НОВОСТИ
Москва засекретила, в какие регионы будет вывозить свой мусор
sovsekretnoru

Налог с крыльев Родины

Автор: Елена СВЕТЛОВА
01.08.2002

 
Наталия СТРОИЛОВА

Расследование столкновения в небе Германии российского Ту-154 и канадского «боинга» еще не закончено, но всем ясно: причиной катастрофы стала ошибка авиадиспетчера. Специалисты называют такие происшествия сбоями в работе аэронавигационных служб. Но мало кто знает, каково нынешнее состояние российской системы аэронавигации. В неофициальном разговоре специалист в области гражданской авиации сказал: «Если нынешнюю ситуацию не исправить, то скоро у нас самолеты будут падать каждый день. И «боинги», и Ту-154. Бен Ладену в России делать будет нечего. Уже год нашу аэронавигационную службу разрушают централизованно и целенаправленно».

Ударим налогом по Единой системе

Аэронавигационная служба – это не только регулирующие воздушное движение диспетчеры, но и метеослужбы, и системы связи. Ясно, что безопасность полетов зависит от слаженной и четкой работы аэронавигационной системы не меньше, чем от мастерства пилотов.

Российская аэронавигационная служба называется Единой системой организации воздушного движения РФ (ЕС ОрВД). Это система двойного назначения: она используется как для гражданских, так и для военных целей. Согласно действующим законам, деятельность ЕС ОрВД не может быть прекращена или ограничена, так как имеет стратегическое значение для безопасности государства.

Воздушное пространство страны разделено на участки – зоны ответственности аэронавигационных предприятий. Последние и объединены в Единую систему. Эти предприятия по закону могут находиться исключительно в федеральной собственности. Форма собственности напрямую связана с финансированием. Схема проста: между предприятиями централизованно распределяются средства, полученные от сборов за аэронавигационное обслуживание. Чтобы понять, что государственное регулирование и централизованное перераспределение средств в данном случае оправданно, достаточно представить себе интенсивность воздушного движения в окрестностях Москвы и, например, Анадыря. При этом аэронавигационное оборудование стандартно, и стоимость его эксплуатации одинакова вне зависимости от количества обслуживаемых самолетов. И зарплаты работников тоже не зависят от географического положения предприятия. Точно так же неважно, в какой точке России вышло из строя оборудование, – в любом случае поломка чревата сбоями в работе всей системы и человеческими жертвами.

Порядок взимания сборов и их размер регулируются Чикагской конвенцией о международной гражданской авиации от 7 декабря 1944 года, нормативными документами Международной организации гражданской авиации (ИКАО) и межправительственными соглашениями.

С 30 декабря 2000 года соблюдение Чикагской конвенции в России контролирует Министерство транспорта. До мая 2000 года эти функции выполняла Федеральная служба воздушного транспорта России (ФСВТ). 17 мая она была упразднена. А 12 сентября 2000 года правительство поручило нескольким ведомствам провести проверку валютно-финансовой деятельности упраздненной службы.

Проверка прошла в марте–мае 2001 года, то есть через год после того, как ФСВТ перестала существовать. Ее проводили сотрудник департамента валютного контроля Минфина Вешняков и замначальника отдела главного оперативного управления Службы налоговой полиции Юдицкий. Хотя работа ФСВТ включала в себя множество аспектов, проверяющие безо всяких очевидных причин сосредоточились на аэронавигации. Главное, что их волновало – налог на добавленную стоимость. Дело в том, что аэронавигационное обслуживание стоит каждому самолету из страны, подписавшей Чикагскую конвенцию, 64 доллара за 100 км/тонн. Сумма налогов со всех самолетов, пролетающих в российском воздушном пространстве, получается немалой, и проверяющие взялись выяснять, как аэронавигационные предприятия берут НДС со своих клиентов из стран СНГ.

Сергей Юрьев, доктор юридических наук, председатель президиума Межрегиональной коллегии адвокатов «Межрегион»:

– Налог на добавленную стоимость был введен законом от 6 декабря 1991 года. От НДС освобождались экспортируемые товары, работы и услуги. К экспортируемым относятся услуги, которые предоставляются за пределами СНГ. Однако положения закона об НДС не могут применяться без учета конституционной нормы, устанавливающей приоритет международного права. Согласно Чикагской конвенции и актам, принятым на ее основе, а также нормам и стандартам ИКАО, аэронавигационное обслуживание и оплата за него должны производиться на основе недискриминации. Это означает, что оплата для авиакомпаний любых стран не может включать НДС или быть увеличенной на сумму НДС. Существенно, что в соответствии со статьей 27 Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 года государство-участник названной конвенции не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора.

Письмом Госналогслужбы и Минфина от 28 сентября 1995 года воздушные перевозки между Россией и странами СНГ характеризовались как международные и были отнесены к экспортируемым. 1 января 1996 года были внесены соответствующие изменения и в закон об НДС, и таким образом аэронавигационное обслуживание самолетов, принадлежащих странам СНГ, было окончательно освобождено от обложения налогом на добавленную стоимость.

Феоктистов против «Аэро-Пензы»

Как мы видим, организация воздушного движения имеет свою специфику, и ее проверка требует специальных знаний как в области обеспечения безопасности полетов, так и в сфере международного права. Однако экспертов гг. Вешняков и Юдицкий не привлекали и сами проблему тоже, видимо, не изучили. В ответ на вопрос об НДС они услышали: аэронавигационные предприятия не берут и не платят НДС за обслуживание самолетов СНГ. Информация попала к трем высокопоставленным чиновникам: начальнику отдела департамента валютного контроля Елисееву, заместителю руководителя того же департамента Объедкову и начальнику главного управления документальных проверок Службы налоговой полиции Долгих.

Елисеев, Объедков и Долгих подготовили письмо в правительство. Они уведомляли власти о том, что ФСВТ уклонилась от уплаты НДС и причинила государству ущерб в особо крупных размерах. Знали или не знали высокопоставленные чиновники о том, что аэронавигационные службы платили налоги в полном соответствии с законодательством? Начиная проверку, они обязаны были знать все, что касается специфики налогообложения аэронавигационных служб. Так или иначе, они получили из правительства указание устранить нарушения.

Получив это указание, Объедков и Юдицкий занялись организацией массовых проверок в регионах. Местные органы налоговой полиции и валютного контроля сосредоточили свое внимание в первую очередь на аэронавигационных предприятиях, обслуживающих стратегически важные направления. Это Великолукский районный центр ЕС ОрВД, обеспечивающий безопасность воздушных трасс на Польшу, Германию, Прибалтику и скандинавские страны; предприятие «Аэро-Пенза», обслуживающее воздушные трассы на Среднюю Азию; «Башаэронавигация», обеспечивающее безопасность на маршрутах Европа – Средняя Азия; «Волгоградаэронавигация», обслуживающее воздушные трассы на Средний и Ближний Восток; «Аэронавигация Западной Сибири», обеспечивающее безопасность воздушных трасс Америка – Япония и на другие страны Тихоокеанского региона.

При этом с большой долей вероятности можно предполагать, что местным налоговым органам еще до начала проверок была поставлена задача получить результаты, позволяющие начать преследование аэронавигационных предприятий – налагать санкции, а на их руководителей – заводить уголовные дела. В этом смысле показателен пример Великолукского центра ЕС ОрВД. Налоговые управления по Псковской области и Великолукского района вынесли решение, что центр совершил налоговое правонарушение, а потому со счета организации были списаны все денежные средства (около 2 миллионов рублей). Центр остался без денег и не может финансировать эксплуатационные расходы. Следствие этого – возможные сбои в работе, авиакатастрофы, остановка воздушного движения. Представители Минтранса попросили налоговиков мотивировать свои действия. Замначальника налоговой службы в сердцах сообщила, что вышестоящие чиновники предупредили ее: если она не примет решение о взыскании средств с Великолукского центра, то будет уволена. Назвать имена тех, кто оказывал на нее давление, она, естественно, отказалась.

В сентябре 2001 года была проведена проверка на предприятии «Аэро-Пенза». По итогам возбудили уголовное дело против его директора Юрия Осколкова. Осколкова обвинили в том, что он умышленно, с намерением уклониться от уплаты НДС, не вел раздельного учета затрат на обслуживание самолетов из дальнего зарубежья и СНГ.

Ведущий дело следователь областной налоговой полиции Феоктистов изъял документы, необходимые в повседневной работе, вызывал на допросы сотрудников, не имеющих отношения к финансовой деятельности предприятия, включая авиадиспетчеров. На допросах угрожал «посадить всю систему ОрВД страны». Вспомним общеизвестный факт: диспетчеры считаются наиболее уязвимым звеном в аэронавигационном обслуживании. Это тот самый «человеческий фактор», который невозможно заменить даже самыми умными механизмами. Не случайно после недавней авиакатастрофы в Германии нагрузку на аэронавигационную службу «Скайгайд», которая вела самолет и допустила сбой, уменьшили на 20 процентов. Это объяснили тем, что все диспетчеры пережили сильный стресс. Диспетчерам «Аэро-Пензы» стресс создавал следователь налоговой полиции. Согласитесь, поднимаясь по трапу в самолет, как-то не хочется думать о том, что диспетчер, ведущий его по трассе, недавно побывав на допросе у какого-нибудь следователя, узнал о перспективе быть посаженным в тюрьму и при этом все же пришел на работу.

Следователь Феоктистов устроил выемку документов в Минтрансе, причем заявил, что цель выемки – получение копий межправительственных соглашений России о воздушном сообщении со странами СНГ. Эти соглашения были опубликованы в открытой печати и доступны во всех профильных базах данных. С тем же успехом можно было бы устроить выемку документов в Конституционном суде с целью добыть экземпляр Конституции.

Между тем экспертиза установила, что Осколков объективно не мог вести раздельный учет затрат, а значит, и обвинять его незачем. Тогда Феоктистов начал разрабатывать новую версию обвинения – якобы предприятие вообще не оказывало аэронавигационных услуг воздушным судам. Контракт на обслуживание самолетов заключен с государственным заказчиком – Минтрансом. А поскольку заказчик находится на российской территории, Осколков должен был платить НДС со всех заработанных средств. Так, может быть, действительно прав следователь?

Адвокат Сергей Юрьев:

– По закону «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» услуга – это «предпринимательская деятельность, направленная на удовлетворение потребностей других лиц». Под экспортом услуг понимается вывоз услуг «с таможенной территории Российской Федерации за границу без обязательств об обратном ввозе». Таким образом, аэронавигационное предприятие оказывает экспортируемые услуги. Заказчиком услуг является федеральный орган исполнительной власти – Минтранс. Потребители услуг это российские и иностранные воздушные суда. Согласно Чикагской конвенции, национальность воздушного судна определяется местом его регистрации. Это значит, что аэронавигационное обслуживание иностранных самолетов с точки зрения налогообложения является услугой, предоставленной на территории другого государства. Поскольку аэронавигационные предприятия не вправе напрямую заключать договоры с иностранными пользователями воздушного пространства, государственный заказчик делает это вместо них.

Так, по одному и тому же вопросу разделились мнения на диаметрально противоположные. В компетенции суда установить, кто прав, но пока «суд да дело», служба диспетчеров работает в состоянии сильнейшего стресса.

Кому это выгодно?

Примеры можно множить, но картина и так ясна. Достаточно сказать, что по результатам проверок с аэронавигационных предприятий, обслуживающих стратегически важные направления, решено было взыскать большие суммы. С предприятия «Аэронавигация Северо-Запада» (Великолукский филиал) – около 16,1 миллиона рублей; с «Аэронавигации Центральной Волги» (Пензенский филиал) – примерно 7,8 миллиона; с «Башаэронавигации» – 30,3 миллиона; с «Волгоградаэронавигации» – 42,2 миллиона; с «Аэронавигации Западной Сибири» – 80,5 миллиона рублей. Впоследствии все эти решения были отменены арбитражными судами. Когда арбитражный суд отменяет неправомерные решения государственных структур, в данном случае – налоговых органов и органов валютного контроля, – материальный ущерб, нанесенный предприятию-истцу, возмещается из федерального бюджета.

Впрочем, выигрыш дела в арбитражном суде вовсе не означает, что предприятие получает возможность работать в обычном режиме. Проиграв одно дело, чиновники тут же пытаются завести следующее. Весной работники центрального аппарата Службы налоговой полиции посетили Петербург. 16 апреля замначальника службы по Санкт-Петербургу В. Воронин приказал провести налоговую проверку предприятия «Аэронавигация Северо-Запада». Напомним, в него входит многострадальный Великолукский центр ЕС ОрВД. В тот же день Воронин подписал постановление об «обследовании помещений предприятия». Его подчиненным было предписано «при обнаружении предметов, материалов и сообщений, свидетельствующих о наличии подготавливаемых, совершаемых, совершенных нарушений законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, имеющих признаки налогового преступления, произвести изъятие данных предметов, материалов и сообщений». Речь фактически идет об обыске и выемке документов. И действительно, из офиса «Аэронавигации Северо-Запада» изъяли отчеты об объемах аэронавигационного обслуживания на дальних трассах и местных линиях. После того как сотрудники центрального аппарата Службы налоговой полиции посетили Екатеринбург, то же самое началось в госпредприятии «Аэронавигация Урала».

Если заказчики проверок не получают желаемых результатов, они назначают новые проверки и перепроверки. Аэронавигационные службы лихорадит. Зачем это делается? Можно списать действия чиновников на служебное рвение троечников, не знающих законов, которые они обязаны знать по долгу службы, и упорствующих в своих заблуждениях. Но слишком велик ущерб – и материальный, и моральный. Некоторые наблюдатели полагают, что кому-то очень хочется закрыть воздушное пространство России для иностранных самолетов. Возможно, «кому-то» пообещали дом в Майами и счет в швейцарском банке? И кто-то изо всех сил старается убедить иностранцев в том, что наша аэронавигационная система ненадежна, а катастрофы в нашем воздушном пространстве случаются очень часто. Тогда зарубежные авиакомпании предпочтут облетать Россию стороной и платить те самые 64 доллара за 100 км/тонн другому государству. А то, что будут падать самолеты, летающие в пределах России, – так это наше внутреннее дело.


Авторы:  Елена СВЕТЛОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку