НОВОСТИ
Начали «хамить пациентам». Визит антиваксеров в больницу превратился в балаган (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Негодяи на войне

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.06.2004

 
Владимир АБАРИНОВ
Специально для «Совершенно секретно»

Главари охранников-садистов в Абу-Грейб – Айвэн Фредерик…
AP

Бригадный генерал Джэнис Карпински говорит, что с пяти лет мечтала стать военным. Однажды она написала на всех своих куклах «Сухопутные силы США» и построила их в шеренгу. Ее мечта стала реальностью в 1977 году, когда Карпински с дипломом бакалавра искусств превратилась в младшего лейтенанта. В течение всей своей армейской карьеры она специализировалась как офицер военной полиции. Во время первой войны в Заливе служила в Рияде и Абу-Даби. Она совершила более ста прыжков с парашютом, награждена медалью «Бронзовая звезда» и другими регалиями. Уволившись в запас, Карпински легко нашла себе занятие на гражданке: она учит менеджеров частных компаний психологической устойчивости, для чего ставит их в сложные стрессовые обстоятельства. В июне 2003 года Пентагон снова призвал ее под ружье. Она стала самой старшей по званию женщиной-офицером в Ираке – командиром 800-й бригады военной полиции. Ее муж, тоже военный, дослужился пока лишь до подполковника; он работает в американском посольстве в Омане, детей в этой семье нет.

В ведении генерала Карпински оказалось 34 тысячи мобилизованных резервистов и 15 военных тюрем на юге и в центральной части Ирака, в том числе известная теперь всему миру Абу-Грейб близ Багдада. У иракцев, впрочем, она пользовалась печальной славой и раньше. Абу-Грейб – один из самых зловещих застенков эпохи Саддама. Здесь вершил бессудную расправу режим, превративший пытки и казни в ежедневную рутину. В камерах, рассчитанных на 24 заключенных, содержалось по 150 человек. Общее число узников достигало 50 тысяч. Начавшаяся сразу после освобождения Ирака в апреле прошлого года вакханалия мародерства не миновала и Абу-Грейб. Все, что могло пригодиться в хозяйстве, включая двери, оконные переплеты, электрические провода, кирпичи и черепицу, выломали и растащили местные жители. Джэнис Карпински застала узилище в «нежилом» состоянии. Пришлось делать ремонт и пристраивать помещения, в которых прежняя администрация не видела острой нужды, – туалеты, душевые и лазарет. Только после этого, в августе, тюрьма снова заполнилась арестантами. Их количество составило десятую часть населения тюрьмы при Саддаме. И это несмотря на то, что время было горячее: силы коалиции занимались подавлением очагов сопротивления непосредственно в столице, американские конвои то и дело попадали в засады, а арабские телеканалы показывали обращения Саддама к народу. 7 августа террористы устроили взрыв посольства Иордании в Багдаде, 19 августа взорвали представительство ООН. Тюрьма Абу-Грейб неоднократно обстреливалась из минометов и гранатометов. 15 солдат 800-й бригады погибли в боевых столкновениях.

В декабре прошлого года генерал Карпински гордо заявила в интервью корреспонденту флоридской St. Petersburg Times: «Условия содержания здесь теперь лучше, чем дома у заключенных. В какой-то момент мы даже беспокоились, что они не захотят уходить на волю». На волю, объяснила она, отпускают тех, кто случайно подвернулся при зачистках. Виновные в мелких кражах и других незначительных преступлениях проводят за решеткой несколько недель, в крайнем случае пару месяцев. Остальные делятся на три категории: матерые уголовники – убийцы, насильники, грабители; лица, совершившие «преступления против коалиции», как иракцы, так и иностранцы, – этим полагается в течение 72 часов предъявить обвинение («Это в корне отличается от ситуации на Гуантанамо», – говорит Карпински, имея в виду тюрьму для талибов и террористов на Кубе); и, наконец, третья, немногочисленная группа «заключенные высокой ценности» – вожаки вооруженного подполья. Под началом Карпински находилась и особая тюрьма для членов высшего руководства свергнутого режима – «королей», «валетов» и «шестерок» знаменитой колоды, включая бывшего вице-премьера Тарика Азиза. Из чего явствует, что генерал пользовалась полным доверием командования.

Что случилось в Абу-Грейб

 

Однако спустя ровно месяц после интервью, 13 января, мнимой идиллии наступил конец, и блестящая военная карьера Джэнис Карпински рухнула. В этот день один из охранников тюрьмы Абу-Грейб, резервист Джозеф Дарби, явился в отдел уголовных расследований Сухопутных войск и дал показания под присягой; при себе он имел и улику, подтверждавшую его слова, – компакт-диск с фотографиями, запечатлевшими бесчинства американских военных тюремщиков. Дело оказалось настолько серьезным, что было доложено командующему силами коалиции в Ираке генерал-лейтенанту Рикардо Санчесу. Уже на третьи сутки, 16 января, Санчес распорядился начать уголовное расследование. Где-то в конце января – начале февраля министр обороны Дональд Рамсфелд поставил в известность о случившемся президента. 23 февраля Пентагон опубликовал официальное сообщение о том, что 17 военнослужащих, в том числе командир батальона, командир роты и 12 нижних чинов военной полиции, отстранены от исполнения обязанностей до окончания следствия. Позднее лишилась своей должности и генерал Карпински – после того, как 3 марта Санчесу представил свой рапорт генерал-майор Антонио Тагуба, которому было поручено провести служебное расследование случившегося. Тагуба заключил, что одна из причин состоит в отсутствии должного контроля со стороны командира бригады. 20 марта представитель командования коалиции бригадный генерал Марк Киммитт сообщил на своем регулярном брифинге о том, что шестеро военнослужащих находятся под следствием по обвинению в совершении уголовных преступлений.

…и Чарльз Грэнер – когда-то были профессиональными тюремщиками
AP

Такие сообщения означают, что утечка – лишь вопрос времени. В середине апреля репортеры телекомпании CBS добыли копию рапорта Тагубы с приложенными к нему фотографиями. CBS, как полагается в таких случаях, поставила в известность должностных лиц Пентагона, требуя комментариев. Те попросили придержать материал, дабы не травмировать солдат и не вбивать еще один клин в острый момент противостояния с шиитским воинством. Компания пошла навстречу, но спустя две недели, когда стало известно, что документы предварительного расследования заполучил великий и ужасный Сеймур Херш из еженедельника New Yorker, нарушила обет молчания. 28 апреля информационная бомба разорвалась в вечернем эфире CBS. Фотографии, сопровождавшие сюжет, потрясли американцев.

Они, быть может, смирились бы с мыслью, что на войне приходится выполнять грязную работу, особенно когда имеешь дело с террористами и главарями вооруженного подполья. Но в том-то и дело, что солдаты не воспринимали свои действия как неприятную обязанность – наоборот, на снимках видно, что унижение заключенных доставляет тюремщикам явное удовольствие. Они не видели в своих поступках ничего низкого, а потому не опасались наказания и не только не считали нужным прятать фотографии, но и охотно давали их посмотреть сослуживцам. Так и вышло, что диск оказался у Джозефа Дарби, а тот отнес его военным следователям.

Спустя два дня вышла и статья Херша с обильными цитатами из рапорта генерала Тагубы. Из нее публика узнала, что над узниками измывалась группа в составе семи человек, в том числе три женщины; старшим по званию в этой шайке был штаб-сержант Айвэн Фредерик, а неофициальным лидером – Чарльз Грэнер. Важная деталь: в прошлом и тот и другой – профессиональные тюремные охранники. Оказавшись в Ираке, оба поначалу служили в дорожной полиции и были переведены в тюрьму именно с учетом их опыта.

К моменту публикации следственные действия в отношении Фредерика были закончены. 9 апреля состоялись предварительные слушания в коллегии военных юристов, решавших вопрос о привлечении обвиняемого к суду военного трибунала. Интересы обвиняемого, помимо военного адвоката, представлял гражданский, Гэри Майерс, – опытнейший юрист, составивший себе имя 33 года назад на защите виновных в резне мирных жителей вьетнамской деревни Ми-Лай в провинции Сонгми (по этому делу был осужден лишь один человек – лейтенант Уильям Келли, отбывший 10 лет на каторге). Ни один из вызванных в судебное присутствие свидетелей защиты на допрос не явился: одни оказались слишком далеко от места действия, другие воспользовались Пятой поправкой к конституции, освобождающей от необходимости свидетельствовать против самого себя. Не допрашивался и никто из пострадавших узников. Коллегии хватило показаний однополчан Фредерика, один из которых, в частности, рассказал, что штаб-сержант, показывая ему на двух заключенных, совершающих по его приказу непристойные действия, сказал: «Посмотри, чем занимаются эти твари, стоит только оставить их без присмотра на две секунды». А присутствовавшая при сем заядлая вуайеристка Линди Ингланд присовокупила: «Да у него и впрямь стоит!» (Видимо, именно этот момент запечатлен на снимке, где Ингланд с глумливой улыбкой и сигаретой в зубах весело показывает пальцем на гениталии обнаженного мастурбирующего иракца.

Война не все спишет

 

Даже далеким от политики людям сразу стало ясно, что репутации Вооруженных сил США и Америки в целом нанесен непоправимый ущерб, дискредитированы цели и смысл американской миссии в Ираке. Началось то, что на американском политическом жаргоне называется damage control – «спасательные операции», минимизация негативных последствий. Высокопоставленные должностные лица дружно назвали инцидент «отдельно взятым». Министр обороны Дональд Рамсфелд созвал пресс-конференцию в Пентагоне, на которой объявил действия охранников «абсолютно неприемлемыми и чуждыми американцам». А днем позже интервью двум арабским телекомпаниям (одна из них, впрочем, финансируется правительством США) дал президент Буш, назвавший действия контрактников «отвратительными», «позорными» и «ужасающими» и пообещавший предать виновных в руки правосудия без всяких поблажек.

бригадный генерал Джэнис Карпински
AP

Филиппики по поводу «неамериканского» поведения тюремщиков вряд ли основательны. Свои выродки есть у каждого народа. Никакая война не способствует смягчению нравов – напротив, ожесточает людей. Стоит напомнить, что и Тимоти Маквэй, взорвавший в 1995 году дом в Оклахома-Сити (под руинами погибли 168 человек, до атаки 11 сентября взрыв в Оклахоме был самым крупным терактом на территории США), и вашингтонский снайпер Джон Аллен Мохаммед – ветераны первой войны в Заливе. Это миф, что сознание высокой миссии делает солдата благородным и гуманным. Его делает таким мирная жизнь, родная мама в раннем детстве. Но и негодяями тоже становятся не на войне. Просто некоторые негодяи идут в армию в расчете дать волю своим авторитарным инстинктам и патологической склонности к насилию. А также на то, что «война все спишет». На сей раз не списала.

Линия защиты

 

7 мая Дональд Рамсфелд явился на слушания в сенатский комитет по делам Вооруженных сил и принес присягу, перед тем как дать свои показания по «делу тюрьмы Абу-Грейб». Первые же его слова сняли все вопросы о персональной ответственности должностных лиц Пентагона: «Господин председатель, господа члены комитета. В последние дни развернулась бурная дискуссия о том, кто должен отвечать за чудовищные действия, имевшие место в тюрьме Абу-Грейб. Эти события произошли в моем ведомстве. Как министр обороны, я несу за них полную ответственность». Министр стал первым членом правительства США, который извинился за действия американских солдат. А затем на вопрос, не считает ли он, что его отставка поправит положение, ответил: «Возможно».

Дональд Рамсфелд – политик федерального уровня с 40-летним стажем. Он прекрасно знает неписаные законы вашингтонской служебной этики: в ситуациях, аналогичных нынешней, член кабинета должен принять огонь на себя ради президента. Так поступили подчиненные Ричарда Никсона в уотергейтском деле (его это, впрочем, не спасло) и сотрудники администрации Рональда Рейгана в истории «Иран-контрас». Дело было в пятницу, а в понедельник утром в Пентагон приехал президент и заявил, что Рамсфелд прекрасно справляется со своими обязанностями и страна должна быть ему благодарна за это. Джордж Буш заверил американских солдат, что дикие поступки охранников тюрьмы Абу-Грейб ни в коей мере не бросают тень на тех, что честно исполняет свой долг.

Законодатели, однако, не сочли инцидент исчерпанным. Сенатские слушания продолжались. 11 мая за столом свидетелей появился генерал Антонио Тагуба – натурализованный филиппинец с застенчивой и отчасти виноватой улыбкой. Председатель комитета сенатор Джон Уорнер обратился к нему с прямым и бесхитростным вопросом.

УОРНЕР. Генерал, говоря попросту, по-солдатски, – как это могло произойти?

генерал Антонио Тагуба (на ближнем плане)
AP

ТАГУБА. Недосмотр начальства, сэр, от командира бригады и ниже. Недисциплинированность. Отсутствие какой бы то ни было подготовки. Отсутствие контроля. Полное отсутствие контроля. Вот мой ответ.

Именно генерал Тагуба первым указал начальству на факт нарушения Женевских конвенций – Третьей, об обращении с военнопленными, и Четвертой, о защите гражданского населения в условиях войны. Более того – эти нарушения, как выяснилось из диалога Тагубы и сенатора Джона Маккейна, пытались скрыть.

МАККЕЙН. В своем докладе вы указываете на нарушения Женевской конвенции об обращении с военнопленными – так?

ТАГУБА. Так точно, сэр.

МАККЕЙН. В том числе на случаи, когда заключенные переводились в другие помещения, с тем чтобы воспрепятствовать их встречам с инспекциями Красного Креста?

Обвинения в издевательствах солдат над пленными рикошетом ударили по самой верхушке военных и гражданских властей США. генерал Джон Абизаид, министр обороны Дональд Рамсфелд, вице-президент Дик Чейни (сидит) и президент Джордж Буш
AP

ТАГУБА. Так точно, сэр. Так они нам говорили либо при устном опросе, либо в письменном виде.

Жертвами унижений и издевательств стали не рядовые арестанты тюрьмы Абу-Грейб, а лидеры вооруженного подполья и лица, подозреваемые в связях с террористами. Об этом напомнил публике сенатор Джеймс Инхоф, заявивший, что пора прекратить самобичевание. «Возможно, я не единственный за этим столом, – сказал он, – кто возмущен не столько дурным обращением с пленниками, сколько возмущением по этому поводу. Эти заключенные – не нарушители правил дорожного движения. Те, кто содержится в блоках 1-А и 1-В, – убийцы, террористы и мятежники. Руки многих из них, возможно, обагрены кровью американцев. А мы здесь сокрушаемся по поводу плохого обращения с ними. Спешу оговориться: да, нашлись семеро парней и девчат, которые не исполняли свои обязанности. Это люди без моральных ориентиров, быть может, даже извращенцы, и они должны быть наказаны за свои поступки. Но я вместе с тем возмущен прессой и политиками, играющими в политические игры, а именно это сейчас имеет место. Я полагаю, эти узники каждое утро, просыпаясь, благодарят Аллаха за то, что они не во власти Саддама Хусейна. При Саддаме им просверлили бы ладони электродрелью, отрезали бы языки и уши – именно так тогда обращались с заключенными».

Страсти накалились. Во время этого монолога сенатор Маккейн, вьетнамский ветеран и бывший военнопленный, демонстративно вышел из зала.

Следствие, проведенное военными, установило, что, хотя отдельные инциденты имели место и до и после, оргия издевательств и иллюстрирующие ее фотографии датированы одним днем – 8 ноября, когда команда мучителей дежурила в блоке одиночных камер, где содержатся особо опасные преступники. Айвэн Фредерик в своих показаниях утверждает, что действовал если не по прямому указанию, то по поощрению офицеров военной разведки, распорядившихся подготовить заключенных к допросам и не беспокоиться о последствиях. Позднее ту же линию защиты взяли и другие члены группы. Линди Ингланд, которую из-за беременности отозвали на базу Форт-Брэгг в Северной Каролине, 12 мая дала интервью денверской телекомпании, в котором утверждала, что фотографии – не что иное как инсценировка, предназначенная для психологической обработки заключенных, – мол, смотри, что с тобой будет, если не начнешь отвечать на вопросы следователя. Еще одним аргументом защиты стал тот факт, что резервисты, направленные на охрану тюрьмы, не прошли никакой специальной подготовки, не знали, что им можно, а чего нельзя.

Подготовки они и правда не прошли, хотя среди них, как уже сказано выше, было два профессиональных тюремщика. Но нужна ли специальная подготовка, чтобы объяснить, что сажать человека на собачий поводок – это гнусность?

Пилот Хью Томпсон, в 1969 году спасший мирных вьетнамцев, недавно был награжден медалью.
AP

Гораздо серьезнее аргумент об указаниях, будто бы полученных обвиняемыми от чинов военной разведки. Спецблоки, о которых говорил сенатор Инхоф, якобы вообще находились под полным контролем этих чинов и сотрудников, как выражаются в Америке, OGA – other governmental agencies, «других правительственных агентств»; под этой аббревиатурой подразумевают ЦРУ и иные спецслужбы. Обвиняемые при этом не называют никаких имен: имена эти, по словам адвокатов, составляют государственную тайну и могут быть раскрыты лишь особым решением.

Этой версии, однако, противоречат некоторые обстоятельства. Например, тот факт, что тюремщики пользовались личными фотоаппаратами – коль скоро они действовали по заданию командиров, командиры должны были снабдить их казенными камерами. Во-вторых, обличающие показания дал Джереми Сивитц – один из членов группы, которого уже осудили в Багдаде. Его нет ни на одном из снимков – он как раз фотографировал, – поэтому по совету своих адвокатов он пошел на сделку с предварительным следствием и показал, что его сослуживцы измывались над заключенными ни по какому не по заданию, а для собственного удовольствия. Конечно, можно сказать, что Сивитц по наущению военных следователей выгораживает высокое начальство. Но вот еще одно свидетельство, опубликованное в газете New York Post. Оно принадлежит Дэйву Бишелу, служившему в тюрьме Абу-Грейб и вернувшемуся домой в апреле. По словам Бишела, среди тюремщиков, обвиняемых в издевательствах над узниками, царили разврат и пьянство. Этот рассказ будто бы подтверждают изъятые у обвиняемых видеозаписи. Пентагон ознакомил с ними членов конгресса, но публиковать их в прессе отказывается, ссылаясь на конституционную гарантию неприкосновенности частной жизни.

«Меня не учили убийству безоружных»

 

Но есть и другие обстоятельства. В августе прошлого года командующий силами коалиции генерал Санчес пригласил в Ирак генерал-майора Джеффри Миллера, в то время – начальника тюрьмы для талибов и террористов в заливе Гуантанамо на Кубе, провести инспекцию и дать рекомендации, касающиеся технологии допросов. Миллер якобы и рекомендовал жесткий подход, после чего начались злоупотребления, а допросы стали гораздо эффективнее. Сам генерал Миллер эту версию в своих показаниях конгрессу отрицал.

Между тюрьмой на Кубе и тюрьмами в Ираке – принципиальная разница. Правительство США не признает за талибами и уж тем более за террористами статус военнопленных и отказывается в полной мере применять к ним положения Женевских конвенций. Иракские солдаты и гражданское население Ирака находятся под защитой Женевских конвенций, о чем не раз заявляли американские должностные лица. Но должны ли защищать конвенции иракских террористов, маскирующихся под мирное население? Вопрос неоднозначный. Ведь военнопленный, по Женевским конвенциям, обязан назвать лишь свое имя, воинское звание и личный номер, а на любые другие вопросы может не отвечать. В Америке уже не первый день обсуждается вопрос, следует ли применять к террористам, от разговорчивости которых зависит жизнь сотен, а то и тысяч невинных людей, особые средства воздействия.

В 1978 году, когда «красные бригады» похитили премьер-министра Италии Альдо Моро, от генерала карабинеров Карлоса Альберто делла Кьезы потребовали, чтобы он любым способом добился нужной информации от арестованного террориста, хотя бы даже и пыткой. «Италия, – ответил Кьеза, – может позволить себе потерять Моро. Но позволить себе пытку она не может». Альдо Моро в итоге был убит. А впоследствии от рук мафии погиб и сам генерал Кьеза.

сегодня охранники в Абу-Грейб держат себя в руках
AP

Бывший директор ЦРУ и ФБР Уильям Уэбстер считает допустимым использовать при допросах таких заключенных пентотал натрия, в просторечии называемый «сывороткой правды», – этот препарат погружает допрашиваемого в подобие гипнотического транса, подавляет его волю и развязывает язык. Известный либерал и правозащитник профессор права Гарвардского университета Алан Дершовиц идет еще дальше – он допускает пытки, но при том абсурдном условии, что они будут узаконены, а ордер на пытку в каждом конкретном случае будет выдавать суд.

Стоит уточнить, что обвинение в пытках американским солдатам не предъявлялось – для этого пока нет оснований. Даже тот снимок, на котором изображен заключенный с электрическими проводами, обмотанными вокруг рук, – не свидетельство пытки, поскольку установлено, что провода не подключались к источнику питания. Можно, конечно, попытаться сравнить Абу-Грейб с фильтрационным лагерем Чернокозово на Северном Кавказе, а Фредерика – с полковником Будановым. Но сравнивать-то надо не их, а реакцию общества. И власти. Именно она, эта реакция, либо пресекает, либо множит, превращая в закономерность, «подвиги» военных, подобных американскому сержанту Фредерику и российскому полковнику Буданову.

Американское общество ответило на сообщения о бесчинствах в тюрьме Абу-Грейб возмущением и стремлением докопаться до первопричин случившегося. Две недели тема не сходила с телеэкранов и первых полос газет. Потом наступила эмоциональная усталость, реакция отторжения. Та же самая CBS, которая первой опубликовала фотографии издевательств, показала на днях сюжет об американском пилоте Хью Томпсоне. В марте 1968 года он стал свидетелем резни мирных жителей вьетнамской деревни Ми-Лай. Томпсон посадил свой вертолет на окраине деревни и по радио вызвал с базы еще две машины. В Ми-Лай было убито более 500 человек. Томпсон и его товарищи спасли девятерых или десятерых – больше не успели. Долгие годы вьетнамские ветераны считали Томпсона предателем. Ему угрожали. И лишь в марте этого года табличка с его именем появилась в зале боевой славы армейской авиации. Его и двух членов его экипажа – одного из них посмертно – наградили «Солдатской медалью»: к этой регалии представляют «за героизм, проявленный без непосредственного участия в боевых действиях». Так предатель стал героем. На вопрос, почему он бросился спасать вьетнамцев, Хью Томпсон отвечает: «Потому что меня не учили убийству безоружных».

Вашингтон


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку