воздушной части, и клиентов взяли полетать на новых образцах техники. Кто-то нарядил компанию банкиров сотрудниками ГИБДД, и они, вместо того чтобы стричь с водителей деньги, сами выдавали им купюры на новую фару или брызговики. А кто-то придумал свадьбу в стиле рыцарских времен, куда две сотни гостей заявились в латах и кринолинах. Мужчины спорят, у кого меч длиннее, дамы гоняют веерами шелкового «мотылька», а в итоге образуется сегмент рынка объемом в полмиллиарда долларов – примерно столько потратили в России на ивенты в 2007 году.
– Каждый год рынок растет, как минимум, на треть, – говорит директор ивент-агентства «Луна» Алексей Чурков. – И это не только потому, что у бизнесменов стало много лишних денег. Любой богач понимает, что жизнь проходит, и все обращается в прах. Мы существуем не для того, чтобы его «развести на деньги», а чтобы помочь ухватить радостные мгновения настоящего.
Но на одних розыгрышах и стилизациях «под старину» полмиллиарда долларов не заработаешь, поэтому компании разрабатывают оригинальные сценарии для свадеб, дней рождения, корпоративных вечеринок. Видный столичный ивентор Сергей Князев говорит, что праздничный рынок Москвы составляет 50 миллионов долларов в год, плюс еще 50 миллионов на Новый год. Простенькая вечеринка на 30 человек с банкетом, качественным оркестром с отстроенным звуком и нехитрыми спецэффектами обойдется в 15 тысяч долларов. Но если это мероприятие для видных банкиров, госчиновников и еще каких-нибудь «випов», то цена мероприятия может составить 200-300 тысяч долларов. Еще год назад фирма «Праздник» взяла рекордную планку «белого» бюджета – 600 тысяч «зеленых». А сейчас, говорят, этот рекорд почти наверняка перекрыт. По слухам, реальная стоимость некоторых пафосных вечеринок зашкаливает за миллион.
– На Западе очень ценятся интересные идеи, не требующие больших вложений, а у нашей буржуазии любое мероприятие призвано прежде всего подтвердить высокий статус организатора, – говорит глава одной из петербургских ивент-компаний Андрей. – Если это юбилей, говорят, что подарком должно быть что-то необычное, стоимостью не менее 7 тысяч долларов. Наши комиссионные составляют 10-15 процентов. В Москве ивенторы работают и за 5 процентов, но у них эти вечеринки поставлены на поток: некоторые компании обслуживают по 300-400 мероприятий в год. А в Питере заказы разовые, но больше 20 вечеринок с серьезным бюджетом в год почти ни у кого не получается. Хотя перспективы хорошие – скоро будем как в столице!
Москвичи питерских ивенторов хвалят: говорят, здесь больше творчества. В Москве, мол, можно сделать эксклюзивный сценарий и показывать его в разных аудиториях пять лет кряду. А Питер – город маленький, «випов» живет на порядок меньше, и новости обо всех ивент-новинках моментально передаются из уст в уста. Поэтому на каждое мероприятие приходится придумывать новые трюки.
– Сегодня все больше желающих встряхнуть заработавшегося коллегу, – рассказывает Андрей. – А если пикантное знакомство или выигрыш в казино его не «пробирают», то можно заказать милицейский обыск у него в доме с изъятием наркотиков, оружия. Можно даже заказать «наезд» с предъявлением обвинения в коррупции, с заявлениями от знакомых лиц. На допросе от него будут требовать показания на высокопоставленных друзей – заодно заказчик и посмотрит, с каким человеком он имеет дело. На Западе такие вещи не котируются, потому что потом объект розыгрыша обидится на всю жизнь. А в России только посмеется вместе со всеми. Я не знаю ни одного случая в России, чтобы на ивенторов подавали в суд, а на Западе – сплошь и рядом. Правда, сейчас на ивенторском рынке стало тесновато, а его неудачники переориентируются на средний класс. Поэтому иски обязательно будут

Лекарство от одиночества

Идею современных массовиков-затейников впервые оформил Г. К. Честертон в рассказе об «Агентстве романтики и приключений». Но его мало кто читал, зато фильм Дэвида Финчера «Игра» смотрели все. Там герой Майкла Дугласа получает в подарок некое приключение, на протяжении двух экранных часов бросающее его из огня в полымя. Но в итоге все остаются живы, герой сияет от счастья, а обороты некоторых американских ивент-компаний подскочили до 300 миллионов долларов в год.
Хотя в российской компании Mr.Gamer говорят, что действие финчеровского фильма занимает всего три дня и в нем участвуют 26 подставных персонажей. В самом Mr.Gamer некоторые игры длятся до полутора месяцев, а привлекать к ним приходится до двухсот человек. «Заказчиками игры бывают друзья или родственники игрока, но в конце их инкогнито обязательно должно быть раскрыто, – говорит креативный директор российского бюро Mr.Gamer Александр Кинзерский. – Это гарантия того, что игра носит позитивный характер. А бюджет игры состоит из трех примерно равных частей: разработки сценария, технического обеспечения и группы мастера игры, который контролирует изменение ситуации. Ни одна игра не повторяется».
В арсенале российских ивент-агентств есть классические адреналиновые игры, на которые в течение многих лет есть стабильный спрос. Вот несколько примеров.
«Ворюги». Выигрывает тот, кто украдет из супермаркета вещей на большую сумму за полчаса и не попадется.
«Бомжовый тур». Победителем становится собравший наибольшую милостыню в каком-нибудь людном месте. Основной адреналин здесь бурлит даже не от подсознательного унижения, а от постоянной опасности, исходящей от милиции и других нищих. Многим понравилась настолько, что уже проводились «туры жалости» в европейских столицах, а попршайки выходили на работу из отеля «Ритц».
«Сутенеры и проститутки». Идея проще некуда: мужья-бизнесмены одевают своих жен-домохозяек под дешевых путан и предлагают их на Искровском проспекте по пятьсот рублей. На кого будет наибольший спрос – та и выиграла. Основная проблема: отвязаться потом от распалившихся покупателей – для этого в засаде держат пару джипов с охраной.
«Охота на крыс». Владельцы заводов, газет, пароходов носятся по вонючему подвалу по колено в канализационных стоках и палят из винтовок по крысам, коих здесь сотни. Побеждает тот, кто добудет больше хвостиков.
«Стриптизерши». Приходите с коллегами по бизнесу в клуб пропустить по рюмашке, а там ваша супруга нагишом извивается вокруг пилона. На ваш удивленный вопрос отвечает: «Развлекаюсь, тебя же постоянно дома нет!» Сразу оценить шутку по достоинству способны не многие.
Мода прошлого года – ивенты в экзотических местах. Особенно популярны Объединенные Арабские Эмираты, где в начале года с размахом отметили день рождения президента одной корпорации (говорят, один фейерверк в пустыне обошелся в 50 тысяч долларов).
Ивенторы говорят, что слухи о том или ином мероприятии распространяются практически моментально, и вскоре у тебя в приемной очередь из желающих заказать «что-нибудь в этом роде». Последним писком стали острова Зеленого Мыса в сердце Атлантического океана. Катамараны, серфинг, гонки на катерах и дискотека на необитаемом острове – и всего-то обошлось в 230 тысяч. Подражатели будут, уверены в агентстве.
Очень популярны мини-розыгрыши: например, выходит молодой человек с девушкой из подъезда в спальном районе, а на улице трое мексиканских кабальерос в национальных костюмах поют в ее честь Besame mucho. Или три хулигана на улице пристанут, а заказчик мероприятия их красиво раскидает на асфальт.
Единственное, про что ивенторы не любят рассказывать, так это про закрытые вечеринки с сексуальным подтекстом – таких, по некоторым оценкам, примерно 20-25 процентов среди всех проводимых ими праздников. Зато в частной беседе сотрудники агентств могут поведать про то, какие перформансы они изобретают для богатых геев, садомазохистов, свингеров.
Коммуникативные игры признаны компенсировать зеленую хандру одиночества, которой в той или иной степени подвержен любой житель мегаполиса. Несколько лет назад появился флэш-моб, смысл которого в том, что, собравшись в одно время в одном месте, участники синхронно выполняют некие действия. Потом до России добралась «Люша» (от голландского слова Loesje): несколько людей собираются в кафе, обсуждают волнующие их проблемы, после чего создают плакаты «по мотивам» и расклеивают их по городу. Плакаты эти небольшие и, как правило, черно-белые, содержащие только текст. Например, в Петербурге приходилось видеть следующее: «Зачем мы поступаем с другими так, как не хотели бы, чтобы поступили с нами?».
Из-за границы пришла в Россию и «герилья», которую в разных странах мира освоили уже несколько миллионов участников. Казалось бы, дурь полная: человеку нужно ходить по городу и рисовать на стенах солдатиков при помощи трафарета и баллончика с краской. Для менее воинственных граждан придумали «буккроссинг», в основе которого просветительская идея: прочитал книгу – передай другому. Настоящий буккроссер прячет, например, книгу Фаулза под скамейкой на Малой Садовой улице в Санкт-Петербурге и размещает на определенном сайте «наводку». И вот уже к тайнику движется несколько желающих ею завладеть. Нашедший книгу должен немедленно отчитаться в Интернете: мол, груз принял, дальнейшие телодвижения в этом направлении бесполезны.
– Ни в коем случае не надо думать, что буккроссерам жалко денег на книгу, – говорит петербуржец Олег. – Лично мне нравится идея превращения мира в глобальную библиотеку. Отдавая книгу, вы передаете неизвестному человеку частичку себя и того мира, который тебе интересен.

Санкт-Петербург


Денис Терентьев

 


Авторы:  Денис ТЕРЕНТЬЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку