НОВОСТИ
Москва засекретила, в какие регионы будет вывозить свой мусор
sovsekretnoru

Молчание волков

Автор: Елена СВЕТЛОВА
01.05.2002

 
Сергей ДЫШЕВ

Потерпевший В. Яицкий по кличке Пупок

Двадцать пятого сентября 2000 года в шесть часов вечера таганрогскому криминальному авторитету Владимиру Яицкому по кличке Пупок, сидевшему за рулем собственного «джипа паджеро», прострелили голову. И случилось это не где-то на городских задворках, а напротив здания администрации Таганрога, в обиходе - Белого дома. Стрелявший скрылся, бросив машину, на которой приехал.

Буквально через пятнадцать минут «скорая помощь» доставила раненого в больницу. Прооперировали, но, по единодушному мнению врачей, шансов у Яицкого практически не было. А потерпевший взял и... не умер. На этом чудеса не закончились.

На подмогу местной милиции прибыл сотрудник уголовного розыска ГУВД Ростовской области Андрей Соломатин, потому что дело приняло просто мистический оборот. Бесследно исчез автомобиль Яицкого. Исчез и сам выживший пострадавший. Более того, милиция не могла найти ни одного свидетеля этого чрезвычайного происшествия.

И – тишина. То, что она не надолго, сомнений не возникало. Объектом ответного удара, по всем прикидкам, могли стать «заклятые друзья» Яицкого из группировки Владимира Дыгая (кличка ДыгЗ), считавшегося главным криминальным авторитетом – «смотрящим» за Таганрогом. Три судимости, в общей сложности около восемнадцати лет лишения свободы, связи с ростовскими ворами, в том числе с известным вором в законе Эдуардом Красновым (кличка Красный).

Проанализировав полученную по своим каналам информацию и отработав криминальный бомонд города, оперативники выдвинули версию: киллером-неудачником мог быть Виталий Даржания из группировки Дыгая. Человек неординарный, с вывихами в судьбе. Занимался спортом, в том числе таким экстремальным видом, как бои без правил. Потом неожиданно подсел на наркотики.

Вскоре выяснилось, что Пупок не пропал, он просто долечивается в одной из клиник Ростова-на-Дону. Милиция, правда, его особо и не искала, а вот Александр Беляков, ближайший сподвижник Дыгая, узнал о его местонахождении ровно через семь часов. И навестил. Но не для того, чтобы добить, как это практиковалось у героев фильма «Крестный отец». Он попросил потерпевшего в милицию не заявлять и пообещал, что с Даржания разберутся.

Яицкому пришлось согласиться на мировую. Ведь Беляков был не просто авторитетом. Он был непредсказуемым авторитетом. У всех на памяти трагедия, случившаяся в декабре 94-го. Беляков в ресторане «Таганрог» поссорился с офицерами милиции. Поехал домой, взял ружье и, вернувшись в ресторан, одного милиционера убил, другого тяжело ранил. В тот же вечер, забрав семью, скрылся. На целых два года. Потом его-таки задержали. Но гуманный суд посчитал, что убийца совершил преступление в состоянии аффекта, и приговорил Белякова к двум годам, и то – условно. После такого приговора о законности и справедливости в городе и не помышляли. Если уж милиция не могла себя защитить...

Безнаказанность, как известно, развращает. В Таганрогском отделе по борьбе с организованной преступностью, конечно, знали полный расклад по конкурирующим группировкам: кто кого контролирует, кто кого трясет, кто кого грабит. Но защитить граждан и взять бандитов никак не могли.

Для Соломатина, отправившего за решетку немало уголовного люда, остановить бандитский беспредел в Таганроге стало делом принципа. И если бездействовал закон, значит, надо было использовать другую тактику. Для начала он с огромным трудом добился разрешения областного суда на прослушивание телефонных переговоров членов группировки Дыгая и Белякова. В Таганроге об этом, естественно, никто не знал.

В тайной войне ростовского угрозыска не было погонь, наружки, обысков и прочих оперативных мероприятий. Лишь множились магнитофонные кассеты с записями телефонных переговоров; их кропотливо расшифровывали. Но без ощутимых результатов.

И вдруг – покушение на Яицкого. И вновь демонстративно, в центре Таганрога. Казалось, лучшей возможности надолго упрятать за решетку зарвавшихся бандитов не найти. Но... По прокурорскому решению у Виталия Даржания, подозреваемого в покушении на убийство, собирались лишь взять подписку о невыезде. И вообще «отцы» уже разобрались что к чему: не было никакого покушения, был случайный выстрел. Сам Яицкий ни в милицию, ни в городскую прокуратуру не обращался. Чего лезть в чужие разборки? Волки сыты, овцы целы. Кроме, может быть, одной, Даржания. А это – на усмотрение «теневых отцов»

Но в этот согласованный план действий неожиданно внесла коррективы прокуратура области. По ее постановлению Даржания тихо, без огласки вывезли из Таганрога. В тот самый момент, когда в ростовской клинике происходило «примирение» соперников, он уже переступал порог камеры ростовского СИЗО.

Исчезновение Даржания вызвало переполох в стане Дыгая. Мобильные телефоны раскалились от переговоров. Браткам и в голову прийти не могло, что весь их «базар» контролировался.

…и его «заклятые друзья» авторитеты А. Беляков и В. Дыгай

– Алло?

– Саш, ты? Это я, Вова, привет!

– Привет.

– А ты не знаешь, где Виталик?

– Как дела?

– Так себе, не очень.

– В смысле?

– Ну, так. А Виталик, не знаешь, где?

– У тебя нормаха все?

– У меня так более или менее да.

– Виталик уехал в командировку вроде бы... Звонили с милиции, сказали, что документы в милиции находятся, машина открыта, под Белым домом оказалась, колеса спущены, машина открыта, никого нет.

– А где Виталик?

– Не знаю.

– А ты где сам?

Минас Акопян, старший следователь по особо важным делам

– У Виталика дома.

А Виталик уже давал показания. По его словам, в тот злополучный день он нашел итальянский пистолет марки «беретта»

36-го года выпуска, и ему сразу же захотелось показать этот антиквариат своему знакомому – Пупку. Тут и случился непроизвольный выстрел. Сильно испугавшись, он убежал.

Выслушав это «сочинение», Анатолий Заремба, возглавивший следственно-оперативную группу, поручил оперуполномоченному Дмитрию Танееву из управления уголовного розыска ГУВД Ростовской области еще раз допросить потерпевшего – Яицкого. Но тому не «по понятиям» было сотрудничать с ментами. Даже с продырявленной головой.

Андрею Соломатину удалось выяснить кое-какие подробности о потерпевшем.

По местным, таганрогским меркам Яицкий – Робин Гуд, решающий все по справедливости. К примеру, коммерсанту не возвращали долг. Он жаловался Яицкому, и тот, как третейский судья, решал, когда и как долг следует вернуть. Если спор надо было решать быстро и кардинально, к должнику направлялась группа конкретных товарищей, владеющая методикой немедленного отъема денег.

Кстати, Яицкий хорошо знал своего убийцу Даржания и даже намеревался взять его под опеку, когда узнал, что парень подсел на наркотики.

Ну а пока суд да дело, подоспело заключение экспертов: чтобы выстрелить из той самой антикварной «беретты», необходимо приложить на спусковой крючок не менее пяти килограммов усилий. То есть вероятность случайного выстрела, даже с учетом спортивного прошлого Виталия, крайне мала.

Неожиданно нашелся исчезнувший «джип паджеро». При осмотре оперативники обнаружили в нем пулю, пробившую череп Пупка. Что заставило Даржания выстрелить в несостоявшегося покровителя? Сделали предложение, от которого он не смог отказаться?

Старший следователь по особо важным делам Минас Акопян считает: «Они очень хитро разыгрывали эту комбинацию. Распространили слух, что Яицкий собирается убрать Даржания. В общем, Даржания подвели к тому, чтобы он сработал на опережение».

Но Даржания, которого подставили его хозяева, естественно, настаивал на случайном выстреле. Яицкий по-прежнему не давал показаний. «Кодекс молчания» для обоих был пострашнее кодекса Уголовного.

Как ни пыталась ростовская следственно-оперативная группа доказать умысел на убийство, дело неумолимо стекало к легкой статье «неумышленное причинение тяжких телесных повреждений». С молчаливого согласия правоохранительных структур Таганрога.

Да и банды никакой не было, доказывал адвокат Белякова Владимир Лившиц: «Потому что так можно сказать, что я – бандит... В качестве вооружения банды, то есть экипировки, указано, что они приобрели... автомобили для быстрого передвижения, мобильные телефоны для быстрой связи. Вот у меня мобильный телефон, у меня есть автомобиль... значит, я тоже бандит? То есть я приобрел его для быстрой связи с клиентом».

Кстати, насчет связи с клиентом. После рокового выстрела в течение месяца адвокат Лившиц связывался с Беляковым только по телефону. Почему?

Анатолий Заремба, возглавлявший следственно-оперативную группу

Объясняет старший следователь по особо важным делам Анатолий Заремба: «Беляков и члены группировки собрали своих жен, детей, сидели под охраной в течение месяца с ружьями у себя дома; жены на работу не ходили – боялись выходить на улицу. То есть все свидетельствует о том, что действительно тут были криминальные разборки, и своего рода вмешательство предотвратило дальнейшее кровопролитие».

Вот один из телефонных разговоров Белякова с супругой в то неспокойное время. (Записано оперативной службой.)

– Да? Зайка, ты дома ни о чем вообще не базарь, ладно?

– Саша, ночевать придем?

– Ну, думаю, да, чего ты...

– Я боюсь!

– Угомонись, е... твою мать, я говорю, дома вообще ни о чем не базарь. Все, езжай домой!

И пришлось бы стражам правопорядка довольствоваться скромной ролью миротворцев. Но недаром Соломатин столько сил потратил, чтобы убедить в необходимости контроля за телефонными переговорами Дыгая, Белякова и членов их группировки.

Кропотливая работа экспертов Южного регионального центра судебной экспертизы Министерства юстиции по расшифровке записей деловых, пустопорожних, пьяных разговоров дала результат.

Как выяснилось из прослушанных переговоров, 25 сентября члены группировки во главе с Беляковым несколько часов следили за Яицким. Кроме Даржания, к мероприятию были привлечены Швец и Кириченко. У всех были сотовые телефоны, и никому в голову не пришло говорить условным языком. Распоряжения отдавал Беляков.

После акции в стане Белякова началась полная неразбериха.

Итак, сыщики получили полный расклад преступления. Прокуратура Ростовской области дала «добро» на задержание. В Таганроге начались аресты. За лидером группировки Владимиром Дыгаем приехали в его любимое кафе «Лунный камень». Он только что отобедал. Белякова задержали в другом кафе. Он не мог понять, за какие именно грехи с ним обошлись так недружелюбно.

В тот же день арестовали члена банды Алексея Диденко. Действия милиции Леша Бронепоезд, называвший себя с гордостью «сто тридцать килограммов чистого боевого мяса», расценил как беспредел.

Скрыться удалось только Кириченко и Швецу.

Андрей Соломатин, сотрудник уголовного розыска ГУВД Ростовской области

Тут же включились в дело адвокаты.

«Я не хочу там банальностей говорить, что это было в тридцать седьмом году. Но это же было. – Владимир Лившиц не скупится на теплые слова. – Понимаете, у них же башка варит точно так же, как в тридцать седьмом году...»

Когда страсти немного улеглись, задержанным предложили прослушать аудиозаписи их телефонных переговоров. Это был шок. И второе потрясение – заключение экспертов.

Когда анекдотичная история об оплошавших «дыгайцах» стала известна в городе, криминальный люд запаниковал. Прошел слух, что на станции сотовой связи записываются буквально все телефонные разговоры. Бандиты же, говоря их языком, никогда телефонный «базар» не «фильтровали». В Таганроге воцарился режим полного радиомолчания. Мало того, многие сгоряча избавлялись от любимых мобильников, выбрасывая их в ближайшие мусорные баки.

Но адвокатам результаты экспертизы – не указ: «Какое прослушивание?! Я вам сейчас на бумаге... просто дайте мне лист бумаги и карандаш. Я вам напишу как бы ваш разговор, на любую тему, дайте мне тему, я сочиню!»

Но повторные исследования подтвердили, что на пленке действительно записаны голоса Даржания, Белякова и других участников, и именно в день покушения на Яицкого – 25 сентября.

Следственная бригада попала в западню. Налицо были все признаки преступления, но – потерпевший не заявлял, Даржания не убивал, Беляков не направлял.

Истекали сроки содержания арестантов под стражей. «Дыгайцы» готовились шумно отметить очередную победу над правосудием в любимом ресторане «Лунный камень».

И тут... оперативникам опять повезло. Подоспели новые расшифровки переговоров. На их основе выявили еще несколько преступлений, о которых и понятия не имели таганрогские стражи закона: вымогательство денег у предпринимателей, завладение под угрозой оружия автомашинами «ауди А-6» и «фольксвагеном», принадлежавшими двум жителям Калининграда.

Разыскали потерпевших. Владельца «ауди А-6» чуть ли не под конвоем пришлось везти из Калининграда в Ростов. Только увидев свой автомобиль во дворе областной прокуратуры, калининградец начал давать свидетельские показания.

Уголовное дело собрали буквально по крупицам и передали в Ростовский областной суд. Непотопляемая группировка села-таки на скамью подсудимых. Однако в суде оно лишилось своего основного козыря, с которого, собственно, и началась захватывающая игра, – предъявленных экспертизой записей телефонных переговоров. Присяжные не сочли их доказательством вины. Несмотря на то что эти пленки позволили размотать целый клубок преступлений. Не нашло подтверждения в приговоре и покушение у Белого дома, едва не стоившее Яицкому жизни. Процитируем: «Вердиктом присяжных заседателей это деяние, вмененное Белякову, Дыгаю, Даржания и Диденко, признано недоказанным, поэтому они подлежат оправданию по статьям 30-й, 105-й ч. 2 Уголовного кодекса России».

Им все же воздали по другим делам. Накануне нового, 2002 года Ростовский областной суд приговорил Белякова к двенадцати годам заключения. Дыгай, Даржания и Диденко лишились свободы на девять лет.


Авторы:  Елена СВЕТЛОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку