НОВОСТИ
Бывшего схиигумена Сергия посадили в колонию на три с половиной года
sovsekretnoru

Мы возвращаем имена

Мы возвращаем имена
Автор: Алексей СУКОНКИН
13.11.2018

 

Останки двух военных летчиков, капитана Александра Леонова и старшины Мирона Конычева, осенью этого года захоронили на мемориале военных летчиков в городе Артёме в Приморье. Вокруг стоят суровые мужчины и скорбящие женщины, звучит молебен. Хлестко бьют выстрелы почетного караула. Над погребением устанавливается плита с именами авиаторов. Военные летчики 59-го скоростного бомбардировочного полка спустя более чем 70 лет обрели покой среди своих боевых товарищей – ранее там захороненных. Так закрывается очередная страница из жизни регионального молодежного общественного объединения Поисковый отряд «АвиаПоиск», которое занимается поиском самолетов и военных летчиков, погибших или пропавших без вести в минувшие годы.

Бомбардировщик Пе‑2, один из лучших ударных самолетов Второй мировой войны, пропал 29 июня 1942 года. Согласно информации Центрального архива Минобороны, самолет выполнял учебное бомбометание. Во время пикирования двигатель машины загорелся, и командир отдал команду покинуть борт. Штурман лейтенант Иван Коробов смог покинуть машину и спасся, командир экипажа капитан Александр Леонов также успел выбраться из кабины, но зацепился элементами парашюта за самолет и упал вместе с бомбардировщиком, стрелок-радист Мирон Конычев покинуть самолет не успел. Бомбардировщик практически отвесно вошел в болото на глубину 8 метров. Расследование, проведенное в то время, пришло к заключению, что катастрофа стала следствием отказа техники. Останки экипажа в то время достать с такой глубины не смогли.
Спустя 75 лет рухнувшую в Яковлевском районе Приморья «пешку» нашли активисты «АвиаПоиска». С помощью экскаватора удалось извлечь фрагменты самолета, останки двух летчиков, ранец парашюта, а также планшет с документами. Один из них представлял особый интерес – это была карта боевого применения 59-го авиационного полка, где был указан корейский порт Сейсин. Эта карта на некоторое время сбила с толку исследователей, которые предположили, что самолет упал в 1945 году после нанесения удара по Сейсину, и только архивная справка позволила отбросить эту версию. Позже знающие люди подсказали, что оперативные планы боевого применения пишут задолго до предполагаемых событий, и скорее всего, полк изначально был нацелен на выполнение боевых задач по Сейсину, где в то время располагалась мощная японская военно-морская база. Также в планшете Мирона Конычева была обнаружена прекрасно сохранившаяся ежедневная красноармейская газета ОКДВА «Тревога», датированная 1 мая 1942 года. Найденный парашют тоже не подвергся влиянию времени. Когда кто-то из поисковиков выдернул кольцо, купол, пролежавший в земле 75 лет, свободно раскрылся – без каких-либо признаков ветхости.
«Мы нашли родственников Мирона Конычева. У него, как оказалось, было два сына. Мы общались с внучкой, которая поведала нам многое из жизни своего деда – то, что было ей известно из рассказов отца. Она говорила, что дед приходил к ней во снах, просил найти его и захоронить. А когда мы его достали из остатков самолета, он снова пришел к ней во сне и сказал, что скоро его похоронят как надо. Без дрожи в руках я не могу такое слушать, но слышу подобное постоянно», – говорит лидер поисковиков Ярослав Ливанский.
После установления личностей было принято решение захоронить пилотов на воинском мемориале артемовского кладбища.
 
 
 ПОИСКОВИКИ
 
За 11 лет активисты обнаружили на Дальнем Востоке 117 самолетов. Подняли и захоронили останки 24 членов экипажей боевых машин и несколько десятков погибших пассажиров. Все участники отряда – добровольцы. В составе есть даже летчики. Собирают и проводят экспедиции на собственные средства. С недавнего времени стали получать гранты.
Свой первый поход поисковики предприняли в 2007 году. Знакомые рассказали о самолете, упавшем много лет назад в Партизанском районе Приморья. Молодые люди отправились в экспедицию и обнаружили истребитель И‑15 БИС с останками летчика. Поработав с архивами, они выяснили, что воздушное судно пропало без вести в феврале 1941 года во время маршрутного полета. Тогда его искали военные, но безуспешно. Спустя 66 лет останки были преданы земле.
После этого к активистам стали обращаться местные жители, охотники с рассказами о самолетах, упавших в тайге. Быстро прибавлялось работы и количество добровольцев, желавших помочь. Чтобы работать официально и поддерживать связь с Мин-
обороны и его архивом, в 2011 году было зарегистрировано поисковое объединение «АвиаПоиск».
Лидер приморской общественной организации Ярослав Ливанский с детства был увлечен военной историей. В какой-то момент жизни осознал, что белые пятна, касающиеся множества пропавших самолетов, может исправить лично он. Именно он вместе с несколькими единомышленниками и отправился на поиск первого самолета. Потом снова и снова. И приморская тайга стала отдавать ему тайны, которые хранила многие десятки лет. А параллельное изу-
чение архивов раскрыло огромный исторический пласт, никем не доселе не освоенный.
«Не знаю, как это получается, но часто во время проведения поисковых работ меня как будто тянет какая-то неведомая сила туда, где лежит самолет. Я иду по наитию – и нахожу то, что ищу! Ладно бы это случилось раз или два, но это происходит очень часто», – рассказывает Ярослав Ливанский.
 
 АЭРОДРОМЫ 
 
Массовое строительство аэродромов в Приморском крае началось в 1932 году. Тогда было принято решение о развертывании в регионе полноценной авиационной группировки. С западной части страны на Дальний Восток было перебазировано несколько авиационных эскадрилий, основная часть которых вошла в состав авиации Морских сил Дальнего Востока (Переименованы в Тихоокеанский флот, в 1935 году. – Прим. ред.). Не имея серьезной корабельной группировки на Тихоокеанском флоте (ТОФ), у руководства СССР не было иных вариантов, как использовать для защиты своих дальневосточных рубежей мощные авиационные соединения. Прибывшие в Приморье эскадрильи переформировывались в полки, полки сводились в бригады, а позже и в дивизии. К концу 1930-х годов авиация, базирующаяся на аэродромах Приморья, представляла собой грозную силу – что и было продемонстрировано во время боев за озеро Хасан в 1938 году.
Мало кто знает, что тяжелые бомбардировщики ТБ‑3, имевшиеся в Приморье в составе 28-й тяжелобомбардировочной бригады, в основном были нацелены на японские военно-морские базы, с которых, как предполагало командование Тихоокеанского флота, вполне вероятно могла начаться высадка морского десанта во Владивосток. Летчики тяжелобомбардировочных полков отрабатывали нанесение бомбовых ударов по удаленным целям с помощью реальных полетов на большую дальность.
«Росло количество самолетов, летчиков и, соответственно, аварий, – рассказывает участник поискового движения Дмитрий Пихурин. – Поднимая архивы, мы видим, что катастрофы случались с пугающей частотой – по несколько десятков в год, это мы говорим о предвоенном и военном периодах».
В то время служб спасения в структуре ВВС просто не существовало. Максимум, что могли сделать – вылететь в район аварии или катастрофы, сверху посмотреть на обломки самолета, отметить на карте место падения. Отсюда большое число самолетов, которые во время тренировочных полетов «пропадали без вести» вместе со своими экипажами.
«Примечательным было происшествие с военным пассажирским самолетом, упавшим в горах. В архивах нашли справку, где было написано, как один из пассажиров на 13-й (!) день после катастрофы вышел из леса к людям и рассказал, как все было. Спасательную экспедицию снаряжать туда не стали, так как со слов спасшегося, в самолете при падении погибли все, кроме него. И таких случаев – масса», – отметил поисковик.
Поскольку практически вся авиация принадлежала Тихоокеанскому флоту, аэродромная сеть располагалась вдоль побережья. В состав входили разведывательные, истребительные, бомбардировочные эскадрильи. Некоторые авиационные части имели на вооружении гидросамолеты и, соответственно, базировались в закрытых бухтах, оборудованных в качестве гидроаэродромов. Здесь всегда кипела работа: летали практически ежедневно (кто на разведку в Японское море, а кто для тренировок) – отсюда уходили на фронт хорошо подготовленные летчики. И катастрофы случались в основном в окрестностях мест базирования.
Самолеты, которые падали недалеко от аэродромов или дорог, обычно забирали военные, реже их разукомплектовывали местные жители. В относительной сохранности, даже спустя 70 лет, остались только машины, упавшие в труднодоступных местах. И таких было немало. Активисты «АвиаПоиска» находили в Приморье истребители И‑15, И‑16, И‑153, ЛаГГ‑3, «Кингкобра», Ла‑7, МиГ‑15, МиГ‑19, Су‑17, учебные самолеты УТ‑2 и По‑2, транспортные и специальные Ли‑2, DC‑3, «Савойя» С‑55 и С‑62, «Каталина», МБР‑2, Бе‑6, бомбардировщики А‑20 «Бостон», ТБ‑1, СБ, Пе‑2, ДБ‑3, Ту‑14, Ил‑28, штурмовики Ил‑2 и Ил‑10. По разным причинам на земле оказались практически все типы машин из стоящих на вооружении ВВС Красной Армии и ВВС ТОФ. Откуда такая аварийность? Да все просто: это сейчас летчики много времени проводят на электронных тренажерах, а в то время познавать науку пилотирования можно было только в воздухе – к тому же на боевой машине, без инструктора. Со всеми вытекающими последствиями даже самых простых ошибок. А небо, как известно, ошибок не прощает.
поисковик собирает останки летчика
 
 МЕСТА АВАРИЙ И КАТАСТРОФ
 
 
 
Ряд аэродромов в Приморье обустроен практически между сопок, что изначально создало предпосылки к летным происшествиям, особенно в сложных погодных условиях. Много аварий и катастроф произошло при потере видимости – самолеты просто врезались в склоны гор там, где они оказывались закрыты туманами или непогодой.
В 30-е, 40-е и 50-е годы прошлого века никто особо не занимался эвакуацией упавших машин, да чего греха таить – даже людей порой не было никакой возможности эвакуировать оперативно. Конечно, если место падения было известно, то туда организовывалась экспедиция – но лишь для того, чтобы снять с самолетов вооружение, секретные карты и иные представляющие подобный интерес предметы. О спасении людей в тех условиях говорить не приходилось – если летчик выживал после аварии, дальнейшая его судьба зависела только от него самого. Сумеет выйти к людям – будет жить. Не сумеет – значит такова его судьба.
Поэтому в архивах часто встречаются упоминания, что экспедиция (в состав которой обычно входил военный доктор) осматривала тела погибших летчиков – если такая возможность была – и составляла акты осмотра. Это было необходимо для того, чтобы юридически считать летчиков погибшими. Иногда их предавали земле там же, в районе катастрофы, чтобы не тащить с собой по горам, – это называлось «санитарным захоронением».
«Одним из самых сложных походов в труднодоступную местность был поиск бомбардировщика А‑20 „Бостон” в Анучинском районе Приморья в 2010 году. Самолет с экипажем пропал во время тренировочного ночного полета 21 марта 1950 года. За два года до этого мы уже наведывались в данный район, но заблудились и не смогли выйти в намеченное место. Второй выход мы подготовили более тщательно и в результате длительных поисков смогли обнаружить на склоне горы обломки „Бостона”. Стали копать, нашли много вещей – остатки снаряжения, обмундирования. Но каково было наше изумление, когда местные сообщили нам еще об одном самолете, который, по их сведениям, лежал совсем недалеко от их села. Уточнив маршрут и место падения, мы поднялись в гору и вскоре на высоте 460 метров обнаружили остатки бомбардировщика ДБ‑3ф с останками экипажа внутри», – говорит Ярослав Ливанский.
Останки членов экипажа скоро будут преданы земле – сейчас поисковики устанавливают их имена.
 
 АРХИВЫ В ПОМОЩЬ 
 
Личные вещи, записные книжки, документы, письма среди находок – залог успеха в установлении личностей погибших пилотов. По обнаруженным данным поисковики находят информацию в Центральном военно-морском архиве, расположенный в Гатчине.
«Бывает, что самолет разрушен настолько, что в первое время мы не можем даже тип определить. А если он еще и сгорел после падения, то обычно предметы, по которым можно установить личности пилотов, утрачиваются. И тогда мы ищем номер, который выбит на каждом двигателе – он сохраняется гораздо лучше, так как двигатель в огне обычно не деформируется. Узнав серийный номер мотора, мы уже можем отследить, на каком заводе он был изготовлен, на какой сборочный завод был поставлен и, конечно, на какой самолет был установлен. Такая информация в архивах имеется, и это значительно облегчает нам поиск имен погибших пилотов», – говорит Ярослав Ливанский.
Было и такое: как-то ребята получили очередной ответ из архива, и там был список летчиков одного из авиаполков, которые погибли или пропали без вести в 1944 году. Список был поэкипажный. И вот находят очередной самолет, а в нем останки двух человек. При воздушном стрелке нашлось письмо с ясно читаемой фамилией адресата. Проверили – есть такой в списке. Соответственно, сразу установили и второго члена экипажа. Потом проверили по архивам и получили более развернутую справку, в которой описывались обстоятельства катастрофы по результатам расследования, проведенного в те годы.
Последние несколько лет «АвиаПоиск» стал переключаться с самолетов на другие военно-исторические артефакты. В прошлом году поисковики добились разрешения от пограничников и очень плодотворно поработали в районе озера Хасан, где в 1938 году происходили боевые столкновения с японцами. Обнаружили останки 11 красноармейцев. Они были перезахоронены у воинского мемориала, посвященного хасанским событиям, в селе Краскино.
Погребение александра Леонова и мирона конычева
 
МУЗЕЙ
 
 
Найденные фрагменты самолетов или иной боевой техники отправляются в музей «АвиаПоиска», открытый нынешним летом. Здесь поисковики собрали все то, что было ими поднято из болот, снято со склонов гор, найдено в таежной глуши. Образцы вооружения, приборное оборудование, обмундирование, снаряжение, документы – все это руками поисковиков разложено в тематическом порядке и представляет собой огромный интерес, особенно для тех, кто чтит память предков и кто интересуется военной историей.
«В музее мы будем организовывать экскурсии для школьников, для воинских коллективов, будем рассказывать о конкретных исторических событиях. За количество экспонатов нам не придется краснеть ни перед каким музеем. У нас собрано многое, что характеризует этапы военной истории Приморского края в целом и авиационных подразделений, здесь базировавшихся, в частности», – отмечает Ярослав Ливанский.
Впереди у поисковиков много работы. По неполным данным, начиная с 1930-х годов и заканчивая 1990-ми в Приморье произошло более тысячи летных происшествий, аварий и катастроф. А значит, где-то в горах Сихотэ-Алиня их еще ждут незахороненные останки советских летчиков, сложивших свои головы в то суровое время. Война не закончена, пока не захоронен последний солдат!
 

Фотоматериалы предоставлены автором

Авторы:  Алексей СУКОНКИН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку