Могила неизвестного Russe

Могила неизвестного Russe
Автор: Андрей ВЫПОЛЗОВ
29.12.2020

Калининградская область – единственный в России регион, где сто лет назад гремела Первая мировая война. И не просто рокотала пушками и трехлинейками, а именно здесь, на нынешнем краю Отечества, солдаты Русской императорской армии стяжали славу лучших воинов Европы. В августе 1914 года под Гумбинненом (ныне город Гусев) наши парни разбили немцев, тем самым дав отпор захватническим пангерманским планам, которые, без преувеличения, предшествовали идеям будущего гитлеровского фашизма. Что мы, потомки, знаем о великом подвиге солдат Первой мировой? Обозреватель «Совершенно секретно» знакомит читателей с фрагментами восстановленной исторической памяти.

Сначала немного теории. Сегодня приходится констатировать, что российское общество оказалось не готовым к мемориализации Первой мировой. Возможно, сказалась укоренившаяся ленинская характеристика о том, что это была империалистическая, то есть захватническая война со стороны всех участников. Одна из хлестких фраз будущего руководителя нашей страны звучала так: «Это самая реакционная война, война современных рабовладельцев за сохранение и укрепление капиталистического рабства». Действительно, хотя Россия и не была зачинщиком мировой бойни, но, будем откровенны, император Николай II мечтал, например, с помощью «Великой войны» покорить черноморские проливы, выбив оттуда турков параллельно спасая православных сербов.

ТРИУМФ И РАЗГРОМ

Возможно, нынешним россиянам Первая мировая не особо интересна, потому что слишком много воды утекло. Современные школьники Великую-то Отечественную войну осознают, как событие, прошедшее уже в прошлом веке (примерно как мы, родившиеся в Советском Союзе, воспринимаем Отечественную войну 1812 года), а тут еще одно столкновение цивилизаций вековой давности. Плюс, как уже говорилось выше, непосредственно на территории Российской Федерации практически нет мемориальных мест (ни полей битв, ни массовых захоронений), связанных с историческим контекстом. Исключение – Калининградская область, обагренная кровью наших солдат Первой мировой и Великой Отечественной войн.

На самом западе России с августа по сентябрь 1914 года проходила Восточно-Прусская операция, в которой участвовали две русские армии – 1-я Неманская под командованием обрусевшего немца Павла фон Ренненкампфа и 2-я Наревская под командованием Александра Самсонова, который застрелился после поражения под Танненбергом. Сначала наступление развивалось весьма удачно. 7 августа немцы потерпели поражение под Гумбинненом от войск генерала фон Ренненкампфа, а 10–11 августа самсоновские орлы разгромили вражеский корпус под Орлау. Успех русских смешал планы кайзеру Вильгельму II. Дело в том, что летом 1914 года германцы перешли французскую границу и уже готовились оккупировать Париж, и тут на тебе – Германия оказалась сама под угрозой оккупации союзником Франции. Благодаря победе русских под Гумбинненом немцы вынуждены были перебросить свои резервы из-под Парижа на восток, чтобы не дать Москве взять Кёнигсберг (это произойдет через треть столетия, когда восточно-прусская столица навеки станет российским Калининградом). Именно этих резервов Берлину не хватило, чтобы закрыть щель, образовавшуюся между двумя германскими армиями. В эту брешь и вклинились французы, одержав почитаемую ныне во Франции победу в битве на Марне. Известны слова главнокомандующего союзными войсками маршала Фердинанда Фоша, сказанные в 1914 году после Гумбинненского сражения: «Если Франция не стерта с лица земли, то этим, прежде всего, мы обязаны России».

Однако затем из-за грубых ошибок командования Русской императорской армии войска Ренненкампфа и Самсонова были направлены по расходящимся векторам. Гримаса бога Марса: германское командование, как совсем недавно французы, воспользовалось образовавшимся разрывом между русскими армиями и нанесло фланговые удары по 2-й Наревской армии, окружив в конечном итоге ее и взяв в плен два русских корпуса из шести. Блестящий боевой генерал Александр Самсонов, не выдержав позора, застрелился в окрестностях Танненберга. «Император верил мне. Как же я смогу посмотреть ему в лицо после такого несчастья?» – приписывают последние слова полководца перед спуском курка.

Осенью 1914 года русские войска вновь предприняли наступление на Восточную Пруссию, но уже в начале 1915 года германским войскам удалось вытеснить их с территории своей страны.

«ВОТ ОБ ЭТИХ ХЛОПЦАХ НУЖНО ПИСАТЬ»

Горько, но факт: память о русских воинах, погибших в Первую мировую на чужбине, в нашей стране была подвергнута забвению без малого столетие. Забвению совершеннейшему. Но, конечно, это не значит, что сама история подвига исчезла под прессом времени. Немцы, жившие в Восточной Пруссии в межвоенное время, хоронили умерших от ран русских солдат на своих же кладбищах. Уму непостижимо, как эти островки сохранились в паноптикуме германского нацизма, поставившего целью уничтожить славянские народы на планете, а затем в мясорубке Второй мировой войны. Но сегодня в поселках Калининградской области нет-нет, да и можно встретить старинные кладбища с памятными камнями, на которых выбиты эпитафии «Unbekannte Russen («Неизвестные русские»), 1914–1915».

А несколько лет назад в городке Краснознаменске во время ремонта довоенного здания рабочие наткнулись на удивительную надпись. На кирпиче под самым сводом было вырезано на русском языке: «Здесь работало много русских, 1916 г.». Очевидно, что надпись была сделана на еще сыром кирпиче, а значит этот дом, в котором, кстати, сегодня разместилась Краснознаменская средняя школа, строили наши соотечественники. Не секрет, что взятые в плен солдаты самсоновской армии остались в Германии в качестве дармовой рабочей силы вплоть до подписания Брестского мира, а фактически до окончания Гражданской войны в России. Счет шел на сотни тысяч человек (в одном только Танненбергском сражении 30 тыс. русских солдат были захвачены в плен ранеными). Всего же, по немецким данным на 1939 год, в Восточной Пруссии насчитывалось 2200 могил эпохи Первой мировой, где покоилось свыше 61 тыс. солдат и офицеров. Из них 27 860 немцев и 32 540 русских.

Понятно, что в советское время память о подвиге наших предков, сражавшихся в царской армии, лежала под спудом по идеологическим причинам. Но подобная же ситуация была в Польской Народной Республике с той лишь разницей, что историческая рана была еще больней. Дело в том, что солдаты с польскими корнями воевали по обе стороны фронта – и в германской, и в русской армии. Например, в Калининградской области сохранились столетние погосты, где наравне с немецкими фамилиями выбиты и польские фамилии (с характерным окончанием -ski – Przybyszewski, Jablonski, Schalapski, Rzepinski, Wroblewski) воинов кайзеровской армии. Спрашивается, кого из них увековечить? После крушения ПНР вопрос сохранения памяти о Первой мировой войне на территории посткоммунистической Польши отпал сам собой. Консенсус сегодняшней варшавской элиты по этому поводу однозначен: на этих землях дрались одинаково антагонистские для Польши государства – России и Германии, а значит хранить их память контрпродуктивно. Автор этих строк несколько лет назад посетил окрестности бывшего германского Танненберга, ныне – польской деревушки Стембарк. В лесу удалось найти только дюжину безымянных крестов немецким солдатам Первой мировой, которые были установлены военнослужащими бундесвера в 1990-е годы прошлого века, да несколько деревянных православных крестов, что поставили по своей инициативе поляки, имеющие белорусские корни.

«Здесь отродясь не было никаких табличек, которые бы поясняли, что в этих окрестностях проходила одна из серьезных битв времен Первой мировой войны, – рассказал обозревателю «Совершенно секретно» местный житель Славомир Нецецкий, у которого бабушка родом из восточных кресов. – Даже поляки, не говоря о русских или немецких туристах, не знают значимости этой местности для европейской истории. А ведь, если углубиться в лес, то можно встретить и две братские могилы, где покоятся 500 русских солдат. Но захоронения находятся в очень плохом состоянии. Без слез невозможно смотреть. Ни надписей, ни крестов, хотя на предвоенных снимках видны православные кресты. Вот об этих хлопцах нужно писать. Простые русские парни из далеких деревень спят в чужой земле, забытые всеми…»

«РУССКИХ БОЛЬШЕ, ЧЕМ НЕМЦЕВ»

В Калининградской области память о наших солдатах, павших за веру, царя и Отечество, потихоньку начинают восстанавливать и увековечивать. Например, Балтийский федеральный университет (БФУ) второй год систематизирует персональную информацию о воинах, содержащуюся в исторических архивах. В частности, в Центральном госархиве Санкт-Петербурга хранятся и уже оцифрованы метрические книги и списки потерь личного состава во время Восточно-Прусской операции 1914 года. Уже есть данные на 755 военнослужащих Русской императорской армии, погибших на территории современной Калининградской области. Также установлены имена 95 воинов 2-й армии Северо-Западного фронта, сложивших головы на территории современной Польши. При этом, сотрудники БФУ ожидаемо констатируют, что архивы неполные.

 Фото_33_21.JPG

«Уже сейчас понятно, что документы, найденные в ЦГИА СПб, не содержат всю необходимую нам информацию. Поэтому мы планируем продолжить работу в других архивах Петербурга и Москвы. Но даже те данные, что у нас уже есть, – это огромный материал, и для его обработки нам не обойтись без наших студентов. Для них это будет бесценная практика, для нас – возможность приблизиться к конечной цели, а именно к созданию информационной системы о воинах, павших на территории Калининградской области. Мы уже можем предположить, что важной частью этого онлайн-ресурса будет электронная карта для ориентирования по местам захоронений», – комментирует директор университетского научно-исследовательского центра кандидат исторических наук Елена Баранова.

Ученым помогают общественники-краеведы. Этой осенью у поселка Ольховатка местные жители благоустроили могилу младшего фейерверкера 3-й батареи 28-й артиллерийской бригады Василия Бобылева. Судьбу младшего офицера Русской императорской армии удалось установить как раз благодаря Центральному государственному историческому архиву Санкт-Петербурга. Там был обнаружен документ – метрическая книга полковой церкви, где было указано, что в Вальтеркемене (ныне Ольховатка) похоронен Бобылев, убитый 17 декабря 1914 года во время атаки. Более 100 лет в этом населенном пункте на старом кладбище стояла мемориальная плита, которая свидетельствовала (по-немецки), что здесь лежат трое неизвестных русских воинов. Теперь их – неизвестных – стало двое.

В 2018 году на немецком воинском кладбище у поселка Совхозное (Маттишкемен до 1946 года) силами Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры была установлена памятная плита с фамилиями 30 офицеров Русской императорской армии, погибших в ходе Гумбиннен-Гольдапского сражения и умерших от полученных ран. Среди них – подпоручик 109-го пехотного Волжского полка Всеволод Потулов, погибший 7 августа 1914 года в восточно-прусском поселке Задинелен в возрасте 21 года. Потулов был потомственным дворянином, но пошел на войну, только окончив Александровское военное училище в Москве. «Убитому в боях с неприятелем подпоручику Всеволоду Сергеевичу Потулову за то, что в деле 7 августа 1914 года под Задинеленом, командуя ротой, все время был впереди, своим примером ободряя людей, затем, бросившись на окопы неприятеля, овладел ими, но пал геройски на укреплении позиций противника», – говорится в приказе о награждении Потулова посмертно орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени.

 Фото_34_21.JPG

В Калининградской области общественники, объединенные историей Первой мировой, проводят даже свой «Бессмертный полк», выходя с редчайшими фотографиями своих прапрадедов, солдат Русской императорской армии (символическое шествие именуется по правилам русской дореформенной орфографии – «Безсмертный полкъ»). В этом году соответствующий сбор потомков воинов Первой мировой прошел на военном захоронении Дальнее/ Ширгупёнен, где была открыта мемориальная плита с информацией о том, что в этом месте покоятся 141 германец и 158 русских.

«Как всегда, было спокойно, по-семейному и по существу. Были представители Нестеровской и Гусевской администраций, батюшка Георгий Матвеев, наши волонтеры. Приехали гости из Калининграда и Санкт-Петербурга. Пришли местные жители, для которых это всегда было «немецкое кладбище», а там русских лежит больше, чем немцев, – рассказывает краевед Валерий Гусаров. – Планы на будущий, 2021 год у нас очень серьезные. Прежде всего, это благоустройство воинских захоронений в Роминтенской пуще (трансграничный лесной массив на востоке Калининградской области. – Прим. ред.). В самой пуще и вокруг нее мы насчитали порядка 37 захоронений времен Первой мировой войны. Пуща – это международный туристический объект, поэтому мы рассчитываем на поддержку администрации, хотим брать грант – областной или государственный. Кроме того, в Озерском районе у поселка Осипенко находится компактное захоронение 80 солдат 114-го пехотного Новоторжского полка. Имена их также известны. Надеемся, что в 2021 году мы проведем там раскопки и увековечим имена».

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Историческая правда о тяжкой жизни военнопленных Русской императорской армии в Германии – еще одно непаханое поле для исследователей. Всего в плену после окончания Первой мировой войны находилось – представьте только – около 2,5 млн русских солдат! Изучать этот пласт необходимо, прежде всего, потому, что уже тогда, с 1915 и вплоть до 1921 года, немцы начали практиковать зверское обращение с русскими военнопленными в созданных к тому моменту первых концлагерях. В книге «Документы о немецких зверствах в 1914–1918 гг.», вышедшей в СССР в разгар Великой Отечественной войны – 1942 году, описаны чудовищные пытки германцев, которыми они подвергали наших солдат. Цитировать не стану (любой желающий может легко найти этот сборник в Интернете), но отмечу другое, не менее важное. Вот лишь одно свидетельство: «Наиболее тяжелы были работы по осушке болот и обработке полей. С 6 часов утра до 8 часов вечера, с одним кратким перерывом для обеда, пленные, стоя по колено в воде, без сапог, в одних рубахах, рыли новые и углубляли старые канавы для дренажа болот; многие, обессилевшие от холода и голода, падали тут же на месте работ и не могли уже более подняться без посторонней помощи».

Мы знаем, что в Калининградской области сохранилась масштабная ирригационная система на болотах, которой многие из живущих в российском эксклаве любят восторгаться. Мол, умели же делать немцы. Так вот, знайте, что все эти километры дренажных канав, а также сотни домов, построенных в Восточной Пруссии – дело рук неизвестного русского солдата. Он достоин того, чтобы мы его не забывали.

Фото из архива автора


Авторы:  Андрей ВЫПОЛЗОВ

Комментарии


  •   среда, 29 декабря 2021 в 22:06:46 #122158



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку