НОВОСТИ
Убивший в столичном МФЦ двух человек — психически больной антиваксер
sovsekretnoru

Мишель не носит «Оскар де ла Рента»

Автор: Владимир АБАРИНОВ
02.03.2009

   
 Барак и Мишель Обамы на инаугурационном балу. Первая леди блистала в наряде от молодого дизайнера Джейсона Ву  
   
 
Вся президентская семья на Южной лужайке Белого дома: Барак Обама, его дочери Малия и Саша, жена Мишель Обама и теща Марианн Робинсон  
   
 
Обама на Гавайях  
   
 
Прежний шеф-повар Белого дома филиппинка Кристета Камерфорд (на фото) теперь усилена Сэмом Кассом из Чикаго.  
   

44-й президент Соединенных Штатов – не только новая политическая эпоха, но и новый стиль Белого дома

В свое время изображения Путина с голым торсом произвели сенсацию. Политологи бросились комментировать неожиданный пиар: власть, мол, ничего просто так не делает. Примеру Путина вскоре последовал Николя Саркози. Барак Обама обнажился еще до вступления в должность, на пляже во время рождественских каникул.

Тем не менее, фотографии, сделанные в Овальном кабинете в первый рабочий день 44-го президента, поразили публику: на них и Обама, и его советники сидели без пиджаков, в одних сорочках. За восемь лет президентства Джорджа Буша американцы от таких вольностей отвыкли – он относился к своему рабочему месту благоговейно. «А что же вы хотите? – ответил на недоумение журналистов один из советников. – Этот малый родился на Гавайях, привык к теплу. Велел нагреть помещение. Теперь там как в парнике – можно орхидеи выращивать».

В первую после инагурации субботу некоторые сотрудники Белого дома, по обыкновению других учреждений и частных компаний, явились на новое место службы одетыми неформально – в джинсах и свитерах. Прислуга выпучила глаза на такую дерзость. Но президент и сам появился в слаксах и рубахе без галстука. Пришлось персоналу привыкать к новым порядкам.

Впрочем, либеральный дресс-код отнюдь не означает недостатка уважения к месту работы. Журналисты президентского пула рассказывают, как в один из первых дней президент зашел в кабинет своего пресс-секретаря Роберта Гиббса (Обама, когда ему нужен кто-то из ближайших советников, не вызывает их к себе, а сам идет к ним) и увидел, что тот сидит откинувшись в кресле и положив ноги на стол. «Так-так, Гиббс, – будто бы сделал ему замечание президент. – Без году неделя в кабинете, а ноги уже на столе». Но когда Гиббс вскочил с кресла и вытянул руки по швам, Обама смутился: он еще не привык, что при его появлении люди встают.

«Жильцы из Белого дома переезжают!»

Сами по себе все эти анекдоты, конечно, не говорят о первом лице ни хорошо, ни плохо. Джордж Вашингтон появлялся на людях всегда тщательно и чопорно одетым и был поборником строгого ритуала, а Томас Джефферсон отменил обращение «ваше превосходительство» и мог принять посла иностранной державы в халате. И все-таки в манерах и стиле нового президента американцы ясно читают послание: я – не столичная штучка, не потомственный бюрократ и не родился с серебряной ложкой во рту; я пришел всколыхнуть это стоячее болото. В каждой детали поведения
44-го им чудится свежее дыхание перемен.

По установившейся традиции, слагающий полномочия президент и первая леди в день инаугурации приглашают в Белый дом нового президента и его супругу на чашку кофе примерно за час до церемонии. После того как обе пары отбывают на Капитолийский холм, в резиденции главы государства начинается сумасшедшая работа. У главного дворецкого и его подчиненных есть всего пять часов до окончания праздничного парада, в течение которых они должны вывезти имущество прежних жильцов и распаковать и разложить по местам личные вещи новых.

Дворецкий Гэри Уолтерс, пытаясь идеально организовать процесс, неделю спал на раскладушке в подвале. История знает множество примеров неразберихи при переезде: чемоданы нового президента отправляют в багаже старого и наоборот. Однажды забыли перестелить постельное белье. А в августе 1973 года жена вступившего в должность Джералда Форда Бетти обнаружила наутро после инаугурации в одной из комнат коробку со строгой надписью: «Магнитофонные записи. Не прикасаться». Это были те самые изобличающие пленки, которые Ричард Никсон отказался передать Конгрессу. Президент Трумэн до такой степени не любил своего преемника Дуайта Эйзенхауэра, что отказался, как это принято, показать ему жилую половину Белого дома. В результате наутро после инаугурации Эйзенхауэр встал с постели и не знал, в какую дверь идти на работу.

Джордж и Лора Буши съезжали налегке, так что особых проблем не возникло. И помещения Обамам они показали заранее. Покуда взрослые любовались интерьерами, Дженна и Барбара взяли опеку над Сашей и Малией – научили их разным хитростям. Старшей, Малии, понравился письменный стол в мемориальной спальне Линкольна. Об этом рассказал потом в интервью глава семейства: «Когда Малия вернулась, она сказала: «Знаешь, папа, у меня есть идея». Я спрашиваю: «Какая?» Она говорит: «Мне иногда нужно делать большие проекты по истории. Я думаю, что я буду приходить в ту комнату, где Авраам Линкольн подписал ту важную бумагу (Декларацию об эмансипации, т. е. об освобождении рабов. – В. А.), и садиться за его стол, потому что мне кажется, что за этим столом в голову приходят большие мысли».

Несмотря на огромный объем власти, в Белом доме президент – не хозяин, которому позволено все. Резиденция главы государства – национальное достояние.

Все началось с Жаклин

Здание строилось по проекту ирландского архитектора Джеймса Хобана, который выиграл открытый конкурс. Из соображений экономии Джордж Вашингтон убедил архитектора отказаться от третьего этажа. Перестраивать Белый дом начал уже второй его жилец, Томас Джефферсон. Долли Мэдисон, жена 4-го президента США Джеймса Мэдисона, впервые добилась от Конгресса немалых ассигнований на оформление помещений, используемых для официальных целей. Главным приобретением стала коллекция французской мебели в стиле ампир, которую Мэдисон собирал в бытность послом США в Париже.

Однако в августе 1814 года плоды стараний Долли Мэдисон погибли в огне – английские войска, захватившие на одни сутки Вашингтон, сожгли Белый дом и Капитолий. Мебель, впрочем, удалось эвакуировать. Здание было восстановлено автором проекта. Впоследствии к нему были пристроены северный и южный портики, террасы, в 1833 году провели водопровод, в 1848-м – газ для освещения, в 1853-м – центральное отопление, в 1891-м – электричество. В годы президентства Тедди Рузвельта к Белому дому были пристроены Западное и Восточное крылья, в 1927 году был надстроен третий этаж. В 1948 году инженерные службы пришли к выводу, что несущие конструкции здания пришли в опасную ветхость, и президент Гарри Трумэн принял решение о капитальном ремонте. Семья президента на три с половиной года переселилась в гостевую резиденцию Блэйр-хаус через дорогу от Белого дома.

Жаклин Кеннеди задумала превратить резиденцию главы государства не только в самый блестящий салон Вашингтона, но и в культурный центр страны. Она решила вместе с дизайном Белого дома обновить и стиль жизни первой пары. Эта затея как нельзя лучше соответствовала имиджу молодой счастливой семьи и образу новых горизонтов, к которым Джон Кеннеди звал страну. Телерепортаж, в котором жена 35-го президента США сама показала американцам резиденцию первого лица, имел невероятный успех – его смотрели две трети американцев, после чего Жаклин превратилась в звезду и образец для подражания. С тех пор забота об убранстве Белого дома и создании в нем определенной атмосферы стала неофициальной обязанностью первой леди.

Особенность Белого дома заключается в том, что это одновременно и место работы, и служебная квартира президента. Будучи временным жильцом, он не может проводить реконструкцию по собственному усмотрению. Для этой цели существует назначаемый Конгрессом комитет, в который входят первая леди, хранитель художественных коллекций Белого дома, эксперты крупнейших музеев. Каждые четыре года Конгресс выделяет деньги на обновление интерьеров жилой зоны – в настоящее время эта сумма составляет 100 тысяч долларов. Первая пара может использовать частные пожертвования и личные средства. Рональд и Нэнси Рейганы в свое время собрали более миллиона долларов на обновление дизайна, однако когда Рейганы купили фарфоровый сервиз за 200 тысяч, это произвело неприятное впечатление на американцев. (Хотя, на самом деле, Белому дому сервиз был необходим: на больших государственных приемах гости ели из разномастных тарелок).

Обновляется по вкусу первого лица и Овальный кабинет. При Билле Клинтоне он был оформлен в синих тонах, при Буше-младшем стал оливково-охристым. Джордж Буш любил рассказывать посетителям, что ковер на полу кабинета соткан по эскизу Лоры: «Он как бы притягивает солнечные лучи, и благодаря этому вся комната внушает оптимизм».

В своих интервью после выборов Обамы довольно много говорили о будущем обустройстве. После посещения своего будущего жилья Мишель сказала, что Белый дом «красив и повергает в благоговейный трепет». Барак обещал сохранить запрет на курение в Белом доме, сделать его еще более экологически чистым (еще при Бушах на крыше здания были установлены солнечные батареи, используются и другие альтернативные источники энергии) и экономить электричество. «Вы будете бегать по ночам на цыпочках и выключать свет?» – насмешливо переспросила его знаменитая журналистка ABC Барбара Уолтерс. Но Обама ответил вполне серьезно: «Я не помешан на этом, но если я делаю это в своем теперешнем доме, то нет причин не делать то же самое в новом».

Американские дизайнеры увидели в этих словах ключ к будущему стилю Белого дома – экологически чистые материалы, современная мебель взамен антикварной, высокие технологии... Дизайнеров, однако, ждало разочарование. Обамы практически ничего не поменяли в интерьерах официальных помещений. И ковер Лоры Буш остался на месте, и портреты Вашингтона и Линкольна. Не нашел нужным Обама менять и письменный стол – он сидит за тем же, что и его предшественник. А до них за ним сидели все, кроме трех, президенты, начиная с Ратерфорда Хейса, которому его подарила в 1880 году королева Виктория. Стол сделан из дубовых досок корпуса английского китобойного судна, вмерзшего в лед у берегов Ньюфаундленда и обнаруженного американскими моряками; он носит то же имя, что и судно – «Неколебимый». Единственное, что не понравилось 44-му президенту на его рабочем месте, так это шкафы с коллекцией декоративных тарелок: он решил, что кабинет – не столовая.

Для оформления жилой зоны приглашен дизайнер Майкл Смит, создавший интерьеры в особняках голливудских див, но и тут, по-видимому, рассчитывать на радикальное обновление не стоит: Смит говорит, что его любимый дизайн – королевские бани Версаля и роскошные декорации висконтиевского «Леопарда».

Прежним остался и шеф-повар Белого дома, филиппинка Кристета Камерфорд, но на подмогу ей из Чикаго выписан Сэм Касс, Президент, впрочем, в еде непривередлив.

Переехав в Белый дом, Барак Обама впервые за много месяцев оказался под одним кровом со своей семьей и, говорят, совершенно счастлив по этому поводу. После избрания в Сенат Обама жил на два дома – его жена и дети оставались в Чикаго. Причем квартирку в Вашингтоне он снял такую неказистую, что Мишель, приезжая в столицу, останавливалась в гостинице. Потом началась президентская кампания, которую Обамы провели в беспрерывных разъездах, часто разлучались. И вот теперь наконец вся семья опять в сборе. «Я представляю, как дети приходят из школы и бегут в Овальный кабинет повидать отца перед тем, как сесть за уроки, – говорила Мишель в одном из интервью. – Будем завтракать все вместе. А по вечерам он будет заходить к ним в спальню перед сном».

Да, преданный муж и любящий отец был лишен этих простых человеческих радостей. Теперь все будет именно так, как мечталось.

С переездом в Вашингтон повседневная жизнь семьи Обам кардинально изменилась. В некоторых отношениях она стала приятнее и удобнее. В Белом доме работает около ста человек обслуживающего персонала; кроме того, каждый член семьи президента имеет право нанять за казенный счет личную прислугу – камердинера, горничную, повара, парикмахера. В резиденции главы государства есть кинотеатр на 50 мест, бассейн, боулинг, спортзал. В то же время образ жизни президента и его семьи связан с ограничениями в интересах безопасности.

Перемены коснутся прежде всего дочерей новоизбранного президента – Саши, полное имя которой Наташа, и Малии. Саше 7 лет, Малие – 10. В Белом доме уже давно не жили дети такого возраста. Хотят они того или нет, девочки обречены на повышенное внимание публики.

Одним из самых ответственных решений, которое должны были принять Барак и Мишель Обамы в качестве родителей, было решение о выборе школы для дочерей. Вопрос деликатный. Разумеется, к услугам президента и первой леди частные школы, каких в Вашингтоне немало. В частной школе училась Челси Клинтон и дочери Эла Гора, да и сам Гор, отец которого был сенатором. Но от 44-го президента ждут демократизма во всем. Бараку Обаме и без того уже приходится отвечать на обвинения в элитарности.

Последним ребенком младшего школьного возраста в Белом доме была Эми Картер – дочь 39-го президента США Джимми Картера. Картер принципиально не отдавал Эми в частную школу, ни будучи губернатором, ни став президентом. Но Эми, которой было 9 лет, когда ее отец стал президентом, это сильно осложняло жизнь. Например, телохранители не позволяли ей на переменах выходить в школьный двор. Вообще Эми была очень одиноким ребенком: трое ее братьев были гораздо старше и не жили c родителями, она не могла приглашать к себе подруг по собственному усмотрению; зато плюшевых мишек у нее было целых 39 штук, а уединялась она в шалаше на Южной лужайке Белого дома.

Я спросил свою дочь Машу: а что она думает, где должны учиться первые дочери, как называют в США дочерей президента?

–Они же ходили в частную школу у себя в Чикаго, почему бы им не пойти в частную и здесь?

– Я буду считать, что мне повезло. Не всякому удается ходить в один класс с первыми дочерьми.

– Представь, что одна из президентских дочерей рассказала тебе что-то интимное о своих родителях. Ты расскажешь мне или маме? Не забывай, что один из твоих родителей – журналист…

– Думаю, что расскажу, потому что я доверяю своим родителям. Но возьму с них клятву хранить это в тайне.

В конечном счете Обамы решили все-таки махнуть рукой на пиар и приняли решение в пользу частной школы. Саша и Малия будут учиться в частной школе Sidwell Friends School. Это одна из самых известных школ, основанная в 1883 году общиной квакеров. Именно в нее пошла 12-летняя Челси Клинтон, когда ее отец стал президентом. В разные годы ее закончили писатели Джон Дос Пассос и Гор Видал, авиатор Чарлз Линдберг и директор ЦРУ Джон Дейч, советский дипломат Олег Трояновский и первая леди Нэнси Рейган. В Сидвелл-Френдс учился сын вице-президента США Эла Гора Эл Гор Третий, а сейчас там учатся внуки избранного вице-президентом сенатора Джо Байдена, с которыми Саша и Малия успели подружиться. Школа расположена в пригороде Вашингтона Бетесде – это уже не столичный округ Колумбия, а штат Мэриленд, графство Монтгомери, которое славится своими школами. Стоимость обучения в ней – около 30 тысяч долларов в год.

Обещание невыполнимо

В своей победной речи в ночь после выборов Барак Обама дал публичное обещание своим дочерям: «Саша и Малия, я люблю вас больше, чем вы можете вообразить. Вы заслужили нового щенка, который поселится в Белом доме вместе с нами».

Обзаводиться домашними животными – давняя привычка или, лучше сказать, традиция главы государства, «Совершенно секретно» уже писала однажды об этом. Зачем президенту собака или кошка? Об этом я спросил калифорнийского искусствоведа Марину Белозерскую, которая написала книгу о животных, «связанных» с большой политикой.

– Поскольку Белый дом – это официальная резиденция, в которой нет настоящего ощущения дома, то кошки и собаки придают ему уют, «домашность» и ощущение того, что это все-таки твой дом, хоть и временный. Кроме того, президенты заводят животных для создания определенного имиджа, чтобы показать, что они такие же, как все… В случае с Обамой интересно, что все сразу стали обсуждать, какого щенка он заведет. Ведь в наше время выбор собаки – это не просто пошел и купил. А вот если взять собаку в приюте, спасти ее... И как от президента, который открывает новую эпоху для страны, от Обамы ждут, что он сделает правильный выбор – выберет не дорогого щенка в элитном клубе, а приютит животное, которому нужны дом и забота. И поэтому он оказался в деликатной ситуации. С одной стороны, ему надо заботиться о девочке, которая страдает аллергией, с другой – ему нужно ублажить всю страну…

Раздумья президента, однако, затянулись. Аллергия Малии, как объясняют эксперты, – непреодолимое препятствие. Барак и Мишель ошибочно полагали, что вся проблема в собачьей шерсти, и, если взять короткошерстного щенка, аллергической реакции удастся избежать. Но специалисты утверждают, что источники аллергенов – не шерсть, а отмирающие клетки кожи, слюна и другие выделения. Можно лишь смягчить симптомы аллергии, но не избавиться от них полностью. Судя по всему, обещание президента, данное дочке, останется невыполненным.

Стиль – это человек

Как бы ни был хорош и симпатичен сам президент, публика судит о нем и по его супруге. Отношение американцев к первым леди всегда смешанное: ими восхищаются, им завидуют, над ними иронизируют, в них хотят видеть образец для подражания. В конечном счете, первая леди – лицо страны. Именно первая леди чаще всего определяет стиль президентства. А нападки на первую леди, как правило, означают косвенную атаку на президента.

– Одежда и стиль были важным орудием политики с самого начала, начиная с Марты Вашингтон, – говорит Кэтрин Аллгор, профессор истории колледжа Клермонт Маккенна в Калифорнии. – Но личностью, которая действительно поставила моду на первое место, была Долли Мэдисон. Она стала харизматической фигурой в администрации своего мужа, носителем и источником эмоционального, психологического «послания» власти. И я бы сказала, что способность харизматического влияния для первой леди даже еще важнее в наше время, когда средства массовой информации играют такую важную роль.

Каким будет стиль новой первой леди? Об этом сегодня говорят не только дизайнеры, но и политологи, и экономисты – мода, введенная Мишель Обамой, определит на ближайшие годы направление американской индустрии готового платья и аксессуаров.

Вспомним, что появление на американском политическом небосводе такой противоречивой, но яркой звезды, как Сара Пэйлин, немедленно повлекло за собой ажиотажный спрос на предметы, характерные для ее стиля. Прежде всего, это касается ее очков от Кацуо Кавасаки. После съезда республиканцев, речь Сары на котором собрала 40 миллионов зрителей, спрос на эту модель стал ажиотажным, предприятие перешло на
24-часовой график работы, и все равно сегодня эти очки нужно заказывать и несколько месяцев ждать, чтобы лишь встать в очередь за заказом. Бойко пошел бизнес у торговцев губной помадой после того, как Сара назвала хоккейную мамашу «питбулем в помаде». А пара алых туфель с каблуками-шпильками чуть ли в девять сантиметров высотой под названием Naughty Monkey (Озорная обезьяна) произвела настоящий фурор.

Мишель Обама пока не склонна эпатировать публику. И у Кэтрин Аллгор есть объяснение этому.

– Это парадокс нашей культуры. Консервативная женщина, вроде Сары Пэйлин, защищена своим имиджем и поэтому может позволить себе очень многое. Но Мишель Обама – очень умная женщина. Она знает, что должна оставаться в рамках, из которых может позволить себе выйти женщина более традиционного образа.

Робин Гивэн – редактор отдела моды газеты «Вашингтон Пост» – ждет от Мишель Обамы женственности и смелости:

– Когда я говорю о том, что считаю ее стиль потрясающе современным, я имею в виду контекст Белого дома. В более широком контексте она, я думаю, вписывается в мейнстрим – тип деловой женщины, соответственно одетой. Но в качестве первой леди она продемонстрировала нечто интересное. Она, например, явно собирается часто надевать платья. Она не носит эти, знаете, квадратные брючные костюмы, типичные для вашингтонских дам. Она не боится демонстрировать свои формы. В ее гардеробе есть и дерзость, и сексапильность.

В годы президентства Буша в Вашингтоне безраздельно царил доминиканец Оскар де ла Рента. У него шили Лора Буш, Хиллари Клинтон, спикер нижней палаты Конгресса Нэнси Пелоси, госсекретарь Конди Райс. Мишель Обама в ночь, когда ее муж был избран президентом, появилась на подиуме в платье от Нарсисо Родригеса. Этот известнейший модельер в рекламе не нуждается – он одевает таких звезд Голливуда, как Сальма Хайек, Сара Джессика Паркер и Рэйчел Вайс. Другое имя, которое называют в связи с Мишель Обамой, – дизайнер таиландского происхождения Такун Паничгул. В созданных им платьях появлялись Деми Мур, Скарлетт Йоханссон и Кейт Бланшетт.

Но иногда Мишель преподносит сюрпризы. Например, на юмористическое ток-шоу Джея Лино она явилась в наряде стиля «кэжуэл» фирмы J. Crew. Лино тотчас набросился на нее с коварным вопросом: «Теперь я хочу спросить вас о вашем костюме. Что-нибудь в районе 60 тыщ баксов?» «А то!» – засмеялась Мишель. «60 тыщ вот за этот прикид?!» – не отставал юморист. В конце концов, Мишель призналась, что купила платье он-лайн, потому что у нее нет времени ходить по магазинам.

Но этот диалог состоялся еще до выборов. Робин Гивэн считает, что теперь дешевым готовым платьям Мишель Обамы пришел конец:

– Есть разница, между тем, как одевается жена кандидата в президенты и как она говорит об одежде, и тем, как это делает первая леди. От жены кандидата публика ожидает понимания, что значит шоппинг для обычных американцев, публика хочет знать, что жена кандидата покупает в тех же магазинах, что и она, и способна за пару сотен долларов одеться, как на картинке. Но когда жена кандидата становится первой леди, люди хотят видеть в ней все лучшее, что есть в американском стиле.

На церемонии инаугурации Мишель Обама появилась в наряде цвета, который в Америке называется цветом лимонного сорго, и в кожаных оливковых перчатках. Автор костюма – нью-йоркский дизайнер Изабель Толедо. Это имя небезызвестно в мире высокой моды, но находится на самой его периферии. Робин Гивэн в своей рецензии написала, что туалет первой леди «провозглашает новую эру», суть которой – переход от умеренности, «прямоугольности» и пастельных тонов к ярким цветам и демонстративной женственности. На инаугурационных балах Мишель Обама была в длинном шифоновом платье цвета слоновой кости с одной бретелькой. Автор этого наряда – уроженец Тайваня Джейсон Ву. Ему 26 лет. В индустрии моды он работает всего два года. Критиков несколько удивил выбор Мишель Обамы, а Робин Гивэн написала, что это самый откровенный вечерний туалет первой леди со времен первой инаугурации Рональда Рейгана в 1981 году, когда жена президента Нэнси блистала в платье от Джеймса Галаноса.

Первая бабушка Белого дома

Со сменой жильцов многое изменилось в распорядке дня Белого дома. Джордж Буш был жаворонком – самое позднее в семь утра он уже сидел на рабочем месте. В середине дня занимался на тренажерах. Спать ложился рано. Обама около семи только встает. И сразу же идет в тренажерный зал. Потом читает газеты, завтракает с семьей, собирает и провожает дочек в школу. В Овальный кабинет приходит около девяти.

Как и его предшественник, Обама первым долгом выслушивает доклад руководителя разведки. Но в эти дни первым часто бывает доклад о состоянии экономики. При Буше совещания часто начинались раньше назначенного часа и заканчивались всегда вовремя. При Обаме они начинаются вовремя, но затягиваются дольше намеченного.

Президент съедает свой ланч в маленькой столовой рядом с Овальным кабинетом (как правило, это чизбургер или сэндвич с курицей или жареной рыбой), обедает с семьей, после чего часто возвращается за письменный стол и читает бумаги до 10 вечера.

Зоной, свободной от курения, Белый Дом остался, хотя президент и признался недавно, что полностью избавиться от дурной привычки ему пока не удалось. Обязательство бросить курить – одно из предвыборных обещаний Обамы. Бог весть, куда он уходит предаваться пороку.

 И последнее: вместе с Бараком Обамой и его семьей в Белом доме поселилась и мать Мишель Обамы, Мариан Робинсон. Это первый случай в истории. Теперь к первой леди и первым дочерям прибавилась первая теща. Но можно назвать ее и первой бабушкой.

Вашингтон


 Владимир Абаринов

Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку