НЕДОСТАТОК ГОСТЕПРИИМСТВА

НЕДОСТАТОК ГОСТЕПРИИМСТВА
Автор: Андрей КОШИК
21.11.2014
 
ПОЧЕМУ МИГРАНТАМ ИЗ ОХВАЧЕННЫХ ВОЙНОЙ РЕГИОНОВ УКРАИНЫ НЕ СПЕШАТ ДАВАТЬ СТАТУС БЕЖЕНЦЕВ
 
Помните, с каким воодушевлением южные регионы России в начале лета принимали жителей Донецка и Луганска? Под пункты временного размещения отводились пустующие на каникулах школы и дома творчества, а также больницы, базы отдыха и целые санатории. Туда же текли щедрые потоки посылок с гуманитарной помощью из разных уголков страны. Не осталось в стороне и государство – только на компенсацию затрат по временному социально-бытовому обустройству граждан Украины и только в Краснодарском крае федеральный центр выделил более 90 миллионов рублей.
 
Пришла осень. Вопрос о положении украинцев, никуда не девшихся из нашей страны, повис в воздухе. Нет, про них как бы не забыли. Но и полноценными беженцами стали лишь единицы.
 
В начале минувшей недели ФМС России сообщила: статус лиц, получивших временное убежище, присвоен 210 тысячам жителей Донбасса, в программе переселения соотечественников участвуют 45 тысяч, примерно столько же подали заявления о гражданстве, еще 26 тысяч пытаются оформить вид на жительство. Ранее озвучивалось общее число приехавших к нам из соседней страны – более двух миллионов. Выходит, бегущие от войны жители Украины не стремятся воспользоваться программами миграционной службы, предпочитая затратный и долгий путь легализации через разрешения на работу и патенты. Почему?
 
НЕДОБЕЖЕНЦЫ
 
Большинство украинцев, в июне и июле с нехитрым скарбом спешивших в Россию через пост «Изварино», рассчитывали на статус беженца. В обывательском представлении они и есть беженцы – те, кто спасается от боевых действий на собственной родине. Так их тогда называли и журналисты, и представители различных ведомств. Юридически беженцами стали лишь единицы.
 
По данным той же ФМС, на конец октября заветный статус достался всего 166 украинцам. По закону беженец – тот, в отношении кого доказаны личное преследование или персональные угрозы. Например, бойцы «Беркута» и активисты, которым непосредственно угрожал расправой «Правый сектор».
 
Остальным мигрантам из Луганска и Донецка органы ФМС настоятельно рекомендуют получить статус лиц, которым предоставлено временное убежище. До украинских событий он популярностью не пользовался: за 2008–2012 годы этот статус в общей сложности получили порядка 9 тысяч человек, то есть меньше двух тысяч в год. В основном это были жители Афганистана и Грузии, намного меньше – Сирии, КНДР, Узбекистана. За пять лет временное убежище было предоставлено и десяти гражданам Украины (беженцами стали пятеро человек).
 
На первый взгляд получение временного убежища кажется удобным: документ выдается сразу после прохождения медицинской комиссии, получив особый статус, мигранты имеют право на трудоустройство и бесплатную медицину. Что немаловажно – временное убежище предоставляется бесплатно, пошлины и сборы не взимаются.
 
Радужную картину портит главный минус – при получении статуса у иностранца забирают национальный паспорт, он теперь не может выехать за пределы региона, даже на пару дней вернуться домой. Чтобы попасть на родину, от временного убежища нужно отказаться, а оно дается один раз. Особый статус, фактически являющийся отложенной высылкой, продлевается до окончания боевых действий. Сочтут в правительстве, что Минские соглашения полностью реализованы, – и украинцев организованно отправят домой. Поэтому подавляющее большинство идет другим путем или вообще не обращается в миграционную службу за легализацией своего пребывания в России.
 
Возьмем для примера Краснодарский край – один из ближайших к украинской границе регионов, где сегодня живут около 40 тысяч беженцев из Донбасса. 35 тысяч остановились у знакомых и родственников, что в большинстве случаев значит – сами снимают жилье, 4 тысячи разместились в резервном фонде администрации региона. Статус лица, которому предоставлено временное убежище, получили 9 тысяч украинцев, при этом за разрешением на работу обратились 6 тысяч (заплатив пошлину в 2 тысячи рублей), еще 7 тысяч оформили патенты (ежемесячный налог – 1216 рублей), около тысячи оформили вид на жительство, еще 586 – российское гражданство. За статусом беженца обратились 294 мигранта, но все получили отказ.
 
«Если смотреть в корень проблемы – все связано с непрофессионализмом ФМС. Пошел поток классических беженцев, бегущих от военных действий, пусть их и завуалированно называют «люди, вынужденно покинувшие территорию Украины». Этот поток наложился на огромное количество украинских гастарбайтеров, которых ФМС, собственно, все эти годы не замечала», – пояснил «Совершенно секретно» президент фонда «Миграция XXI век», в 2006–2008 годах заместитель руководителя ФМС Вячеслав Поставнин. По словам эксперта, в его фонд обращались жители Донбасса, имеющие прямые доказательства угрозы их жизни (некоторым присылали отрезанные пальцы родственников с угрозами), но в миграционной службе «их футболили, в то же время статус беженца предоставлен различным госслужащим, работавшим при Януковиче».
 
По оценке Поставнина, проблемы с мигрантами из Украины обусловлены развалом инфраструктуры миграционной службы, в прошлом имевшей отдельное управление по работе с такими мигрантами и широкую сеть собственных пунктов временного размещения, переваливанием ответственности на другие ведомства («если бы не местные администрации и МЧС, волна украинских беженцев нас бы просто накрыла») и просто непониманием процесса, ведь еще в начале года прогнозировалось значительное увеличение потока покидающих Донбасс жителей.
 
«Нам нужны трудовые мигранты. Если бы процесс размещения украинцев был правильно организован, мы смогли бы изменить баланс гастарбайтеров, потеснив Среднюю Азию, – подытожил президент фонда. – Жириновский и прочие кричали: зачем нам таджики, давайте рабочие руки с Украины! Пришли украинцы, сотни тысяч украинцев – тут же распускают слухи, что они бездельники, люмпены, не хотят работать».
 
БЛИЖЕ К ГРАНИЦЕ
 
В начале ноября опубликован рейтинг привлекательности российских городов для украинских мигрантов, составленный департаментом социологии Финансового университета при Правительстве РФ. Аналитики учитывали экономические показатели регионов, публикации СМИ и комментарии в социальных сетях, а также социологические опросы и статистику рынка недвижимости.
 
«Исследовать потоки мигрантов для нас было интересно еще и в разрезе оценки качества жизни в городах России, – пояснил «Совершенно секретно» руководитель департамента, доктор наук Алексей Зубец. – Украинские мигранты голосуют ногами, прежде всего за повышение качества жизни. Их выбор обусловлен следующими параметрами: близость к Украине, чтобы не ехать далеко и климат не сильно менялся, затем жилье и работа. Покупка жилья актуальна для более состоятельных мигрантов, а работа актуальная для всех». Эксперт подчеркнул, что ожидает дальнейшего увеличения потока мигрантов, вызванного «тяжелой ситуацией в экономике Украины, где трудности только нарастают».
 
Возглавили рейтинг Москва, Краснодар, Ростов-на-Дону и Санкт-Петербург. Однако в «топ-15» вошли и далекие от оставленной донбасской родины Новосибирск, Екатеринбург, Тюмень – здесь определяющим стал высокий уровень жизни и зарплаты.
 
Фактор территориальной близости объясняется не только общей ментальностью и климатом, но и надеждой вернуться в оставленные квартиры. С начала сентября в Луганске не стреляют, но во многих домах еще нет света и тепла, зарплаты и пенсии только начали выплачивать. Поэтому люди ждут, когда восстановят привычные условия.
 
«Очевидно, что среди популярных у мигрантов городов оказались мегаполисы. То, что с ними соседствуют города, близкие к границе с Украиной – Краснодар, Ростов, Воронеж, – подтверждает важность фактора мобильности, возможности оперативно выехать домой и вернуться», – отметил краснодарский политолог, в 1994–1995 годах начальник департамента по делам национальностей Министерства РФ по делам национальностей и региональной политики Михаил Савва. Собеседник подчеркнул, что в возникших проблемах «ФМС не является главной виновной стороной, поскольку не принимает законы. Современное российское законодательство – одно из самых жестких в мире в части предоставления иностранцу права остаться у нас».
 
Учитывая, что большая часть выходцев из Донбасса выбирает близкие к границе южные регионы, статус получившего временное убежище, фактически являющийся отложенной высылкой, никогда не устроит большинство из них – мигранты лишены возможности проведывать оставшихся по ту сторону родственников и выезжать в оставленные дома. Поэтому они и выбирают путь трудовой легализации.
 

Авторы:  Андрей КОШИК

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку