НОВОСТИ
Кремль ведет переговоры с Моргенштерном. «Это утка», — отрицает Кремль
sovsekretnoru

МВД: «свои» и «чужие»

Автор: Леонид ВЕЛЕХОВ
01.11.2001

 
Лариса КИСЛИНСКАЯ,
обозреватель «Совершенно секретно»,

Владимир Рушайло

Появление в руководстве МВД «не милиционера» Бориса Грызлова вызвало в обществе реакцию некоторого, мягко говоря, удивления. Назначение расценили как политический ход Путина, начавшего замену «чужих» на «своих» именно с силовых министерств.

Полагали, что Грызлов будет «царствовать, но не властвовать». А тут вдруг – реформа ведомства, да еще самых элитных подразделений – структур по борьбе с организованной преступностью.

Большое «мочилово»

«У меня такое впечатление, что присутствую на собственных похоронах», – сказал знакомый оперативник, когда со знаменитого здания на Шаболовке, 6, где располагался московский РУБОП, снимали табличку. Отныне здесь другая организация. ОРБ – оперативно-розыскное бюро. Будут разыскивать. Оперативно. Кого? Уголовный розыск и так ищет своих уголовников, УБЭП (бывшее УБХСС) – своих расхитителей, ГИБДД (бывшая ГАИ) – своих нарушителей. Слова «организованная преступность» отсутствуют. Случайно или мы ее, эту самую организованную преступность, уже победили? А может быть, не было ее никогда и РУБОПы – нечто вроде неизбежных перегибов роста типа борьбы с пьянством?

Все сотрудники выведены за штат. Кого возьмут на новое место службы, неизвестно. Одному из нынешних руководителей МВД РФ приписывают слова: «Нужно разобраться с каждым рубоповцем. Персонально». Конечно, если человек нарушил закон, он должен ответить перед судом. Если до уголовщины дело не дошло, а служба собственной безопасности располагает компрометирующей информацией, человека должны поставить в известность, за что его увольняют. А если верой и правдой служил все эти годы, но получаешь уведомление об увольнении, хотя до пенсии не доработал и полной выслуги лет нет, это как называется – диктатура закона? (На тот момент, когда писались эти строки, никто из получивших «черную метку» так и не был вызван в Управление кадров для беседы.)

Большая чистка уже началась. Сначала в Главном управлении по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП) МВД РФ сменили все руководство. Полковник милиции Михаил Ваничкин – бывший начальник ГУБОПа, возглавивший НЦБ Интерпола, – практически единственный человек, трудоустроенный родной системой. Бывший муровец с большим стажем, он работал в системе ГУБОПа, принимал участие совместно с сотрудниками ФБР в аресте знаменитого Япончика – Вячеслава Иванькова.

Возглавивший Главное управление уголовного розыска (ГУУР) МВД РФ Владимир Гордиенко, бывший начальник НЦБ Интерпола, уверяет теперь: русская мафия за рубежом – это вымысел, миф, имеющий политические корни. Где-то эти слова я уже слышала. Ах, да! Их произносил в свое время сам Япончик в интервью нашей телепрограмме «Совершенно секретно»...

Если бывший начальник ГУБОПа трудоустроен, то его заместители в полном неведении о своей судьбе. Полковник милиции Михаил Сунцов, тоже муровец с большим стажем, долгие годы специализировался на борьбе с этническими преступными группировками и освободил во время службы в московском РУБОПе не одну сотню заложников. Чуть было не пострадал во время первой «чистки» московского РУБОПа от неадекватного замминистра Валерия Петрова (теперь уже бывшего): генералу, далекому от оперативной работы, картина этнической преступности в столице не понравилась. В ГУБОПе на счету у Сунцова сотни освобожденных из чеченского рабства заложников. Именно он первым среди милицейских чинов со страниц прессы заговорил о почти узаконенной работорговле в Чечне. Когда Сунцов пошел на повышение, его место занял Владимир Лошкарев, опытнейший сотрудник. Он тоже получил уведомление об увольнении. Но его хотя бы не причислили к «орлятам».

По поводу «орлят». Некоторое время назад народ взахлеб читал статьи Александра Хинштейна о деятельности бывшего советника бывшего министра внутренних дел Александра Орлова. Образ злопамятного стяжателя, за два года из подполковника выросшего в генерал-лейтенанты и накопившего многомиллионное (в долларах) состояние, демонизировался до мефистофельских высот. Практически при всех назначениях на более или менее ответственный пост в МВД Орлов лоббировал свои интересы. За должности и звания, по данным «МК», брал от пятидесяти тысяч до миллиона долларов

Почему-то и Ваничкин, и Сунцов названы в списке «орлят». Оба полковники, оба отказывались платить за звезды на погонах. Когда служили на Петровке, 38, и были уже начальниками отделов МУРа, Орлов в своем УБХСС был ничем и звали его никак. Каким образом они могли стать «его людьми»?

«Самое забавное, – говорили мне, – что о новых назначениях мы все узнаем от бандитов. Они уже давно в курсе и откровенно смеются над нами».

...Несколько лет назад во дворе Шаболовки, 6, установили памятный знак погибшим в Чечне девятнадцати московским рубоповцам. Это самая большая потеря среди всех оперативных служб. О ней сейчас не вспоминают. Вспоминают о возбужденных в отношении рубоповцев уголовных делах. Сейчас это важнее.

Действующие лица и исполнители

«Если для установления контактов с русскими при борьбе с мафией мне нужно будет научиться пить водку, я сделаю это», – сказал директор ФБР Луис Фри. «Если Путин прикажет, я прыгну в окно» – такую фразу приписывают думцы нынешнему министру внутренних дел России Борису Грызлову.

Началась реорганизация МВД. Приказ о расформировании системы региональных управлений по борьбе с организованной преступностью был подписан в августе. С апреля все находились за штатом, как и сейчас. До этого – два года в подвешенном состоянии в связи с объявленной Владимиром Рушайло реорганизацией в составе федеральных комитетов криминальной милиции. Эти же два года московская милиция работала, считай, без руководства – генерал Швидкин так и ушел с Петровки, 38, с приставкой «и.о.». За это время в отделениях на местах, где и так, мягко говоря, было неладно, царили анархия и беспредел: за возбуждение уголовных дел брали взятки, деньги требовали и за их прекращение.

Как будет работать новая служба? Что станет со старыми сотрудниками? Окажутся на улице? Министр с прессой не общается. Лишь встретился с мастерами культуры и попросил работать на положительный имидж милиционера будущего – побольше «дядей Степ». Новые «дяди Степы» мне пока не встречались. Все положительные киносыщики, герои-одиночки, напоминают комиссара Каттани: так же обречены.

Из информированных бандитских кругов сыщикам стали известны имена новых начальников. К счастью, это не «партийный» набор. Центральное ОРБ (то, что вместо Центрального РУБОПа, которое, кроме Москвы, обслуживает еще несколько центральных областей) должен возглавить Александр Коротков. Профессионал, начинавший работать еще с Александром Гуровым, отличился тем, что набил физиономию первому «истребителю» РУБОПов – замминистра Валерию Петрову, который изнурял всех дурацкими проверками, требовал, чтобы сыщики вели дневник учета и разрабатывали недельный (месячный, квартальный и т.д.) план. Нечто вроде: на четверг запланирован подвиг, на пятницу – освобождение заложника, на субботу – арест «вора в законе», а на понедельник – раскрытие резонансного убийства.

Начальником московского ОРБ должен стать полковник милиции Владимир Колокольцев, прообраз главного героя телесериала «На углу Патриарших», возглавлял когда-то 108-е отделение милиции. (По последним данным, Колокольцев все же будет служить в ведомстве Короткова.)

Честно признаюсь: не хотела ставить этих людей в неудобное положение, поэтому за комментариями не обращалась. Побеседовать любезно согласился новый начальник ГУБОП МВД РФ Александр Овчинников, подготовивший министру доклад о роли новой службы в структуре МВД РФ. Но после встречи в Министерстве с руководством срочно отбыл в командировку...

Звоню родоначальнику антимафиозной структуры еще во времена СССР, ныне председателю Комитета по безопасности Госдумы РФ Александру Гурову. Отвечает помощник: «Александр Иванович очень занят. Пока Дума не примет бюджет, у него нет и пяти свободных минут». Прямой телефон генерала у меня был, я им воспользовалась позже.

Созданное Гуровым 6-е Управление МВД СССР перестало существовать, как только перестал существовать сам Союз. Но к 1991 году по всей сране уже действовали мощные службы по борьбе с организованной преступностью. Одна из лучших – в Москве, тогда на Петровке, 38.

Борис Грызлов

...Накануне последних выборов в Госдуму мне позвонил знакомый, ушедший из телевизионных «Скандалов недели» в PR, и спросил: «Кого из милиционеров назовешь как народного героя? Нужно для выборов». Сразу назвала фамилию Александра Ивановича. Гуров и Шойгу славно сыграли роль «народных богатырей», привлекших к «Единству» симпатии простых людей.

К чему это я? А к тому, что было очень интересно, что же мне скажет Александр Иванович в своей нынешней роли – одного из лидеров «Единства» – о разгоне РУБОПов. Кстати, в своей книге «Красная мафия» он писал: «Запомнилась мне одна беседа – с генералом А. Логиновым, порядочным, прошедшим все огни и воды человеком. «Помни: если потребуется, то для ликвидации твоего управления могут упразднить само министерство. Такие случаи были. Все же цепляете не просто преступность, вы щупаете саму систему. Это все взаимосвязано. И не лезь ни в какие интриги, здесь этим живут, здесь от них зависят чины, награды, а то и пуля, пущенная в лоб...»

Гуров откликнулся на мой звонок: «Что сейчас делают, комментировать не могу. Не все ясно. А про службу скажу. Шли к этому двенадцать лет, преодолевали барьеры, добились очень многого. Может быть, не служба плохая, а плохо ею управляют? Мы же с самого начала хотели сделать аналог ФБР. Сейчас нет целостной системы и концепции борьбы с оргпреступностью. Работа в РУБОПах изначально строилась не так, как в уголовном розыске. Там идут от преступления к личности. А у нас (он еще говорит «у нас». – Л.К.) от личности – к преступлению. РУБОПы должны ликвидировать экономическую базу оргпреступности, контролировать ее лидеров. Здесь не может быть таких показателей, как в уголовном розыске. А подчинение? Если служба будет подчиняться местному УВД, отчего мы в свое время уходили, она станет ручной. Мне очень жаль, ведь ребята подбирались наиболее способные и боевые во всей системе».

Кому это выгодно?

Если что-то происходит, то следует задать любимый вопрос юристов: кому это выгодно?

Большинство назначений, сказали мне знакомые оперативники, лоббируются в... администрации президента России. Бывший глава ФСБ России, а ныне председатель комиссии по борьбе с коррупцией Госдумы Николай Ковалев сказал как-то: «Разгром мощной системы КГБ – не случаен. Кому-то наверху стала не выгодна ее мощная база данных, ее материалы, не нужными оказались и опытные кадры. Длинная вереница реорганизаций практически добила бывшего монстра». Если нужно что-то развалить, затевают реорганизацию.

МВД держалось – там слишком много служб, не мешающих никому жить хорошо. От того, что МВД лишилось системы ГУИН – Главного управления исполнения и наказания, лучше, конечно, не стало. Если в 1990 году из Бутырки шесть человек сбежали во время перевозки, то теперь, как мечтал граф Монте-Кристо: через подземные ходы. Но перевод ГУИН в систему Минюста – удивительной организации, руководители которой «горят» на сексуальных историях, – не первый шаг реорганизации МВД. Просто это одно из условий вступления в Евросоюз (второе условие – отмена смертной казни).

Мощный удар по МВД был нанесен Юрием Андроповым. Ставленник КГБ Федорчук «очистил» милицию от огромного числа опытных сотрудников...

Итак, целая армия профессионалов из РУБОПов окажется на улице. База данных по наследству перейдет с одной стороны в ГУВД, с другой – в МВД. Достаточно вспомнить, как лихо торгуют на рынках базами данных ГИБДД, чтобы понять дальнейшую судьбу секретных материалов.

За каждым опытным сыщиком – агентурная сеть. С его уходом она перестает существовать. Как будет работать уникальное подразделение по освобождению заложников в Чечне, которое умудрялось вербовать людей в среде полевых командиров? Из этого же подразделения поступала информация о готовящихся терактах. Несмотря на то что борьба с терроризмом подведомственна ФСБ, милиция занимается ею в большей степени.

В системе московского РУБОПа – три уникальных отдела по борьбе с захватом заложников, в том числе специализирующихся на кавказском направлении и транснациональных преступных группировках. Человека могут похитить в Москве, переговоры вести из Израиля и требовать перевести деньги на счет в США. Летом 1994 года вооруженная группа захватила пункт обмена валюты на Фрунзенской набережной. Сотрудницы были взяты в заложницы. Операция их освобождения длилась семь часов. И главную роль сыграл не БТР, а безоружный человек. Заместитель начальника РУБОПа Владимир Пономаренко вел переговоры с бандитами под дулами их пистолетов.

На Шаболовке, 6, было подразделение по внедрению в организованные сообщества. На его счету не одна уникальнейшая операция, в том числе по контрольной закупке оружия и боеприпасов. Внедрение агентов в преступную среду практикуется во всем мире. Шарапов в логове банды – его кинематографический апофеоз. А в жизни все сложнее. Но новая структура, оказывается, в этом направлении не нуждается.

Еще один уникальный отдел – по борьбе с лидерами преступной среды. Арест участников воровского «сходняка» в Бутырке – самая сенсационная страница в истории предотвращения и разгона криминального сборища. Таких операций было множество, скольких «воров в законе» и «авторитетов» арестовывали в кафе, ресторанах, домах отдыха. Вот уж яркий пример того, как идет работа по методу: от личности – к преступлению. Откуда сведения? Естественно, от своих людей изнутри. От них же и сведения о чудовищной коррупции в высших эшелонах власти, о дружбе высокопоставленных чиновников и «воров в законе», о бандитско-государственных крышах в таких прибыльных отраслях, как нефть, металлургия и т.д.

Не будет РУБОПа – не будет и данных.

Мы с Гуровым вспомнили один удивительный регион, где нет воровского и бандитского беспредела. Это Нижний Новгород. Там все под контролем – местный РУБОП возглавляют люди с огромным опытом работы. Генерал Иван Кладницкий – начальник Волго-Вятского РУБОПа начинал еще с Гуровым. А теперь... В местный РУБОП позвонил преступный авторитет и сказал: «Допрыгались. Разгоняют. Ничего, скоро ко мне попроситесь на работу».

Генерал Анатолий Колесников, возглавляющий Центрально-Черноземный РУБОП, вспоминает, как Сергей Степашин, будучи министром внутренних дел, назвал РУБОП «прообразом всей милиции ХХI века». Это было всего два с половиной года назад.

РУБОПы – это и мощное силовое подразделение. Куда денутся бойцы СОБРа? С такой спецподготовкой, с такой обидой на власть и памятью о погибших в Чечне товарищах (бойцов, обученных идти только вперед, бросали на чисто военные операции) – прямая дорога в бандиты. Разогнанные когда-то спецотряды КГБ «Альфа» и «Вымпел» комплектовались из людей с советской идеологией, поэтому, несмотря на обиды, в бандиты они не шли. Молодые ребята из СОБРов – более циничны: а с кого брать пример?

Действительно, с кого? «Вот с возмущением говорят о «крышевании», – рассказывает сыщик из московского РУБОПа. – А как может сотрудник милиции существовать на две-три тысячи рублей? Государство само толкает нас на это. Говорят, нас всех надо сажать. Так сажать надо и Березовского, и Чубайса... Легче сказать, кого не надо «наверху» сажать. Почему мои дети должны ходить в школу, где даже стульев нормальных нет, а дети Путина ходили в немецкую школу при немецком посольстве на проспекте Вернадского, где он платил за обеих девочек по 16 тысяч долларов в год? Если отличная машина плохо едет, надо менять водителя, а не мотор и запчасти. Нельзя наказывать всех скопом!»


Авторы:  Леонид ВЕЛЕХОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку