НАУТИЛУС ДЛЯ НАПОЛЕОНА

НАУТИЛУС ДЛЯ НАПОЛЕОНА
Автор: Сергей НЕЧАЕВ
20.02.2015
 
БОНАПАРТ МОГ СБЕЖАТЬ С ОСТРОВА СВЯТОЙ ЕЛЕНЫ НА ПОДВОДНОЙ ЛОДКЕ
 
«Случай – это единственный законный повелитель во всей вселенной», – любил говорить Наполеон, свято веривший в свою счастливую звезду. Случай, удача, шанс… Именно он зачастую способен послужить человеку лучше, нежели тот сам того желает. Но при этом к нему следует относиться бережно, ведь, как известно, кто упустит свой шанс, тот вторично может его и не найти. Удача – единственная, пожалуй, видимая разница между гением и безумием – на протяжении многих лет благоволила Наполеону, а одни и те же шансы упрямо выпадали ему по нескольку раз. И только такой незаурядный человек, как Наполеон, мог позволить себе транжирить их, небрежно проходя мимо…
 
Но (рано или поздно так случается с каждым) удача все же отвернулась от Наполеона, и его могущественная империя пала. Однако не успел бывший повелитель Европы перебраться в сопровождении британских военных кораблей с насиженного за много лет трона на жесткую лавку убогого домика в поместье Лонгвуд на маленьком островке Святой Елены, затерянном в южной части Атлантического океана, как преданные бывшему императору люди начали готовить планы его освобождения.
 
ВАРИАНТЫ ПОБЕГА НАПОЛЕОНА С ОСТРОВА СВЯТОЙ ЕЛЕНЫ
 
При отсутствии в те времена авиации бежать с острова Святой Елены можно было только по морю. При этом самый близкий берег (африканский) находился почти в 2000 км, до Бразилии было почти в два раза дальше, а до Франции, по меркам тогдашнего парус­ного флота, было вообще три месяца пути.
 
Остров надежно охранялся гарнизоном и был окружен плотным кольцом британских военных кораблей. Практически было предусмотрено все, чтобы опасный узник острова оставался на нем до конца дней своих.
 
Но могли ли подобные обстоятельства остудить пыл ярых бонапартистов? Конечно же нет.
 
Одну из попыток освобождения Наполеона предприняла, как ни странно, его бывшая «египетская» любовница Полина Фурес, которой после разрыва Наполеон нашел нового мужа – отставного офицера Анри де Раншу. Графиня де Раншу, как стала именовать себя Полина, в 1816 году приехала в Рио-де-Жанейро со своим любовником Жаном-Огюстом Белларом и купила там корабль, предназначенный для спасения Наполеона. Несмотря на заведомую неудачу этой попытки, Полина еще долгое время продолжала действовать вместе с другими бонапартистами в Бразилии и умерла 18 марта 1869 года, пережив Наполеона почти на полвека.
 
Или вот еще один вариант. В марте 1816 года лечащий врач Барри О’Мира принес Наполеону нефритовые шахматы, которые ему прислали в подарок из Китая. А в июле 1986 года, то есть почти через 170 лет, эти шахматы были проданы на аукционе Christie’s, и новый владелец обнаружил в одной из фигур тайник с вложенным в него листком бумаги, на котором был подробно изложен план побега с острова.
 
План этот заключался в следующем. Американское торговое судно должно было подойти к острову, а Наполеон должен был притвориться больным и не выходить из своей комнаты. Чтобы ввести в заблуждение охрану, один из людей императора должен был вместо него лечь в постель, а сам Наполеон должен был переодеться в матросские штаны и куртку. В порту, в условленном месте, Наполеона должны были встретить и, уже под видом американского матроса, поднять на борт корабля. А в трюме Наполеона должны были спрятать в специальную бочку с двойным дном, внешне не отличавшуюся от остальных…
 
Кроме того, в «Мемуарах» генерала Гурго, находившегося на острове Святой Елены вместе с Наполеоном, содержится указание на то, что в январе 1818 года в Америке были задержаны шесть французских офицеров, готовивших план силового похищения Наполеона.
Известен также и проект нападения на остров Святой Елены и спасения Наполеона, разработанный в Новом Орлеане неким Николя Жиро в сотрудничестве со знаменитым пиратом Жаном Лафитом.
 
Короче говоря, Наполеон получил от своих сторонников как минимум десяток предложений о побеге. Но свергнутый император прекрасно понимал, что прорваться через заслоны англичан и бежать с острова на корабле нереально. Поэтому он неизменно отвергал подобные предложения. Не потому ли, что у него имелся в запасе другой, более надежный вариант?
 
В самом деле, если по воздуху и по воде бежать невозможно, то почему бы не попробовать ускользнуть от бдительных охранников под водой?
 
Вот тут-то пришло самое время вспомнить об изобретении американца Роберта Фултона.
 
НАПОЛЕОН И ФУЛТОН
Фото: napoleonistyka.atspace.com
 
ИЗОБРЕТАТЕЛЬ РОБЕРТ ФУЛТОН
 
Роберт Фултон родился 14 ноября 1765 года в Литл-Бритене (ныне Фултон), штат Пенсильвания, в семье бедного ирландского эмигранта.
 
Он рано потерял отца и был отправлен в сельскую школу-пансион, а затем мать, имевшая еще четверых детей, отвезла его в Филадельфию и отдала в ученье к золотых дел мастеру.
 
В 1787 году Роберт Фултон переехал в Лондон, где увлекся инженерным делом. Будучи, по сути, механиком-самоучкой, в Англии он участвовал в строительстве каналов, шлюзов и водопроводов. Занявшись изобретательством, он разработал конструкции специальных машин для тесания и полировки мрамора, для сушки льна и плетения веревок. В 1790-е гг. Фултон вплотную подошел к проблеме применения пара для движения судов. Но для успеха в столь сложном деле были необходимы еще более серьезные инженерные познания, для приобретения которых он в 1796 году направился во Францию.
 
ПРИЕЗД ВО ФРАНЦИЮ
 
В Париже он встретился с американским послом Робертом Ливингстоном. Тот заинтересовался работами молодого соотечественника и дал ему денег для продолжения исследований. При этом предусмотрительный Ливингстон юридически закрепил за собой монопольное право на применение паровых двигателей в судостроении. Но до создания знаменитого парохода Фултона было еще очень и очень далеко. Сейчас же 30-летнего изобретателя больше интересовали разработки в области подводного оружия.
 
Со свойственным молодости максимализмом он писал: «Военные корабли, по моему мнению, являются остатками отживших военных традиций, политической болезнью, против которой до сих пор еще не найдено средств. Мое твердое убеждение состоит в том, что эти привычки надо искоренить, и самым действенным к тому средством должны стать подводные лодки, вооруженные минами».
 
В декабре 1797 года Фултон обратился к правительству Французской республики с предложением проекта подводного корабля, «посредством которого можно было бы заставить англичан не только снять блокаду французских берегов, но и перенести театр военных действий на их собственную территорию».
 
ИСПЫТАНИЯ «НАУТИЛУСА»
 
Строго говоря, не Фултон первым придумал подводную лодку. Первым был американский изобретатель Дэвид Бушнелл, построивший в 1775 году одноместную субмарину под названием «Черепаха». То есть, по сути, Фултон лишь развил идею Бушнелла и предложил французскому правительству проект подлодки, очень похожей на «Черепаху».
 
Но проект был отвергнут. Однако настойчивый изобретатель чуть позже добился аудиенции у ставшего к тому времени первым консулом Наполеона Бонапарта и сумел заинтересовать его идеей постройки боевого подводного корабля. В результате в 1800 году Фултон получил средства для исполнения предлагаемой им подводной лодки, построил первый деревянный образец и с двумя помощниками произвел погружение на глубину около 7 метров.
 
При этом Наполеон создал комиссию, на которую было возложено обсуждение этого вопроса. В нее вошли такие известные ученые, как Монж и Лаплас. Подлодка была испытана осенью того же года: сперва в Руане, потом в Гавре. К сожалению, испытания показали, что она может оставаться под водой не больше 20 минут.
 
В июле 1801 года Фултон спустил на воду вторую, более крупную, построенную из листовой меди подлодку. Она была рассчитана на экипаж уже из 4 человек, и, благодаря применению сжатого воздуха, время пребывания под водой возросло до 4,5 часов.
 
Корпус новой подлодки был длиной 6,5 метров и диаметром 2,2 метра и имел форму притупленной в носовой части сигары. Для своего времени конструкция имела неплохую глубину погружения – около 30 метров.
 
В носовой части лодки располагалась небольшая рубка с иллюминаторами и входным люком.
 
Мачта для паруса была укреплена на шарнире. Перед погружением ее быстро снимали и укладывали в специальный желоб на корпусе. После подъема мачты развертывался парус, и корабль становился похож на раковину моллюска наутилуса, способного жить и на дне, и на поверхности воды. Отсюда и появилось название, которое дал своему детищу Фултон.
 
«Наутилус» Фултона стал первой в истории подводной лодкой, имевшей раздельные движители для надводного и подводного хода. В качестве движителя подводного хода использовался четырехлопастной винт, приводимый в движение руками рабочих и позволявший развивать скорость около 1,5 узла. В надводном положении лодка двигалась под парусом со скоростью 3–4 узла.
 
Маневрирование «Наутилуса» Фултона по курсу производилось вертикальным рулем. Нововведением был горизонтальный руль, с помощью которого при движении под водой лодка должна была удерживаться на заданной глубине.
 
Погружение и всплытие осуществлялись заполнением и осушением балластной цистерны, находившейся в нижней части лодки. Заполнение и осушение производилось при помощи двух насосов.
 
Вооружение «Наутилуса» составляла буксируемая на тросе мина, представлявшая собой два медных бочонка с порохом, оборудованных контактным взрывателем. Теоретически подводникам требовалось подойти под днище вражеского корабля и вонзить в него специальный гарпун с отверстием для линя, одним концом прикрепленного к подлодке, а другим – к мине. После этого мину освобождали и подлодка уходила. По мере ее удаления мина подтягивалась под днище цели и после соприкосновения взрывалась.
 
После нескольких предварительных испытаний перед Домом Инвалидов «Наутилус» Фултона спустился по реке Сене до Гавра, где состоялся его первый выход в море. Испытания прошли вполне удовлетворительно: в течение 5 часов подлодка со всем экипажем находилась под водой на глубине 7 метров. Неплохими были и другие показатели – расстояние в 450 метров она преодолела под водой за 7 минут.
 
Испытания эти возбудили тогда живейший интерес во Франции, а ученый Луи-Бернар Гитон де Морво следил за этими опытами с особенным вниманием. Он показал Фултону химический способ исправления испортившегося от дыхания воздуха внутри подлодки, и записка на сей счет была прочтена в Парижской академии наук 13 сентября 1801 года.
 
Практическая боеспособность подлодки была проверена в присутствии адмирала Вилларе-Жуаёза в августе 1801 года на Брестском рейде, куда вывели и поставили на якорь старый 12-метровый шлюп. «Наутилус» пришел на рейд под парусом. Затем, убрав мачту, он ушел под воду в 200 метрах от шлюпа, а через несколько минут прогремел взрыв, взметнувший на месте шлюпа столб воды и деревянных обломков.
 
Правда, в ходе испытаний выявились и недостатки, наиболее существенным из которых оказалась малая эффективность горизонтального руля из-за очень небольшой скорости движения в подводном положении, в связи с чем подлодка плохо удерживалась на заданной глубине. Для устранения этого недостатка Фултон решил применять винт на вертикальной оси.
 
Осенью 1801 года изобретатель предпринял в своей подлодке экспедицию против английских судов, приближавшихся почти ежедневно к Брестскому рейду, но ему ни разу не удалось нанести неприятелю хоть какой-то вред.
 
ПЕРВЫЙ УПУЩЕННЫЙ ШАНС НАПОЛЕОНА
 
Дальнейшая судьба «Наутилуса» не оправдала надежд, которые возлагались на него изобретателем. Во время перехода из Гавра в Шербур подлодка была настигнута штормом и затонула. А потом изобретателю вообще пришлось отказаться от боевого применения «Наутилуса» из-за того, что французский морской министр не удовлетворил его требование присвоить членам экипажа воинские звания, без которых англичане в случае захвата в плен имели право повесить их как обыкновенных пиратов.
 
Конец же французскому этапу в жизни Фултона в августе 1803 года положил лично Наполеон, который заявил:
 
– Во всех столицах мира действует масса авантюристов и прожектеров, предлагающих монархам некие чудеса, родившиеся в их воображении. Это шарлатаны и лжецы. Этот американец из их числа, не говорите мне больше о нем.
 
Кстати, в том же 1803 году Фултон попытался провести в Париже испытания своего первого парохода. Но Наполеон на это лишь раздраженно фыркнул:
 
– Вы хотите заставить корабль плыть против ветра и против течения, разведя огонь под его палубой? У меня нет времени на эти бредни!
 
Так Наполеон не использовал свой счастливый случай в борьбе против Англии за морское господство. Так им был в первый раз упущен шанс, связанный с изобретением Роберта Фултона. Право же, подобным образом транжирить подарки судьбы мог только великий человек…
 
ПРОВАЛ В АНГЛИИ
 
Разочарованный такой оценкой Фултон направился в Англию, где был радушно встречен премьер-министром Уильямом Питтом, разрешившим изобретателю продолжать работы.
 
Вскоре удачные опыты со взрывами кораблей не столько воодушевили, сколько привели в замешательство британское адмиралтейство. Ведь «владычица морей» в те времена располагала самым мощным в мире флотом, так как в своей морской политике руководствовалась принципом двойного превосходства своего флота над флотом следующей по мощи морской державы.
 
После очередной демонстрации боевых возможностей «подводной игрушки» Фултона, когда был взорван датский бриг «Доротея», один из авторитетнейших моряков британского флота лорд Джервис сказал:
 
– Питт – величайший глупец в мире. Он поощряет способ ведения войны, который ничего не дает народу, имеющему и без того главенство на море, и который в случае успеха может лишить его этого главенства.
 
Понять лорда можно, ведь 21 октября 1805 года британский флот в очередной раз разгромил наполеоновский флот у мыса Трафальгар. Причем разгромил в пух и прах, и без всяких подводных лодок. Но и Питт отнюдь не был глупцом, и по его инициативе адмиралтейство предложило Фултону пожизненную пенсию с условием… что он навсегда забудет про свое изобретение.
 
Фултон с возмущением отверг подобное предложение, заявив:
 
– Я никогда не соглашусь лишить мое отечество моих изобретений, если оно будет иметь в них нужду. Его независимость и безопасность для меня так дороги, что я никогда не открою вам моего секрета, если бы даже вы давали мне за него 20 000 фунтов стерлингов ежегодно.
 
И он вернулся к себе на родину в Америку.
 
ИСПЫТАНИЯ «НАУТИЛУСА»
Фото: paintingsoncanvas.net
 
ВОЗВРАЩЕНИЕ В АМЕРИКУ
 
Прибыв в Нью-Йорк в декабре 1806 года, Фултон полностью переключился на разработки судов с паровыми двигателями. Вскоре он построил первый пригодный для практической эксплуатации колесный пароход «Клермонт», на котором была установлена паровая машина мощностью 20 л. с.
 
В августе 1807 года 45-метровый «Клермонт» совершил первый рейс по реке Гудзон от Нью-Йорка до Олбани. Это, кстати, был очень удачный ход: в отличие от своего предшественника Джона Фитча, умершего в 1798 году, Фултон пустил свой пароход не по реке Делавэр, а по реке Гудзон, протекавшей в горной малодоступной местности, где у парохода не было никаких «сухопутных конкурентов».
 
Это был самый счастливый день в жизни Фултона. Он вступил на судно, слыша смех и свист невежественного и недоверчивого народа, но когда все увидели, как «Клермонт» удаляется от берега, величественно прорезая речные волны с помощью своих «плавательных лап», удивление и восхищение сменили недоверчивость, и отплытие было приветствовано громкими криками и рукоплесканиями.
 
В результате «Клермонт» прошел 150 миль (240 км) за 32 часа со средней скоростью 7,6 км/ч. Это стало первым в мире безостановочным рейсом парового судна длительностью более одних суток.
 
После некоторых улучшений в конструкции своего детища Фултон наладил постоянные рейсы на этом речном пути. От клиентов не было отбоя.
 
В 1808 году Роберт Фултон женился на дочери своего делового партнера Ливигнстона. От этого брака у него родились сын и три дочери.
 
Фултон запатентовал свой пароход, а в последующие годы компания Фултона-Ливингстона построила еще несколько паровых кораблей: например, в 1816 году ей принадлежало уже 16 пароходов, один из них – «Коннектикут» – уже имел 60-сильную паровую машину.
 
Достойно удивления, что, даже пожиная обильные плоды истинно заслуженной славы, Фултон не переставал заниматься изысканиями по созданию подводных судов и подводных мин. Американское правительство сперва давало ему все необходимые для этого средства, но потом финансирование было прекращено, несмотря на популярность Фултона и его авторитет знаменитого инженера.
 
Умер Роберт Фултон от сильной горячки 24 февраля 1815 года. Произошло это за восемь месяцев до того, как британский фрегат «Нортумберленд» высадил разбитого при Ватерлоо и плененного Наполеона на острове Святой Елены.
 
ВТОРОЙ УПУЩЕННЫЙ ШАНС НАПОЛЕОНА
 
Но все же план побега Наполеона с острова Святой Елены при помощи подводной лодки Фултона – что это? Очередная красивая легенда, которых так много в истории Наполеона?
 
Граф де Монтолон, секретарь Наполеона на острове Святой Елены, указывает в своих «Мемуарах» на то, что уже в августе 1816 года экс-императору был предложен план его доставки в Америку в качестве члена экипажа подлодки. Риск этой операции оценивался очень дорого, и деньги должны были быть выплачены сразу по высадке на американском берегу.
 
Где было взять на это средства? Уже через много лет историки выяснили: в банке в Амстердаме у Наполеона имелся счет на сумму в 100 млн франков. А его брат Жозеф купил к северу от Нью-Йорка большой участок земли, и он вполне мог договориться о постройке подлодки с компанией Фултона–Ливингстона. Американским историкам еще в XIX веке удалось выяснить, что в период нахождения Наполеона на острове Святой Елены в США велось строительство очередного «Наутилуса», который по размерам превышал своих предшественников. Но подлодка, в любом случае, не могла сама доплыть до берегов Америки. Следовательно, нужен был корабль. Из сообщения русского наблюдателя на острове графа де Бальмена следует: «С 16 июня 1816 года по апрель 1820 года на острове побывали 73 корабля. Почти все они были английскими, за исключением четырех: два принадлежали России и два пришли из США».
 
Зашедшие из США суда назывались «Океан» и «Леди Кеннеди». И что удивительно, их капитаном был один и тот же человек по фамилии Джонсон. Из наблюдений графа де Бальмена следовало, что он сознательно задерживал пребывание кораб­лей в порту, изучая направление ветров и течений.
 
Все это навело графа де Бальмена на мысль о том, что проживавшие в Америке бонапартисты готовили Наполеону побег. По данным американских историков, к постройке «Наутилуса-3» был причастен все тот же Джонсон. Он же занимался подбором экипажа для подлодки, ее спуском на воду и тренировкой команды.
 
По плану Джонсона, «Наутилус-3» должен был доставить к острову быстроходный клипер. Тот, прибыв в заданный район, должен был лечь в дрейф на расстоянии, с которого его не могла заметить береговая охрана. Ночью подлодка вошла бы в бухту, и она вполне могла бы взять на борт Наполеона. В тропиках темнеет рано, и с наступлением ночи «Наутилус-3» должен был всплыть, а далее, уже под парусом, используя попутный ветер, к утру добраться до клипера…
 
Казалось бы, все было продумано до мелочей. Однако Наполеон после долгих раздумий отказался от этого варианта спасения. Так им был во второй раз упущен шанс, связанный с изобретением Роберта Фултона. При этом он якобы сказал:
 
– Мне осталось жить еще лет пятнадцать. Все это очень соблазнительно, но это – безумие. Я должен умереть здесь. Нужно, чтобы Франция сама пришла за мной. Если бы Иисус Христос не умер на кресте, он не стал бы Богом.
 
На самом деле Наполеон умер на острове Святой Елены не через пятнадцать лет, а 5 мая 1821 года. В результате имя подводной лодки Фултона «Наутилус» так и не связалось с именем великого императора и смогло прославиться лишь много лет спустя, благодаря писателю-фантасту Жюлю Верну, позаимствовавшему название «Наутилус» для фантастического корабля капитана Немо, героя его романов «Двадцать тысяч лье под водой» и «Таинственный остров».
 

Авторы:  Сергей НЕЧАЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку