НОВОСТИ
Начали «хамить пациентам». Визит антиваксеров в больницу превратился в балаган (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Мухаммед Мурси, брат

Мухаммед Мурси, брат
Автор: Елена СУПОНИНА
29.07.2013

Первый исламист во главе Египта: зачем приходил, почему ушел?

Елена Супонина, руководитель Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований

Революции могут неожиданно возносить людей на высшие ступеньки власти, но нередко быстро и безжалостно ниспровергают их при малейшей неосторожности. Египетский исламист Мухаммед Мурси угодил сейчас под арест (он не в тюрьме, но под надзором военных в одном из штабов) прямо из президентского дворца, куда он попал, в свою очередь, всего через полтора года после освобождения из тюрьмы, тоже неожиданного, если не сказать чудесного.

Революции будто насмехаются над своими героями – еще недавно Мухаммед Мурси словно поменялся местами с предыдущим главой государства Хосни Мубараком. Тот был свергнут в ходе первой фазы египетской революции, длившейся с 25 января по 11 февраля 2011 года, и вскоре отправился из того же самого президентского дворца в тюремный госпиталь. А Мурси проделал обратный путь – из тюрьмы, куда он угодил за участие в антиправительственных демонстрациях, – на пост лидера одной из ведущих исламистских партий, а потом и в президентское кресло.

Теперь и Мурси арестован. Однако после всех прежних невероятных метаморфоз, произошедших в его жизни, язык все же не поворачивается назвать эту карьеру оконченной. А чем революция не шутит? Вдруг у Мухаммеда Мурси появится шанс вернуться?

Первый

Его нескладная плотная фигура заслуживает пристального внимания.

Еще никогда в Египте не было президентов, вышедших из гражданской, а не из военной среды. Да и, собственно, еще никогда в истории Египта не было избранных народом президентов.

Мухаммед Мурси стал первым. И в этом его заслуга. Он не испугался стать первым, хотя были и такие – например, известный египетский политик Мухаммед аль-Барадеи, – кто поостерегся участвовать в прошлогодних президентских выборах, первых после революции 2011 года.
С точки зрения собственных амбиций и расчетов, эти политики были правы. Исходя же из интересов огромной страны, остро нуждающейся в том, чтобы ею кто-то управлял, эта осторожность, несмотря на все очевидные риски, была эгоистичной, на грани предательства. Мурси не был столь хитер (а его оппоненты с издевкой говорят, что он не был и так умен) и ввязался в это безнадежное дело – руководить Египтом. Впрочем, так он понимал свой долг. Многие египтяне все равно еще скажут ему за это спасибо. Многие, но далеко не все.

Мурси продержался год и три дня. По сравнению с 30 годами бессменного, застойного, но зато стабильного правления Хосни Мубарака – кажется, что это мало. Однако для революционных лет, может быть, даже и много.

Президент не всех египтян

Особенность правления первого гражданского президента Египта состояла в том, что он взял под свое не очень-то и умелое руководство страну, расколотую почти надвое, и такой же ее оставил. Ровно половина активных избирателей Египта готова хоть сейчас снова поддержать исламистов, а другая половина с охотой проголосует за менее религиозную форму правления, ну хотя бы и за военных.

Одной из самых больших ошибок Мурси стало то, что в конце 2012 года он помог исламистам вынести на референдум свой проект новой Конституции, далекий от компромиссного варианта. Это оттолкнуло от него тех, кто еще рассчитывал, что из него может получиться президент всего Египта.

Выиграв выборы, формально Мухаммед Мурси вышел из рядов «Братьев-мусульман», но многие считали, что новый президент продолжает советоваться с другими лидерами организации.

Президент Мурси не смог подняться над борьбой между радикальными религиозными силами с одной стороны и сторонниками более терпимого гражданского общества – с другой. Он так и остался в религиозном лагере. В Египте между тем немало тех, кому теократия неприятна.

«Египет не будет исламским халифатом», – сказал недавно автору этих строк известный египетский романист Аля Асвани, один из создателей движения «Кифая!». Это движение, название которого в переводе с арабского означает «Долой!», выступало и против Мубарака, и против Мурси.

Бенефициар и жертва революции

Автору этих строк доводилось в свое время беседовать как с Хосни Мубараком, так и  с Мухаммедом Мурси – уже после свержения Мубарака, но до того, как он стал президентом: «Дело в чувстве ответственности. И мы хотим, чтобы эту ответственность с нами разделили другие. Ни одной партии или группе людей сегодня не под силу взять на себя полную ответственность за ближайшее будущее Египта. Это непростая задача – провести реформы и вывести страну из состояния застоя и отсталости, в котором она оказалась при прежнем режиме».

И еще одна цитата из этой беседы: «Откровенно говоря, для всех нас будущее Египта – это неизвестность. Что оно несет, никто не знает. И за это неясное будущее должны отвечать все. Все те, кто делал революцию. Мы ее делали вместе и также вместе должны управлять государством. Нам нужно партнерство, а не борьба». Мухаммед Мурси, произнося это, кивал головой в сторону эмблемы возглавляемой им партии, на которой две чаши весов символизировали справедливость

Он как в воду глядел, предвидя трудности: «Революция продолжится, пока не достигнет своих целей. Революция – это же не только митинги. Цель в том, чтобы покончить с коррупцией, разбазариванием природных ресурсов и народных денег. Ситуация сложная. Мы, в Египте, на том этапе, когда надо проскочить через узкое горлышко бутылки. Это само по себе сложно, а надо ведь сделать это так, чтобы бутылка не лопнула».

Через несколько месяцев Мухаммед Мурси неожиданно для самого себя стал кандидатом в президенты Египта, затем выиграл выборы. Однако наладить процесс так, как считал должным, он не сумел. Те, кто делал революцию, не смогли договориться о сотрудничестве и вступили в борьбу друг с другом.  

Президент многих египтян

Мухаммед Мурси – это свой человек хотя и не для большинства, но для значительной части египтян. Мурси и по внешнему виду – типичный египтянин. С лишним весом – склонность к недорогой, но жирной пище и пренебрежение к спорту характерны для большинства египтян среднего и старшего возраста. Молодежь, к слову, лучше следит за собой. С налетом провинциальности, от которого не избавляет даже дорогой костюм. По манере одеваться и общаться видно, что этот человек родился в простой деревенской семье, и так оно и есть. В школу маленький Мурси, говорят, ездил верхом на осле.

Тонкая элегантная оправа очков вместе с тем делает его немного похожим на профессора, каковым он в итоге и стал – этот сын крестьянина и домохозяйки – благодаря полученному сначала в Египте, а потом и в США (в Калифорнии) высшему образованию. Отсюда – и хороший английский язык, помогавший ему производить приятное впечатление на иностранцев. Мухаммед Мурси учился на инженера-технолога, занимался проводниками и оптическими волокнами, защитил докторскую диссертацию, параллельно стал интересоваться политикой и религией, что в исламе неразрывно связано.

Это египтянин с типичной для всех «Братьев-мусульман» короткой бородкой, которую нельзя, кстати, носить военным – им надлежит бриться. Но и не с длинной бородой, которая обычно отличает салафитов из движения «Нур» («Свет»). По сравнению с ними «Братья-мусульмане» кажутся умеренными.

У Мухаммеда Мурси даже нет «забибы», хотя у многих «братьев» и других исламистов есть такая почетная отметина на лбу. Это темная мозоль-синяк, натираемая лбом о молельный коврик. Она свидетельствует об усердии во время молитв и о ревностном выполнении заповеди молиться по пять раз в сутки. Мурси хотя и исламист, но не фанатик. 

За братом брат

Почти все руководители «Братьев-мусульман» подолгу сидели в тюрьме. Особенно те, которые лет на десять – пятнадцать старше Мурси. Ему в августе исполняется 62 года, а деятельность старших «братьев» пришлась на более жесткие режимы Насера и Садата. Некоторые отсидели и по 20, и по 25 лет. Можно не разделять их убеждения, но в глазах египтян это стойкие и готовые на самопожертвование люди.

Мухаммеда Мурси тоже не миновала эта чаша, хотя при Хосни Мубараке он отпил из нее лишь слегка – несколько месяцев ареста за участие в демонстрациях в середине двухтысячных и еще несколько дней тюрьмы во время январской революции 2011 года.

«В нем нет харизмы. Это слабый политик», – объяснил автору «Совершенно секретно» египетский политолог Мазен Аббас, противник отстраненного президента. Впрочем, продолжающиеся в Египте демонстрации в поддержку Мурси показывают, что это мнение разделяют не все.

Похоже, что Мухаммед Мурси не столько яркий самостоятельный политик, сколько один из многих верных солдат мощной организации «Братья-мусульмане», принадлежность к которой и стала залогом его успеха, равно как и обрекла его на поражение. Эта структура за время своего существования (с 1928 года) снискала в народе уважение, в том числе благодаря разветвленной сети социальной помощи.

Официально группировка была запрещена в Египте с середины пятидесятых, но при Мубараке наступили послабления, и в 2005 году формально независимые, но на самом деле тесно связанные с «Братьями-мусульманами» кандидаты с большим успехом выступили на парламентских выборах. А Мухаммед Мурси стал депутатом еще раньше, на предыдущих выборах. Исламисты становились все популярнее в Египте, и власть была вынуждена заигрывать с ними.

***

Однако когда «Братья-мусульмане» сами пришли к власти, то словно забыли о том, что есть в стране дела важнее, чем строительство государства, основанного на нормах шариата. Мухаммед Мурси не стал лидером всего Египта. Он не смог подняться над интересами только одной группы граждан и через компромиссы выйти на путь реформ. Но и достойной замены ему не видно.
 


Авторы:  Елена СУПОНИНА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку