Михаилу Косенко присудили принудительное лечение

Михаилу Косенко присудили принудительное лечение
Автор: Наталия АНДРЕЕВА
08.10.2013

В Замоскворецком суде Москвы оглашался один из первых приговоров по «болотному делу» — в отношении Михаила Косенко. Из зала суда передают: Косенко виновен по двум статьям, назначено принудительное психиатрическое лечение в стационаре, как и требовал прокурор. Поддержать Михаила Косенко пришли многие — зал набит битком, на улице несколько сот человек. В сентябре людей возмутило что судья отказал Михаилу, находящемуся в СИЗО и еще не осужденному, поехать на похороны мамы. Обвиняемые по «делу 12-ти» призвали сочувствующих прийти сегодня к зданию Замоскворецкого суда. Позвал своих сторонников поддержать Михаила и политик Алексей Навальный.

Корреспонденты «Совершенно секретно» передавали из зала суда.

Около 200 человек в очереди на вход в здание. Очень много людей стоят с одиночными пикетами.

[album=70]

На плакатах надписи: «Свободу Михаилу Косенко! Требуем освободить в зале суда»; «Приговор Косенко — диагноз власти!»; «Психиатры — диагноз Косенко на вашей совести!»; «Косенко — узник совести»; «Вменяемый и невиновный против виновных и невменяемых».

На суд пришли правозащитники Людмила Алексеева и Олег Орлов, политик Алексей Навальный. Зал  — битком.

14.45 Заседание еще не началось, очередь на входе в зал суда. Михаил Косенко еще не привезли. Начались очевидные проблемы с мобильным интернетом.

15.01 Михаила Косенко ввели в зал для оглашения приговора. Люди аплодируют и скандируют «Свободу!»

15.10 Прокуроры пробираются через массу людей. Люди скандируют: «Позор прокурорам!».

15.21 Судья Москаленко начала оглашать приговор. Речь судьи в зале практически не слышна.

 

[album=69]

15.40 В это время на улице остается несколько сотен человек. Они время от времени скандируют «Миша! Свободу!». Полиция предупреждает о нарушении собравшимися порядка. Возле здания суда несколько машин-автозаков.

16.12 Сообщают, что на улице у Замоскворецкого суда начались задержания.

16.20 Косенко виновен по двум статьям, назначено принудительное психиатрическое лечение в стационаре, как и требовал прокурор. Суд не принимает во внимание доказательства защиты Косенко, в том числе видео корреспондента «Новой газеты», и заключение независимой психиатрической экспертизы.

Накануне прийти к зданию Замоскворецкого суда, чтобы поддержать Михаила Косенко, призвали участники процесса по основному «болотному делу» (их заседание обещали перенести в связи с необходимостью оказания медицинской помощи Андрею Барабанову), а также своих сторонников позвал Алексей Навальный.

Михаил Косенко находился в СИЗО с 8 июня 2012 г. по подозрению в совершении преступлений на акции 6 мая на Болотной площади. Он обвинялся по двум статьям: ч.2 ст.212 УК РФ (участие в массовых беспорядках) и ч.1 ст.318 УК РФ (применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти). В ходе судебного разбирательства вторая статья была изменена на более серьезную – ч.2 ст.318 УК РФ (применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти).

Согласно материалам обвинения, Михаил Косенко «совершил участие в массовых беспорядках, сопровождавшихся насилием, поджогами, уничтожением имущества». Также, по версии следствия, Косенко заодно с Максимом Лузяниным и «неустановленными лицами» совершил в отношении бойца ОМОНа Александра Казьмина «физическое насилие, опасное для его здоровья». Самому Косенко при этом вменялись один удар рукой и один удар ногой по Казьмину. По заключению судмедэксперта, здоровью омоновца был причинен легкий вред.

Обвинение основывалось на двух «доказательствах» вины Косенко: видеозаписи, на которой, однако, не зафиксированы никакие удары со стороны Михаила по Казьмину, и свидетельских показаниях омоновца Лукьянова, указавшего на очной ставке на Косенко, как на нападавшего на Казьмина. Также по делу свидетелями обвинения проходили еще два сотрудника ОМОНа – Пузиков и Санаев. Однако они, по их собственным показаниям, не видели, кто наносил удары их коллеге, и не узнали в суде Михаила Косенко.

Вместе с тем, в отношении Косенко врачами Центра им. Сербского была проведена судебно-психиатрическая экспертиза. На основании однократного осмотра Косенко в СИЗО врачи изменили диагноз (вялотекущая шизофрения) на более серьезный (параноидальная шизофрения) и признали Михаила недееспособным. В заключении комиссии экспертов было сказано: «По своему психическому состоянию <…> представляет опасность для себя и окружающих лиц, он нуждается в направлении на принудительное лечение в психиатрический стационар общего типа». В связи с этим дело Косенко было выделено из общего «болотного дела» в отдельное производство. На судебных прениях 2 октября 2013 прокурор потребовал отправить Михаила Косенко на принудительное лечение

В защите Михаила Косенко принимали участие несколько адвокатов: Дмитрий Айвазян, Елена Липцер, Владимир Ржанов (фонд «Общественный вердикт») и Валерий Шухардин (адвокат «РосУзника»). В апреле 2013 Елена Липцер вышла из дела, ее заменил Алексей Мирошниченко. Оба они были защитниками Платона Лебедева, осужденного по «делу ЮКОСа». В качестве общественного защитника выступала сестра Михаила Косенко – Ксения.

Защита еще в июле 2012 г. предоставила немало документов, из которых следовало, что Михаил Косенко ранее не привлекался к ответственности, имеет положительные характеристики соседей. Свои поручительства за Косенко предоставили в суд правозащитники Людмила Алексеева и Лев Пономарев. К тому же, Михаил после полученной на службе в армии контузии был признан инвалидом II группы. Однако, по свидетельствам родных и защитников, руководство СИЗО не разрешало передавать необходимые Михаилу лекарства, прописанные ему врачом, а также не обеспечивало должного медицинского контроля состояния здоровья подследственного. Лишь после подачи целого ряда жалоб на нарушение прав арестованного и визита представителей Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) удалось добиться передачи лекарств и осмотра Косенко врачом. В связи с болезнью Косенко защита и сам подсудимый неоднократно просили суд изменить меру пресечения на домашний арест. Судья Людмила Москаленко всегда отказывала, мотивируя это тем, что Косенко может скрыться и что ему вменяется большое количество преступлений.

На обвинение по ч.2 ст.212 УК РФ защита постоянно указывала, что массовых беспорядков 6 мая 2012 г. на Болотной площади не было. Эта позиция аргументируется тем, что в соответствии с ч.1 ст.212 УК РФ массовые беспорядки сопровождаются «насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти». Причем для признания массового характера беспорядков необходимо наличие всех данных характеристик. На Болотной площади 6 мая 2012 г., по словам адвоката Ржанова, «имели место отдельные столкновения участников акции и ОМОНа». Кроме того, к делу Косенко был приобщен доклад Общественной комиссии правозащитников, журналистов и деятелей культуры по итогам независимого расследования событий 6 мая 2012 г. В докладе были собраны свидетельства более 600 очевидцев событий на Болотной площади, проанализировано множество фото- и видеоматериалов. «Собранные факты неопровержимо свидетельствуют, что столкновения демонстрантов с силами правопорядка вызваны массовыми целенаправленными действиями представителей власти», — говорится в докладе. Многие очевидцы рассказывают, что, например, видели молодых людей в масках и черных футболках, которым полиция не препятствовала в передвижении.

Михаил Косенко высказал свое мнение о событиях на Болотной площади в последнем слове, которое он произнес на заседании суда 2 октября : «Омоновцы воспринимали демонстрантов как своих врагов, значит, их предварительно так настроили: жестко действовать, жестко реагировать. Представителями закона омоновцы на Болотной площади явно не являлись. Их действия были политически мотивированы начальством. Это было политическое противоборство».

Судебный процесс по делу Косенко затянулся из-за неявок потерпевших и свидетелей обвинения. Суд допросил двух омоновцев Санаева и Лукьянова лишь в июне 2013 г., причем без объяснения причин допрос свидетелей обвинения проходил за закрытыми дверями. В протоколах допросов омоновцев следователями написано, что Санаев не видел момент избиения Александра Казьмина, он знает о нападении только со слов самого потерпевшего. Лукьянов во время допроса описал двух запомнившихся ему нападавших на Казьмина, однако Михаил Косенко никак не подходил под их характеристики. Тем не менее, на очной ставке Лукьянов указал на Косенко как на одного из тех, кто бил Казьмина. Адвокат Ржанов, присутствующий в суде при допросе Лукьянова и Санаева, 2 октября 2013 г. заявил, что Лукьянов «давал непоследовательные и весьма противоречивые доказательства». Третий свидетель обвинения, Пузиков, на заседании 13 сентября 2013 г. не узнал Косенко в зале суда. К тому же выяснилось, что Пузиков 6 мая 2012 г. не был знаком с омоновцем Казьминым. Наконец, сам потерпевший Казьмин не узнал Косенко:

— Вы утверждаете, что человек в красной рубашке и черной куртке на видео вас не бил? — уточнил адвокат Дмитрий Айвазян.

— Да, — согласился Казьмин.

Казьмин добавил в свое оправдание «Я не отброс России».

Казьмин не видел нападавших. В зале суда Казьмин после допроса заявил: «Я не желаю зла товарищу Косенко и не хочу, чтобы он сидел в тюрьме». На судебных прениях адвокат Айвазян призывал суд учесть, что Казьмин «не имеет претензий» к Косенко. Сам Михаил Косенко 2 октября 2013 г. также сказал: «По поводу Казьмина: я не нанес ему ни одного удара»

Заключение судебно-психиатрической экспертизы Центра им. Сербского подверглось резкой критике со стороны защитников Косенко. Адвокат Ржанов 2 октября 2013 г. заявил, что «выводы экспертов являются необоснованными и недостоверными». Его поддержал Валерий Шухардин: «Заключение не соответствует принципам объективности, всесторонности и полноты исследования». По мнению защиты, врачи допустили ряд грубых ошибок при проведении экспертизы. Михаил Косенко отмечал, что экспертиза была проведена второпях. Изменение диагноза на более тяжелый не было разъяснено в суде.

Михаил Косенко наблюдался амбулаторно в психоневрологическом диспансере более десяти лет, и психиатры не признавали его опасным ни для себя, ни для общества. Тем не менее, эксперт Ушакова в суде доказывала, что в момент избиения Казьмина Косенко не мог отдавать отчет в своих действиях. Президент Независимой психиатрической ассоциации России Юрий Савенко на заседании суда раскритиковал проведенную экспертизу. Однако суд все равно отказал защите в проведении повторного обследования. Адвокат Айвазян в своей речи в защиту Косенко 2 октября 2013 г. подчеркнул: «Совершенно нет оснований считать, что Михаил является общественно опасным лицом». Айвазян также отметил, что наша психиатрия «становится карательной». Ксения Косенко на судебных прениях подтвердила отсутствие необходимости госпитализации ее брата. Михаил Косенко в своем последнем слове попросил суд считать его вменяемым.

В ходе представления доказательств в конце сентября защитники добились приобщения к делу двух видеозаписей, сделанных свидетелем защиты Леонидом Бедезиловым и корреспондентом «Новой газеты» Полиной Приваловой. На видеозаписях и их раскадровках видно, что Михаил Косенко стоит в отдалении от избиваемого Казьмина и не принимает участия в потасовке. В то же время ранее суд не дал защите возможности исследовать съемку с вертолета акции 6 мая 2012 г. По словам адвокатов Косенко, эта видеозапись могла быть дать точное представление о расстоянии между Косенко и Казьминым во время потасовки.

В качестве свидетелей защиты выступили сопредседатель московского общества «Мемориал» Ян Рачинский, который стоял рядом с Михаилом Косенко на акции, журналист и правозащитник Александр Подрабинек, глава «Мемориала» Олег Орлов, а также один из организаторов митинга 6 мая 2012 г. Сергей Давидис.

В своем последнем слове 2 октября 2013 г. Михаил Косенко сказал: «Самая большая ценность в стране — это свобода. Именно этого большинство населения нашей страны в той или иной степени лишено».

Международная правозащитная организация Amnesty International 3 октября 2013 г. признала Михаила Косенко узником совести. Затем 5 октября некоммерческая правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) распространила заявление, в котором потребовала прекратить неправосудное преследование Косенко, а также потребовала, чтобы прокуратура сняла с него все обвинения, санкционировала его освобождение из-под стражи и гарантировала, что Косенко не будет подвергнут принудительному психиатрическому лечению ни при каких обстоятельствах.

Фото: Александр Клищенко, Наталия Андреева

Видео: Наталия Андреева


Авторы:  Наталия АНДРЕЕВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку