Мужчины рыдали как дети…

Мужчины рыдали как дети…
Автор: Сергей НЕКРАСОВ
27.03.2019

Каждую весну (16 марта) в Латвии официально чествуют тех,  кто в годы войны добровольно  встали под знамена вермахта.  Торжественные марши по улицам Риги ветеранов «Ваффен-СС», их современных единомышленников не просто воспоминание о «боевой юности»,  но и лишний повод вернуться  к вопросу о компенсациях  за период «советской оккупации». Подобные настроения популярны и в соседней  Эстонии. При этом противная  сторона упорно не обращает  внимания на жертвы, которые  страны Балтии понесли во время гитлеровского нашествия.  Корреспондент «Совершенно  секретно» попытался оценить  их масштабы.

Что характерно: требования вернуть спорные территории и возместить  урон, нанесенный советским оккупационным режимом, раздаются с той стороны границы с завидным постоянством. Так, в июле 2018 года, министр юстиции Эстонской Республики Урмас Рейнсалу уже выступал с подобным заявлением, к которому  присоединился и его латвийский  коллега Дзинтарс Расначс. При этом  господа министры выразили готовность решать вопрос о компенсации на уровне ООН, и все   – ради торжества «принципов демократии и верховенства закона». Понятно, что козырной картой в этой политической игре остаются те, кто в довоенные годы подвергались репрессиям со стороны НКВД. Отрицать  очевидное смысла нет, однако и тут следует соблюдать точность, поэтому сопоставим некоторые цифры.  По данным экспертов Международного общества «Мемориал», за два  года (1937–1938 гг.) политических  репрессий по ложным обвинениям в СССР было арестовано более  1 млн 700 тыс. человек, не менее 725 тыс. расстреляны. Другими словами, государство в среднем  ежедневно убивало тысячу (!) своих граждан, что позже выразилось  в емкой и трагической фразе  – Большой террор. Двумя годами позже  коснулся он и республик Прибалтики, которые перед самой войной вошли в состав Советского Союза. Как  утверждает эстонский политик Март Лаар, с июня 1940 года по середину  июня 1941 года в республике было репрессировано 23% всего населения. Между тем по данным, которые  приводит историк Александр Дюков (Фонд «Историческая память»),  общая численность учтенного антисоветского и социально чуждого элемента в Эстонии составила  14 471 человек или всего 1,3%  от населения республики. По его же  данным, за этот период к различным срокам заключения в лагерях  и колониях были осуждены примерно 1700 человек, расстреляно  – около 300 человек. Что касаемо депортированных, то, согласно  отчету комиссара Госбезопастности  Всеволода Меркулова от 17 июня  1941 года, всего из Эстонии было  выслано 9156 человек, из которых  3173 были арестованы и 5978 отправлены на поселение  – в том числе и 224 бывших офицера эстонской армии. О жертвах депортации  следует сказать особо: эстонская  сторона утверждает, что речь идет  о двух тысячах ни в чем не повинных граждан, которых расстреливали прямо у вагонов. Александр  Дюков называет другие цифры:  при попытках сопротивления высылке, которые имели место быть,  представителями НКВД было убито два и ранен один человек. Всего же в ходе переселения из республик Прибалтики погибло 7 человек и 4 ранено. Потери войск НКВД составили 4 человека убитыми и столько же ранеными. Это всего лишь  статистика и… ничего личного.  

ВЫСЛАТЬ И ИСТРЕБИТЬ

Не менее важен вопрос о жертвах, которые понес эстонский народ, другие страны Балтии во время оккупации. Особо следует отметить, что  в планы по поводу обустройства захваченных территорий Балтии гитлеровцы своих сателлитов не посвящали, что в какой-то мере объясняет  буйство фантазии последних. Если  верить мемуарам Оскара Ангелуса, директора по внутренним делам  Эстонского самоуправления (1941 г.),  то «Великая Эстония» (Generalbezik  Estland), должна была простираться  на «землях между озерами Чудским  и Ильмень вместе с городом Новгородом». На самом же деле странам  и народам Прибалтики отводилась  совсем иная роль. Подтверждением сказанному могут служить показания одного из высших руководителей  СД в Прибалтике Фридриха Еккельна.  В ходе заседаний Рижского трибунала  Балтийского военного округа Советской армии (1946 г.) он признался,  что только ничтожная (!) часть латышей, литовцев и эстонцев заслуживала стать немцами и гражданами Германии. Остальных планировалось вывезти в Архангельск и на Онежское озеро, а неблагонадежных уничтожить. Знают ли господа министры,  пекущиеся о компенсациях, какую судьбу готовили гитлеровцы их землякам? События 1943–1944 годов  не позволили осуществить этот преступный замысел, тем не менее, участие эстонских карателей в расправах  как на исконно русских территориях  (в Псковской области.  –  Прим. ред.), так и в самой республике – факт неоспоримый. При этом исполнителей  «экзекуций» подбирали из местных  жителей. Одним из «инструментов»  террора стали так называемые силы  самообороны  – «Омакайтсе». В первый период своего существования  в 1941 году его бойцы провели 5033  облавы, арестовали 26 635 человек,  убили из-за оказанного сопротивления 2657 и ранили 54 человека. Всего же на территории республики ими  было уничтожено свыше 125 тыс. человек, из которых примерно половину составляли местное гражданское  население (61 тыс.) и военнопленные  (64 тыс.)2. В Эстонии был введен режим подлинного произвола. Доказательством тому может служить закон  (его «автором» стал рейхсминистр  А. Розенберг), который применялся  для лиц, не принадлежащих к немецкой нации. В числе «мер воспитательных» главной была смертная казнь,  которой подвергались все, кто выступал против насильственной германизации страны

Кстати

В Латвии за годы оккупации было уничтожено 313 789 мирных граждан, 330 032 советских военнопленных и около 85 тыс. евреев.  На принудительные работы в Германию было отправлено почти  280 тыс. человек. По признанию Фридриха Еккельна, в Литве от рук  нацистов погибло до 200 тыс. граждан еврейской национальности.  Всего же в этой республике погибло около 700 тыс. человек.

Предусмотрены были в нем и телесные наказания. Например, железнодорожникам, которые  могли опоздать на работу или не выполнить приказ, полагалось 15 ударов  палками по обнаженному телу, а при  повторении проступка уже 20. Не говоря уже о прочих издевательствах, проходивших, как правило, без суда и следствия. О зверствах, происходивших в Тартуском концлагере, рассказала уже после войны местная жительница Хильда Ялакас, одна из его  узниц:

«…Многие охранники лагеря по своим наклонностям были садистами. Хорошо помню Роберта Таска.  Этот охранник в декабре 1941 года  в женском бараке рассказывал о том,  как он убивает людей. Я сама слышала, как он говорил: «Как хорошо финкой убивать евреев. Особенно беременных и маленьких детей. Бьешь ножом, как в пуховую подушку». При  этом Таска был весь в крови, на шинели были свежие пятна крови…».

«…Таким образом, можно через  поколение или два присоединить Прибалтику к сердцевине Германии в качестве новой немецкой территории…» (из меморандума Розенберга  – Гитлеру, 3 апреля 1941 года)1

«ЗИМНЕЕ ВОЛШЕБСТВО»  

О подробностях плана онемечивания Прибалтики подручные гитлеровцев, которым доверяли только  самую грязную работу, скорее всего, не догадывались. Может быть,  поэтому подразделения, сформированные из этнических эстонцев  или латышей, которые сражались  за «вечные» национал-социалистические ценности, отличались особой  жестокостью. Их жертвами становились не только так называемые «неполноценные»  – русские, цыгане, евреи. Не было пощады даже тем, кто выказывал лояльность гитлеровскому режиму, что подтверждают  новейшие исследования3.  

Из донесения генерального комиссара Латвии О. Дрехслера рейхскомиссару «Остланда» Г. Лозе о ходе  операции «Зимнее волшебство»:

«13 июля 1943 г.

Секретно!

…Входя в село, солдаты тотчас расстреливали подозреваемых в партизанской деятельности. Таковыми  считались почти все мужчины в возрасте от 16 до 50 лет… Солдаты украинской роты с ужасом наблюдали  происходящее   – мужчины рыдали, как дети… Особенно была трагична судьба мужчин, которые в своё время ушли вместе с комендатурами.  Они появились во время операции  со справками о своей благонадёжности, чтобы вывезти семьи… Однако  их семьи и подворья, подобно всем  остальным, подвергались уничтожению. Так, в деревне Кохановичи к немецкому командованию обратилась  жена деревенского попа  – пожилая, образованная, владеющая немецким [языком] женщина  – с просьбой  пощадить её жизнь и имущество. Её  мужа, говорила она, большевики угнали в Сибирь. Просьба её удовлетворена не была. В деревне Колесово  пожилая чета представила документы, из которых следовало, что их сын  при советах был выслан в лагерь,  в Архангельскую область…, а дочь  добровольно поехала на работу в Германию. Супруги просили сохранить им жизнь. Их просьба была отклонена. В селе Мушино все жители,  включая женщин и детей, были согнаны в большой сарай и расстреляны. Некоего 71-летнего крестьянина обвинили в принадлежности  к бандитам, и он перед расстрелом  ответил, что тот, кто 20 лет верой  и правдой прослужил своему царю,  бандитом быть не может. Крестьянина расстреляли…»

УЧАСТНИКИ МАРША ВЕТЕРАНОВ «ВАФФЕН-СС» И ИХ СТОРОННИКОВ В РИГЕ. ФОТО: «РИА НОВОСТИ»

Следует отметить, что не все, носившие вражеские мундиры, были  послушными винтиками механизма  истребления. В этой связи любопытны показания перебежчика Минея  Картофелева   – русского по национальности и старовера по вероисповеданию. Уроженец острова Пийрисаар, он был насильно призван  в пограничный полк, однако, наглядевшись на зверства эстонских гитлеровцев, в мае 1944 года перешел  на сторону Красной Армии. Вот что  он рассказал во время допросов

«…18 августа 1941 года всех русских Юрьевского уезда арестовали  и отправили в город Юрьев (ныне  Тарту.  –  Прим. ред.), где поместили под открытым небом на выставочной площади, которая была обнесена проволокой. Эта площадь  наводила для всех большой ужас  для всех арестованных, среди которых находился и я, как свидетель этих зверств… Когда нас пригнали на площадь, где находился  концлагерь, там же находились  люди, согнанные со всех русских  деревень Юрьевского уезда. Очень  большой ужас наводил барак № 7,  куда эстонские фашисты поместили несколько сот ни в чём невинных людей, осуждённых на смерть.  Каждый день к этому бараку подходил закрытый автомобиль, в который со связанными руками вгоняли  осуждённых на расстрел… В лагере,  были два священника, один был из деревни Нос. Он был схвачен эстонскими фашистами за волосы и обстрижен. Его обвинили в том, что, у него был сын в истребительном отряде. Я часто с ним разговаривал, и он сказал, что я все время прошу Бога, чтобы победа была  Красной Армии. Прямо вслух говорил он многим, что в Советском Союзе есть великие люди, которые нас  ещё придут и освободят… Мое мнение такое   – многие эстонцы запутались и сами не знают теперь, как  быть. Они немцев не хотят и русских боятся, ибо совесть у них нечиста. Я перешел потому, что русский  и душа у меня русская и сражаться  за немцев, которые у нас все сожгли  и разграбили, столько людей расстреляли, не могу…»3.

ЛАТВИЙСКИЕ ПОЛИЦЕЙСКИЕ ВО ВРЕМЯ ПРОВЕДЕНИЯ КАРАТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ В БЕЛОРУССИИ. ФОТО: LIBMA.RU

Возвращаясь к теме «статистики», следует отметить, что в годы немецкой оккупации Эстония была превращена в «фабрику смерти»: на ее территории при участии национальных подразделений СС было организовано более 140 концлагерей  различного рода, их отделений, тюрем. Ни одно государство Европы  не могло «соперничать» с Эстонией  по их плотности. Смерть здесь была  поставлена на конвейер: не щадили  ни детей, ни женщин, ни стариков.  Кроме этого, фашистская Германия  для массового уничтожения людей  эшелонами завозила в республику военнопленных, евреев, население европейских стран и мирных  жителей с оккупированных территорий Советского Союза. Осведомлен ли об этом министр юстиции  г-н Рейнсалу, который неоднократно демонстрировал свою симпатию  к последователям гитлеризма в современной Эстонии?  – трудно сказать. Не требует доказательство только одно: балтийские коллаборанты служили Гитлеру добровольно, а убийства гражданского населения вне зависимости от национальности, пола   совершали осознанно и (как бы это  кощунственно ни звучало) с удовольствием. Им-то сегодня и поют «осанну» в суверенной Прибалтике.

Владимир Симиндей, научный руководитель исследовательских программ Фонда «Историческая память» (Москва):

– Руководство страны Балтии, прикрываясь показной верностью США,  уже несколько лет последовательно ведет гибридную войну не только  против России   – вызов брошен антинацистскому стержню послевоенного мироустройства. В этом смысле  показателен демарш Генпрокуратуры Латвии, которая приняла решение  закрыть начатое в 2006 году расследование о причастности бывшего  латвийского летчика и прислужника СД Герберта Цукурса к уничтожению еврейского населения. Напомню, что в первые дни оккупации  столицы Латвии была сожжена синагога, полная людей. Сохранились  весомые свидетельства соучастия Цукурса (личного и по должности)  в массовых убийствах евреев в Риге  и окрестностях во второй половине 1941 года, а также его ужасающих преступлений против мирных  жителей в составе Латышской вспомогательной полиции безопасности и СД («команда Арайса») весной 1942 года. В частности, около Великих Лук и Новосокольников на Псковщине, включая сожжение  и ликвидацию жителей поселка Насва (23 марта). Однако это не помешало латвийскому прокурору г-н  Зелчсу заявить, что «не выявлено  ни состава преступления, ни объективной, ни субъективной его стороны». Не исключено, что в скором времени палача объявят национальным героем и установят памятник   – почтовый конверт и мюзикл в его «честь» уже были… А ведь Цукурс публично выражал свои людоедские взгляды. Например, в номере  нацистского журнала на латышском  языке Laikmets от 14 мая 1943 года  он восторженно писал: «Латышскому народу теперь тоже дана возможность поучаствовать в великой  борьбе народов Европы против жидовского большевизма в своем только что созданном легионе CC». При  этом статья Цукурса проиллюстрирована фотографиями сожженных домов в русских деревнях и циничной  игрой карателей в карты.

С сожалением приходится констатировать: пока на Западе и в самих  прибалтийских республиках у власти  будут находиться «партии войны»,  которым выгодно эксплуатировать  мифы о жертвах «советской оккупации» и «российской угрозе», ненависть и страх в отношении Москвы  и русских среди титульного населения будут только подогреваться.  

1 «Эстонский народ в Великой Отечественной войне» (изд. «Ээсти Раамат»,  Таллин, 1973, т. 1) 1

2 Цитируется по «Белой книге» – «Преступления нацистов и их пособников  в Прибалтике (Эстония) 1941–1944.  Документы и свидетельства», Таллин,  2006. 2  

3 «От национализма к коллаборационизму: Прибалтика в годы Второй мировой войны. Документы». В 2 т. / отв.  сост. А. В. Репников, сост. Р. С. Агарков,  Ж. В. Артамонова и др.  –  М.: Политическая энциклопедия, 2018.


Авторы:  Сергей НЕКРАСОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку