НОВОСТИ
Все найденное у ставропольского начальника ГИБДД добро уйдет в доход государства
sovsekretnoru

Мы ждем перемен

Мы ждем перемен

ФОТО: ВЯЧЕСЛАВ ПРОКОФЬЕВ/ТАСС

Автор: Татьяна РЫБАКОВА
07.02.2020

В России – новое правительство. На момент подготовки этого материала его состав и конфигурация еще не были утверждены полностью. Однако самое главное для граждан – не персоналии и названия ведомств, а социальная и экономическая политика, которые будет осуществлять новый кабинет министров во главе с Михаилом Мишустиным. Обозреватель «Совершенно секретно» спросил экспертов о том, какие экономические вызовы стоят перед новым правительством и о том, к чему нам готовиться.

15января 2020 года Президент России Владимир Путин огласил традиционное послание Федеральному Собранию. Впервые выступление президента транслировалось практически повсеместно: от автобусов до аэропортов, от поликлиник до космической станции МКС. Впервые послание было коротким: всего оно длилось 1 час 12 минут. Однако эффект от выступления главы государства на этот раз был, наверное, самым сильным.

СЕНСАЦИОННОЕ ПОСЛАНИЕ

Наибольшее внимание общественности привлекли слова Владимира Путина о необходимости внесения поправок в Конституцию. Напомним, что, по мнению президента, необходим приоритет Конституции РФ над международным законодательством, высшим чиновникам нельзя иметь иностранное гражданство или вид на жительство, кандидат в президенты, кроме того, должен прожить в России не менее 25 лет, а президентскую должность можно занимать только два срока – без всяких «подряд». Кроме того, местное самоуправление должно войти в общую систему государственных органов, роль губернаторов должна быть повышена и они должны войти в Государственный совет, статус которого нужно прописать в Конституции. Повыситься должна и роль Федерального Собрания: Госдума должна выбирать и утверждать премьер-министра, его заместителей и всех министров – хотя за президентом сохранится право уволить за ненадлежащее исполнение обязанностей и в случае утраты доверия. Сможет президент увольнять по этим причинам и глав Конституционного и Верховного суда – правда, через Совет Федерации. С ним же президент будет консультироваться при назначении глав силовых ведомств и прокуроров регионов. В свою очередь, Конституционный суд теперь сможет проверить на соответствие Основному закону страны, по запросу президента, любой принятый Госдумой и Совфедом законопроект. Наконец, в Конституцию предложено вписать, что минимальная сумма оплаты труда (МРОТ) не может быть ниже прожиточного минимума, а пенсии должны регулярно индексироваться по определенной норме.

Конечно, впервые прозвучавшие предложения об изменении Конституции – сенсация. Однако, последовавшая после оглашения послания стремительная отставка правительства Дмитрия Медведева, как и не менее стремительное назначение главой правительства Михаила Мишустина, занимавшего пост главы Федеральной налоговой службы (ФНС), вряд ли вызваны редактированием Основного закона – или, по крайней мере, вызваны не только этим.

ОСТАНОВИТЬ ПАДЕНИЕ

Дело в том, что экономика России уже который год растет темпами, меньше среднемировых. И все громче звучит слово «стагнация». При этом доходы населения не то, что не растут, а падают 6 лет подряд, что вызывает уже явное недовольство общества. И большая часть послания была посвящена именно преодолению бедности и экономической стагнации. Именно с того, что в обществе созрел запрос на перемены и начал свое выступление президент. И предложил с этого года запустить новый инвестиционный цикл, чтобы прирост инвестиций в экономику составлял не менее 5%, а темпы роста ВВП с 2021 года были выше мировых.

Для обеспечения этих условий, президент предложил: неизменность налогов для бизнеса в течение 6 лет (для крупного бизнеса – 20 лет); завершение реформы контрольно-налоговой деятельности для упрощения работы бизнеса; исключение перевода экономических нарушений в уголовные преступления (поправки в ст. 210 УК); финансирование инфраструктурных проектов за счет средств Фонда национального благосостояния; обеспечение Центробанком «длинных денег» за счет повышения доступности кредита для реального сектора.

Очевидно, что новое правительство создается под новые задачи. Насколько оно будет этим задачам соответствовать, и удастся ли этими мерами превратить падение в рост – покажет время. А мы пока собрали мнения экспертов о том, что, по их мнению, нужно сделать новому правительству.

– Какие экономические вызовы стоят перед новым правительством?

Яков МИРКИН, экономист, соавтор экономической программы «Стратегия роста»:

– Преодоление бедности, рост продолжительности жизни и благосостояния семей, ускорение экономического роста (Россия отстает), модернизация, переход на иную технологическую основу, замещение сырьевой экономики универсальной.

Сергей ХЕСТАНОВ, экономист, доцент факультета финансов и банковского дела РАНХиГС при Президенте РФ, советник по макроэкономике гендиректора «Открытие Брокер»:

– Главный вызов – низкие темпы роста российской экономики и, как следствие, – стагнация реальных располагаемых доходов граждан. Стагнация и низкий уровень доходов

– провоцируют рост социальной напряженности. Это заставляет, как минимум, – искать пути обеспечения хотя бы медленного, но ощутимого роста экономики.

Борис КАГАРЛИЦКИЙ, социолог, кандидат политических наук:

– Новое правительство создано для того, чтобы продолжать старый курс. Главным объективным вызовом является то, что этот курс не только объективно провалился, но его провал стал уже очевиден всем, включая и сами правящие круги. Но и менять его нельзя. Потому что дело не в абстрактных принципах и теориях, а в интересах. Получается парадоксальная ситуация: власть признает объективно назревшую потребность в переменах и последовательно принимает меры, чтобы этих перемен не допустить. Для блокировки возможных экономических и социальных перемен нужно срочно менять политическую конфигурацию. И по большому счету экономические вопросы не являются для нового правительства первостепенными. Это кабинет, который должен ускоренными темпами организовать передачу власти в России новым людям на фоне продолжения экономического курса, игнорируя возникающие социальные проблемы.

– Какие шаги в экономике необходимы?

Яков Миркин:

– Стать экономикой стимулов вместо экономики запретов, надзора и отчетности. Стать «государством развития». Всю экономическую и финансовую политику подчинить росту благосостояния, темпам, модернизации. Все делать для того, чтобы не быть экономикой вертикалей, огосударствления и крупнейших, неповоротливых компаний при подавленном мелком и среднем бизнесе.

Сергей ХЕСТАНОВ:

– Стратегически – необходимо улучшить бизнес климат: обеспечить защиту частной собственности, дерегулирование и снижение фискальной нагрузки. Но реализовать это без слома значительной части нынешней российской государственности невозможно в принципе. Поэтому реальные шансы на реализацию имеют только тактические реформы технократического типа. Они тоже принесут некоторую пользу, но ждать от них большого экономического эффекта не приходится.

Борис КАГАРЛИЦКИЙ:

– Объективно необходима комплексная социально-экономическая реформа, которую невозможно осуществить без передачи в руки государства основных олигархических империй, которые должны стать основой нового общественного сектора. Возрождение социального государства предполагает не раздачу адресной помощи, а комплексные меры по созданию рабочих мест, реиндустриализации, формированию современной инфраструктуры, стимулированию спроса и т. д. Нынешняя власть не может этого сделать, поскольку существующая структура господствующих интересов привязана к сохранению нынешнего порядка. Поэтому мы обречены пройти через тяжелейший кризис, в ходе которого нынешние господствующие интересы должны рухнуть. Причем никакие позитивные социально-экономические преобразования не могут состояться без радикальной демократизации политических институтов. И кстати, когда нам сейчас предлагают править Конституцию, это к демократии не имеет отношения. Просто перераспределяют власть, финансовые потоки и полномочия между конкретными людьми и группами, захватившими те или иные государственные структуры.

– На какие реформы можно надеяться, а на какие – нет?

Яков МИРКИН:

– Пока гадаем на кофейной гуще. Зависит от того, какая дорожка выбрана на верхах власти. Дальнейший уход в закрытость, прямое управление сверху, модель роста вокруг бюджета – один круг мер. Больше прессинга, надзора, контроля и отчетности. Больше государства во всем при самых мягких словах. Другая дорожка – та же модель экономики, что и была. Значит – отсутствие реформ, или их изображение. Только форма вместо смысла, при усилении налоговой нагрузки на общество и бизнес. Третья дорожка – экономика стимулов, все – для роста благосостояния. Это значит – крупнейший пакет реформ, связанный со стимулирующей денежно-кредитной, процентной, валютной, бюджетной политикой, социальной политикой, созданием рыночной среды и разгосударствлением, резким снижением регулятивных издержек в России.

Сергей ХЕСТАНОВ:

– Нынешний кандидат в премьеры добился немалых успехов в деле оптимизации работы ФНС. Скорее всего, его опыт будет масштабирован на другие министерства. Некоторый эффект от применения оптимизации наверняка будет. Но – вряд ли уж очень большой.

Борис КАГАРЛИЦКИЙ:

– С нынешней властью – в любой ее конфигурации – невозможно ожидать осмысленного последовательного реформирования. Вся суть происходящего в попытках усилить контроль за населением (в том числе – фискальный), усилить давление на общество. Но вопрос в том, будет ли общество сопротивляться и в каких формах, есть ли у нас потенциал для самоорганизации и самозащиты.

КАК ЖИТЬ В ЭПОХУ ПЕРЕМЕН

Итак, эксперты пока не очень оптимистичны. Но в том, что впереди у нас – время перемен, сомневаться не приходится. А перемены, как известно – это и риски, и возможности. О том, как нам избежать финансовых рисков и воспользоваться возможностями повысить доходы, рассказывает независимый финансовый советник Наталья Смирнова.

– Какие риски, и какие возможности появляются для рубля?

– Все знают, что впереди 2024 год, когда нынешний глава страны больше не сможет ее возглавлять. Поэтому, очевидно, власти необходимо готовиться к этому моменту, выстраивая подходящую инфраструктуру в той части, где, скорее всего, займет место будущий бывший президент, где он уже был – это глава правительства. Сейчас, когда впереди четыре года, можно выстроить подходящее правительство, путем поправок в Конституцию наделить его большими правами. Возможно, в окружении подходящих лиц, вырастить преемника (сомневаюсь, что это будет нынешний премьер – его роль я вижу, скорее, как роль Михаила Фрадкова в период «пересменки»). Но все эти изменения будут постепенными, поэтому вряд ли «здесь и сейчас» повлияют на рубль.

На рубль влияют более актуальные факторы: это нестабильность из-за конфликта Ирана и США, которая влияет на нефть; перспективы торгового соглашения Китая и США; импичмент Президента США Дональда Трампа и выборы в США в 2020 году; монетарная политика США и ЕС; экономическая ситуация в США, ЕС, Британии и Китае.

Изменения в Конституции РФ и смена российского правительства отразятся на рубле не сейчас, а через год и более, если со сменой кабмина произойдут кардинальные перемены во внешней политике (допустим нереальное – типа смягчения санкций), пойдут более активные инвестиции в собственную экономику (но не в энергоносители и не в инфраструктурные госпроекты, где нет быстрой окупаемости). Если перемены будут в лучшую сторону – да, весьма вероятно, мы можем ближе к 2024 – 2025 годам увидеть доллар и ниже 60, если параллельно не случится никакого мирового кризиса. А пока трудно сказать, будут ли какие-то изменения, либо это просто перемена мест слагаемых, от которых выбранный курс ни политически, ни экономически не поменяется. Если это так, то рубль будет зависеть, как и сейчас, в большей степени, от внешних факторов.

– В какой валюте стоит в ближайший год-два держать сбережения?

– Если цель рублевая – рубли, если вы на 200% из ста возможных уверены, что сумма нужна в долларах, то – доллары, если какая-то более экзотическая валюта, то, полагаю, можно тоже выбрать доллары, т.к. в долларах гораздо больше финансовых инструментов, чем в любой другой валюте, особенно на российском рынке.

 Фото_6_1.JPG

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ МИХАИЛ МИШУСТИН.

ФОТО: ЕКАТЕРИАНА ШТУКИНА/POOL/ТАСС

Главное – валюту, будь то рубли или другое, нужно размещать в инструменты с доходностью не ниже инфляции. По валюте это 2%, по рублю официально 4%, но я рекомендую не ниже 6%. С учетом тенденций ставок по вкладам, я бы, если речь шла о сроке вложений в год и более, смотрела хотя бы в сторону облигаций.

– Какие риски и возможности появляются для российского фондового рынка? Стоит ли сейчас играть на российском рынке? Какие бумаги (сектора) могут быть привлекательны, а какие – рискованны?

– Лично для меня российский рынок остается диким, поэтому долгосрочные инвестиции я на нем все еще не рекомендую: только спекуляции, если есть готовность к риску. Причина проста: объем торгов на рынке далек от развитых стран. Плюс даже по «голубым фишкам» случаются малопонятные резкие скачки (вроде взлета «Сургутнефтегаза», «Русгидро»), либо же эти скачки продиктованы государственным воздействием на дивидендную политику (вспоминаем «Газпром»). Такие скачки, кроме инсайда, предсказать нереально, поэтому у меня к российскому рынку следующее отношение:

Российские эмитенты не могут занимать более 50% портфеля. Даже если у человека 30 тысяч рублей, сейчас есть биржевые фонды, инвестирующие в акции мировых «голубых фишек», можно найти даже фонд, доступный от 1 рубля (FXWO и FXRW).

Если вы не готовы регулярно отслеживать цены, но верите в российский рынок, я бы рекомендовала выбрать портфель из дивидендных «аристократов»: компаний из разных секторов экономики, которые платят хорошие дивиденды. Скажем, «Газпром», «Лукойл», Сбербанк, «Северсталь», «Сургутнефтегаз», «Аэрофлот», МТС, «Норникель» и т.д. В долгосрочной перспективе цены на акции, скорее всего, все равно будут расти, плюс к этому вы получите стабильные дивиденды. В условиях нестабильности российской экономики я предпочитаю выбирать только крупнейших эмитентов – и чтобы половина была с явной или неявной господдержкой.

Что ж, нельзя сказать, что эксперты порадовали нас радужными перспективами. А ведь впереди еще, возможно, и мировой кризис. О нем предупреждают не только опрошенные нами эксперты – недавно своей тревогой поделилась и директор-распорядитель Международного валютного фонда (МВФ) Кристалина Георгиева. Выступая в Институте международной экономики Петерсона в Вашингтоне, она заявила, что мировая экономика рискует вернуться в эпоху Великой депрессии, вызванной неравенством между разными группами населения стран и нестабильностью финансового сектора.

Возможно, «застрельщиком» нового кризиса станет Китай – в прошлом году его ВВП вырос на минимальную величину за последние 30 лет. И хотя это все равно давно не виданные в России 6,1%, весь мир сейчас с тревогой смотрит на то, сможет ли Поднебесная справиться с растущим корпоративным долгом и старением населения.

Помимо Китая угрозой для российского рынка банковские аналитики считают и возможный проигрыш Дональда Трампа в президентских выборах в США осенью этого года.

Насколько умело сможет новое правительство справиться с грядущим кризисом – неизвестно. Но можно точно сказать, что своим благосостоянием можно и нужно управлять самим – хладнокровно и без паники, осмотрительно и вдумчиво. В нынешние времена финансовая грамотность – лучшее средство от катаклизмов.


Авторы:  Татьяна РЫБАКОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку