НОВОСТИ
Арестованную в Белоруссии россиянку Сапегу могут посадить на 6 лет
sovsekretnoru

Метафизика фотохудожника Бадалова

Автор: Игорь ДУДИНСКИЙ
03.04.2012

 
   

Его фотографии можно считать окном в потустороннюю, фантастическую реальность

Впервые я услышал об Иосифе Бадалове несколько лет назад в парижской мастерской нашего всемирно известного соотечественника – художника Юрия Купера.
– Вот кто реально запечатлел и сформулировал философию движения, – объяснил он во время дискуссии о современном искусстве, – и тем самым воплотил самую суть профессии фотографа, фотохудожника. В целом искусства фотографии. Иосиф умеет останавливать процесс для того, чтобы можно было изучить, исследовать Мгновение – ту частицу, из великого множества которых состоит наше земное бытие. Его можно сравнить с ядерным физиком, который через атомы исследует первоосновы материи. Движение не прерывается, но Иосиф успевает показать его застывшую схему, суть, квинтэссенцию. Бадалов – больше чем фотограф. Фотоискусство для него – средство, с помощью которого он открывает перед нами сокровенные тайны мироздания.
Позже я присутствовал на нескольких московских выставках Иосифа Бадалова – неизменно многолюдных, вызывавших активную реакцию зрителей и тонкие, умные отклики авторитетного экспертного сообщества. Ещё бы. У Бадалова нет «конкурентов», поэтому его не с кем сравнивать. Он творит на своей собственной площадке-территории. Кстати, редкий случай в современном фотоискусстве, полном цитирований, компиляций и откровенных заимствований.
При знакомстве с творчеством художника возникает ощущение тревоги, напряжённого ожидания чего-то таинственного, близкого присутствия некой опасности. Авторы, преобразующие реальность, мастера искажения, смещения акцентов, как правило, появляются на переломах эпох, на резких виражах истории, когда возврата к прошлому уже нет, а будущее – туманно и неопределённо.
Бадалов занимается фотографией на своём основном рабочем месте – в московском офисе фирмы «Королевская вода». Его фотостудия расположена в одном из просторных помещений. Стены кабинета плотно завешаны работами мастера. Здесь – чуть ли не вся история мирового искусства, его течений, стилей, направлений. Фотограф отдал дань и абстракции, и сюрреализму, и кубизму, и импрессионизму.

Сложная система зеркал
– Глядя на ваши работы, чувствуешь, как сильно в своё время вас впечатлил современный живописный авангард. Но одно дело творить красками на холсте, и совсем другое – фотосредствами. С помощью каких приёмов вы добиваетесь, скажем, «кубистического» или «импрессионистского» эффекта?
– Мой кубистский цикл появился благодаря сложной системе зеркал с бесконечным числом отражений, которые я расставляю вокруг объекта. Мне остаётся только выбирать точки съёмки и ракурсы. При этом никакого компьютера – только камера. Что касается импрессионизма, то всё началось с того, что однажды на южном побережье Франции в уличном кафе мне пришлось долго ждать заказ. Я смотрел по сторонам и заметил, что часть веранды затянута прозрачной полиэтиленовой плёнкой, сквозь которую видна пёстрая уличная толпа. Изображение было размытым – почти таким же, как на полотнах Моне или Ренуара. Впоследствии я повторил съёмку сквозь плёнку на Арбате. Плёнку я предварительно сминаю – в зависимости от желаемого эффекта. Конечно, я рассказал о самых общих, поверхностных приёмах. Большинство профессиональных тонкостей остаются моим личным ноу-хау.
– Что побудило вас сделать свой первый снимок?
– Как-то нам в офисе потребовался фотоаппарат, причём чисто для технических нужд. Хотели показывать клиентам свою продукцию. Прошло какое-то время, и однажды, в свободную минуту, мне пришла в голову простая и естественная мысль: «А что если попробовать использовать камеру по прямому назначению – например, в свободную минуту сфотографировать кого-нибудь из сотрудников?» Поскольку в комнате сидела секретарь, я предложил ей немного мне попозировать. И стал щёлкать. Когда просмотрел отснятый материал, то был разочарован. Понял, что снимки получились явно дилетантскими, и мне необходимо подучиться, набраться профессионального опыта и мастерства. Тем не менее сам процесс меня захватил. Я понял, что передо мной открылась возможность экспериментировать. Вскоре я поступил в Академию фотографии. Попал в группу к знаменитому фотохудожнику Вадиму Пискареву. Хотя, по большому счёту, тому, что я делаю, «научиться» невозможно. Нужны определённые состояния души. Можно рассказать, как создавать технически грамотные снимки – это дело несложное. Но если будешь делать всё так, как учили в школе, ничего не получится. Первое время я вообще не ставил перед собой никакой сверхзадачи – просто пробовал себя в разных техниках, плыл по течению, смотрел, что получается в результате тех или иных приёмов. В конце концов меня вынесло на «свою» стезю. С тех пор нахожусь в постоянном поиске. Манипулирую с выдержкой, светом, зеркальными отражениями, наложениями, нарезаю изображение на фрагменты, сдвинутые относительно друг друга. Никогда до конца не знаю, что в конце концов получится. Всякий раз с нетерпением жду результата – он всегда неожиданный, удивляет даже меня самого, наталкивает на дальнейшие идеи.

Танцовщица со сковородой
 – Вы работаете циклами…
– Делать одно и то же – скучно. Надоедает снимать в одной манере, чувствую духовное истощение – перехожу на что-то другое. Например, с фигуративной фотографии на портретную. Начинаю мучить девочек-моделей. Пытаюсь через них показать тайны человеческой души. Иногда ради нескольких кадров приходится ставить целые спектакли-действа с десятком участниц – устраивать что-то вроде большого взрыва, в процессе которого по прихоти случая рождается очередная Вселенная. В такие минуты чувствую себя режиссёром-демиургом.
Повышенным успехом на выставках пользуется серия фотографий Бадалова с обнажённой женской натурой и поистине первобытными страстями. Одновременно множество девушек неистово танцуют среди языков пламени. Невозможно понять, где кончается тело и начинается огонь. Возникает ощущение присутствия зрителя на некой потусторонней мистерии-оргии.
– Героиня цикла – булгаковская Маргарита, попавшая на бал к Воланду, где она превратилась в полуведьму-полувакханку и танцует среди себе подобных женских сущностей. Я вовсе не пытался создать аналог литературного образа, а всего лишь выразить состояние души необыкновенной женщины. Попытаться поймать исходящий от неё импульс. Я вспомнил, что в романе зеркало напрямую связано с Маргаритой и играет ключевую роль. Тогда я решил использовать зеркальные отражения. Оказалось, что они идеально передают ту преображённую реальность, которую я искал. Как будто в кадр попала магическая сторона действительности. Я буквально не поверил своим глазам.
– Этот потрясающий воображение танец вы тоже снимали в своём офисе?
– Конечно. Попросил танцовщиц обнажиться, дал им в руки по сковороде со спиртом и поджёг его. После чего они стали двигаться, а я снимал бесконечное число раз. Самые удачные, на мой взгляд, кадры включил в своё собрание.
Иосифа Бадалова критики называют самым метафизическим из современных фотохудожников. Он действительно работает на стыке видимого и невидимого миров. Многие его фотографии можно считать своего рода окном в потустороннюю, фантастическую реальность.

Мучительные соблазны
– Что для вас означает метафизика?
– Способность человека познавать тайны бытия через общение с ноосферой. Дело в том, что вокруг каждого из нас существуют бездны, наполненные информацией. Их ещё называют энергетическими полями. Человеческий мозг обладает свойством взаимодействовать с этими полями. В результате время от времени при большом желании со стороны человека информационные бездны приоткрываются, и кто-то на некое недолгое время получает доступ к тайному знанию. В такие минуты человек превращается в творца, художника и через свои творения начинает разговаривать с людьми на языке посвящённого, хотя при этом может не понимать, что именно он хочет сообщить людям. Процесс общения творца с ноосферой, как правило, за редким исключением, происходит на бессознательном уровне. Чем чаще художник получает озарения в виде доступа к информационным порталам ноосферы, тем он «гениальнее». Мы считаем таких счастливчиков «гениями», хотя на самом деле они всё равно остаются всего лишь проводниками, передатчиками, каналами для информации со стороны высших сил. Словом, всё зависит от качества портала, который открылся. Классический пример – композитор Консуэло Веласкес. Она написала сотни произведений, но осталась в истории только благодаря «Бесаме мучо». Один-единственный раз в жизни для неё открылся «нужный» портал.
– Насколько я вижу, вы не обижены вниманием со стороны энергетических полей.
– Никогда не знаешь, когда для тебя откроется невидимый портал. Каждый из нас получает по своему усердию. Главное – стараться делать только то, что ты не умеешь. Потому что, если человек идёт по проторенным дорогам, он в результате никуда не придёт и так и будет тиражировать сам себя. Так что постоянно стремитесь познавать что-то новое – занимайте мозг и чувства высокими проблемами, а не низменными страстишками. Правда, это трудно. Когда начинаешь делать то, что не умеешь, сталкиваешься с неразрешимыми проблемами, и тебя снова тянет заняться знакомым делом. Приходится такого рода соблазны мучительно преодолевать.
– Вы много путешествуете, не выпуская из рук камеру. Что вы ищете в дальних странах?
– Где я только не побывал! Знаете, я воспринимаю мир как единое целое, не отдавая преимущества ни одной из стран. Каждая уникальна в своём роде. Повсюду можно найти тайну, чтобы её запечатлеть. Было бы желание. Поэтому в поездках люблю снимать в храмах и возле них. Молящихся людей, паломников, служителей, интерьеры. Недавно привёз из Израиля очередную мистическую серию репортажных фотографий. К сожалению, в Москве дни с подходящей для уличных съёмок погодой – большая редкость. Поэтому здесь приходится больше работать в студии.
– Ваши ближайшие творческие планы?
– Готовлю масштабную передвижную выставку Лондон–Рим–Нью-Йорк–Москва.


Авторы:  Игорь ДУДИНСКИЙ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку