NACH MOSKAU! И ОБРАТНО…

NACH MOSKAU! И ОБРАТНО…
Автор: Алексей БОГОМОЛОВ
25.04.2014

Рассекреченные документы гитлеровского командования рассказывают о том, как фашисты представляли себе русских, нашу жизнь, принципы и национальный характер, и дают представление о том, насколько сильно они недооценивали наш народ…

 

Семь с лишним десятилетий прошло с тех пор, когда немецкие дивизии стояли в 15–20 километрах от советской столицы и опасность захвата города фашистами была вполне реальной. Тем более что они весьма серьезно готовились к тому, чтобы расположиться на территории Москвы и установить там свой «новый порядок». О том, как немецкие военные представляли себе наш город, что думали о его населении и проблемах, а также о русском характере в целом, можно узнать из документов германского генштаба под общим названием «Военно-географические данные по Европейской России. Москва» и некоторых других штабных документов вермахта, которые хранятся в Архиве Президента Российской Федерации.

О коренных москвичах и «мигрантах» 

На фото: Москвичи слушают сообщение о нападении гитлеровской Германии на нашу Родину. 22 июня 1941года (Евгений Халдей / ИТАР-ТАСС)

Любопытно, что некоторые положения «Военно-географических данных» весьма напоминают современные аналитические записки, посвященные проблемам российской столицы. Хотя терминология и тон в них несколько иные. Вот что говорится о населении довоенной Москвы: «Сама по себе Москва, благодаря своему центральному положению в коренных областях русского пространства, является метрополией русского (великорусского) народа; однако наряду с великорусами здесь можно встретить представителей всех многочисленных народов, народностей и племен, объединенных в Союзе ССР. Разумеется, евреи очень широко представлены и занимают в партии и государстве все руководящие посты».
Любопытно, что немцев, которые заведомо считали себя победителями, очень интересовало, кто и как будет работать на благо «великой Германии». Они, как им казалось, очень внимательно изучили основные черты русских и считали именно их, а не «мигрантов» из советских республик главной рабочей силой.
«Тон городскому населению, – отмечалось в документах немецкого генштаба, – задает великорусский народный характер, который гораздо более чужд немецкому, чем это принято обычно считать. Наиболее заметны следующие качества великоруса: недоверчивость, терпение, отсутствие имеющегося у нордической расы личного своеобразия каждого отдельного человека, оживленная разговорчивость и быстрое изменение настроения от одной крайности к другой. Вопреки своему, часто большому, личному мужеству, он всегда боится ответственности. Под надзором в большинстве случаев прилежный работник. Но очень склонен к тому, чтобы оставить работу при всяком подходящем случае, и его поэтому не без основания третируют как ленивого. Сильнейшей воле русский охотно подчиняется».
В общем, наших дедов и прадедов ожидала не сильно интересная перспектива – подчиняться воле победителей и трудиться под их бдительным надзором без всяких там перекуров и отгулов.
Москвичей и тогда портил жилищный вопрос
Понятное дело, жизненные стандарты в Германии и СССР были разными, причем разница эта была не в нашу пользу. Составителей справки о проблемах Москвы некоторые вещи просто поражали. А информации, судя по всему, у них было предостаточно: «Густонаселенный миллионный город Москва со своей пестрой смесью русских, евреев, украинцев, татар, поляков, белорусов, латышей, армян, восточных азиатов и т.д. представляет картину тесного перенаселения при самых примитивных жизненных условиях. В единичных комнатах запущенных в большинстве жилищ живут семьи со многими детьми на официально указанной им жилплощади, на которой недостаточная опрятность приводит к немыслимому загрязнению».
Конечно, тогда «резиновых квартир» в нынешнем понимании этого слова не существовало. Было очень мало «нерезиновых». Подавляющая часть населения жила в коммуналках, причем условия были ужасающие. Как там у Владимира Высоцкого? «На тридцать восемь комнаток всего одна уборная…»
Немецкие аналитики писали о жилищном вопросе в столице так: «Русское население, испокон века стоявшее на низком жизненном уровне, всегда выставляло небольшие притязания на жилищную площадь. Сильный прирост городского населения чрезвычайно усилил в последние годы жилищный кризис. Вновь выстроенная жилплощадь составляет 40% жилплощади 1917 года, в то время как население выросло почти втрое. В настоящее время на каждого жителя выпадает 3,5 кв. метра жилплощади».
Жилищные, коммунальные и национальные проблемы фашисты предполагали решить силовыми методами: «Возможное оставление Москвы советскими учреждениями оставило бы остающееся население прежде всего в хаотическом состоянии. Поэтому с самого начала нужно иметь в виду широкие полицейские мероприятия». Тоже, отметим, перспектива не самая приятная…

Московский транспорт – аморальное явление


В довоенные времена, как, впрочем, и сейчас, в Москве  приоритетным направлением развития транспортной инфраструктуры была организация общественного транспорта. Прошлой осенью мэр Москвы Сергей Собянин в интервью «Независимой газете» отметил, что «для решения транспортных проблем Москвы было упущено как минимум 15 лет». Вот что о транспортной ситуации в столице нашей страны писали 72 с лишним года назад специалисты германского генштаба: «Общий жизненный уровень постоянно страдает от несоответствия между постоянным приростом населения и возрастающими трудностями в обустройстве этого прироста. В средствах сообщения люди толкутся неимоверно, даже на подножках и буферах пассажиры стараются захватить место.
Несмотря на все старания, проблема быстрой и дешевой перевозки пассажиров в Москве еще не решена. Строительство средств сообщения не может угнаться за скачкообразным возрастанием населения. К этому следует добавить, что московскому населению больше приходится находиться в разъездах по сравнению с населением других столиц, ибо в результате плохой организации советского хозяйства жителям приходится из-за каждой мелочи преодолевать большие расстояния. Поэтому состояние московского городского сообщения является исключительно аморальным явлением по сравнению с другими крупными городами.
Ни один город в мире не имеет столько регулировщиков уличного движения, как советская столица. Кроме собственно регулировщиков движения, на тех же улицах применяются дюжины «милиционеров», которые должны следить за потоком пешеходов».
Я, конечно, не большой специалист в исследовании проблем развития городской инфраструктуры, но все-таки те строки, которые вы, уважаемые читатели, сейчас изучаете, что-то мне напоминают, причем что-то совсем недавнее. А написано это все было, напоминаю, семь десятилетий  назад. Кстати, сюжет о милиционерах, следящих за пешеходами, заслуживает внимания городских властей и ГИБДД…

О развитии системы здравоохранения


Немцы давали не очень высокую оценку столичным системам здравоохранения и обеспечения граждан продуктами. Они считали, что наши граждане поголовно недоедают и в большинстве своем чем-либо больны: «Обеспечение продуктами питания сплошь да рядом недостаточно, так что большие слои населения должны часто недоедать. Хлеб, гречневая каша и щи составляют для многих людей важнейшие виды пищи. Таким образом, сильно понижается биологическая сопротивляемость, что становится правилом.
При этом положении вещей неудивительно плохое состояние здоровья населения. Опасность заразы велика, распространение заразы во всех отношениях находит благоприятную почву. Имеющиеся статистические данные о заразных заболеваниях следует считать недостаточными. Насколько можно судить по числу заболеваний, на первом месте стоят малярия и туберкулез. Затем следуют оспа, тиф, сыпной тиф, скарлатина, дифтерия, возвратный тиф, трахома и бешенство. Чрезвычайно распространены венерические болезни. Следует считаться и с холерой, а при случае также с занесенной с востока чумой».
Все вышеописанное должно было стать основой для того, чтобы ограничить, если не исключить близкое общение немецких солдат с москвичами. Особое внимание уделялось исключению сексуальных контактов: «Для охраны здоровья иностранных войск важно: необходимо избегать всякого тесного общения с местным населением.
Всякие половые сношения, в связи с широко распространенной среди населения заразой, чрезвычайно опасны (помимо этого следует считаться с систематическим использованием проституции в целях шпионажа)».
Такое явление, как массовая проституция (если верить советским источникам), планировалось победить только в перспективе. Замечательные слова содержатся по этому поводу в Малой советской энциклопедии, изданной в начале тридцатых: «Отдельные проявления ее будут рассматриваться как болезненные явления, подлежащие лечению, либо как трудовое дезертирство, с которым будет вестись борьба в соответствующих формах»…

Оказывается, у русских и культура была!


Конечно, немцев больше всего интересовали военные и промышленные объекты Москвы. В соответствующем разделе фашистские генштабисты довольно обстоятельно рассуждали о том, каким образом нарушить работу заводов и фабрик. В документе говорилось: «Промышленность Москвы и ее близких и дальних окрестностей в значительной степени зависит от нынешнего производства электроэнергии. Разрушение, прежде всего электростанций Шатуры, Каширы, Сталиногорска, так же как и линий высоковольтных передач, чувствительно нарушило бы промышленное производство Москвы и других промышленных пунктов… Сосредоточение промышленности делает Москву чрезвычайно уязвимой целью, прежде всего для воздушных налетов. Разрушение важнейших оборонных и других заводов лишило бы Советский Союз важнейших предприятий военного хозяйства».
А вот дальше речь идет о культуре: «Как столица, Москва является одновременно центром научной и культурной жизни Советской России. Еще со времен царизма Москва обладала рядом научных учреждений и культурных заведений. С решением Советов превратить Москву в столицу последняя также и в культурном отношении приняла на себя задачи старой столицы – Петербурга, ныне Ленинграда. С целью подчеркнуть это положение и внешним образом воздвигнут ряд зданий. Особенно дорожат мыслью сделать Москву столицей мирового пролетариата, как это звучит в советско-русском выражении».
В заключение дается общая оценка структуры советской столицы: «4-миллионный город рос неорганически. Многое из блестящей внешности города является только фасадом, за которым скрывается немыслимый в немецких условиях жизненный стандарт городского населения». Вот вам и оценка русской культуры…

Пропаганда среди русских рабочих


Последние семьдесят лет мы частенько вспоминаем о Геббельсе и его пропагандистской машине. Самое любопытное, что большинство журналистов и литераторов, часто обвиняющих друг друга в «геббельсовщине», не только не читали трудов этого видного деятеля национал-социализма, но и не изучали материалов, которые выходили из недр руководимого им ведомства. А следовало бы…
В качестве примера я хочу привести читателям цитату из другого трофейного документа, написанного в стиле Геббельса, – распоряжения главного командования сухопутных сил от 6 октября 1941 года № 8728/41. «Нужно постоянно подчеркивать то, что Германия является только врагом большевизма, но ни в какой мере – врагом советских рабочих. Напротив, победа Германии принесет также и здесь освобождение и положит конец бесстыдному рабству рабочих.
Вместо большевистской стахановской системы, которая за невероятно жалкую плату (точно по своей покупательной способности) несправедливо выжимает максимальную долю эффекта рабства из порабощенных людей, немецкое командование наведет такой порядок, который даст каждому рабочему, как это имеет место в Германии, справедливую долю за его работу. Приличная заработная плата придет на смену обману в плате. Будет покончено с методами тюремных администраторов и рабовладельцев, которые применялись до сих пор, в пользу благоразумной, справедливой организации работы».
Это, так сказать, политика «пряника». Но и про «кнут» фашисты тоже не забывали: «Постоянно нужно вколачивать именно в головы молодых рабочих, которые склонны следовать советским приказам, что тот, кто разрушает свои машины, устраняет предпосылку для своего существования и этим практически совершает самоубийство… Не говоря уже об этой стороне вопроса, что каждый, кто разрушает машины и важное для жизни имущество, совершает враждебное действие против немецкого государства. Однако всем должно быть в достаточной мере известно, что немецкие вооруженные силы не оставят не отмщенными враждебные действия, направленные против них».
Примерно таким образом выглядела геббельсовская классика…

Немного о власти


Любопытно, но данные немецкого генштаба семидесятилетней давности о концентрации органов власти в Москве не сильно разнятся с современным положением в столице. Это, по мысли фашистских стратегов, затрудняло или даже делало невозможной их быструю эвакуацию: «Пожалуй, нет ни одного города в мире, в котором было бы скучено такое множество административных инстанций, как в Москве.
В центре города сконцентрирован гигантски разросшийся аппарат учреждений и инстанций, которые контролируют СССР в политическом, мировоззренческом и хозяйственном отношении. Москва – господствующий узел железнодорожных и воздушных путей сообщения и телефонно-телеграфных линий по всей России. В Москве, в самом крупном промышленном городе Союза, и в прилегающих районах сконцентрирована военная промышленность, и, наконец, город является крупнейшим гарнизонным центром русских вооруженных сил с множеством военных учреждений и заведений». А в заключение делался вывод: «Внезапное (быстрое) перемещение центральных государственных учреждений во время войны в русских условиях можно считать исключением».
А вот тут фашисты ошибались: эвакуация государственных учреждений, партийных структур и промышленных предприятий на восток была осуществлена стремительно и квалифицированно. И это во многом обесценивало для немцев захват столицы СССР. Примерно так же Наполеона не очень интересовало московское пепелище в 1812 году. Но в отличие от того времени столицу СССР врагу так и не отдали!

Почему красноармейцы так упорны?


У немцев было достаточно своеобразное понимание мотиваций, присущих советским солдатам, а также их нравственных и боевых качеств.
Летом 1942 года появился любопытный штабной документ под названием «Источники военной мощи Красной Армии». В нем делаются следующие выводы: «Большевистская система сумела азиатско-деспотическими средствами возбудить фанатизм и стадное чувство, развить их и использовать. …Фанатически убежденная в большевизме часть личного состава, находящаяся под руководством отлично обученного, политически посредственно подготовленного, но вполне надежного офицерства, составляет ядро Красной Армии, ее движущую силу, основу системы, придающую силу и энергию всем ее частям.
Огромную массу безвольно следующих за ней, подхлестывая, она сплачивает и ведет за собой. Над этой основой, или, лучше сказать, за ней, стоит политрук, комиссар. Он следит за тем, чтобы сооружение не трещало по швам…
Военная мощь Красной Армии, с одной стороны, опирается на стадное чувство, отсутствие самостоятельной воли и бездумное упорство, сочетающееся с восточным фанатизмом и политической убежденностью, и, с другой стороны – на тщательно отобранный, по-солдатски воспитанный командный состав. Все это находится под надзором активных деятелей или людей, извлекающих выгоды из политической системы. Поэтому красноармеец и воюет так упорно, но не в качестве одиночного бойца, а «скопом», в массе.
К уничтожению такого противника может привести только исключительно жестокая, безжалостная война, в которой надо применить все современные средства разрушения и морального подавления.
Только таким способом можно полностью расстроить планы вражеского командования и уничтожить его живую силу».
История доказала, что разгадать загадку русской души, определить национальный характер и реальные источники мощи Красной Армии у фашистов так и не получилось. Слишком сложной оказалась эта задача для «высокообразованных европейцев»…

Русские: снаружи и внутри


17 сентября 1943 года Пантелеймон Пономаренко, начальник Центрального штаба партизанского движения, направил Сталину трофейную брошюру «Политические задачи немецкого солдата в России в свете тотальной войны», подготовленную  для занятий с личным составом  частей и подразделений штабом 3-й танковой армии. В ней характеристики русским и нашему национальному характеру даются уже гораздо более взвешенные, чем в начале войны. Но все равно русскую душу и источники силы нашего народа фашистам понять так и не удалось. А все их инструкции по «обращению с местным населением» так и остались на бумаге в качестве невыполнимых пожеланий…
«При характеристике русских нельзя поддаваться первому впечатлению. Внешний вид русских, их образ жизни следует отнести за счет систематической пролетаризации масс, что типично для Советской России. 25 лет в Советском Союзе производились наиболее необходимые предметы потребления, так как все хозяйственные силы страны были мобилизованы на вооружение. Поэтому понятно, что внешность русских говорит о крайней бедности и обнищании.
То, что трудно отличить офицера от солдата, инженера от рабочего и напрасно искать тип культурного русского, – вполне понятно. Большевики систематически уничтожали старую русскую интеллигенцию. Современная интеллигенция в большинстве своем вышла из народа и развивалась в современной изоляции от Европы, не имея перед собой примера культурного человека.
Нельзя отрицать талантливость русского человека. Только этим и можно объяснить отдельные выдающиеся достижения русских.
Характерной чертой русских является богатство чувств и аффектов, иначе говоря, интенсивность внутренней жизни. Богатством внутренней жизни и объясняется удивительное сочетание противоположных черт русского характера. Честность, правдивость, доброта и верность сочетаются с замкнутостью, лживостью, хитростью, насилием, жестокостью и фанатической ненавистью.
Русский живет не умом, а чувством. Он следует своему сердцу. Этим и объясняется его большая религиозность. Русские веруют, они хотят веровать во что-нибудь или в кого-нибудь: это надо понимать не только в религиозном смысле.
Если нам не удастся заставить русских поверить в нас, то вряд ли подействуют разумные аргументы. Поэтому основное – своим поведением завоевать неограниченное доверие русских. При этом они очень хорошо отличают естественное от фальшивого.
Далее, одной из характерных черт русских является выносливость, непонятная для немцев. Русский человек привык переносить страдания и обиду. Это не значит, что у него атрофировалось чувство обиды; причиненная несправедливость вызывает глубокие моральные переживания, хотя внешне это незаметно. В то время как европеец старается отомстить за обиду, русские научились переносить страдания с фанатическим терпением.
Если же чаша переполнена, русский человек восстает и долгое терпение разражается с бешеной безумной силой.
Характерно также и то, что русским необходимо крепкое руководство (сильная личность). Они радостно следуют за энергичным и признанным ими вождем, который личным примером и теплым чувством сумеет завоевать их доверие. Они готовы на жертвы и являются храбрыми бойцами. Особенно русские благодарны за сердечную теплоту со стороны руководства.
Если русский верит и чувствует справедливое отношение к себе, он готов перенести строгость и даже жестокость. Он обладает свойственным туземным народам чувством справедивости. Хорошее и справедливое обращение для него важнее, чем благоприятные условия жизни.

Не шовинисты и не националисты


Русский – восторженный. В своих действиях они всегда ищут идеи. Особенно популярны патриотические идеи, так как русские – патриоты. Простой человек в большинстве случаев подсознательно настроен патриотически, поэтому большевики с очевидным успехом апеллировали к национальному чувству русского народа.
Каждому русскому свойственна глубокая любовь к родине, к «матушке России». Эта любовь к родине меньше всего носит национально-политический характер, она относится главным образом к необъятным просторам и естественным богатствам страны. Русские гордятся широтой своей территории и характера. И в действительности отличаются этим во всех отношениях. С европейской точки зрения эта широта беспредельна.
Русские по природе не шовинисты, ненависть на национальной почве среди русских непопулярна. Их гигантское государство состоит из множества народов и рас, и общение с людьми других обычаев и культуры для них привычно. Русские также незнакомы с антисемитизмом и расовой точкой зрения, хотя проводят между собой и евреями известные границы. Они видят в евреях в первую очередь поддержку и пособников большевизма и поэтому своих врагов.
Из характерных черт русских следует отметить еще гостеприимство. Ранее столь известное гостеприимство сохранилось и в условиях современной бедности.

На фото: Коммунальная квартира в Москве (ОЛЕГ ИВАНОВ / ИТАР-ТАСС)

 

 

Руководство пользователя


Правильное обращение с русскими поможет вселить в них веру в немецкого солдата, еще раз подчеркнет его превосходство перед ними. Чтобы русские признали немецкое господство, необходимо заставить их поверить нам и добиться полнейшего доверия с их стороны там, где нам это выгодно. Этого можно достигнуть в первую очередь безупречным поведением наших солдат и внимательным отношением к русским с учетом их личных желаний и потребностей. Немецкий солдат должен вести себя с русским как с европейцем.
Немецкий солдат должен стремиться показать себя перед русскими с лучшей стороны; русские стремятся к справедливости, которой они были лишены при большевиках. Если немецкому солдату удастся убедить русских в своей правоте, то наше превосходство перед большевиками станет им совершенно очевидным.
Каждое недозволенное изъятие имущества у русских рассматривается ими просто как воровство. Наша уверенность в том, что русский за период существования большевизма привык к подобным кражам, совершенно несправедлива.  Русские ничего не имеют против военных налогов, если они упорядочены и обеспечивают им прожиточный минимум. Превышение отдельными немецкими солдатами их власти ставит русских в бесправное положение.
Также необходимо принимать во внимание личные и национальные привычки русских, дабы не задевать последних. Следует быть тактичными и вежливыми в обращении с ними. В глазах русских вежливость является признаком культуры.
Немецкий солдат должен держать себя по отношению к русским вежливо, но с надлежащим достоинством. Лишь тогда он добьется доверия и внимания со стороны русского. Грубый и дерзкий тон может обеспечить только временный успех и вызывает у русского чувство страха. Он рассматривается русскими как пренебрежение к их личным и национальным привычкам и обычаям. Из истории русские хорошо знают, что культура и цивилизация пришли в Россию с запада. Грубое и бестактное отношение рассматривается в России как некультурность, начинает наводить русских на мысль, что так принято вести себя в Европе, и подрывает веру у русских в немецкого солдата.
Уважение к немецкой армии, послушание по отношению к немецким властям достигаются путем быстрых и строгих, но справедливых наказаний.
Русский послушен и исполнителен, если он чувствует превосходство немецких властей. Русский народ нуждается в постоянном руководстве. Государственная власть в России очень авторитетна и стала для простого русского необходимостью.
Следует постоянно наблюдать за настроением русских, которое часто меняется в зависимости от отношения к ним. Тот же самый русский, от которого путем хорошего отношения можно было добиться доверия, честности и преданности, при чересчур жестоком и несправедливом отношении к нему превращается в замкнутого, недоверчивого и фанатически ненавидящего нас врага…
Во избежание необдуманных действий со стороны русских необходимы строгость и твердость. И то, и другое должно быть справедливым. Действовать нужно холодно и разумно, не слушаясь собственного чувства…»
Ни «строгость и твердость», ни «тактичность и вежливость», ни «европейское отношение» не помогли фашистам «подчинить» наших дедов и прадедов, добиться «уважения и послушания» от бабушек и прабабушек, «убедить в своей правоте» наш народ.

Зачем фашистам была нужна Москва?


Немцы называли захват столицы СССР одной из главных целей войны: «Москва является не только главной целью наступления в центральной России, но и одной из важнейших целей наступления на всем русском пространстве, короче говоря – во всей Восточной Европе.
Занятие узла путей сообщения – Москвы – нарушает связь между богатой зерном Украиной и Севером (Ленинград, Мурманск)».
В документах германского генштаба довольно подробно описывается, каким образом немецкие солдаты и офицеры будут размещены в столице. Москвичей в принципе никто не собирался выселять из квартир (напомним, немцам они «по германским стандартам» просто не подходили). Поэтому планировалось занять все казармы и общественные здания. Кстати, практика размещения войск в театрах и музеях была обычной во время Великой Отечественной войны. 
«Для целей расквартирования войск следует в первую очередь иметь в виду казармы Красной Армии. Принципиально исключая частные квартиры, следует, кроме того, занять гостиницы, театры, школы, выставочные залы, клубы и общежития промышленных предприятий. Материальные парки можно разместить в многочисленных парках и на стадионах».
Судя по всему, 20 июня 1941 года (напомним, это время составления цитируемого тут документа) немцы все же сомневались в том, что они смогут захватить территории, которые находятся восточнее Москвы. Их более всего интересовали зерно и уголь Украины, нефть Баку и промышленные предприятия европейской части СССР. А остальные перспективы были туманными: «Является ли Москва решающей целью войны? С занятием или разрушением Москвы руководящий военный, политический и хозяйственный аппарат и важные устои советской власти будут парализованы, но это не повлечет за собой решения вой-
ны. Величайшим противником тогда все еще остается пространство, которое восточнее Москвы теряется в бесконечности. Будут ли во всяком случае имеющиеся восточнее советские части находиться политически твердо в руках руководства после падения столицы – это политический, а не военный вопрос».
Как показала история, и политический, и военный вопрос решился не в пользу фашистской Германии. И пожить немецким солдатам в Большом театре и Третьяковке так и не удалось…


Авторы:  Алексей БОГОМОЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку