НОВОСТИ
Покупать авиабилеты можно будет без QR-кода, но с сертификатом на Госуслугах
sovsekretnoru

Не в деньгах счастье

Автор: Александр КАРМЕН
01.04.2000

 
Юлия ЛАТЫНИНА,
обозреватель «Совершенно секретно»

Российские президентские выборы закончились хэппи-эндом, в котором, по правде говоря, никто и не сомневался. Однако остался вопрос: сколько это стоило? И что, собственно, входит в цену выборов?

Прежде чем попытаться оценить реальные затраты претендентов, следует на секунду остановить взор на официальных цифрах. А они, понятное дело, так же отличаются от реальности, как зарплата вице-премьера от его реальных доходов.

Согласно промежуточным данным на 11 марта 2000 года (окончательные данные ЦИК предоставит только в конце апреля), больше всего денег – 32 млн. рублей – поступило в предвыборный фонд Амана Тулеева. Помогали Тулееву в основном местные, кемеровские: шахты «Распадская» и «Антоновская», «Южкузбассуголь», «Кузнецкуглесбыт» и многочисленные ЗАО и АОЗТ, вплоть до охранного предприятия «Уплон».

29,8 млн. рублей поступило в предвыборный фонд Владимира Путина. У него же – самая широкая география пожертвований. Путину перечисляли деньги Ставропольский консервный завод и Астраханский рыбкомбинат, «Северсталь» и «Магнитка», Оскольский электрометаллургический комбинат и Лебединский ГОК, контролируемые «Газпромом», «Уралэлектромедь» и «Святогор», «Ленэкспо» и строительная корпорация «Возрождение Санкт-Петербурга».

25 млн. рублей получил Григорий Явлинский, 24 млн. рублей – Геннадий Зюганов, 20 млн. рублей – Константин Титов, 3 млн. рублей – Владимир Жириновский, 1,6 млн. рублей – Умар Джабраилов, 1,3 млн. рублей – Юрий Скуратов. У Говорухина, Памфиловой и Савостьянова в фонде оказались практически одни государственные деньги – 400 тыс. рублей или чуть больше.

У специалистов эти цифры, понятное дело, вызывают нездоровый смех. Выборы у нас, как джинсы в советскую эпоху, продаются на «черном рынке» и оплачиваются «черным налом». Центризбирком проверяет только те бумаги, которые ему дадут. «Даже если мы подозреваем, что дело не совсем чисто, мы не имеем права начинать расследование по собственной инициативе, – заявил газете «Совершенно секретно» зампред ЦИК Валентин Власов. – Мы же не следственный орган». А сделать такую схему, чтобы ЦИКу было нечего проверять, – раз плюнуть.


«Поначалу третьей в тройке лидеров «Единства» должна была быть женщина. Казачка. Кровь с молоком, бой-баба. Лидер Комитета солдатских матерей. Сын погиб в Чечне, муж-милиционер пал в борьбе с бандитами. Идеальный кандидат. В последний момент проверили биографию – дамочка оказалась аферисткой. Ни мужа, ни сына. Пришлось спешно на место казачки кооптировать полковника Гурова».

Вот, к примеру, одна из таких схем, приведенных знакомым политтехнологом. «Допустим, вы – начальник регионального штаба. У вас есть директор завода, который хочет помочь, и есть военное училище, которое десятый год нуждается в ремонте. Директор завода бесплатно – в порядке спонсорской помощи – выделяет училищу стройматериалы, а начальник училища, тоже бесплатно, отправляет курсантов собирать подписи за кандидата».

И еще представьте, что начальник штаба подаст наверх смету, согласно которой подписи обошлись ему в десять тысяч долларов, получит эти деньги «черным налом» и положит в карман, и вы будете иметь более или менее полную схему финансовых потоков на выборах.

Другой пример. Согласно действующему законодательству, частное СМИ, предоставившее кандидату эфирное время, обязано на тех же условиях предоставить время его конкуренту. Понятно, что не всякое СМИ готово играть в равенство. Чтобы избежать этого, заключают с нужным кандидатом договор, в котором проставляется нереально высокая сумма рекламных услуг, и суют его в нос любому конкуренту. В конце документа мелко: «Условия договора могут пересматриваться по согласию обеих сторон». По окончании избирательной кампании условия пересматриваются, документ сдается в ЦИК.

Итак, сколько же денег реально заплатили кандидаты за выборы? Эксперты высказали такие соображения.

Самой дорогой была кампания Григория Явлинского. Эксперты оценивают общий объем его трат не менее чем в 20 млн. долларов. Поговаривают, что часть денег Явлинскому выделил знаменитый международный финансист и филантроп Джордж Сорос. Он давно уже разочаровался в российской экономике и в своей последней книге назвал свое участие в приобретении «Связьинвеста» самой неудачной сделкой за всю свою карьеру. Получается, в случае с Явлинским Сорос как будто перекрыл собственный рекорд со «Связьинвестом» – еще никогда такая обильная денежная кампания не приносила таких жидких результатов

Порой в зале для голосования наблюдателей больше, чем избирателей

Впрочем, большую часть денег Явлинский получил, видимо, от вменяемых российских инвесторов, заинтересованных в поддержании самой вменяемой фракции в российской Думе.

В отличие от Явлинского, Владимир Путин потратил минимальное для победителя количество средств – около 10 млн. долларов. Да и то большая часть этих денег была буквально навязана жертвователями в регионах и тут же – в региональных штабах – раскрадена. Путин вел принципиально немедийную кампанию – без листовок, плакатов, широкой рекламы.


«В декабре для «Единства» напечатали первый предвыборный плакат. Утвердили, напечатали, размножили – вдруг из Кремля истошный звонок: «Вы что делаете, вредители! Исправить! Уничтожить!»
В штабе бросились смотреть, что там не так. Все вроде так: стоит Шойгу, рядом с ним Путин. На какой-то базе МЧС. Пригорок, подлесок... И так аккурат между Путиным и Шойгу растет БЕРЕЗА.
Получается вроде как намек...
Березу, разумеется, размыли».

Третьим – с о-очень большим отрывом – следует Зюганов. Около 5 млн. долларов, по оценкам экспертов.

Избирательные кампании коммунистов вообще стоят недорого – еще с 1996 года. Тогда, в период между парламентскими и президентскими выборами, коммунисты совершили грандиозную стратегическую ошибку. Их эмиссары отправились по предприятиям, банкам и олигархам, практически в ультимативной форме требуя денег на выборы. Олигархи, до того как будто смирившиеся с возможной победой коммунистов и даже призывавшие к компромиссу с ними, мгновенно встрепенулись: «Если эти ребята ведут себя как рэкетиры еще перед выборами, то что же будет после?»

И в результате – победы коммунизма не случилось, а случилась кампания «Голосуй или проиграешь». И никто коммунистам денег не давал, за небольшим исключением в виде «Тверьуниверсалбанка». Поэтому после выборов ЦБ наехал на «Тверьуниверсалбанк», и тот лопнул.

Впрочем, избирательная кампания проводилась в два этапа: в Думу и собственно в президенты. Если бы при выборах в Думу «Единство» не набрало такого количества голосов, то и на победу Путина пришлось бы затратить на порядок больше. Поэтому чтобы правильно оценить затраты на президентскую кампанию, к ним следует прибавить затраты на думские выборы.

Тут соотношение денежных трат существенно меняется. По оценкам экспертов, предвыборная кампания «Единства» стоила не менее 30 млн. долларов. «Отечество» имело на раскрутку раза в три меньше. Стратегический союзник «Единства» – «Союз правых сил» – потратил не меньше 15 млн. долларов. «Вся Россия» – союзник «Отечества» – вовсе не получила от спонсоров ни копейки.


«Выборы – это «черный нал». А там, где «черный нал», – там нет никаких договоров. А где нет договоров – там нет контроля. В любой избирательной кампании крадут от тридцати до семидесяти процентов. Платишь за заказную статью пятьсот долларов – пишешь, что заплатил тысячу. Платишь за подпись десять рублей – пишешь, что заплатил двадцать...»

«Если говорить о причинах победы «Единства», то это деньги, деньги и деньги. И лучшие профессионалы, которых можно было нанять за деньги, – заметил мне один из политтехнологов. – У Лужкова таких денег не было, некоторые руководители избирательной кампании «Отечества», наоборот, за спиной Лужкова надеялись на выборах еще и заработать: они места в собственном списке продавали...»

Впрочем, помимо нехватки денег у «Отечества» был еще один, куда более ужасающий недостаток: переизбыток сторонников. Целые кланы начальников (клан Евтушенкова, партия Ястржембского, партия Бооса, сторонники Примакова и т.д.), посчитав врага поверженным, принялись сводить счеты между собой. Это – да еще предельная забюрократизированность «Отечества» – и сыграло свою роковую роль.

«Боос устроил на Толмачевском настоящее министерство по выборам, – поделился со мной воспоминаниями один из соратников Примакова. – Это была бюрократическая структура, которая рухнула под собственной тяжестью. Представь себе: надо напечатать плакат. Для регионов. Для этого требовалось: решение начальника отдела, который будет выдавать концепцию плаката; решение начальника отдела, который будет плакат рисовать; решение начальника отдела, который будет плакат утверждать; решение начальника отдела, который печатает плакат; решение начальника отдела, который развозит его по регионам; и решение начальника отдела, который плакат в регионах распространяет. В результате к ноябрю ни одного плаката в регионах не было. Единственное, только записали частушки, срамные про Кремль и хвалебные про каждого лидера ОВР»

Итак, к затратам собственно президентской кампании Путина следует прибавить еще добрые 50 млн. долларов, потраченных на «Единство» и «Союз правых сил», – против 10–15 млн. долларов, растраченных в «Отечестве».

Для монахинь голосование организовали в резиденции Патриарха Алексия II

Описывает ли это полностью затраты на выборы? Нет.

Дело в том, что, помимо денежных ресурсов, в российских выборах важнейшее место занимает ресурс административный.

Что такое административный ресурс? А вот что.

В декабре прошлого года «Союз правых сил» задумал рекламную акцию. Обклеили борта нескольких десятков московских троллейбусов плакатами со слоганом «Хочешь жить лучше?». Троллейбусы должны были кататься со слоганом несколько недель, а в последние семь дней к вопросу должен был добавиться ответ: «Хочешь жить лучше? Голосуй за «СПС». Но... за неделю до выборов все рекламные троллейбусы оказались на ремонте в автопарке.


«Очень часто заказчик кидает имиджмейкеров и за выборы не платит. Первый признак, что тебя хотят кинуть, – это если обещают слишком много денег. А уже если говорят, что заплатят после избирательной кампании, то кинут точно. Обращаться тут не к кому, официальных договоров нет, все идет «черным налом».

Административный ресурс существует практически у всех кандидатов, а размеры его использования полностью характеризуют авторитарность власти в том или ином регионе. Одно дело мэрия Москвы, которая, допустим, может дать негласное предписание дворникам очистить подъезды от нежелательных плакатов, а другое – славные Республики Татария, Башкирия и Ингушетия, где «Отечество» неведомыми для социологов путями собрало 70–80 процентов голосов. Или Республика Тыва, где 78 процентов голосов собрало уже «Единство».

Однако очевидно, что административный ресурс, которым обладает федеральная власть, на порядок превосходит все остальные.

Вспомним, как в декабре Сергей Шойгу буквально не вылезал с телевизионных экранов. А теперь его как нет – сгинул. Конечно, если бы Шойгу платил за время по рекламным расценкам, то «Единство» потратило бы не 30 млн., а все 50 млн. долларов.

То же самое – в нынешней избирательной кампании. Явлинский, например, посещает воинскую часть, чем приводит в негодование Центризбирком. А вот Путин берет «Су-27» и летит в Грозный.

Представим, что Путину пришлось бы оплачивать топливо для истребителя и для двух сопровождавших его «СУ». Услуги пилота. Предполетную подготовку и полосу в Ханкале. А заодно и телевизионное время. На один этот полет ушло бы денег больше, чем во всем официальном фонде Путина, и то бы не хватило. Потому что посадку в военной Ханкале за деньги не купишь – это вам не Внуково. Да и эффект был бы не тот.

Это очень важный момент. В России получается, что тот, у кого власть, может на порядок уменьшить затраты. Потому что его листовки будут бесплатно развозить силами МЧС, а его полеты – бесплатно показывать в новостях.

Административный ресурс – это тот ноль, который власть приписывает к предвыборным расходам каждого депутата. Если кандидат нравится власти, то ноль ставят позади основной суммы и один затраченный доллар превращается в десять долларов. Если кандидат не нравится власти, ноль ставят впереди основной суммы и доллар превращается в десять центов.

Таким образом, благодаря административному ресурсу каждый правительственный доллар увеличивается в цене, а каждый оппозиционный в цене теряет. В идеальном случае благодаря административному ресурсу оппозиция оплачивает расходы правительства.


«В «Отечестве» все было построено по плановому принципу. К примеру, спускали сверху план – собрать в регионе подписи в поддержку Примакова. 10 процентов от числа избирателей. А это в данном регионе нереально. Руководитель штаба выполняет задание на 70 процентов. И ему вместе со всем штабом платят только 70 процентов зарплаты! Не предупреждая даже заранее! Ну с каким он потом настроением агитировать будет!»

Итак, мы выявили два типа предвыборных расходов. Те деньги, которые, собственно, пошли в «черную кассу». И те, которые были сэкономлены благодаря административным ресурсам.

Все? Нет, не все. Есть и третий тип расходов – самый важный. Это те куски собственности, которыми власть награждает союзников или которые она отбирает у неугодных.

Поясним. В начале осени ряд российских регионов объединился в блок «Вся Россия», впоследствии примкнувший к «Отечеству». Считалось, что «Всю Россию» будет финансировать нефтяная компания «ЛУКойл».

Однако в октябре случилась неожиданная вещь. Из нефтяной компании «Транснефть» – огромной компании с оборотом свыше 1,5 млрд. долларов в год – выгнали президента Дмитрия Савельева. Взамен назначили Семена Вайнштока – одного из высших менеджеров «ЛУКойла» и большого друга Романа Абрамовича. И после этого «ЛУКойл» никакой «Всей России» не финансировал.

Происшествие с «Транснефтью» вообще должно войти в предвыборные хрестоматии. Перемена руководства в «Транснефти» не только стоила «ОВРагу» добрых 3–4 процента голосов. Она едва не нанесла сокрушительный удар по «Союзу правых сил». Дело в том, что бывший президент «Транснефти» Дмитрий Савельев был ставленником Сергея Кириенко. И наряду с РАО «ЕЭС» «Транснефть» несла основное бремя финансовых симпатий к правым. Поговаривают, что после отставки Савельева Чубайс на три недели полностью прекратил финансирование «СПС». Решил, видимо, что в одиночку такой воз не вытянуть. Потом якобы опять начал.

Более того, «Транснефть» косвенно финансировала еще одного выгодного власти кандидата – кемеровского губернатора Амана Тулеева. Еще при Савельеве «Транснефть» предоставила Кемеровской области кредит на сумму в 50 млн. рублей. Кредит был выдан из фонда, который копили для строительства Балтийского трубопроводного консорциума. Савельев был отчаянно недоволен кредитом: личный друг Кириенко, понятное дело, предпочел бы помогать демократам, а не Тулееву. Второй кредит он предоставлять отказался. Тут его и сместили.

Чтобы оценить всю красоту комбинации, следует знать еще одну деталь. Дело в том, что «ЛУКойл» категорически выступал против строительства Балтийского трубопроводного консорциума. «ЛУКойл» строит свой собственный терминал на Балтике, и проект «Транснефти» причинил бы ему огромные убытки.

Еще одна кредитка, которой оплатили предвыборные траты, – нефтяная компания «Славнефть». 1,5 млрд. долларов в год. «Славнефтью» за услуги расплатились с Жириновским. Тому «Славнефть» тоже была нужна не для себя, а для близкого человечка – Михаила Гуцериева, тогда вице-спикера Госдумы от фракции ЛДПР и основателя оффшорной зоны БИН в Ингушетии.


«Самое интересное столкновение административных ресурсов произошло в Калмыкии. Там по одномандатному округу соперничали двое: Елена Батурина и ведущая ОРТ Александра Буратаева. Штаб «Единства» направил в Калмыкию на каждый избирательный участок слушателей Академии МВД. В качестве добровольных наблюдателей, разумеется. Офицеры разъехались по участкам и, взяв за воротник каждого главу избирательной комиссии, доверительно ему сообщили: я, мол, буду смотреть в оба и, как только увижу хоть одно нарушение, упеку тебя в тюрьму. В результате Александра Буратаева победила с разгромным счетом».

Не следует думать, что государство расплачивалось за предвыборные услуги только тем, что принадлежало ему самому. Расплачивались также и чужой собственностью. Например, Новокузнецким алюминиевым и Кузнецким металлургическим заводами. Принадлежали они группе «МИКОМ», а «МИКОМ», с точки зрения Кремля, оказался виноват дважды: во-первых, финансировал Зюганова, во-вторых, финансировал «ОВР». И вот сразу после декабрьских выборов, в течение буквально двух-трех месяцев, бизнес группы «МИКОМ» был уничтожен. Основная его часть досталась группе «Сибирский алюминий».

Новокузнецкий алюминиевый завод был обанкрочен, на Кузнецком металлургическом поменяли внешнего управляющего, угольный бизнес «МИКОМа» был спешно продан «Автобанку».

Я не испытываю особых симпатий к «МИКОМу» – по правде говоря, методы, которыми он в свое время добился контроля над КМК, ничуть не отличались от тех методов, с помощью которых его вышвырнули. Речь о другом. Трудно отделаться от мысли, что «Сибирский алюминий» и Тулеев, устроив охоту на «МИКОМ», получили в Кремле негласное разрешение, аналогичное тому, что было выдано кардиналом Ришелье миледи Винтер: «Все, что сделал податель сего, было сделано от моего имени и на благо государства»

Еще пример. Осенью вице-премьер Михаил Касьянов начал с западными кредиторами переговоры о реструктуризации долгов СССР Лондонскому клубу. В итоге подписали соглашение, очень невыгодное для России. Долги, стоившие на рынке 5–7 процентов от номинала, то есть не больше 4 млрд. долларов, были реструктурированы таким образом, что Россия обязалась выплатить по ним аж 40 млрд. долларов. Разумеется, и цена долгов выросла вдвое.

Это можно было бы считать примером крайне неудачных переговоров. Если бы не одно «но». Если бы не два упорных слуха. Один гласит, что член Семьи и личный друг Касьянова банкир Александр Мамут знал об условиях реструктуризации заранее и тем самым мог заработать сотни миллионов долларов, скупая задешево готовые подорожать бумаги. Другой слух гласит, что Александр Мамут финансово поддержал «Единство». Видимо, в том числе и из тех денег, которые были заработаны для него государством на реструктуризации долгов.

Или вот еще. Приказом по Министерству финансов от 23 ноября 1999 года министр финансов Михаил Касьянов, во исполнение постановления правительства РФ от 5 октября 1999 года, фактически разрешил проведение весьма специфического вида зачетов: организациям было разрешено платить налоги в бюджет не деньгами, а облигациями ОВВЗ и другими видами госдолга. Делалось все, разумеется, в благих «целях сокращения расходов по погашению и обслуживанию государственного долга РФ, выраженного в иностранных валютах, и повышения эффективности использования внутренних финансовых активов».

Ходят, однако, упорные слухи, что неожиданно предоставившейся возможностью оптимизировать налоги воспользовались Министерство путей сообщения (его глава Николай Аксененко так много сделал для избрания Путина) и различные дочки холдинга «Связьинвест». Тут надо заметить, что новый генеральный директор «Связьинвеста» Валерий Яшин – выходец из Петербурга. Он возглавлял там АО «Петербургская телефонная сеть», в котором работал новый министр связи Леонид Рейман, считающийся одним из самых близких людей Путина.

Вам это что-нибудь напоминает, уважаемый читатель? Мне – одну процедуру, известную по учебникам истории: как жаловали угодья в обмен на верную службу. Если верной службы не будет, угодья всегда можно отобрать. Такой строй, когда частной собственности нет, а есть только угодья, дарованные взамен верной службы, называется феодализмом.


«В 1996 году перед президентскими выборами по всей Москве висели плакаты: Лужков пожимал руку Ельцину. За неделю до выборов штаб коммунистов приделал к плакатам подпись: «Прощай, Борис!» Лужков был в ярости. Подпись соскребали как могли».

При этом между выборами-1996 и выборами-2000 наблюдается кардинальное отличие. В 96-м своевольные маркграфы, именуемые по-русски олигархами, сами избирали себе императора и в обмен на выданные ему деньги забирали себе невиданные куски собственности. В 2000 году происходило обратное: олигархи толпами осаждали штаб Путина с просьбой принять от них пожертвования. «Сначала просили принять деньги, исходя из отката в 30 процентов, потом в 20 процентов, потом в 5 процентов, потом давали так...» – вспоминают очевидцы. Не вышло – брали мало. Обещали – еще меньше. Кое-чем одаривали друзей, жесткими эффективными тычками распугивали чужих спонсоров. Но принцип взаимоотношений между президентом и его вассалами был тот же, феодальный. Просто в 1996 году президент был слабый, а в этом году слабыми оказались вассалы.

На первый взгляд российские выборы стоили копейки – 10–20 млн. долларов. На эти деньги в Америке не то что президента не выберешь – боевик хороший не снимешь. Но это только если сравнивать доллары с долларами. А если присовокупить к ним феодальный ресурс, картина изменится кардинально. Выяснится, что пожалованию подлежат практически все российские компании. И министерства, которые у нас тоже разновидность АО.

При этом объем ресурсов, которым может манипулировать оппозиция, даже отдаленно не приближается к объему ресурсов, которым может манипулировать власть. Максимум, что может сделать мэр или губернатор, – это снять троллейбус с линии. Но менять президентов «Транснефти» или вести переговоры о реструктуризации суверенного долга они не могут никоим боком.

В этом и заключается коренное различие между российской демократией и западной. В Америке в выборах участвуют только те деньги, которые легально сидят в избирательном фонде. В России деньги оппозиции превращаются в ноль.

Оплата выборов административной валютой – это и есть тот механизм, который со стопроцентной гарантией передает власть по наследству. С одной стороны, это хорошо. Нет ничего хуже революций, как бы эти революции ни назывались: бунтом, выборами или борьбой с коррупцией. Ибо за победу оппозиции было бы заплачено, скорее всего, не только новым переделом собственности, но и новым распадом России. Подобно тому как за победу Ельцина в 1991 году было заплачено распадом советской империи.

Но, пристально вглядываясь в черты победившей власти, трудно найти хоть одну, которая вызывала бы сочувствие.


Авторы:  Александр КАРМЕН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку