НОВОСТИ
Блогера Варламова задержали в Либерии, толпа «требовала крови»
sovsekretnoru

Нефть в обмен на удовольствие

Автор: Таисия БЕЛОУСОВА
01.01.2005

 
Владимир АБАРИНОВ
Специально для «Совершенно секретно»

Кофи Аннан
AP

За несколько дней до Рождества в Вашингтон приехал генеральный секретарь ООН Кофи Аннан. Это был визит, как говорят в Америке, «низкого профиля» – когда визитер старается остаться в тени, не привлекать к себе излишнего внимания. У президента Буша не нашлось времени принять главу крупнейшей международной организации и лауреата Нобелевской премии мира. Аннан встречался с госсекретарем Колином Пауэллом и идущей ему на смену Кондолизой Райс. Оба оказали генсеку демонстративно холодный прием. А на Капитолийском холме и в прессе раздавались призывы не просто отправить Аннана в принудительную досрочную отставку, но и упечь его за решетку. Чем провинился 66-летний ганский дипломат, почему он был вынужден, как Генрих IV в Каноссу, отправиться с покаянием в американскую столицу? Потому что при нем в Секретариате ООН разразился крупнейший, неслыханный коррупционный скандал. Речь идет об афере века, которой обернулась гуманитарная программа «Нефть за продовольствие».

Высокооплачиваемая лояльность

В августе 1990 года, сразу после вторжения иракских войск в Кувейт, Совет безопасности ООН потребовал от Багдада прекращения агрессии и ввел режим экономических санкций против Ирака. Освобождать Кувейт многонациональной коалиции пришлось силой оружия. После войны в Заливе разоружение Ирака надолго превратилось в крупнейшую международную проблему, постоянный источник напряженности на Ближнем Востоке и раздражитель в отношениях великих держав.

Санкции СБ ООН были направлены против агрессивного режима Саддама Хусейна, но никак не против 25 миллионов простых иракцев, и без того страдавших от этого режима. Иракская пропаганда на весь мир трубила о лишениях, на которые обрекли иракцев инициаторы санкций, – о младенцах, умирающих без детского питания, хронических больных, которым требуются медикаменты, и о том, что в условиях нефтяного эмбарго правительство Ирака просто не в состоянии прокормить свой народ. В ответ на эти безутешные стенания ООН начиная с 1991 года постоянно предлагала Багдаду разрешить ограниченный экспорт нефти, с тем чтобы вырученные средства направлялись на закупки за границей товаров первой необходимости, продовольствия и лекарств. Но Ирак гордо отказывался от «подачек» и согласился на условия ООН лишь тогда, когда экономике страны, всецело зависевшей от нефтяного экспорта, стал угрожать полный крах.

В декабре 1996 года ООН и правительство Ирака подписали соответствующий меморандум. Программа получила название «Нефть в обмен на продовольствие» (или «Нефть за продовольствие»). Исполнительным директором программы был назначен Бенон Севан – международный чиновник, родившийся на Кипре, учившийся в США и практически всю сознательную жизнь, почти 40 лет, проработавший в Секретариате ООН. Первоначально Ираку было разрешено продавать нефть на сумму не более двух миллиардов долларов каждые полгода. В 1998 году лимит был увеличен до 5 милиардов 260 миллионов долларов.

Деньги, полученные от нефтяного экспорта, поступали на специальные банковские счета, подконтрольные ООН. Почти три четверти этих сумм должны были направляться на закупку гуманитарных товаров, в том числе для курдского населения севера Ирака, а из оставшихся средств выплачивались компенсации правительствам, компаниям и частным лицам, пострадавшим от иракской агрессии против Кувейта, финансировалась деятельность самой программы, а также инспекций по разоружению Ирака. Расходы ООН составляли три процента от общего объема средств.

Доклад бывшего инспектора ООН Чарльза Долфера ударил по генсеку ООН Кофи Аннану и главе программы «Нефть за продовольствие» Бенону Севану
AP

Все контракты, заключенные в рамках программы «Нефть за продовольствие», подлежали одобрению специально учрежденного для этой цели комитета. Это касалось как сделок о продаже нефти, так и соглашений о гуманитарных поставках. Однако комитет ООН только утверждал контракты – деловых партнеров себе выбирал сам Ирак. В этом и таилась системная ошибка программы. Режим Саддама в полной мере использовал ее, во-первых, для собственного обогащения в ущерб потребностям простых иракцев, а во-вторых – для поощрения своих друзей.

Этот крупнейший в истории ООН гуманитарный проект сегодня называют крупнейшей аферой режима Саддама Хусейна. Благодаря программе, разработанной ради удовлетворения нужд иракского народа, режим не только выживал, но и процветал. Деловыми партнерами Ирака в мошеннических схемах были высокие должностные лица, частные компании и политические партии стран, неизменно выступавших в поддержку Багдада, прежде всего России. Для них это была программа «Нефть в обмен на лояльность».

…и сын российского посла в Багдаде

В январе 2000 года в США приступила к своим обязанностям новая администрация. Ознакомившись с положением дел на иракском направлении, государственный секретарь Колин Пауэлл пришел к выводу, что международный режим санкций против багдадского режима вконец прохудился и нуждается отнюдь не в отмене или ослаблении, а в укреплении. Вашингтон и Лондон выступили с идеей «умных санкций». Теперь Ирак мог продавать столько нефти, сколько хотел, – объемы экспорта были ограничены лишь его производственными возможностями. Более либеральным стал и порядок иракских закупок за рубежом – если прежде Багдад должен получать разрешение ООН на каждую сделку, то при «умных санкциях» были разрешены любые поставки, кроме продукции военного и двойного назначения, внесенной в особый список.

В том же, 2000 году впервые появилась информация о том, что санкции ООН ни в коей мере не препятствуют личному обогащению Саддама; на средства, вырученные от программы, он продолжал возводить роскошные дворцы, покупать оружие, выплачивать премии семьям палестинских террористов-самоубийц. Первое журналистское расследование на эту тему провела газета Wall Street Journal, рассказавшая о схемах сокрытия нефтяных доходов и о напряженной атмосфере, царящей в комитете ООН по санкциям.

После того как режим пал, временный переходный кабинет Ирака учинил собственное расследование, пользуясь документами, оставшимися от Саддама. Материалы именно этого расследования в январе 2003 года попали в печать. Иракская газета «Аль-Мада» опубликовала список лиц, компаний и организаций, получавших от Саддама квоты на экспорт иракской нефти – так называемые ваучеры. Список произвел эффект разорвавшейся бомбы. В нем значился руководитель программы «Нефть за продовольствие» Бенон Севан – его личная экспортная квота составила более семи миллионов баррелей. В списке российских партнеров Ирака значатся Коммунистическая и Либерально-демократическая партии России, администрация президента России, российский МИД и Русская Православная Церковь, на долю которой пришлось пять миллионов баррелей.

Под давлением сообщений о многочисленных и масштабных злоупотреблениях генеральный секретарь ООН Кофи Аннан был вынужден в апреле этого года назначить независимое расследование. Его проводит один из самых авторитетных банкиров мира, бывший председатель Федеральной резервной системы США Пол Волкер. Расследуют обвинения или готовятся начать расследования сразу шесть комитетов обеих палат конгресса. Один из них назвал свои публичные слушания броско: «Дойная корова против бумажного тигра».

Бенон Севан
AP

30 сентября появился новый разоблачительный документ – доклад специального советника директора ЦРУ Чарльза Долфера. Долфер – бывший инспектор ООН по разоружению Ирака. После свержения режима Саддама по поручению правительства США он во главе большой команды специалистов искал в Ираке оружие массового уничтожения, да так и не нашел. Зато нашел много информации о незаконных, в обход санкций, поставках обычных вооружений и военной амуниции Багдаду, прежде всего из Белоруссии и России. Долфер значительно расширил список российских получателей нефтяных ваучеров – в их числе оказались бывший спикер российского парламента Руслан Хасбулатов, бывший председатель Совета Министров Советского Союза, депутат Госдумы от КПРФ Николай Рыжков, бывший министр нефтеперерабатывающей промышленности Юрий Шафраник, сын российского посла в Багдаде и многие другие. Ваучеризация по-иракски для многих стала не менее выгодным мероприятием, чем ваучеризация по-российски.

Вот лишь некоторые цифры из доклада Долфера:

Хасбулатов – 1,5 млн. баррелей в год

Зюганов – 1,5 млн. баррелей в год

Жириновский – 79,8 млн. баррелей

Ольга Кудрявцева (кто такая – неизвестно) – 1,5 млн. барреле

Щедрость в отношении Ирака проявили разные российские политики, в том числе Геннадий Зюганов
AP

МИД РФ (реализовано через ТНК) – 42,722 млн.

Николай Рыжков – 11,88 млн.

Михаил Гуцериев – 11,88 млн.

Шафраник (через «Зарубежнефть») – 3,049 млн.

Исаков, администрация президента РФ (через «Роснефтимпекс») – 14,009 млн.

Еще один ваучер администрации президента – 11,428 млн.

А самым великодушным оказался Владимир Жириновский
AP

Сын российского посла в Багдаде (без имени) – 13,071 млн.

Как пишут авторы доклада, список формировался членами высшего политического руководства Ирака, а утверждал его лично Саддам Хусейн. Инспекция Долфера обнаружила подписанные контракты на поставку в Ирак российских вооружений и военного оборудования, которые вывозились из Москвы в Багдад чартерными рейсами через Дамаск, а мелкие партии доставлялись иракскими дипломатическими курьерами. Сотрудники российской таможни закрывали глаза на запрещенные к вывозу предметы. По меньшей мере четыре контракта были заключены государственной компанией «Рособоронэкспорт». В начале 2003 года она предложила Ираку портативные зенитные ракеты «Игла», противотанковые ракеты «Корнет», комплексы ПВО SA-11 и SA-15, а также танки Т-90. При доставке товара применялся типичный для контрабандистов оружия прием: согласно иракским документам, представители «Рособоронэкспорта» настаивали на том, чтобы груз был доставлен через третью страну по подложным сертификатам конечного пользователя, выданным министерством обороны Сирии. Была ли сделка реализована полностью, неизвестно.

Деньги, причитающиеся правительству Ирака от разницы между отпускной и продажной ценой нефти, переводились на счета в банках Иордании и Ливана, но многие реэкспортеры доставляли наличные непосредственно в иракское посольство в Москве. Эти средства и использовались на взятки и подкуп российских друзей Саддама. Суммы, оседавшие в сейфе иракского посла, исчисляются десятками миллионов долларов.

Из стенограммы сенатских слушаний 15 ноября:

Cенатор Боб Грэм. В вашем списке 270 получателей иракской нефти в виде ваучеров. Что, все эти транзакции незаконны?

Чарльз Долфер. Нет, система ваучеров – это система распределения нефти в рамках программы «Нефть за продовольствие». Ничего нелегального или незаконного в ней нет. Метод, при помощи которого Саддам отбирал тех, кто получит выгоду, был, с его точки зрения, не только законным, но и совершенно естественным. Я разговаривал с одним из бывших чиновников, и он сказал мне: разумеется, мы награждали своих друзей, а вы разве этого не делаете? Но награждал он тех, кто поддерживал его в Совете безопасности, потому что его целью была эрозия режима санкций. Он стремился создать ауру, в которой этим занимались бы все. И Саддам торговал, так сказать, будущим. Если ты хочешь быть моим другом завтра, когда санкции будут сняты, ты должен быть моим другом уже сегодня, получать нефтяные ваучеры, участвовать в нефтяных концессиях. Он будил алчность. Он отлично понимал, как воздействовать на скрытые пружины человеческого поведения.

Саддам Десять Центов

«Наши» из списка Долфера: Михаил Гуцериев,
фото PHOTOXPRESS

Но каким образом Саддам зарабатывал на программе «Нефть за продовольствие»?

В середине 2000 года Саддам приказал Государственной организации Ирака по сбыту нефти (SOMO) найти способ получения дополнительной прибыли вне рамок программы «Нефть за продовольствие». И SOMO нашла. Она стала занижать цену на нефть и требовать надбавку в размере 10 центов за каждый баррель, экспортируемый из Ирака. Наценка эта не отражалась в финансовой отчетности ни поставщика, ни покупателя. В последующие месяцы размер надбавки значительно вырос и в своем максимальном значении составил примерно 30 центов за баррель. Экспорт в США облагался большей надбавкой, чем продажи в любую другую страну. Ирак играл на изменчивости мировых цен на нефть. Комитет программы «Нефть за продовольствие» устанавливал продажную цену в начале месяца, но в течение месяца цена колебалась. Эту разницу Саддам делил с привилегированным партнером. Доля Саддама переводилась на специальные банковские счета в странах Ближнего Востока.

Схема действовала два года, пока США и Великобритания не настояли на изменении механизма ценообразования. Оно стало ретроактивным – цена устанавливалась не в начале, а в конце месяца, исходя из среднеарифметического значения. Саддам по-прежнему мог зарабатывать, но это были уже 3–5 центов за баррель, а не 25–50, как прежде. Согласно оценке одного из сенатских комитетов, нелегальные доходы Ирака от продажи нефти, включая контрабанду в соседние страны, с 1990 по 2003 год составили 21,3 миллиарда долларов. По подсчетам Долфера, который применял другую методологию, – 10,9 миллиарда, но и это деньги немалые.

По словам Чарльза Долфера, действия Ирака, направленные на раскол международного сообщества, приносили несомненные плоды. Однако наступил момент, когда Багдад ошибочно оценил ситуацию.

Чарльз Долфер. В 2000–2001 годах положение Ирака выглядело благополучным. Багдадские гостиницы были заполнены бизнесменами. Багдадский международный аэропорт возобновил полеты. Багдадские международные ярмарки ломились от иностранных компаний, чьи представители предлагали режиму деловое партнерство. Во многих странах Саддама воспринимали как победителя. На встречах ОПЕК обсуждались перспективы увеличения производства иракской нефти. Багдад заполучил рычаг влияния в виде предположений о его дальнейших решениях и потенциальном эффекте этих решений на нефтяной рынок. Аналитики и участники нефтяного рынка заискивали, а то и пресмыкались перед иракской делегацией. Багдад также расценивал американские усилия, направленные на введение так называемых «умных» санкций, как признак слабости. От других членов Совета безопасности Багдад слышал, что эти шаги отвечают интересам Ирака. Важно также отдавать себе отчет в том, что Багдад никогда не был надежным другом своих сторонников. Режим требовал от своих друзей все большего и часто игнорировал их рекомендации о том, как вести себя с Советом безопасности. Однако Саддам допустил стратегическую ошибку. Он не осознал последствий атаки 11 сентября. Он не понял, что международная атмосфера радикально изменилась.

Только после президентского послания к конгрессу «О положении страны» в январе 2002 года Саддам начал понимать, что больше не сможет чинить препятствия инспекциям. Он слишком поздно осознал, что возможности его друзей в Совете безопасности теперь ограничены. И тем не менее он все еще пытался торговаться.

Руслан Хасбулатов,
фото PHOTOXPRESS

Саддама погубили жадность и наглость.
Лукашенко не обидели

Американский дипломат, сотрудник Секретариата ООН Патрик Кеннеди в своих показаниях конгрессу рассказал об отчаянном сопротивлении, которым Россия, Франция и Китай встречали каждый шаг, направленный на совершенствование режима санкций. «Наш успех в решении вопросов о нарушениях, – заявил он, – всецело зависел от готовности других членов комитета принимать меры. В связи с тем, что решения в комитете принимаются консенсусом, стремлению США и Соединенного Королевства добиться принятия мер часто препятствовали другие члены, желавшие облегчить режим санкций». С аналогичной обструкцией сталкивались и попытки расследовать нарушения.

КОНГРЕССМЕН ТИМ МЁРФИ. Я хочу убедиться в том, что я правильно понимаю ваши слова. Те самые страны, против которых имелись обвинения, говорили: у вас нет никаких доказательств против нас?

ПАТРИК КЕННЕДИ. Да, сэр, они говорили: у вас есть веские улики?

Веских улик не было. Сложная бюрократическая процедура и разногласия стран-членов комитета не позволяли принять какие бы то ни было реальные меры. Вот характерная цитата из ежегодного доклада комитета от 5 марта 2003 года.

Комитет обсудил появившееся в средствах массовой информации сообщение, которое было представлено комитету Соединенным Королевством и содержало утверждение о том, что Беларусь обеспечила боевую подготовку офицеров иракской армии. Комитет также изучил заявление министра иностранных дел Беларуси, в котором отвергалось это утверждение. Комитет принял решение направить Беларуси письмо с просьбой предоставить дополнительные разъяснения. Вопрос был закрыт после того, как на своем 234-м заседании 20 мая комитет рассмотрел ответ Беларуси, в котором сообщалось, что, проведя дополнительное расследование в связи с данным утверждением, она вновь отвергает его.

Николай Рыжков,
фото PHOTOXPRESS

Долфер считает, что Минск получил за военные поставки в Ирак в общей сложности 114 миллионов долларов. А вот результат рассмотрения обвинений в адрес правительства Украины.

30 сентября 2002 года на своем 239-м заседании комитет рассмотрел письмо министра иностранных дел Украины на имя председателя Совета безопасности, в котором отвергались утверждения о причастности Украины к поставкам в Ирак станций пассивной радиотехнической разведки «Кольчуга» и содержалась обращенная к Организации Объединенных Наций просьба провести работу в целях установления фактов. Этот вопрос обсуждался комитетом несколько раз, в том числе после получения последующих дополнительных сообщений от Украины, а также от Соединенного Королевства и Соединенных Штатов после проведения ими расследований в связи с данным делом. В этот же период комитет получил от постоянного представителя Украины просьбу об участии в рассмотрении комитетом данного вопроса. В отсутствие согласия относительно того, как поступить с просьбой Украины, и в свете противоречивых выводов, сделанных в ходе расследований, комитет постановил оставить данный пункт в повестке дня и дождаться проведения дополнительных консультаций на уровне экспертов. Комитету не удалось достичь консенсуса по существу данного вопроса.

Россия обещала независимой комиссии Пола Волкера полное содействие. Однако когда в середине ноября эксперты комиссии приехали в Москву, им не удалось получить никаких интересующих их материалов. В ответ на появившиеся в американской прессе сообщения об этом представитель российского МИДа заявил в анонимном интервью агентству ИТАР-ТАСС: «В осуществлении гуманитарной операции в Ираке «Нефть в обмен на продовольствие» российские экспортеры действовали в рамках строгого следования санкционному режиму. Членам комиссии было указано, что бывшему комитету СБ ООН по санкциям в отношении Ирака ни разу не представлялась доказательная информация о фактах нарушения санкционного режима в связи с осуществлением гуманитарной операции. Все утверждения на этот счет основывались в той или иной степени на сообщениях СМИ».

Отрицает все обвинения и Бенон Севан.

Торговый дом «Аннан и сын»

Под подозрение попал и сын генерального секретаря ООН, молодой преуспевающий бизнесмен Коджо Аннан. Его не обвиняли в получении нефтяных ваучеров – речь шла о том, что Аннан-младший был сотрудником швейцарской фирмы Cotecna, которая контролировала исполнение программы «Нефть за продовольствие» в качестве независимого аудитора. Получалось, что ООН заключила контракт с фирмой именно потому, что в ней работал сын генерального секретаря, и что, возможно, фирма сознательно закрывала глаза на нарушения режима санкций. Кофи Аннан заявил, что контракт с фирмой был подписан, когда он еще не был генеральным секретарем, а его сын уволился из нее в конце 1999 года. Однако недавно выяснилось, что Коджо Аннан продолжал получать зарплату в компании Cotecna вплоть до февраля этого года. Кофи Аннан и после этого не увидел здесь никакого конфликта интересов.

Но американские законодатели настроены иначе. Сенатор Норм Коулман поставил вопрос крайне жестко. «Согласно утверждениям надежных источников, – сказал он, открывая слушания в своем подкомитете, – деньги, полученные от программы «Нефть за продовольствие», направлялись на финансирование мятежников и террористов как в Ираке, так и по всему миру. Если эти утверждения справедливы, провал программы может оказаться непосредственной причиной потерь, которые несут американские силы, силы коалиции и наши иракские союзники». Норм Коулман, а за ним и некоторые другие видные законодатели, потребовал отставки Кофи Аннана, угрожая в противном случае заблокировать выплату очередного членского взноса США в бюджет ООН. А некоторые законодатели, как уже сказано выше, пошли еще дальше – они добиваются уголовного преследования Аннана и его подчиненных, руководивших программой.

Юрий Шафраник
фото PHOTOXPRESS

Доклад Чарльза Долфера не имеет статуса официального расследования. На слушаниях в конгрессе он постоянно подчеркивал, что его выводы основаны исключительно на иракской документации. С документами ООН работает Пол Волкер, который должен представить Аннану предварительный доклад в январе. Главные разоблачения впереди. Но уже сейчас ясно: оглашение сведений, связанных с реализацией программы «Нефть за продовольствие», полностью переворачивает политический смысл ситуации вокруг Ирака. Список деловых партнеров Саддама – это список его политических союзников. Они ратовали за смягчение и отмену санкций не из гуманизма, а потому, что им платили. Эти разоблачения кладут конец всем спекуляциям по поводу истинных мотивов США в войне с Ираком, которая будто бы имела своей истинной целью контроль за иракской нефтью. Совершенно очевидно, что Саддам был бы счастлив продавать Америке свою нефть по сколь угодно низкой цене, лишь бы его оставили в покое. Наконец, в свете этих разоблачений становится ясно, почему Ирак не хочет возвращения в страну ООН, а ООН не очень туда стремится, – иракцы воспринимают ООН как пособника режима Саддама.

Напомним, что 19 августа 2003 года в Багдаде было совершено террористическое нападение на штаб-квартиру представительства ООН. В здание врезался цементовоз, загруженный вместо цемента взрывчаткой. В результате чудовищного взрыва ранения получили более ста человек, погибли 40, в том числе глава представительства бразильский дипломат Серджио Виейра де Мелло. Ответственность за теракт так никто на себя и не взял. После этого ООН сократила свое присутствие в Ираке до минимума. Представительство ООН было атаковано террористами раньше, чем какой бы то ни было американский объект. И это не случайность: иракцы знают ООН как лояльного делового партнера Саддама Хусейна, помогавшего ему не только выживать, но и вооружаться.

Вашингтон


Авторы:  Таисия БЕЛОУСОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку