На кончике «Иглы»

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.09.2003

 
Владимир АБАРИНОВ
Специально для «Совершенно секретно»

Прокурор Кристофер Кристи (на фото вверху – в центре) и другие официальные лица отвечают на вопросы журналистов по поводу заговора о продаже ПЗРК «Игла»

Весть о том, что в США арестована шайка, едва не продавшая террористам российскую ракету, из которой те чуть не выстрелили по пассажирскому самолету, разнеслась по миру мгновенно. В день ареста никаких официальных сообщений не было, неофициальные же представители соответствующих ведомств комментировать отказывались. При этом, однако, агентства и телекомпании ссылались на анонимные источники в правоохранительных органах. Анонимы эти, напротив, отличались словоохотливостью и, не жалея красок, излагали подробности – одна другой живописнее. Называлась марка ракеты – SA-18, она же ПЗРК «Игла», – говорилось, что преступление раскрыто благодаря совместной операции контрразведок трех стран – США, России и Великобритании, – что главарь шайки – британский подданный и что президент Путин лично дал санкцию на участие в операции на российской территории агента ФБР под прикрытием.

Злодей на восьмом десятке

 

Злоумышленник прибыл 12 августа утренним рейсом из Лондона в международный аэропорт Liberty в Ньюарке, штат Нью-Джерси, и был арестован в тот же день во время встречи с сообщником в близлежащем отеле Wyndham. Корреспондент местной газеты Newark Star-Ledger сообщал, что в момент ареста отель наводнили агенты спецслужб всех трех стран. Ему единственному удалось узнать имя арестованного – Хемант Лахани. Репортеру его охарактеризовали как «международного торговца оружием» и поклонника Усамы бен Ладена, связанного с «террористическими ячейками». В том же репортаже, однако, говорилось, что ракету в ходе операции подменили безопасным муляжом и что покупатель оказался мнимым террористом и не агентом ФБР, как сообщалось поначалу, а человеком, вынужденно сотрудничающим с правоохранительными органами.

Новость стала главным событием дня. В вечерних информационных программах появились эксперты по терроризму, зенитному оружию и гражданской авиации. Они объяснили публике, что вероятность применения террористами портативной ракеты против пассажирского самолета оценивается как весьма высокая. За последние 15 месяцев террористы предприняли три такие попытки, из которых наиболее известный случай – два выстрела в ноябре прошлого года по едва оторвавшемуся от земли израильскому самолету в Момбасе (Кения). Сразу же после неудачного выстрела в том же городе был взорван принадлежавший израильтянину отель. Ответственность за этот взрыв взяла на себя «Аль-Каида». В Момбасе была применена более ранняя модификация «Иглы» – SA-7. Вспомнили и о том, что именно «Иглой» был сбит неделей раньше вертолет федеральных сил в Чечне.

Уже наутро новость комментировал весьма кстати оказавшийся в Вашингтоне начальник Центра общественных связей ФСБ Сергей Игнатченко. Он называл операцию «новым этапом в развитии взаимодействия спецслужб» США, России и Великобритании и обещал, что будут и другие, еще более впечатляющие победы.

Арестованного в тот же день доставили в наручниках в федеральный окружной суд, где ему было отказано в освобождении под залог. Хемант Лахани оказался престарелым индийцем (ему 71 год). По словам прокурора Кристофера Кристи, в разговорах с мнимым покупателем, запись которых имеется в распоряжении обвинения, Лахани выражал восхищение терактами 11 сентября, называл американцев «ублюдками», а бен Ладена – «героем». Прокурор назвал Лахани «заметным» участником международного «черного рынка» оружия. На вопрос, почему ФБР предпочло операцию с подставными лицами, вместо того чтобы проследить реальные связи торговца с террористами, прокурор ответил туманно: «Объединенная группа по борьбе с терроризмом принимала решения по ходу операции и сделала то, что, по нашему мнению, наилучшим образом отвечало интересам правосудия». В подтверждение правильности принятого решения Кристи произнес еще более удивительную фразу: «Не забывайте, что он не только думал, что доставил одну ракету, но и собирался доставить еще пятьдесят. Мы должны были изъять этого человека из схем снабжения террористов оружием». Если ФСБ заменила болванкой одну ракету, почему она не могла заменить еще 50? О связях Лахани с настоящими террористами, вынужден был признать прокурор, следствию ничего не известно.

 

Российскую часть операции осветил генерал ФСБ Сергей Фоменко. «Такие виды вооружения, как ПЗРК «Игла», – заявил он, – находятся под контролем правительства Российской Федерации… Преступные элементы, живущие как в России, так и за рубежом, изыскали возможность приобретения данного средства поражения. Мы сумели через оперативно-розыскные мероприятия выйти на конкретных людей, которые сумели организовать незаконное приобретение «Иглы» и ее контрабандную поставку за пределы Российской Федерации. В дальнейшем при содействии наших партнеров из США и Великобритании мы сумели эту акцию предотвратить».

Спектакль закончен. Аплодисменты

 

По прочтении обвинительного заключения становится ясно, что мнимый покупатель (по некоторым сведениям, это уличенный наркодилер, которому было обещано снисхождение, – ему-то президент Путин и разрешил работать под контролем ФБР в России) впервые вступил в контакт с Лахани в декабре 2001 года по собственной инициативе, сообщив бизнесмену, что некая группа сомалийцев, живущих в США, была бы не прочь купить зенитные ракеты. При этом сам он выступал в роли посредника, о сомалийцах же говорил, что ракеты им нужны «для джихада».

Между заказчиком (в обвинительном заключении он обозначен аббревиатурой CW – cooperating witness, сотрудничающий со следствием свидетель) и поставщиком состоялось более 150 бесед на урду и хинди. Их аудио– и видеозаписи имеются в распоряжении следствия. Лахани в этих разговорах постоянно говорил, что дело крайне опасное, и уговаривал взять сразу большую партию, например, 200 ракет – мол, если уж рисковать, то по-крупному. Создается впечатление, что индиец был готов отказаться от всей затеи, но всякий раз поддавался уговорам. Во время одной из встреч Лахани передал своему партнеру в качестве доказательства серьезности своих намерений визитные карточки трех ответственных сотрудников российского оборонного завода. В промежутках между личными встречами Лахани звонил заказчику и слал ему факсы с подробной спецификацией ракет, расценками и условиями поставки. А в декабре 2002 года он рекомендовал заказчику ознакомиться с репортажами в Time и Newsweek об обстреле израильского самолета в Момбасе и объяснял, что «наша ракета гораздо лучше». СW в ответ подчеркивал, что сомалийцы хотят получить ракету «к юбилею», то есть к годовщине 11 сентября. К юбилею, однако, Лахани не успел.

Наконец, окончательно договорились о сумме – 85 тысяч долларов. Комиссионные Лахани и «покупатель» должны были поделить. Задаток в 30 тысяч следовало передать наличными исключительно в стодолларовых банкнотах доверенному лицу Лахани, который предъявит бумажку в один доллар с серийным номером F83616063J. Этим доверенным лицом был Иегуда Абрахам – нью-йоркский ювелир, арестованный в один день с Лахани. В феврале 2003 года Лахани отправил в Нью-Джерси факсом копию накладной, в которой в качестве груза были указаны «запасные части для медицинского и лабораторного оборудования», в качестве отправителя значилась кипрская компания, в графе «стоимость» стояло «60 тысяч долларов», а в графе «получатель» был пробел. Вскоре агенты ФБР перевели на указанный поставщиком банковский счет остальные деньги.

В середине июля Лахани и CW встретились в Москве, а затем вместе отправились в некий офис на встречу с двумя продавцами. Те продемонстрировали визитерам ракету и стали договариваться о способе оплаты. Продавцам причиталось 70 тысяч. Лахани должен был выплатить эту сумму после того, как убедится, что ракета благополучно погружена на борт судна, следующего в США. Спустя три дня участники сделки встретились в петербургском морском порту. Лахани и получатель груза убедились, что товар на месте и готов к отправке. В ответ Лахани продемонстрировал продавцам письмо на бланке своей компании, содержащее распоряжение банку перечислить 70 тысяч долларов на счет, указанный ему продавцами. Тут же предварительно договорились и о новой поставке 50 ракет. Засим состоялись визит в Ньюарк и арест.

Остается добавить, что в роли продавцов выступали сотрудники ФСБ, а вместо боевой ракеты они показывали покупателям болванку. Этот муляж и был впоследствии доставлен в один из портов Восточного побережья США. Все встречи с мнимыми продавцами тоже записаны на аудио- и видеопленку.

Хеманта Лахани везут на судебные слушания, на которых были также допрошены его сообщники: Мойнуддин Ахмед Хамид и Иегуда Абрахам

Операция по-своему, конечно, замечательная, но к борьбе с терроризмом отношения не имеющая: агенты ФБР и ФСБ инсценировали мнимый заговор, вместо того чтобы разоблачать реальные. К тому же английские журналисты пошли по следу и выяснили, что Хемант Лахани – торговец вовсе не оружием, а готовым платьем, человек законопослушный и смирный, в последнее время оказавшийся в тяжелой финансовой ситуации. В свете этой характеристики можно предположить, что Лахани ухватился за представившуюся возможность поправить свои дела и попался на крючок по неопытности.

Сообщники Лахани, 76-летний Иегуда Абрахам и Мойнуддин Ахмед Хамид, обвиняются в отмывании денег, полученных от сделки. Абрахам – человек весьма состоятельный, владелец компании Ambuy Gem Corp., торгующей драгоценными камнями и, помимо офиса на Манхэттене, имеющей магазины по всему миру. Знакомые характеризуют его как честного коммерсанта и заметного члена местной еврейской общины и считают совершенно немыслимой связь Абрахама с террористами. Помимо многочисленного семейства, в суд пришел раввин, чтобы морально поддержать своего прихожанина. Специфика бизнеса, которым уже 40 лет занимается Абрахам, состоит в том, что в обороте находится большой объем наличных денег – покупатели бриллиантов часто не любят расплачиваться чеком или кредитной картой, а потому у торговца камнями всегда есть возможность оприходовать наличку. Абрахам (он освобожден до суда из-под стражи под залог в 10 миллионов долларов) просто-напросто оказывал дружескую услугу своему давнему знакомому и клиенту.

Так что же получается? Никаких сомалийских террористов, которым предназначалась ракета, в природе не существовало. Болванкой была и сама «Игла». О предотвращении терактов говорить в таком случае не приходится. О разоблачении шайки контрабандистов оружием – тоже. Иное дело – российский эпизод. Из высказываний генерала Фоменко и из обвинительного заключения как будто следует, что на оборонном заводе были «преступные элементы», готовые продать хоть 50, хоть 200 ракет, оформляя сделки как «военно-техническое сотрудничество», и лишь на последней стадии операции их заменили сотрудники ФСБ. Но ни о каких арестах в российской оборонке не сообщается.

В любом случае в такую элементарную ловушку, в какую попался Лахани, мог попасть только дилетант. Не имея серьезных связей в мире нелегальной торговли оружием, не зная броду, он сунулся со своим предложением к первым встречным. Профессионал будет действовать через надежных посредников, сто раз перепроверит, с кем имеет дело, не говоря уже о том, что никогда не перепутает муляж с настоящей ракетой.

Тем не менее должностные лица обеих стран будто не замечают всех нелепостей дела. Об операции с похвалой отозвались президент Буш и госсекретарь Колин Пауэлл. Министр юстиции Джон Эшкрофт ссылается на дело Лахани в своих выступлениях как на аргумент в пользу дальнейшего расширения полномочий правоохранительных органов. Президент США обсуждал поимку Лахани с Владимиром Путиным и направил благодарственное письмо директору ФСБ Николаю Патрушеву. Операцию решено считать ярким примером американо-российского сотрудничества в борьбе с терроризмом. Она, без сомнения, займет видное место в риторике предстоящего саммита.

 
Торговец гладиолусами и смертью

 

А между тем у ФСБ есть идеальная возможность действительно всерьез отличиться на поприще борьбы с нелегальной торговлей оружием. В России живет, ни от кого не скрываясь, Виктор Бут – человек, заслуживший на Западе прозвище «торговец смертью», объявленный в международный розыск поставщик российского оружия едва ли не во все «горячие точки» мира. Он обвиняется в том числе и в поставках оружия Талибану, а также в участии в эвакуации из Афганистана через Пакистан в Иран и Судан ценностей, принадлежащих «Аль-Каиде». В феврале 2002 года бельгийские власти выдали международный ордер на арест Бута по обвинению в отмывании преступных доходов. Бут тогда же объявился в Москве, дал интервью «Эху Москвы», в котором отрицал все обвинения и выражал полную готовность сотрудничать с российскими правоохранительными органами. Это была последняя вспышка интереса к персоне Бута со стороны как прессы, так и вышеупомянутых органов. Ордер Интерпола действия на территории России почему-то не возымел. Недавно Виктор Бут снова дал о себе знать – в августе этого года после долгих уговоров он дал интервью московскому корреспонденту New York Times.

Виктор Бут имеет репутацию крупнейшего в мире нелегального торговца оружием. Он живет в России и объявлен в международный розыск

За прошедшее время появилось довольно много новой информации, частично отраженной в материале New York Times. Она касается не столько самого Бута, сколько действий соответствующих ведомств, в первую очередь американских.

Летом 1999 года Совет национальной безопасности США, обдумывая, как бы разрубить гордиев узел непрекращающихся вооруженных конфликтов в Западной Африке, санкционировал электронное прослушивание как правительств, так и партизанских вождей Демократической Республики Конго (бывший Заир), Либерии и Сьерра-Леоне. Расшифровки телефонных переговоров дополнялись данными космической разведки и донесениями агентов, работающих «в поле». В огромном объеме информации то и дело всплывало имя Виктора Бута – он был вездесущ. Оказалось, что в ЦРУ собрана коллекция фотографий, запечатлевших российские грузовые АНы и ИЛы на тайных взлетно-посадочных полосах в африканских джунглях. Фотографии датированы 1996-1999 годами. На одном из снимков имеется изображение и самого Виктора Анатольевича Бута на фоне одного из своих самолетов. Этот сделанный скрытой камерой портрет долгое время оставался единственным известным изображением Бута.

В поле зрения ЦРУ и британской разведки MI6 он попал в начале 90-х годов. «Все началось с гладиолусов...» – так говорит он сам интервьюеру New York Times. Свои первые большие деньги сделал на доставке живых цветов в страны Персидского залива: южноафриканский гладиолус, купленный в Йоханнесбурге за два доллара, в Дубае продавался за сто. Одним рейсом Бут привозил 20 тонн цветов. К 1996 году авиапарк Бута насчитывал 160 машин, штат его компаний – тысячу человек. В 1997 году он построил холодильник в южноафриканском порту Питерсберг и начал возить в Нигерию мороженых цыплят. Затем пришел черед оружия. Бут создал самую разветвленную и хитроумную сеть доставки запрещенного товара в обход санкций ООН. Расплачивались с ним африканские головорезы чаще всего алмазами.

Сегодня Бут не отрицает, что возил оружие. По его мнению, перевозчик не несет ответственности за содержимое ящиков, загруженных на борт. И не считает этот бизнес нелегальным. «Нелегальное оружие? – переспрашивает он американского журналиста. – А что это такое? Если повстанцы контролируют аэропорт и город и разрешают вам посадку, что тут нелегального?» А в конце концов, добавляет он, повстанцы превращаются в правительство, которое имеет право защищаться.

В этом он совершенно прав. Когда о деятельности Бута доложили шефу управления Службы национальной безопасности по контртерроризму Ричарду Кларку, тот ответил: «Дайте мне материал для ордера на арест». Но в том-то и дело, что в США нет закона, который позволил бы привлечь к ответственности за действия, совершенные за пределами страны и не направленные против ее граждан или их собственности. Тогда Вашингтон инициировал в середине 2000 года масштабную операцию, в которой участвовали разведки семи стран четырех континентов и должностные лица на уровне членов кабинета. России в числе этих семи стран, увы, не было. Телефоны Бута были поставлены на прослушку. За ним велось неусыпное негласное наблюдение. Власти Объединенных Арабских Эмиратов предлагали американцам арестовать и выдать им Бута. Для его ареста в Шардже, где располагалась главная операционная база Бута и жила его семья, уже был готов отряд спецназа, но Вашингтон попросил отменить операцию, решив, что о его тайной империи известно еще далеко не все. В феврале 2002 года в Брюссель прибыла американская делегация, с тем чтобы договориться с бельгийскими прокурорами о сотрудничестве по делу Бута. Бельгийцы, однако, ответили отказом (что неудивительно, учитывая антиамериканизм нынешнего бельгийского правительства). Вскоре Бут, как явствовало из его телефонных разговоров, узнал о брюссельской встрече, поэтому когда бельгийцы 18 февраля направили в Интерпол международный ордер на арест Бута, он из Шарджи направился напрямик в Москву – благо самолеты у него свои.

В отличие от администрации Клинтона, администрация Буша не видит в международной организованной преступности угрозы национальным интересам США. Видимо, поэтому она утратила интерес к личности Бута. По словам одного из бывших сотрудников Белого дома, советник президента Буша по национальной безопасности Кондолизза Райс распорядилась решать «проблему Бута» дипломатическими средствами, а после 11 сентября и вовсе отменила операцию.

Предложение министра обороны России Сергея Иванова ужесточить контроль за экспортом ПЗРК не нашло отклика у его коллег. Это только на руку таким коммерсантам, как Виктор Бут

Реакция российских властей на обвинения в адрес Виктора Бута оказалась еще затейливее. 21 февраля 2002 года, то есть спустя три дня после того, как был выписан бельгийский ордер, начальник Управления информации МВД РФ Юрий Шувалов сообщил, что по указанию заместителя министра Николая Бобровского министерство проверяет информацию о причастности Виктора Бута к поставкам оружия для «Аль-Каиды». 28 февраля не названный по имени сотрудник Национального центрального бюро Интерпола в России подтвердил в интервью ИТАР-ТАСС факт существования международного ордера на арест Бута и добавил: «Бут также известен и тем, что выдавал себя за офицера ФСБ России, хотя никогда таковым не являлся». По словам сотрудника-анонима, «в настоящее время его местонахождение точно не известно, но, по данным правоохранительных органов, Бут находится вне пределов России – в одном из государств, где есть упрощенный въездной режим». «Бут известен как мастер путать следы», – отметил сотрудник НЦБ и сообщил, что запрос о местонахождении Бута поступил в Россию еще в 1999 году. Известны были сотруднику и факт прописки Бута в Петербурге, и наличие у него квартиры в Москве. Депеша ИТАР-ТАСС имеет временную пометку 14:35, а в 15:08 в прямом эфире «Эха Москвы» состоялось знаменитое интервью Бута. Поиски Бута неожиданно прекратились уже через три дня, 4 марта, когда Федеральная служба безопасности России заявила, что у нее нет оснований подозревать Бута в незаконной деятельности.

Сквозь «игольное» ушко

 

Сам Бут всячески дает понять в уже цитировавшемся интервью: его не трогают потому, что за ним стоят правительства, и не только России, но и стран, которые делают вид, что охотятся на него, а он, в свою очередь, умеет держать язык за зубами. Не исключено. Сегодня есть сведения об участии в нелегальных оружейных поставках Ираку президента Украины Леонида Кучмы, о расхищении приднестровских арсеналов, о продажах белорусского оружия зачастую обеим сторонам одного конфликта. О сомнительных оружейных сделках Казахстана и Киргизии. Вопреки заверениям генерала Фоменко о том, что переносные зенитно-ракетные комплексы находятся под полным контролем российского правительства, чеченские боевики не испытывают недостатка в «Иглах», которыми сбит уже не один вертолет федеральных сил.

Откуда они у чеченцев? В Москве убеждены, что из бывших советских республик. Министр обороны Сергей Иванов уже не раз призывал коллег из ближнего зарубежья провести инвентаризацию имеющихся у них в наличии ПЗРК. Министр намеревался сличить заводские номера на корпусах захваченных в Чечне ракет с номерами тех, что остались за пределами России после распада СССР. Видимо, инвентаризация так и не состоялась. В июне этого года на очередном заседании Совета министров обороны СНГ в Щучинске (Казахстан) Сергей Иванов внес предложение ужесточить контроль за экспортом ПЗРК, однако делегации Азербайджана, Грузии, Узбекистана и Украины не поддержали его.

Но существует и версия поставок из дальнего зарубежья: «Игла» пользуется высоким спросом в мусульманских странах, которым Россия продает их на вполне легальных основаниях – в рамках того самого военно-технического сотрудничества, о котором говорил генерал Фоменко. Попросил ли министр Иванов провести инвентаризацию «Игл» Малайзию, Сингапур, Объединенные Арабские Эмираты? В обвинительном заключении по делу Лахани ясно сказано, что индиец продал (вернее, думал, что продал) ПЗРК «Игла-С» – новейшую модификацию «Иглы». Такой у бывших советских республик нет, но переговоры о ее экспорте ведутся или уже завершены с перечисленными странами.

На мировом «черном рынке» оружия, как утверждают эксперты, оборачиваются сотни «Игл». Вполне очевидно, что образцово-показательный арест Лахани никоим образом не помогает перекрыть каналы снабжения настоящих террористов. Если только ФСБ и впрямь не раскрыла заговор на ковровском заводе или коломенском КБМ. Но нам об этом пока ничего не известно.

Вашингтон


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку