На кого не обижается Владимир Путин

На кого не обижается Владимир Путин
Автор: Ирина ЧЕВТАЕВА
03.01.2013

Весь 2012 год Совет по правам человека при Президенте России раздирали конфликты: многие его члены покинули состав совета в знак протеста против действий властей. На их место пришли другие люди, которых происходящее в стране смущает меньше

Раскол среди российских интеллектуалов становится все более  заметным. Линия водораздела – вопрос: «Сотрудничать или не сотрудничать с властью?»

 Совет за прошедший год потерял 17 своих членов. Сначала из него вышли журналист Светлана Сорокина и экономист Ирина Ясина – в знак протеста против массовых фальсификаций на выборах. А после избрания Владимира Путина президентом совет покинули еще 11 человек. Тогда председателю СПЧ Михаилу Федотову пришлось объявлять новый набор.


При этом Кремль предложил изменить порядок формирования Совета по правам человека: любая общественная организация теперь может выдвинуть своего кандидата, а станет ли он защищать права при президенте, определит сначала интернет-голосование, а затем Владимир Путин. Глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева на этом этапе также вышла из состава совета, заявив, что после таких процедур работать в этом органе станет невозможно.

Глава ассоциации «Голос» Лилия Шибанова и обозреватель «Новой газеты» Леонид Никитинский, напротив, вошли в обновленный состав президентского совета. В интервью «Совершенно секретно» они пояснили свои мотивы:

Лилия Шибанова:
– Я вошла в состав совета, чтобы как-то изменить ситуацию с выборами. Мы сейчас внесли в Государственную Думу проект Избирательного кодекса России. И надеемся, что в ближайшее время состоятся слушания в Думе. Мне очень хочется, чтобы совет тоже дал свои рекомендации и оценку проекта. Возможно, депутаты прислушаются к ней. Другая проблема, которая меня волнует, – это поток обращений, связанных с нарушениями прав граждан. Чтобы изменить ситуацию, во многих случаях даже не надо менять закон. Достаточно четких разъяснений Верховного и Конституционного судов. Мы хотим инициировать обращение от имени совета и в тот, и в другой суд, чтобы потом соответствующие разъяснения можно было бы использовать в обычной судебной практике. Возможно, тогда права граждан окажутся защищены более основательно.

Леонид Никитинский:
– Я вошел в состав совета, потому что меня выдвинул Союз журналистов России. Я не понимаю ваш вопрос – почему я не должен был входить в него. Безусловно, у меня есть свои цели. Прежде всего, это противодействие давлению на средства массовой информации и борьба с «заказухой» в прессе.

– Считаете ли вы, что власть будет прислушиваться к вашим рекомендациям?

Лилия Шибанова:
– Я не думаю, что власть будет вмешиваться в законодательные инициативы. Мне кажется, что цель совета – это прежде всего поиск неких механизмов воздействия на конкретные органы власти, а не на президента. Наша цель – не только дискутировать, но и добиваться конкретных решений по прецедентным вопросам.

Леонид Никитинский:
– Боюсь, что власть вряд ли будет прислушиваться к рекомендациям членов совета. Но это ничего не меняет. Нужно просто делать свое дело.

– Не помешает ли правозащитной работе расширение состава совета?

Лилия Шибанова:
– Я думаю, в той команде, которая сейчас складывается, можно что-то делать. В той теме, которой я буду заниматься, взаимодействовать, например, с Игорем Борисовым (бывший член Центральной избирательной комиссии. – Ред.), конечно, будет сложно. Но мне кажется, что он единственный, с кем могут быть проблемы.

Леонид Никитинский:
– Я делаю то, что я должен делать, то, что считаю необходимым. Надо делать дело, а результат зависит не от нас. Сегодня в совете преобладают те люди, с которыми я бы хотел работать. Есть часть людей, которая мне представляется скорее искусственно созданными фигурами – я не верю, что они принадлежат к самостоятельно сформированному гражданскому обществу. Это, видимо, каким-то образом будет сказываться. Работать будет, конечно, сложно. Никто и не обещал, что будет легко. Но разные мнения – это нормально. В этом совете представлено действительно много интересных, активных людей и общественных организаций.

– Не считаете ли вы, что можете понести репутационные издержки, работая в совете?

Лилия Шибанова:
– Вы знаете, у нас уже такая репутация, что испортить ее просто невозможно. Нам это точно не грозит.

Леонид Никитинский:
– Не думаю, что это негативно может отразиться на моей репутации. И «Новая газета», которая меня туда не направляла, но поддерживала мое решение, тоже не считает, что это плохо отразится на ее репутации. Мы не ставим целью конфронтацию с кем бы то ни было, мы хотим разговаривать, сотрудничать. «Митьки никого не хотят победить». Мы хотим, чтобы нас было лучше слышно. Мы журналисты, а отнюдь не военные и не разведчики. Наша функция состоит в том, чтобы как можно громче сказать то, что мы думаем. Только это должно быть обоснованно и честно.

– Что должно случиться, чтобы вы вышли из состава президентского совета?

Лилия Шибанова:
– Если наша работа будет абсолютно бесполезна, если она превратится в пустую трату времени, а сам совет будет выглядеть просто как «тусовка», тогда, конечно, я выйду из него.

***
– Я сделаю все, чтобы не обижаться ни на что из того, что услышу от вас, – сказал Владимир Путин на первом заседании совета в новом составе. – Но и вы, пожалуйста, на меня тоже не обижайтесь.

2013 год покажет, были эти слова президента приглашением к сотрудничеству или предупреждением. Мы также узнаем, удалось ли новым членам президентского Совета по правам человека добиться успеха там, где потерпели фиаско их предшественники. Но нет никаких сомнений в том, что в 2013-м дискуссия о моральной допустимости сотрудничества с нынешней российской властью по-прежнему будет острой.

 


Авторы:  Ирина ЧЕВТАЕВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку