НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Монстры на охоте

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.01.2004

 
Лариса КИСЛИНСКАЯ
Обозреватель «Совершенно секретно»

TOPSEC

С июля (именно тогда СМИ заговорили о появлении в городе сексуального маньяка) по декабрь в Москве совершено 18 убийств женщин, предположительно на сексуальной почве. Эту информацию мне сообщили в недавно созданном штабе по расследованию всех преступлений, в которых прослеживаются сексуальные мотивы.

По данным руководства штаба, куда вошли сотрудники отдела криминалистики Мосгорпрокуратуры и ГУВД Москвы, тщательный анализ не позволяет сделать окончательный вывод, что преступления совершил один человек. А это значит, что маньяка в городе, скорее всего, нет. Но не исключено, что действуют несколько серийных насильников. Некоторые, возможно, совмещая «приятное с полезным», еще и грабят.

«Изнасилование – единственный вид преступлений, который в последние годы пошел на убыль. Как бы пошел. Просто в отделениях регистрировать заявления не хотят, да и потерпевшие уже не верят в правосудие, поэтому обращаются в милицию все реже и реже» – так начался мой разговор со следователем по особо важным делам Московской городской прокуратуры Андреем Супруненко. Говорили мы о маньяках. И это не случайно – на боевом счету Супруненко множество уголовных дел серийных убийц и насильников. Вот и сейчас в его производстве дело некоего 50-летнего москвича, пытавшегося изнасиловать 8-летнюю девочку. Выяснилось, что он уже трижды судим по соответствующим статьям УК – изнасилование малолетних и развратные действия по отношению к ним. Сейчас идет проверка, не причастен ли задержанный к аналогичным преступлениям, зарегистрированным в Москве в последнее время.

«Неправильный» почерк

 

Естественно, возник вопрос о предполагаемом маньяке или маньяках. Пик преступлений пришелся на лето. Только за июль-август в городе было совершено 14 убийств. Три из них раскрыты по горячим следам. Четыре похожи на пьяные разборки или хулиганские действия. Семь смертей наводят на мысль, что в северной части столицы действует серийный убийца. Уже тогда во всех случаях налицо были признаки «серий»: удушение, изнасилование в извращенной форме либо попытка изнасилования; совпадающие приметы жертв (рост 160-170 см, нормальное или худощавое телосложение, светлые волосы); близкая география преступлений (4 убийства в Северо-Восточном округе, 1 – в Восточном, 1 – в Северном, 1 – в Химкинском районе, на границе с Северным округом). И все-таки, по мнению Супруненко, да и всех его коллег, пугающий образ маньяка – целиком на совести журналистов. Претензии к журналистам были и у оперативников, и у следователей. Зачем, говорили они, подробно описывать место преступления, все детали; как лежал труп, как была убита жертва. Во многом излишняя огласка помешает следствию, ведь бывали случаи, когда признавшиеся во всем убийцы по совету адвокатов меняли показания, а свою осведомленность по этому преступлению объясняли любовью к криминальной хронике или аналогичным телепередачам.

Во многом претензии справедливые. И нам к ним не привыкать – сыщики и следователи, а особенно их начальники, любят во всем винить СМИ. Но всегда ли стоит верить комментариям тех, кто отвечает за наш покой? Помню, с каким упорством начальник московского ГУВД уверял, что взрыв у «Макдональдса» прошлой осенью – следствие криминальных разборок, а не теракт. Пока не случился «Норд-Ост». Ну а если признать, что в городе орудует маньяк, придется создавать специальную оперативно-следственную бригаду, объединять аналогичные преступления в одно многоэпизодное уголовное дело и главное – бесконечно отчитываться перед начальством. И это в Москве, где все лето шла образцово-показательная борьба с «оборотнями» в мундирах. Не способствовало прояснению обстановки и устойчивое нежелание действующих специалистов (уже немало случаев, когда после интервью возбуждались уголовные дела «за разглашение») что-либо публично комментировать.

Все, с кем пришлось беседовать в последнее время, в один голос уверяют: убийства и изнасилования совершали разные люди. Это, мол, доказывает и анализ ДНК, и «почерк». «Нашли расчлененный труп женщины, журналисты тут же приписали убийство «маньяку», – говорит и.о.начальника Управления информации и общественных связей ГУВД Москвы Кирилл Мазурин. – Но никогда ни один сексуальный маньяк не расчленяет свою жертву, не пакует по сумкам, чтобы скрыть преступление». Другой пример – в июле, в разгар «маньячной» серии публикаций, нашли обнаженный труп 43-летней женщины. Жилище ее сильно напоминало помойку, она всегда пила с бомжами. Как выяснилось, собутыльники ее и порешили. Вид дама имела такой, что любой маньяк сам бы испугался

Убийство 35-летней бездомной женщины на 16-й Парковой улице тоже приписывали маньяку. А виновен ее собутыльник. В августе был задержан психически нездоровый 37-летний москвич, задушивший свою сестру – 43-летнюю Светлану Лачевскую. В Северо-Восточном округе задержан 38-летний житель Белоруссии Григорий Панов, пытавшийся изнасиловать девушку в районе улицы Лескова. Его подозревают в совершении нескольких убийств и изнасилований, схожих по «почерку».

Или недавний случай. В октябре в районе метро «Ботанический сад» нашли труп удушенной девушки. Ее тут же объявили очередной жертвой маньяка. Но девушка – студентка, подрабатывающая в стриптиз-баре, была ограблена – исчезли дорогая шуба, ювелирные украшения, деньги, мобильник. Следов изнасилования не обнаружено. Конечно, убийцу искать надо, но это явно не сексуальный маньяк. Или еще пример. В сентябре в районе метро «Речной вокзал» обнаружили убитую и изнасилованную молодую женщину. «Наш» предполагаемый маньяк душил своих жертв, а в данном случае женщине перерезали горло. Это значит, что мог появиться другой сексуальный серийщик. Безусловно, от этого сообщения легче не становится.

Лифтер и его последователи

 

«Самое страшное, – продолжает наш разговор Андрей Супруненко, – что «почерк» можно подделать. Работать под маньяка-душителя может какой-нибудь душегуб, пытающийся запутать следы, или психически неуравновешенный человек, начавший подражать маньяку».

О подражателях Супруненко говорит не случайно. В свое время он расследовал одно из самых нашумевших дел – дело Олега Косарева, которого сыщики именовали Лифтером. Так называлась и оперативная разработка. Пик преступлений пришелся на 1995 год. Именно тогда почти ежедневно фиксировалось по 2–3 случая нападения в лифте. Жертвами чаще всего становились дети 12-13 лет. Лифтер носил с собой «полароид» и снимал изнасилованных школьниц в интерьере лифта. Среди наиболее омерзительных случаев в «послужном списке» Косарева – изнасилование молодой матери на глазах у ее малыша. Однажды, застигнув в лифте компанию школьников, негодяй, угрожая ножом, изнасиловал девочек, а затем заставил 11-летних мальчишек сделать то же самое. Сам Косарев признался в 137 преступлениях. Заявлений было во много раз меньше. Через суд прошло около 40 эпизодов. Но рекордсменом по числу изнасилований стал москвич Олег Кузнецов, задержанный в 1992 году. Он раскаялся в 500 изнасилованиях, потом признался в 18 убийствах. Заявлений от потерпевших было совсем немного.

Самое поразительное, что у Лифтера появился последователь и подражатель по фамилии Деев. Его задержали, но он так и не доехал до зоны – повесился во время пересылки: таких, как он, в зоне не жалуют, поэтому Лифтер № 2 сам выбрал смерть.

А Косарева Супруненко как-то встретил во Владимирской тюрьме. Во время расследования этого дела у Андрея Борисовича с обвиняемым сложились неплохие отношения. «Как бы ни был отвратителен персонаж, с которым приходится сталкиваться по долгу службы, нужно общаться с ним, как с человеком, и суметь заставить его играть на своем поле, – говорит Супруненко. – К сожалению, сейчас роль следователя – после принятия нового УПК – сведена к роли пишущей машинки. А если обвиняемый не захочет разговаривать? Какие тут беседы «по душам»! Обвиняемый «в отказе» сможет начать диалог со следователем только после письменного заявления. Но получится ли этот диалог в присутствии адвоката? Маловероятно».

Супруненко смог расположить к себе Лифтера (Косарева). Об этом свидетельствуют записи насильника, адресованные следователю – единственному человеку, спросившему его, не боялся ли он чем-нибудь заразиться, когда насиловал, ведь он никогда не пользовался предохраняющими средствами. Рассказал Лифтер и о том, как однажды столкнулся со своим «двойником» – Деевым (оба часто искали жертв в одном и том же районе Москвы). Встретились они друг с другом взглядами и, поняв все, просто разошлись.

Косарев понимал, что при хороших отношениях следователь может ему помочь. Так, он, прекрасно знающий, что его ждет в общей камере, именно благодаря следователю сидел в одиночке. Там Косарев, видимо, и осмысливал свою жизнь

Насильники от рождения?

 

«Расстройства, связанные с изнасилованиями, надо предотвращать с детства, – писал Косарев. – Надо учить родителей. Тогда можно сократить число преступлений. Прошло время, и я, кажется, могу ответить на вопрос: почему я совершал такие преступления? Почему я насиловал?

Во-первых, из желания обладать тем, что недоступно. Во-вторых, из-за отклонений в психике, в-третьих, из-за сексуальных отклонений. На первый пункт ответ у меня такой. Я ведь до нападения никогда не видел своей жертвы. В некоторых случаях видел со спины. Внешность не играла никакой роли. Одежда тоже. Все жертвы были одеты по-разному: от скромных по цвету и фасону платьев до вызывающих шорт, от простых джинсов до обтягивающих мини-юбок. Возраст тоже роли не играл: от 13 до 40. Ведь до 13 лет у девушек и у женщин старше 40 белье простое и меня не интересовало. А в возрастном промежутке от 13 до 40 женщины носят красивое белье. Меня всегда интересовало именно новое белье... Ведь я не всегда совершал изнасилование. Были случаи, когда я вообще, напав, не совершал половой акт, а, раздев до нижнего белья, просто онанировал. Получается так, что эта скотина, то есть я, не знал, где достать белье для своих нужд, стал нападать на женщин, а совершив изнасилование, не воспринимал, что совершил, и организм тоже, когда он получал свое, уходил отдыхать, а я в это время жил нормальной жизнью. Видно, в свое время услышанного рассказа о Мосгазе и еще о подобных изнасилованиях, а также, видимо, каких-то фильмов ему хватало, чтобы нападать на женщин».

Психология маньяка-серийщика – темный лес и для специалистов. А здесь сам маньяк пытается проанализировать свое поведение. Итак, Косарев хотел добраться до красивого женского белья, на котором «зациклился» еще с детства. В одной из записок он рассказывает, что с 7 до 12 лет жил с парнем, который для сексуальных игр одевал его в женское белье. А после «разрыва отношений» Косарев занимался «этим» в одиночку, прячась в ванной и используя все то же белье.

У многих маньяков были возбудители, от которых они теряли голову. Так, Александр Тимофеев, которого журналисты тогда, в конце 80-х, окрестили Джеком Потрошителем, признавался, что «терял голову» от стука женских каблучков. В начале 90-х, на волне демократического угара, Тимофеева хотели объявить «жертвой тоталитарного режима». В защиту современного Потрошителя выступали даже депутаты Моссовета. Их аргументация была убийственной: зачем Тимофееву насиловать, если у него есть официальная любовница? (Ниже приведу строки из «исповеди» Лифтера, дающего ответ на этот вопрос.)

Отличительной чертой таганрогского маньяка Юрия Цюмана, державшего в страхе город в 1995 году, стали черные колготки, которые он оставлял на теле своих жертв. Он во всем винил телевидение. Видимо, черные колготки тоже оттуда.

Другого маньяка возбуждал вид домов-башен. Насиловавший в лифтах и подъездах, он объяснял потом следователю: только там у него наступает эрекция. Зоотехник Головкин испытывал наслаждение при виде агонизирующих мальчишек, которых он вешал, с которых сдирал кожу и четвертовал. Одиннадцатилетние дети умирали в его подвале-пыточной совершенно седыми.

Агония жертв возбуждала ставропольского пионервожатого Анатолия Сливко, который вешал детей, снимая все это на видео. Его фетиш – пионерские галстуки и блестящие ботинки. Когда-то в отрочестве он видел, как под колесами автомобиля погиб мальчик в пионерской форме, обутый в начищенные ботинки. Именно тогда он испытал необыкновенное сексуальное возбуждение.

Валерий Асратян, представлявший себя героем набоковской «Лолиты», тоже играл в «кино». На его счету – три убийства, разбои, изнасилования несовершеннолетних. Жертв он находил у «Детского мира» – там было много приезжих девочек. Представлялся режиссером, приглашал сниматься в кино. С помощью сожительницы и ее несовершеннолетней дочери девочек доводили до бессознательного состояния психотропными средствами, несколько дней насиловали. Потом обирали, одевали в лохмотья и в бессознательном же состоянии сажали на электричку. Одни умирали по дороге, другие попадали в приемник-распределитель, некоторые пропадали без вести. Когда «режиссера» арестовали, он просил, чтобы его расстреляли. Его приговорили к высшей мере наказания. Просьб о помиловании он не подавал.

«Как я познакомился с женой…»

 

Что бы ни говорили маньяки о влиянии на их психику СМИ (примеры со знаменитым Мосгазом приводил Лифтер), или литературы (Асратян винил «Лолиту», а тот же Лифтер – «Одиссею капитана Блада»), или кинематографа («черные колготки» Цюмана), главное кроется в семье – в детстве, в дальнейшей семейной жизни

В середине 80-х Супруненко расследовал дело педофила Александра Потехина. Тот рассказывал, что мальчики, как правило, обездоленные, без родительского внимания и ласки, сами шли к нему. Им было нужно, чтобы хоть кто-то их любил.

Лифтер по-своему был привязан к жене. Он сокрушался, что испортил жизнь воспитательнице детского сада. Вот как он описывает первую встречу с ней. «Я обратился в бюро знакомств. За некоторую сумму там дают телефоны кандидаток, желающих выйти замуж. Набросилось человек двадцать. Между прочим, каждая вторая, давшая объявление, готова лечь в постель в первый же день. Конечно, я своего не упустил.

В конце 1994 года я таким способом познакомился со своей будущей женой... Начали встречаться, гуляли в парках, на ВДНХ, ходили в театр...

Вообще-то здорово, совершив изнасилование, а то два или три за день, вернуться домой и всю ночь заниматься сексом с женой, а когда она уснет, еще и поонанироваться разок-другой».

«Олег! Теперь я знаю, наверное, почти все про тебя, про твое прошлое, – написала ему после ареста жена. – Ты знаешь, в моих воспоминаниях, моей памяти будет всегда жить тот (пусть даже мною придуманный), которого я знала как романтика, верившего в любовь с первого взгляда, тот, который на ВДНХ на коленях стоял и просил стать его женой. Именно он сделал меня самой счастливой женщиной на свете, пусть даже на такой короткий срок – 8 месяцев. И вот страшный день – 31 октября 1995 года. Он уехал на машине и не вернулся. О.Л.Косарева арестовали. Жаль, что это так поздно произошло. Он сам сознался во всех своих страшных деяниях, на его счету много загубленных душ. Так вот – этого человека я не знаю и никогда не встречала. Прощай!»

И еще жена – уже бывшая – упоминала о разводе, к которому подталкивала Косарева его мать. Именно мать Лифтер называл виновницей всех своих бед. Каждый раз, когда Косарев знакомился с девушкой, мать разбивала этот союз. «После того как Лена ушла от меня, был период – не больше месяца, когда не было постоянного партнера, но и тогда у меня были нормальные связи. Я познакомился на работе с Таней, и мы стали встречаться, но опять вмешалась мама. Таня жила в Домодедово и она говорила, зачем тебе это надо, что в Москве не хватает девок. Отношения у нас стали холодными... Потом появилась Вика, но парадокс – мама опять влезла: она тебя окрутит, посмотри, какая прожженная. Я надеялся, что все нормализуется. Все вокруг говорили, что Вика – прекрасная девушка, и я так считал, но мама каждый день меня пилила. И вот результат – мы прожили около года и расстались».

Себя Косарев мог самореализовать только в лифте, когда чувствовал, как дети трясутся от страха, и эта власть над людьми дурманила ему голову. Когда его впервые осудили по 117-й статье УК РСФСР (изнасилование), решением суда Косарев был направлен на принудительное лечение. Но и там он умудрился изнасиловать медсестру. Получил 8 лет. В лагере его «пользовали» всем бараком. Но страшные уроки зоны удерживали Косарева недолго – в 1992 году он начал свою кошмарную охоту, которая продолжалась до 1995 года.

Девятнадцать загубленных душ на совести новокузнецкого маньяка Спесивцева. Большую часть убитых он... съел. В страшном пиршестве принимали участие его мать и сестра, причем именно мать заманивала в квартиру очередную жертву, которую ее сын-сифилитик, прежде чем расчленить, насиловал...

Кричите громче

 

Недавно в подвале ужасов музея восковых фигур мадам Тюссо появился новый экспонат – фигура нашего Чикатило. Составит ли ему компанию германский каннибал, который по обоюдному согласию съел своего сексуального партнера, откликнувшегося на удивительную просьбу в Интернете, пока неизвестно. Для немцев это не только шок, но и крайне сложный вопрос – человек ведь убит не умышленно и не случайно, а «по требованию». Каннибализм сам по себе в Германии правонарушением не является, нет такой статьи в законодательстве.

Но вернемся в современную Москву. Как рассказывает Андрей Супруненко, он и его коллеги когда-то начали формировать базу данных для компьютерной программы «Монстр». Она создана для выявления психологического портрета преступника и действует до сих пор. Сформулирована информационная база системы признаков, элементы криминалистической характеристики. Это позволяет выработать поисковые версии. Но никакой компьютер не поможет бороться с явлением, сущность которого и истоки нормальные люди понять не в состоянии. Это говорят специалисты.

Сыщики и следователи, специализирующиеся на раскрытии половых преступлений, жалуются и на нашу безнадежную отсталость в этом вопросе. Три месяца нужно ждать результаты генетических исследований, около месяца делают биохимический анализ крови, в то время как у западных коллег подобные исследования проводятся за считанные часы. В некоторых странах действует банк данных генетической информации по биологическим выделениям. Исследования по ним дают такую же возможность идентификации преступников, как и дактилоскопия. У нас об этом можно только мечтать. В течение десятка лет решаются вопросы единого учета. Ведь главное не только поймать монстра, но и «привязать» его к совершению определенных преступлений. Вспомните: Чикатило ловили 11 лет, но за эти годы его трижды задерживали и трижды отпускали, так как сначала ничего не могли доказать (у него не совпадали группы крови и спермы).

А непрофессионалу распознать маньяков практически невозможно, так как, по заключению психиатров, они, ощущая патологическое влечение, стараются ничем не выделиться из толпы, не вызвать подозрений. Поэтому если вас смущает поведение попутчика или случайного знакомого, постарайтесь отделаться от него под любым предлогом и главное – избегайте безлюдных мест. В общем, как говорил классик: «Никогда не разговаривайте с незнакомцами». И главное: если, не дай Бог, вы встретитесь с нелюдем, то не молчите. Специалисты уверяют: выживают лишь те, кто не теряет самообладания, сопротивляется, зовет на помощь или хотя бы громко кричит.


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку