Напоминает ли Алексей Навальный раннего Бориса Ельцина?

Напоминает ли Алексей Навальный раннего Бориса Ельцина?
Автор: Ирина ЧЕВТАЕВА
29.07.2013

Собеседники «Совсекретно» ищут сходства, а находят отличия


Сергей ФИЛАТОВ, глава администрации президента в 1993–1996 годах, президент Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ:

– Я все-таки не знал раннего Бориса Ельцина, поэтому мне трудно сопоставлять. Но то, что Алексей Навальный – растущий политик, это очевидно. Чем Навальный напоминает мне Ельцина, так это тем, что он тоже не старается скрывать свои ошибки. Борис Николаевич бывал настолько открытым, что признавал свои ошибки, за что его потом этими ошибками и лупили. У Навального тоже бывают довольно серьезные ошибки, и он не пытается ни смазать их, ни скрыть.

У него как политика есть одна проблема – я имею в виду националистические нотки, которые звучали в некоторых его выступлениях. Многонациональность для России – очень серьезный вопрос. На этом спекулируют многие националисты. И мне очень не хотелось бы, чтобы Навальный скатился к краю этой пропасти. Да, благодаря этому он может приобрести популярность среди не слишком грамотных и культурных людей, но именно это может создать серьезные препятствия на его политическом пути.

Юрий БОГОМОЛОВ, кинокритик, аналитик телевидения:

– Они действительно во многом похожи, естественно, не по-человечески, не по характеру. Я имею в виду фабулу развития событий. Например, Борис Ельцин в свое время подвергся атаке со стороны власти, был низвергнут, а потом вернулся и набрал огромное количество очков. С Алексеем Навальным сейчас происходит примерно то же самое. Но это довольно распространенная в истории ситуация, когда власть сначала пытается победить своего конкурента силовым способом, а он, несмотря на это, продолжает путь в политику, и власть становится жертвой своей собственной ошибки. Что касается содержательной стороны, то здесь различий между Ельциным и Навальным достаточно много. Я имею в виду уровень образования, возраст, то, что называется кредитной историей. Но одно общее безусловно есть. На каком-то этапе они оба пытались сыграть на поле националистов. Ельцин это делал, заигрывая с «Памятью», Навальный – когда ходил на «Русский марш» и пользовался националистической риторикой. Я думаю, что и в том, и в другом случае это были тактические уловки, попытки найти какую-то точку опоры в борьбе за власть. И черт, и бог прячутся в деталях, а сейчас именно эти детали, на мой взгляд, имеют решающее значение. Насколько я понимаю, политическая ситуация подвисла. В шахматах есть такая позиция, когда игрок попадает в ситуацию, при которой любой его ход оказывается губительным. Сейчас не очень понятно, чей ход следующий. Если это ход Навального, то у него все еще есть пространство для маневра. Как только очередь перейдет к власти, то, я предполагаю, у нее не будет выигрышного хода. В тот момент, когда арестовали Навального, стало понятно, что любой ход власти будет вести к ослаблению ее позиций, вплоть до поражения.

Борис НемцовБорис НЕМЦОВ, один из сопредседателей
РПР-ПАРНАС:

– Ельцин и Навальный похожи тем, что у них одинаковая миссия – вернуть в Россию демократию. С точки зрения миссии у них абсолютно идентичные задачи, а с точки зрения судьбы – они абсолютно разные. Ельцин был опытным партийным советским руководителем, а Навальный – человек с улицы. Ельцин надеялся не только на поддержку людей, но и на поддержку представителей элиты, которую он, кстати, и получил. Слабость Алексея Навального состоит в том, что как раз в элите у него очень маленькая поддержка, его все боятся. Ельцину в этом смысле было легче.

Владимир РЫЖКОВ, один из лидеров РПР-ПАРНАС,
в 1997–1999 годах – первый заместитель председателя Госдумы:

– Нет, их совершенно невозможно сравнивать, потому что Борис Ельцин был представителем высшего советского истеблишмента, а Алексей Навальный – представитель несистемной уличной оппозиции. Ельцин был очень успешным, он занимал пост первого секретаря Свердловского обкома партии, был первым секретарем Московского горкома партии, кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС. У него был огромный управленческий и хозяйственный опыт. У него даже, пожалуй, был опыт больший, чем у Сергея Собянина, и намного больший, чем у Владимира Путина, когда он стал президентом. У Навального нет такого опыта, он блогер, он проводит журналистские расследования, он участник уличных акций. Навальный не является частью высшего истеблишмента, он, скорее, представляет контрэлиту.

Игорь МИНТУСОВ,
политолог:

– У них совершенно разные истории. Борис Ельцин был плотью от плоти системы, выходцем из советской партийной элиты, а потом против нее же и восстал. Политическая траектория Навального совершенно другая, он как раз в системе не был, изначально являясь ее оппонентом. Это их основное отличие. Сходства у них тоже есть: и Ельцин, и Навальный – это довольно бесстрашные люди, смело отстаивающие свою точку зрения. Сейчас прогнозов относительно судьбы Навального я делать не могу, все зависит от очень многих факторов. Я думаю, что те люди, которые принимают решение об этом, сами еще до конца не определились.

Дмитрий БЫКОВ,
писатель:

– Нет, абсолютно не напоминает: разные этапы, разные части российского исторического цикла. И, конечно, основная разница в том, что Борис Ельцин – это классический революционер сверху, бунтарь, вышедший из элиты. А Алексей Навальный – классический пример человека, вышедшего снизу. Кроме того, у них разный уровень образования – у Навального он, в общем, весьма высок, в отличие от Ельцина. Плюс к тому – у них разное окружение. Во всяком случае, можно надеяться, что Навальному удастся сломать матрицу, а Ельцину в свое время в нее как раз надо было вписаться.

Руслан ХасбулатовРуслан ХАСБУЛАТОВ, председатель Верховного Совета РФ в 1991–1993 годах:

– Нет, не напоминает, хотя, конечно, есть элементы сходства. Но ведь кто такой был Ельцин? Классический партократ из высших партийных рядов. А Навальный – это рядовой гражданин, правда, хорошо образованный. Здесь есть сходство в методах, которые власть применяет по отношению к нему. Такие же бездарные методы. В результате власть сама из не очень крупных личностей создает общенациональных героев. Если власть и далее будет оказывать давление, то популярность Навального будет неизбежно возрастать. Ровно так было с Ельциным. На посту первого секретаря Московского горкома КПСС он начал терять популярность, так как немногого добился. Но как только партийная верхушка стала его давить, он начал набирать очки.

Людмила АЛЕКСЕЕВА, глава Московской Хельсинкской группы:

– Я не вижу между ними ничего общего. Во-первых, Алексей Навальный молод, во-вторых, он никогда не был функционером. Мне даже в голову не приходило такое сравнение. У Алексея Навального совсем другой жизненный опыт, он принадлежит к другому поколению. Я не говорю о том, что он наверняка станет московским мэром или тем более Президентом России. Ему еще предстоит большой путь. Молодость, непринадлежность к номенклатуре – это, безусловно, преимущества Алексея Навального. Но у него, например, нет такого управленческого опыта, какой был у Ельцина, и это, наоборот, недостаток. Но если Навальному все-таки удастся попасть во власть, то я уверена, в России найдется достаточно много людей, которые с удовольствием войдут в его команду, у которых есть опыт, знания в нужных сферах.

Борис ВишневскийБорис ВИШНЕВСКИЙ,
политолог, член Бюро партии «Яблоко», депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга:

– Напоминает крайне мало. Да, обоих преследовали власти – но совершенно в разной степени. Ельцина, бывшего на одном из высших постов в государстве, понизили в должности. Навальный же никаких постов не занимает, а наказание ему грозит куда более серьезное. Правда, Ельцин не обещал, что когда он будет генсеком, то Горбачев и другие члены политбюро будут сидеть… Сходство лишь в том, как к ним относятся их поклонники. Они не хотят слышать ничего, расходящегося со сложившимся у них в сознании образом кумира, строят свое отношение на чувствах, а не на фактах, готовы объявить врагами и оскорблять любого, кто не разделяет их мнение, и отказываются признавать даже очевидное. Приведу пример: Навальному напомнили о том, как в 2002 году он, будучи членом «Яблока», грубо оскорбил одну из наших коллег по национальному признаку. Имя этой девушки – Саадат Кадырова, гражданка России, азербайджанка по национальности, выпускница МГИМО. Она направила жалобу в партийный арбитраж, который признал, что Навальный своими действиями наносит ущерб партии и что он обязан извиниться перед Кадыровой (чего так и не произошло). Сохранились и могут быть представлены решения арбитража и протоколы заседаний, живы и здоровы люди, которые участвовали в этих обсуждениях. Однако Навальный теперь уверенно заявляет, что ничего этого не было, – а его сторонники с легкостью верят этому утверждению: кумир не может лгать, он всегда прав! Скорее я бы сравнивал Навального не с ранним Ельциным, а с совсем иным персонажем – ранним Лукашенко. Он тоже в Белоруссии «поднялся» на том, что изображал из себя борца с коррупцией, и был таким же популистом, любящим обращаться к толпе, подстраиваясь под ее настроение и лаская ее слух тем, что она хочет услышать. Мне лично не хотелось бы получить в России своего Лукашенко.

Повторю, главное общее – отношение общества к Ельцину, Навальному, Путину (между прочим): оно описывается известным «ах, обмануть меня нетрудно – я сам обманываться рад». А именно – неоправданные надежды, которые потом обязаны были смениться разочарованиями. Те, кто восторгался Ельциным, почему-то считали, что бывший первый секретарь обкома партии и кандидат в члены политбюро может быть демократом. И потом очень удивились, когда он начал выстраивать авторитарную систему единоличной власти, разгонять парламент и проводить катастрофически нечестные выборы для продления своей власти. Те, кто восторгался Путиным, почему-то считали, что он – альтернатива Ельцину и что бывший подполковник КГБ – организации, которая занималась обеспечением безопасности власти, – может обеспечить безопасность общества. И потом были очень удивлены, когда выяснили, что Путин продолжает курс Ельцина (предварительно обеспечив ему и его семье неприкосновенность), а власть отгородилась от общества еще более глухой стеной. Те, кто сегодня восторгается Навальным, ловя каждое его слово, видимо, полагают, что он – альтернатива Путину, что он будет бороться с коррупцией, перестанет быть националистом и проведет честные выборы. Если Навальный окажется у вершин власти (чего мне бы не хотелось), их ждет жестокое разочарование по всем пунктам.

Генри РЕЗНИК, адвокат:

– Я не вижу между ними вообще ничего общего.

Лев ПОНОМАРЕВ, исполнительный директор общероссийского движения «За права человека»:

– По внешним параметрам, конечно же, напоминает. Алексей Навальный тоже мужественный человек, который ведет себя очень решительно. Но если смотреть глубже, то Ельцин и Навальный – политики с принципиально разным опытом. Ельцин долго и упорно строил свою карьеру в КПСС, хорошо знал, что такое подковерная борьба, умело в ней участвовал. Он умел выстраивать отношения с людьми, считал, что это нужно и полезно. У Алексея Навального с этим проблемы. Он не сумел выстроить отношения с коллегами по оппозиции так, чтобы заручиться поддержкой разных сил, которые есть на этом политическом фланге. Он рвется вперед, как скакун, не обращая ни на что внимания. Я подозреваю, что отчасти поэтому он постепенно будет терять поддержку самых разных представителей оппозиции. Мне кажется, он слишком рано начал играть роль вождя. И играть всерьез. По-моему, он просто слишком торопится и потому ошибается.

Кирилл РОГОВ,
сотрудник Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара:

– Скорее нет, чем да. Это совершенно разные политические эпохи. Навальный отражает некоторую новую социальную реальность и новую суть политического конфликта, которая заключается в том, что отодвинутый в сторону российский средний класс предъявляет претензии на то, чтобы стать действующим лицом политического процесса. Это можно назвать контр-элитным движением, и Алексей Навальный – его представитель. Сходство между Алексеем Навальным и Борисом Ельциным в том, что оба обращаются непосредственно к избирателю, а не к элитам. А способ разговаривать с избирателем на его языке характерен для всех политиков, которые действуют в публичном поле.

Лев РУБИНШТЕЙН, поэт, публицист:

– В каком-то смысле они похожи, а в каком-то нет. К Ельцину, когда он стал перспективным политиком, сразу появилась масса претензий. С Навальным сейчас происходит то же самое. Но в отличие от Ельцина Навальный никогда не состоял ни в каких ЦК КПСС – это немного утешает.

Алексей Навальный, 10 июля 2013

Фото: Роман Петров (газета «Совершенно секретно»)


Авторы:  Ирина ЧЕВТАЕВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку