НОВОСТИ
Главный судмедэксперт Оренбургской области задержан за незаконный бизнес
sovsekretnoru

Мухтар Аблязов, политический беженец и ответчик

Мухтар Аблязов, политический беженец и ответчик
Автор: Андрей СОТНИК, финансовый аналитик
27.05.2013

Официальный Казахстан борется за уведенные из страны деньги в западных судах.

Более двух лет идут процессы в зарубежных судах против экс-главы казахстанского БТА Банка Мухтара Аблязова. По некоторым расчетам, истцы уже потратили на это свыше 600 миллионов долларов. Краткий анализ экономических результатов, достигнутых на основе этих судебных атак, на мой взгляд, крайне интересен для налогоплательщиков любой из стран СНГ. Изучив эти результаты, они, возможно, поймут: почему до сих пор их правительства не научились возвращать в соответствующие страны незаконно вывезенные за рубеж активы.

Первая победа

Долгие судебные процессы привели к первому заметному результату. Недавно стало известно о решении Высокого суда Лондона, в котором впервые установлен факт мошенничества и персональной вины Мухтара Аблязова на сумму в 2 миллиарда долларов.

Решение принципиально важное. Не надо быть специалистом, чтобы понимать: личные активы Мухтара Аблязова, на которые претендуют власти Казахстана, спрятаны в трастах – это, как известно, самый надежный инструмент защиты бизнеса. Единственный способ «взломать» любой траст – доказать в цивилизованном суде, что этот самый траст есть результат мошенничества. Именно это и было сделано оппонентами Мухтара Аблязова в британском суде. В результате у них в руках оказался «золотой ключик», который откроет им все тайные подвалы с личными активами господина Албязова, в какой бы стране мира они ни прятались.

И пусть кто-то скажет, что 600 миллионов долларов – очень высокая цена за победы, а ущерб от деятельности Аблязова оценивался официальной Астаной не в 2, а в 5 миллиардов долларов. Все так, но сегодня очевидно: у дальнейших атак на собственность Аблязова – отличные судебные перспективы.

Многомесячный судебный марафон, масштаб вложенных в подготовку судебных процессов средств, привлечение первоклассных специалистов позволили оппонентам Мухтара Аблязова обойти серьезные подводные камни, которые всегда есть в делах такой сложности, и получить реальный шанс на возвращение денег в государственный бюджет.

История войны

Сегодня получивший в Великобритании статус политического беженца Мухтар Аблязов – субъект семи инициированных властями Казахстана исков на общую сумму 3,7 миллиарда долларов (2,26 миллиарда фунтов стерлингов) только в британских судах (по иным оценкам – 5 миллиардов). В этих процессах уже более двух лет принимают участие до ста лучших британских юристов, в том числе более 30 барристеров (категория адвокатов высокого ранга в Великобритании. – Ред.) и 8 королевских прокуроров. Английский журнал The Lawyer включил «дело Аблязова» в двадцатку самых важных судебных процессов начала тысячелетия.

Иски против Мухтара Аблязова инициированы властями Казахстана.

Объектами рассмотрения в судах стали свыше 1000 офшоров, которые могли иметь отношение к личному бизнесу господина Аблязова. Сферы их деятельности весьма разнообразны – банковская, транспортная, ряд сырьевых (нефть, газ, металлы, зерно) и др. Власти Казахстана надеются, что с помощью этих судебных атак им удастся вернуть в бюджет весомые суммы, которые г-н Аблязов пока считает своими активами.

Есть разные версии полного списка этих офшоров, и в них легко обнаружить существенные отличия. В некоторых списках, например в том, который опубликован британской The Guardian, упоминается ряд компаний (Roverfield Europe Corp; Forrell Real Estate Inc; Lafe Technology и другие, большинство из которых регистрировались при участии организации, расположенной в Москве по ул. Петровка, дом 7).

Надо заметить, что традиции делового оборота в странах СНГ таковы, что до попадания средств на личные счета любителей незаконной наживы они прокручиваются как минимум через три зарубежные фирмы-«прокладки». Эти схемы хорошо известны тем, кто занимается финансовыми расследованиями. Поэтому могу предположить, что реальное «офшорное поле», которое перепахали (или намерены перепахать) представители властей Казахстана руками нанятых западных юристов, – не менее 3 тысяч объектов. Иначе местонахождение личных активов Мухтара Аблязова вряд ли может быть установлено.

Надо понимать и другое: в ходе судебных атак на Мухтара Аблязова, возможно, всплывут имена связанных с ним посредников, которые также могут пострадать за участие в непрозрачных схемах.

В рамках британских судебных процессов уже стали известны многие непубличные иностранные партнеры Аблязова. В «нефтянке», к примеру, это ряд фирм, напрямую связанных с  бизнесом на территории разных стан СНГ.

Подводные камни

Уже выяснено, что некоторые из офшоров, связанных с бизнесом Аблязова, располагались по тем же адресам, что и уважаемые в Казахстане фирмы. Такие, например, как одна из «дочек» АО «Народный сберегательный банк Казахстана». Думаю, что обнародование этих фактов не вызвало энтузиазма у близких к власти казахстанских предпринимателей. А процессы ведь еще не закончены…

В ходе судов всплывают не только названия фирм, но и имена людей, которые могли быть причастны к теневым операциям бывшего министра финансов. Например – подданного Великобритании и резидента Кипра Пола Китреотиса или Стивена Джона Келли

Не буду перегружать читателей лишними знаниями, но в моем досье – названия десятков фирм и имена, которые уже упомянуты в материалах судов, а значит – потенциально находятся под ударом. В лучшем для них случае – репутационным, в худшем – вполне материальном.

Но этот «худший» случай наступит для Мухтара Аблязова и его небезупречных партнеров только в том случае, если будет доказана прямая связь этих компаний и этих людей с личными активами Мухтара Аблязова, которые – по версии властей Казахстана – были приумножены за счет казны.

Пока нам неизвестно ни одно документальное доказательство связей множества упоминаемых в судебных процессах фирм и людей с личными активами Мухтара Аблязова. Но первая победа позволяет предположить: тщательная работа по установлению этих связей ведется.

Спасательный круг?

Процессы, связанные с именем Аблязова, действительно очень сложны и требуют участия финансовых расследователей самой высокой квалификации. Приведу один пример, который показывает: война еще не закончена. Это первое. И второе: Россия в некоторых сюжетах дает господину Аблязову шанс на защиту своих активов. Не исключаю, что в ущерб своим собственным интересам. Итак, история российского порта «Витино».

Морской специализированный порт (МСП) «Витино» и ЗАО «Беломорская нефтебаза» – это транзитный пункт по перевозке нефтепродуктов и газового конденсата на экспорт. Порт незамерзающий, имеет железнодорожное сообщение с Мурманском и Санкт-Петербургом.

Согласно официальной российской информации, единственный владелец ЗАО «Беломорская нефтебаза» – голландская White Sea Complex BV. А 51% порта «Витино» (якобы) контролировал Мухтар Аблязов через кипрскую Usarel Investment Ltd.

Однако в ходе судебных процессов в Англии причастность Мухтара Аблязова к порту «Витино» подтверждения не нашла – зато в качестве совладельцев всплыл ряд фирм, неизвестных российским регистраторам. Примерно такая же история – с судом в Лимассоле. Кипрский суд также не подтвердил того, что «Витино» – личный актив Аблязова. В качестве совладельцев порта тут также рассматривался целый ряд компаний (существенно отличный от того списка, который фигурировал в британском процессе).

Что выяснил по поводу реальных владельцев российского частного порта «Витино» британский суд? К 24 февраля 2011 года таковыми числились Vetabet Holdings Limited, а также Tedcom Finance Limited и Lux Investing Limited. Практически аналогичны сведения казахстанской стороны. Далее структура собственности порта была изменена.

11 февраля 2012 года коммерческое отделение Высокого суда Лондона выяснило, что к порту «Витино» имели отношение и другие офшорные компании – их акции были по решению суда арестованы. Почему арестованы? Да потому что в суде было доказано, что, находясь на посту руководителя казахстанского банка, Мухтар Аблязов выдал незаконный кредит в 120 миллионов долларов на приобретение порта некой голландской компании. Затем эти средства перекочевали кипрским офшорам, которые в результате и стали совладельцами российского порта. Признав эту схему незаконной, британский суд в марте 2013 года обязал кипрский офшор Usarel Investment Ltd передать казахстанскому БТА Банку свою долю в группе компаний White Sea, владеющей портом «Витино». Активы арестованы и переданы другим владельцам – это правда. Но правда и то, что пока нет никаких документальных доказательств  того, что это были личные активы Мухтара Аблязова.

Вопрос о бенефициарных собственниках порта «Витино» изучался и судом кипрского Лимассола. В процессе были упомянуты не только названные в британском суде компании, но и другие – всего 15 юридических и физических лиц.

При этом есть несколько решений российских арбитражных судов, в которых собственниками порта «Витино» указаны офшоры, чье наименование вообще не встречается ни в кипрских, ни в лондонских процессах.

Такой разнобой в решениях российских и зарубежных судов по порту «Витино» служит убедительным доказательством того, что вопрос об истинных собственниках этого актива до конца не разрешен. Можно предположить, что заинтересованные лица представили в какой-то из судов фальшивые документы. А это дает Мухтару Аблязову реальный шанс оспорить решение британского суда.

Прогноз на завтра

Безусловно, в ближайшее время судебные бои официального Казахстана с Мухтаром Абязовым вступят в еще более интересную – финальную – фазу. Так скоро, как зарубежным судам будут представлены доказательства о личных активах Аблязова. Я не исключаю, что, почувствовав запах победы, появятся и другие истцы,  которые захотят получить свою долю в активах бывшего банкира.

Но уже сейчас мы можем говорить о принципиально важном уроке, преподнесенном властями Казахстана другим постсоветским правительствам, ни одному из которых до сих пор не удавалось в западных судах сделать что-то, хоть отдаленно похожее на сделанное властями Казахстана.
Первое. Реальный возврат активов, уведенных из страны, возможен только при участии западных, а не местных судов, так как эти активы, как правило, спрятаны отнюдь не в кладах, закопанных на территории СНГ.

Второе. Судебные процессы в цивилизованных странах дают шанс на возврат денег. В отличие от силовых акций, которые так любят проводить постсоветские лидеры в границах своих стран. Более того, эти силовые акции зачастую затрудняют последующие судебные процессы на Западе. Это, кстати, относится и к выяснению отношений официальной Астаны с Мухтаром Аблязовым. Судиться с политическим беженцем куда труднее, чем с беглым мошенником.

Третье. Процесс депортации украденных денег на родину – занятие недешевое и требующее участия высококлассных специалистов. Иначе в серьезном суде не выиграть. Тем более, когда ответчиками выступают весьма небедные и искушенные в бизнесе люди. 

И последнее. Если какое-либо постсоветское правительство, заявляя о борьбе с коррупцией и грязными деньгами, не прибегает к услугам зарубежных судов, чтобы вернуть украденное из страны, это является первоклассным доказательством того, что мы имеем дело с политической трескотней. И не более.


Авторы:  Андрей СОТНИК, финансовый аналитик

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку