Неизвестный «харбинский дневник» национал-большевика № 1

Неизвестный «харбинский дневник» национал-большевика № 1
Автор: Алексей ЧЕЛНОКОВ
10.02.2016

Сенсационная находка «Совершенно секретно» заново открывает личность русского мыслителя начала XX века Николая Устрялова, интеллектуальное наследие которого сегодня оказалось необычайно актуальным и востребованным

 

Николай Васильевич Устрялов (1890–1937) первым провозгласил, что перед величием самой России на задний план отступают все, вся и всё – и монархия, и коммунизм, и революции, и идеологии. Другими словами, государство – высшая ценность. А в триаде элементов государства – территория, народ, власть – Устрялов, бесспорно, ставит на первое место территорию. И эта идея, пожалуй, становится в сегодняшней России главным политическим трендом, который определяет «смену вех» государственной идеологии.

 

Мистик Государства

«Души «малых держав» не лишены возможности быть изящными, благородными, даже «героичными» – но они органически неспособны быть «великими», – так считал Устрялов. Великое государство реализует себя только на великих просторах. И далее он пишет: «Лишь «физически» мощное государство может обладать великой культурой».

Оригинальный мыслитель и апологет государственной идеи, Устрялов ещё мистик и поэт. Он посвящает государству проникновенные гимны: «Государства – те же организмы, одарённые душою и телом, духовными и физическими качествами. Государство – высший организм на земле <…>. Государство есть познавшая себя в своём высшем единстве, внутренне просветлённая Земля. Земля без Государства – аморфная, косная масса, Государство без Земли – просто nonses, голая форма, лишённая всякой реальности».

 

«Харбинский дневник» в Химках

Посмертно, в 1989 году, Устрялов был реабилитирован. Только спустя почти 15 лет, в 2003 году, вышла в свет книга «Национал-большевизм», в которой собраны его основные программные тексты. Перу Устрялова принадлежит немало работ, которые разбросаны по редким изданиям и разрозненным интернет-публикациям.

Часть эпистолярного наследия Устрялова хранится в архиве Гуверовского института войны, революции и мира Стэнфордского университета (США, Калифорния), в разделе переписки за 1920–1935 годы. Это машинописные копии переписки Устрялова, собранные им в Харбине (Китай) между 1934 и 1935 годами, перед отъездом в СССР.

Часть дневниковых записок Устрялова была опубликована в 1991 году в книге «Белый Омск. Дневник колчаковца». В предисловии книги издатель указывает, что «дневник Устрялова представляет собой 43 машинописные страницы большого формата. Первая запись сделана 9 февраля 1919 года, последняя – 26 января 1920 года». Другая часть дневников Устрялова вышла в свет под названием «Служить Родине приходится костями…» («Источник», № 5–6, 1998) и охватывала его последние два года жизни, с 1935 по 1937-й.

Логично было предполагать, что Устрялов, скорее всего, вёл дневник на протяжении всей своей взрослой жизни, не исключая промежуточных – между белой эмиграцией и расстрелом на Лубянке – между 1920 и 1937 годами.

Упорные поиски и счастливый случай подтвердили догадки. Мне стало известно, что какой-то дальний родственник Устрялова живёт в подмосковных Химках. Город, хоть и районного масштаба, насчитывает более двухсот тысяч жителей. К кому обратиться за помощью? Вряд ли в городской администрации кто-то вообще мог слышать о существовании такого «философа». В местной ячейке Национал-большевистской партии надо мной посмеялись и, по-моему, даже неуважительно хотели «отвесить пенделей»:

– Устрялов? Первый национал-большевик? С дуба рухнул?! У нас один первый национал-большевик – Эдуард Лимонов!

В конце концов выход был найден. В каждом городке найдется свой архивариус Варфоломей Коробейников. Но это был не маленький старичок, «чистюля с необыкновенно гибкой спиной», а грузная дама со свекольным цветом лица, представитель местного общества то ли краеведов, то ли генеалогов. Дама сказала, что они как раз готовят выставку «Знаменитые предки химчан», но «документы Устрялова не прошли из-за по политики». Этот «документ» и оказался ксерокопией того самого недостающего дневника Устрялова: начинался он записью 17 февраля 1926 года и завершался 22 февраля 1935 года! Полторы сотни листов, исписанных бисерным почерком, формата обычной школьной тетради. И его подлинность не вызывала сомнений – мы держали в руках так называемый харбинский дневник Устрялова.

 

От кадетов до «Смены вех»

Итак, Николай Васильевич Устрялов родился 25 ноября 1890 года в Санкт-Петербурге. Предки по отцовской линии были крепостными крестьянами-старообрядцами Орловской губернии. Некоторые представители этого рода смогли подняться до высоких государственных постов. Отец – Василий Иванович Устрялов (1859–1912) – получил дворянство. Окончив медицинский факультет Киевского университета, он женился на дочери калужского купца Юлии Петровне Ерохиной. В 1900 году Устряловы переехали в Калугу, где их сын Николай в 1908 году окончил с серебряной медалью гимназию.

В том же году он поступил на юридический факультет Московского университета, среди его преподавателей был известный профессор Евгений Трубецкой, оказавший огромное влияние на мировоззрение Устрялова. Ещё в студенчестве Устрялов увлекся политикой. Он примкнул к «правому» крылу партии конституционных демократов, отношения с которым продолжались вплоть до «колчаковского периода» его жизни.

Февральскую революцию 1917 года Устрялов восторженно принял как возможность превращения России в сильное национально-консервативное государство (позже Устрялов станет утверждать, что она была национальным позором, началом распада России, который был остановлен лишь энергией, волей и штыками русского большевизма). Октябрьская революция молодому Устрялову, как и всем правым кадетам, представлялась национальной катастрофой, а большевики – фанатиками бредовой идеи превратить Россию в «дрова для мировой революции».

И неудивительно, что в Гражданскую войну Устрялов оказывается в стане белогвардейцев. В Омске Устрялов занимает видное место среди правых кадетов, окружавших Колчака, которые подталкивали правителя к идее «диктатуры ради демократии». Когда становятся очевидными крах Колчака и подлинные цели стран Антанты и Японии, которые не столько помогали Белому движению, сколько хотели поживиться за счет слабости России, Устрялов начинает дрейфовать в сторону признания большевизма как единственной силы, сохраняющей Россию, что однако вовсе не означало признания коммунизма и марксизма.

Так зарождались идеи национал-большевизма. Впервые они были изложены в книге «В борьбе за Россию», выпущенной в 1920 году в Харбине, куда Устрялов переселился с семьей. Книжка вызывает скандал в белой эмиграции и поддержку лидера красных Владимира Ленина. Пути красных и белых патриотов, как и предсказывал Устрялов, пересеклись в точке, где находилась «Великая Россия и её государственность».

В эмиграции Устрялов сначала оставался в одиночестве, затем у него появляются единомышленники. Во-первых, это сменовеховцы, то есть участники сборника «Смена вех» (Прага, 1921). Во-вторых, это евразийцы (в одном из писем к единомышленнику Устрялов прямо называл себя левым евразийцем).

 

«Устряловец» Сталин

В 1925 году Устрялов принимает советское гражданство и начинает работать на КВЖД. В том же году он посещает СССР, после чего выпускает брошюру «Россия (у окна вагона)», главный вывод которой – идёт «национализация Октября», космополитические идеи 1917 года постепенно выветриваются, большевизм становится «правее и национальнее».

Харбинский мыслитель приветствовал разгром ленинской гвардии, бредившей мировой революцией. Сталинскую формулу «социализм в отдельно взятой стране» Устрялов воспринимал в духе российского великодержавия. И, кстати, Троцкий открыто назвал Сталина «устряловцем», «могильщиком революции» и «русским империалистом». В 1935 году на Дальнем Востоке широко распространяются идеи русского фашизма, антибольшевистские и антисоветские. Национал-большевика Устрялова не печатают в местных газетах, он лишается работы в университете. В том же году СССР продает КВЖД Маньчжурии, и Устрялов решает вернуться в СССР.

В 1937 году Устрялова арестовывает НКВД как «японского шпиона». «Тройкой» он приговаривается к расстрелу, и в тот же день приговор приводится в исполнение… С тех пор никто не мог назвать Сталина «устряловцем».

 

Изборские национал-большевики

В наши дни национал-большевизм в карикатурной форме отражен в лозунгах партии эпатажного писателя Эдуарда Лимонова. На экспертном уровне идеи Устрялова принимаются и обсуждаются членами известного Изборского клуба, созданного в сентябре 2012 года. В его состав вошли советник Президента РФ по вопросам евразийской интеграции Сергей Глазьев, лауреат Нобелевской премии Жорес Алфёров, генерал-полковник Леонид Ивашов, писатель Захар Прилепин, доктор исторических наук Наталия Нарочницкая, епископ Тихон (Шевкунов) и ряд других известных и влиятельных лиц.

Член Изборского клуба, политолог Валерий Коровин прямо заявил:

«Если выводить идеологическую модель, на которую мог бы опереться Путин, отрицая либерализм как угрозу государственности, то этой идеологией является национал-большевизм. Он объединяет и патриотов-державников, и левых патриотов, для которых Запад – общий враг». В наши дни Устрялов явно был бы членом Изборского клуба.

 

Газета «Совершенно секретно» нашла «Харбинский дневник» русского мыслителя начала XX века Николая Устрялова

 


Авторы:  Алексей ЧЕЛНОКОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку