Молочные реки, акцизные берега

Молочные реки, акцизные берега
Автор: Сергей НЕКРАСОВ
14.03.2020

Обязательная маркировка молочных продуктов, производимых фермерскими и крестьянскими хозяйствами, повлечет за собой резкий скачок цен на товары повседневного спроса. Кому это выгодно в России?

Если верить экспертам Всемирного банка, то человеческий капитал составляет самую большую долю богатства в России – 46%. Нет ничего удивительного в том, что лозунг «люди – новая нефть» в последнее время начинает обрастать новым смыслом. Сказанное следует понимать, что государство продолжит смещать налоговую нагрузку с юридических лиц на физические, обкладывая население все новыми и новыми поборами. Этапами «большого пути» можно считать повышение пенсионного возраста, акцизов на бензин, крепкий алкоголь, налоговый маневр в нефтяной отрасли, рост НДС, введение налога на самозанятых, системы «Платон» – всего и не перечислишь. Как следствие, за I полугодие прошлого года профицит федерального бюджета составил 1,7 трлн рублей, однако покупательная способность граждан упала на 1,3%. И более того – продолжает снижаться. Не приведет к росту благосостояния и введение маркировки молочной продукции для фермеров и малого бизнеса, который эксперты называют еще одним налогом на бедных.

БИЗНЕСУ РЕКОМЕНДОВАН «СПОКОЙНЫЙ РЕЖИМ»?

Начнем, однако, с хорошей новости. Как стало известно, Минпромторг предложил отложить на год введение маркировки части молочной продукции, ограничившись т.н. переходным периодом. Такая договоренность была достигнута после встречи главы ведомства Дениса Мантурова с представителями молочной отрасли. Напомним, что с 15 июля 2019 года в РФ начался эксперимент по маркировке ряда видов молочной продукции, который планировали завершить уже 29 февраля. Согласно распоряжению Правительства РФ, с 1 июня 2020 года акцизная марка на «молочку» должна была стать обязательной. Между тем, по словам известного подмосковного предпринимателя Олега Сироты, председателя Союза сыроваров России было решено, что с 1 июня будет начата лишь регистрация производителей в Единой национальной системе маркировки продукции для борьбы с контрафактом. Нелишнее замечание: патронирует ее и опекает Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ), к которому мы непременно вернемся ниже. Кроме того, Минпромторг внес предложение: дать отсрочку на год фермерским хозяйствам и малым предприятиям для внедрения маркировки. Касается она и оптового звена. Сканирование кода на кассе в магазинах должно начаться с даты введения обязательной маркировки, однако в течение года их не будут штрафовать за отсутствие сканеров. Иными словами, отрасли рекомендовали «спокойный режим», чтобы фермеры, главы крестьянских хозяйств могли установить необходимое для считывания кода оборудование. В дальнейшем ведомство намерено более детально обсудить свои инициативы на заседаниях рабочей группы с бизнесом и Минсельхозом.

«НЕ ВИЖУ ПРОБЛЕМУ – Я ВИЖУ КАТАСТРОФУ»

По словам того же Олега Сироты, во время диалога также были озвучены вопросы, которые и ранее возникли перед производителями, однако ответов на них, увы, в ходе предварительных консультаций получено так и не было.

«В предлагаемом виде выполнять условия маркировки будет крайне сложно из-за отсутствия электронной подписи, электронного документооборота, опыта работы с системой, отсутствия банального Интернета – на многих фермах сотовой связи даже нет, не говоря уже про Интернет, – сетует г-н Сирота. – Часто, чтобы даже просто позвонить нужно на коровник залезать. Плюс – отсутствие простых и понятных сервисов».

Более откровенно комментирует ситуацию его псковский коллега Анвар Зуфаров, основатель бренда «Бебешкино». На вопрос корреспондента «Совершенно секретно»: в чем он видит главную проблему нововведения, наш собеседник ответил просто и недвусмысленно: «я не вижу проблему – я вижу катастрофу для всех малых и средних хозяйств не только нашего региона, но всей России в целом».

«Начнем с того, что нет ясности в системе учета продукции, – продолжает фермер. – В самом документе упоминается некая абстрактная маркировочная линия. То есть подразумевается, что фермер средней руки уже имеет производство, где разливается молоко, фасуется другая продукция, что, на мой взгляд, из разряда фантастики. Иными словами, априорно подразумевается, что ручного труда в хозяйстве нет и в помине. Еще один немаловажный вопрос: за чей счет „банкет“? Рентабельность крестьянских и фермерских хозяйств очень низкая, как и покупательная способность населения. Поэтому, чтобы приобрести маркировочное оборудование, установить его, наладить, нужно лезть в кредитную кабалу, что не каждому по силам. При этом банки уже сейчас отказываются сотрудничать с мелкими производителями, потому что с них даже под залог взять бывает нечего. Но главное заключается в том, что предлагаемая маркировка по сути, избыточна, так как повторяет систему контроля «Меркурий» – еще одно недоразумение на нашу голову. Она не работает с фальсификатами, не может контролировать и определять долю контрафакта. Спрашивается: зачем она? Кто от нее выиграет: фермер, покупатель или тот, кто навязывает нам эту самую марку? Отдача от нововведения будет минимальная, и по факту получится, что мы будем стрелять из пушки по воробьям. Это еще один акциз, который по факту приравнивает молочную продукцию к крепкому алкоголю. Если решение будет все-таки продавлено, то крайним окажется рядовой потребитель, который из своего кармана будет расплачиваться за правительственные „хотелки“».

«Там где толстый (читай, монополист) худеет, худой – сдохнет… И это неминуемо произойдет с мелкими фермерскими хозяйствами. Уже сейчас в общении с коллегами приходиться слышать, что они собираются работать до того дня, когда акцизная марка на сыр или творог, произведенных в домашних условиях, станет обязательной. Если учесть, что уклонение от нового налога готовы чуть ли не криминализировать (идут такие разговоры), то на крестьянских хозяйствах, которые еще как-то держат село, можно поставить крест».

Слова фермера из псковской глубинки подтверждают и эксперты. Даже в случае переноса сроков обязательной маркировки, отрасль не избежит серьезных потерь. По подсчетам «Союзмолока» на основе данных предприятий, в первый год затраты составят не менее 61,3 млрд рублей, а ежегодные расходы – минимум 35,2 млрд рублей. Ранее союз оценивал, что участникам рынка нужно будет потратить 25 млрд рублей на оборудование для нанесения кодов, а ежегодные затраты на маркировку составят 20 млрд рублей. По данным уже упомянутого ЦРПТ, расходы на внедрение маркировки составят от 15–35 тыс. рублей для малых предприятий с объемом переработки до 10 т молока в сутки до 0,5–2 млн рублей для самых крупных заводов, перерабатывающих свыше 100 т молока в сутки.

Позицию агрария разделяет и президент Торгово-промышленной палаты Псковской области Владимир Зубов. По его словам, «хорошую мысль довели до абсурда и переложили на плечи малого бизнеса, который новую нагрузку может просто не потянуть».

«В стране, которая по Конституции считается социальной, заботу об охране здоровья граждан должно нести государство. Однако свои прямые обязанности по контролю за качеством товаров, если судить по конкретному примеру, оно «с легкостью невероятной» перекладывает на плечи мелкого и среднего бизнеса, – продолжает собеседник «Совершенно секретно». – При этом оно берет на себя несвойственные государству функции, лоббируя интересы тех компаний и фирм, которые производят маркировочное оборудование. Акцизная марка стоит всего 50 копеек, но если фермер вложится в покупку, установку и монтаж оборудования, то конечная цена товара для покупателя увеличится в разы. Самое странное, что эта, с позволения сказать, инициатива подается, как забота о благе трудящихся. Типа, посмотрите, как мы контролируем технологический процесс перемещения того же молока от коровника до прилавка, однако (повторюсь) это не забота, а… профанация. Плюс – дополнительная нагрузка на наш и без того слабо рентабельный мелкий и средний бизнес.

С ЗАБОТОЙ О ЗДОРОВЬЕ?

Возникает логичный вопрос: кому на самом деле нужна (а точнее – выгодна) маркировка и откуда «растут ноги» у этого нововведения? Напомним, что еще 5 лет назад экс-премьер Дмитрий Медведев дал своим нукерам поручение создать Единую национальную систему маркировки продукции для борьбы с контрафактом. Такое ответственное дело (без всякого тендера – где наша не пропадала?) было поручено ООО «Оператор – ЦРПТ». Как выяснилось, речь идет о компании – «дочке» Центра развития перспективных технологий, принадлежащей структурам миллиардера Алишера Усманова, госкорпорации «Ростех» и компании инвестора Александра Галицкого. С учетом того, что систему планировали повсеместно внедрить уже к 2024 году, центру было поручено занимается ее разработкой и внедрением. Начали с обязательной маркировки меховых изделий – это произошло в 2016 году. Следующий «бастион» – лекарственные препараты пал в 2017 году. Аптеки, правда, выторговали себе послабление, что делать они это будут сугубо на добровольной основе, однако в прошлом году маркировка уже охватила значительную часть российского рынка. Принцип работы системы таков: каждая единица товара маркируется с помощью уникального кода, а после система фиксирует данные о движениях этой единицы, в том числе, и ее розничной реализации. Данные обрабатываются в единой информационной системе и… все. Если кто-то увидел в нехитром процессе по облизыванию и приклеиванию марки непримиримую борьбу с контрафактом – возьмите с полочки пирожок. Говоря о «молочке», составляющие которой считаются товарами повседневного спроса, то большинство наблюдателей сходятся в том, что под сладким соусом «заботы о здоровье народном», население на самом деле обкладывают новым налогом. Нельзя исключить, что часть выручки пойдет в казну государства, остальное – плавно рассосется по карманам участников, так называемого, «частно-государственного партнерства». Как уже было сказано выше, бенефициарами процесса являются господа Усманов, Галицкий, другие олигархи, которые заблаговременно «упали в долю». Следует отметить, что еще на стадии проработки проекта раздавались трезвые голоса (речь все-таки шла о молоке), которые призывали, прежде чем отрезать от малого бизнеса копеечку, семь раз отмерить. Но кто слушал, например, Артёма Белова, генерального директора «Союзмолока», который предупреждал, что «внедрение системы приведет к снижению поступлений в региональные бюджеты, а конкурентоспособность российских товаров снизится, потому что при повышении себестоимости вырастет их цена». Не обратили внимания и на «детский вопрос» от Алексея Харина, председателя Союза объединенных кондитеров, который интересовался «зачем вводится маркирование, если нет ни одного (!) подтверждения, что это повышает качество товаров». И уж совсем махнули рукой на Людмилу Маницкую, директора «Молочного союза России», которая назвала предлагаемую «маркировку новым налогом… в пользу частной кампании до 36 миллиардов ежегодно». Немаловажная деталь: маркировочная «дань» вводилась не Налоговым кодексом, а распоряжением правительства. Почему? – ответа на этот вопрос тоже пока нет. А еще ученая дама обратила внимание на то, что в Законе о торговле прописано, что «маркировка вводится в целях охраны жизни и здоровья, но не для борьбы с фальсификатом».

 Фото_15_03.JPG

ОЛЕГ СИРОТА, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОЮЗА СЫРОВАРОВ РОССИИ

«Тогда зачем акцизная марка, если она ни к чему не обязывает?» – задавалось риторическим вопросом г-жа Маницкая и… снова, как об стенку горох. При этом эксперты уже тогда отмечали, предлагаемая «инновация» спровоцирует рост цен на товары первой необходимости в размере от 5 до 10%. Впрочем, умных людей слушать не стали, а правительственное постановление, поддержанное законодательно, было принято, а дальше, как писал классик, «все заверте…»

ТОЛСТЫЙ И ТОНКИЙ

С сожалением следует признать, что многие полезные начинания и технологии при нашем криворуком подходе приносят только расходы. Примером сказанному является система «Платон». Ее внедрение в 2015 году вызвало волну протестов у водителей большегрузов. Население апатично наблюдало за ситуацией, хотя именно оно оказалось крайним, когда повысились цены на товары, перевозимые автотранспортом. «Вишенкой на торте» этой истории следует считать, что бенефициаром процесса стала компания «РТ-Инвест транспортные системы», с которой (опять же – без конкурса!) было заключено концессионное соглашение сроком на 13 лет. Именно она в течение этого срока должна была собирать (и собирает) деньги в пользу государства. Все бы ничего, если бы не одна небольшая деталь: «РТ-Инвест Транспортные системы» (РТИТС) на 50% принадлежит структурам «Ростеха» и на 50% – сыну Аркадия Ротенберга – Игорю. Из всего сказанного следует «легкоусвояемый» вывод: государство заставило электорат платить налог в тройном размере за одно и тоже, делая в очередной раз богатых еще богаче, а бедных – беднее. Как видим, что подобный «финт ушами» повторяется и в случае с маркировкой «молочки», когда олигархи (в нашем случае Алишер Бурханович и С) получают своего рода ярлык на княжение – читай, сбор дани в отдельно взятой бизнес-сфере. За марочку, оборудование, монтаж, обслуживание – за все придется платить, и часть этой суммы пойдет на поддержание штанов отечественного олигархата. Не хилое получается кормление… По сути дела пожизненное, если учесть, что в данном случае срок «негоции» не прописан. Тут не на одну, а на несколько яхт хватит: и детям, и внукам и друзьям-однополчанам.

Если возвращаться к «делам нашим скорбным», то капитаны регионального бизнеса уже потребовали исключить «молочку» из перечня продуктов, подлежащих маркировке. Например, по словам Венеры Камаловой, и.о. бизнес-омбудсмена Республики Татарстан, ежегодные затраты на поддержание и сопровождение системы обязательной маркировки составят около 30 млн рублей.

«Крупные игроки рынка смогут справиться с растущими издержками и найти решения технологических проблем. Для небольших локальных производителей маркировка может означать конец бизнеса – в этом сегменте выше закредитованность компаний, а невысокие объемы производства не позволяют быстро «отбить» новые затраты. Многие из малых производителей еще не оправились от последствий введения «Меркурия», – подчеркивает г-жа Камалова, обращая внимание на главный пробел маркировки – ее нецелесообразность и избыточность.

И последнее: выработать свою позицию по отношению к новому налогу намерены и представители крестьянских и фермерских хозяйств на очередном съезде Ассоциации, который прошел в Москве 18–19 февраля. Во всяком случае, донести позицию псковских аграриев до участников форума намерен лидер регионального отделения АККОРа кандидат экономических наук Александр Конашенков, хозяйство «Прометей» (Гдовский район): «На своем подворье мы откармливаем бычков. Плюс к этому – специализируемся на выращивании овощей, поэтому предлагаемое нововведение нас пока не затронуло. Однако говорить об этом надо! У меня и моих коллег нет уверенности в том, что не придет такое время, когда нас на каждый корнеплод заставят клеить акцизную марочку в целях «борьбы» с контрафактом».

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора.

Фото из архива автора


Авторы:  Сергей НЕКРАСОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку