НОВОСТИ
Покупать авиабилеты можно будет без QR-кода, но с сертификатом на Госуслугах
sovsekretnoru

Менты в законе

Автор: Таисия БЕЛОУСОВА
01.04.2005

 
Лариса КИСЛИНСКАЯ
Обозреватель «Совершенно секретно»

Тема сотрудничества милиции с ворами в законе в борьбе за правопорядок, затронутая мной в одной из прошлогодних публикаций, вызвала неожиданно живой отклик в среде бывших и нынешних оперативников.

«Нынешнему криминальному миру нужен фундамент, а «законники» – «генералы» преступного мира – могут им стать, – уверял бывший начальник отдела Главного управления по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП) МВД РФ полковник милиции Анатолий Жогло. – С такими людьми нужно сотрудничать, строить оперативную работу и даже иметь в их среде агентов влияния. Именно они в состоянии укротить нынешний беспредел».

«С ворами нельзя работать – их надо сажать, – противоположной, жегловской точки зрения придерживается полковник милиции Юрий Федосеев, возглавлявший МУР в 1991 – 1994 годах. – Попытки завербовать «законников» у нас были, но это не мы их, а они нас использовали, сдавая информацию на конкурентов. Оперативник, имеющий такого «агента влияния», сам легко подпадает под его влияние и начинает на него работать».

Сыщики, которым действительно приходилось внедряться в банды, как Шарапову в воровскую «малину» Горбатого, считают, что «внедрение – самый эффективный метод борьбы с оргпреступностью». В этом уверен подполковник милиции Александр Лев, сам неоднократно работавший в бандах под оперативным прикрытием.

На эту тему мы и решили поговорить, когда я оказалась в Нижнем Новгороде. Но так уж получилось, что разговор мы начали с грустного – недавние события, происшедшие с подполковником, заставили его еще раз убедиться: мы опоздали и с внедрением, и с агентами влияния. Это не милиция внедряется в структуры оргпреступности, а оргпреступность давно внедрила своих людей и во власть, и в правоохранительные органы, и более того – воспитывает кадры смолоду под девизом: «оборотнями» не становятся, «оборотнями» в милицию приходят.

«Мальчики с хорошей репутацией»

Мой давний друг подполковник милиции Александр Лев долгие годы прослужил в одном из самых боевых в России подразделений по борьбе с организованной преступностью – волго-вятском РУБОПе. В процессе бесконечных «перестроек» этих структур, а также выяснений, «кто свои в МВД, кто чужие», связанных с приходом очередного министра внутренних дел, это подразделение разделило судьбу почти всех региональных управлений, то есть было практически ликвидировано, а «осколки» уже затем реорганизованы. Лев в числе многих профессионалов ушел на пенсию. Как и все настоящие сыщики, считал операцию с «оборотнями» в погонах скорее PR-акцией, возмущался, что все эти «ментовские войны» приведут лишь к тому, что люди вообще перестанут доверять милиции. Да и кто вообще теперь пойдет в нее служить?

Недавний трагический случай дал ответ на этот вопрос. В один из воскресных дней подполковник возвращался домой из кафе, где встречался со своим приятелем. В центре Нижнего Новгорода, на площади Минина и Пожарского, он увидел, как один молодой человек задирает другого. Подполковник сделал ему замечание – он до сих пор считал, что милиционеров на пенсии не бывает. Последствий этого шага опытный сыщик, не раз участвовавший в задержании особо опасных преступников, не ожидал. На него напал и парень, которому он сделал замечание, и «пострадавший». Затем прибежали еще несколько человек. Сначала Лев получил мощный удар в лицо, а затем его сбили с ног и стали пинать. Один из нападавших на всю улицу кричал, что он «сын Братанова» (начальник ГУВД Нижегородской области). Когда жертва уже не смогла сопротивляться, молодые люди спокойно ушли. Досталось и приятелю подполковника, который подоспел на подмогу. Позже врачи зафиксировали у того побои, а у подполковника – ушиб головного мозга, черепно-мозговую травму и переломы двух ребер. Но перед тем как обращаться за медицинской помощью, Лев вызвал патрульную машину, и вскоре обидчики, уверенные, что «папаша уже не встанет», были задержаны. В милиции выяснилось, что молодые люди – студенты 3-го курса Нижегородской юридической академии. Причем один из них – потомственный милиционер, сын одного из руководителей Вознесенского района. Другой – чемпион Европы по кикбоксингу. К генералу Братанову оба они имели такое же отношение, как Шура Балаганов к лейтенанту Шмидту.

Историей избиения бывшего оперуполномоченного волго-вятского РУБОПа сначала занималась прокуратура Нижегородского района. Но старший следователь А. Балденков не нашел в действиях курсантов состава преступления и в возбуждении уголовного дела отказал, мотивируя это тем, что «в соответствии с ч. 1 ст. 112 УК РФ преступлением является умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, но вызвавшего длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности», однако, по мнению следователя, ничего такого с подполковником Львом и его приятелем не произошло.

В больницу к Александру Льву приехал заместитель начальника Вознесенского РОВД с женой – родители одного из нападавших, курсанта Михеева, и принесли ему извинения, а затем попросили написать заявление в прокуратуру, что «претензий к их сыну нет». Подполковник отказался.

За своих курсантов заступился и начальник Нижегородской академии МВД РФ генерал-лейтенант милиции Вячеслав Каныгин. Для начала он заявил, что Лев и его спутник были нетрезвы (это опровергают данные экспертизы), и более того – 50-летний подполковник и его немолодой приятель сами напали на «мальчиков с хорошей репутацией».

«Когда я служил, – говорит Александр Лев, – мне приходилось иметь отношение к различного рода служебным проверкам многих ЧП, случавшихся с сотрудниками милиции. Как правило, все заканчивалось направлением материалов в прокуратуру, так как речь шла об ответственности лиц, относящихся к категории специальных субъектов. Здесь же все наоборот. Дело из прокуратуры почему-то передали в Управление собственной безопасности, хотя информация в УСБ должна была бы поступить сразу, как только я обратился в РУВД».

До сих пор бывший сотрудник РУБОПа не может добиться справедливости, хотя информировал о случившемся одного из основных борцов с «оборотнями» – начальника Главного управления собственной безопасности МВД РФ Константина Ромадановского.

Чрезвычайное происшествие с Александром Львом – первый инцидент с курсантами, получивший громкую огласку. Об остальных молчат, хотя в Нижнем Новгороде было несколько случаев, когда слушатели юридической академии МВД погибали в пьяных драках. Академия теряет свой авторитет. Уже устоявшейся практикой стало то, что туда поступают по блату дети высокопоставленных родителей из МВД России, Дагестана, других регионов, ГИБДД Москвы.

Многие сыщики, закончившие это учебное заведение в те времена, когда оно было элитным по-настоящему, не исключают, что теперь здесь учатся даже протеже бандитских группировок. Один из бывших руководителей МВД как-то публично пожаловался: если раньше в милицию шли за романтикой, то теперь – за решением своих проблем. И проблемы эти начинают решать еще со студенческой скамьи. Несколько лет назад пришлось писать о так называемой шатурской ОПГ, где роль киллеров выполняли курсанты московской средней школы милиции – всего в банду входило девять выпускников этого учебного заведения. Материалы дела шатурской ОПГ свидетельствовали: многие курсанты – протеже лидеров оргпреступности, которые готовили для себя «своих» милиционеров еще со школьной скамьи («Киллеры в серых мундирах», «Совершенно секретно», № 7, 1998 год).

Почти двадцать лет назад об этой опасной тенденции, свойственной оргпреступности всех времен и народов, начал говорить известный тогда лишь узкому кругу лиц научный сотрудник ВНИИ МВД СССР Александр Гуров.

Операция «Базар»

На долгие годы нынешний депутат Госдумы Александр Гуров, возглавлявший когда-то первое в МВД подразделение по борьбе с оргпреступностью, стал для журналистов ньюсмейкером, сам написал несколько книг о мафии. Гуров всегда уверял, что организованная преступность представляет угрозу национальной безопасности. С тех пор прошло немало лет, сменилось более десятка министров внутренних дел (да что министров – мы уже живем в другой стране!).

В начале века милицейское начальство высказывало дивные мысли типа: «Организованную преступность выдумали журналисты». Все это опять же было связано с практической ликвидацией РУБОПов, за создание которых когда-то так сражались в МВД.

Нынешний руководитель Департамента по борьбе с организованной преступностью и терроризмом МВД РФ Николай Овчинников вроде бы прозрел: «На территории Российской Федерации, – поведал он, – действуют сейчас около сотни крупных организованных преступных сообществ и несколько тысяч таких же группировок. Они стремятся получить доступ к бюджетным средствам, установить контроль над наиболее доходными отраслями промышленности, а также забросить своих людей в органы власти».

По мнению его коллег, методы борьбы с лидерами и «авторитетами» оргпреступности меняются, и одна из главных задач – подрыв экономической базы.

«Ничего нового придумать в этом направлении нельзя – только внедрение, мощная агентура и любовь к своей профессии, – уверяет Александр Лев. – Но такому в высших учебных заведениях не учат».

Да и где можно пройти азы внедрения? Чтобы стать настоящим «кротом», надо быть преданным профессионалом своего дела и в очень большой степени артистом. Лев знает это не понаслышке. Он не раз внедрялся в ОПГ, и доказательства преступной деятельности бандитов, добытые им и его коллегами, были столь весомы, что их не смог «развалить» в суде ни один даже самый дотошный адвокат.

Вот лишь один из примеров.

Все началось с приватизации ОАО «Сергачский сахарный завод» – градообразующего предприятия в городе Сергач Нижегородской области, куда пришел новый собственник. Бандиты, узнав об этом, решили «подзаработать». Получив у старого собственника списки акционеров с их адресами и телефонами, «братва» начала обрабатывать перепуганных заводчан. Достаточно было одного звонка с угрозами и требованием «делиться надо», чтобы местные жители, понимая, что они совершенно беззащитны, отдавали по дешевке свои акции. Нижегородским чекистам удалось задокументировать механизм вымогательства. Но чтобы довести операцию до конца, они обратились в волго-вятский РУБОП. Закон об оперативно-розыскной деятельности позволял такой метод, как внедрение. Александр Лев и его коллега Олег Галявин, позже погибший при выполнении боевого задания в Кабардино-Балкарии, должны были встретиться с членами ОПГ Сергача. По легенде, они представляли интересы воров в законе Нижнего Новгорода.

«Оделись по униформе тех времен – спортивный костюм «Адидас», пудовые золотые цепи на шее и печатки на пальцах, – рассказывает Александр Лев. – Подъехали на хороших иномарках. Я представился как Витя Крюк, местный «авторитет». Сказал местному лидеру, что мы от нижегородских «законников» – Влада Вагина по кличке Вагон и Владислава Леонтьева (он же Вадик Белый).

«Перетерли» все подробности их жизни – бандюки видят, что я «в теме». Говорю, до воров дошло, что вы «наезжаете» на ветеранов войны, – западло это. Те начали открещиваться, что среди акционеров ветеранов нет. Перевели разговор на тему, кто из администрации города помогает, где деньги. Все их рассказы писались на технику. Потом я попросил «уколоться», у них не было, потом выпить. Тоже не было. Побежали за водкой. В это время я передал нашим время прибытия основного костяка банды (на «базар» с нами делегировали лишь несколько человек). Бандитов «приняли». Один из них мне позже написал из СИЗО, что, мол, грамотно я их «развел». Они поверили».

Рассказ Александра Льва, изложенный на бумаге, не может передать всего артистизма, с которым разыгрывался этот спектакль.

Слушая его, я еще раз подумала, что сыщики – это не профессия, а состояние души. Чем примечательна эта операция? На первоначальном этапе граждане, подвергшиеся вымогательству, писать заявление отказывались, но после того как лидеров банды изолировали, заявления пошли косяком. На процессе офицеры милиции выступали как свидетели обвинения и представили бесспорные доказательства преступной деятельности задержанных – подобное местные жители видели раньше только в кино про итальянскую мафию. Волго-вятский РУБОП провел еще ряд операций по внедрению своих сотрудников в преступные сообщества.

В московском РУБОПе существовал целый отдел, занимавшийся внедрением. На его счету – множество славных дел, в том числе ряд предотвращенных заказных убийств.

О том, что одного из лидеров ОПС Владивостока «заказали», рубоповцам сообщили коллеги – земляки приговоренного. Заказчиком выступала конкурирующая мафиозная группировка. Ничего не подозревающий «авторитет» приехал в столицу на лечение. Вслед за ним приехал и «диспетчер». Его цель – нанять киллера, оплатить «контракт» и после его выполнения вернуться домой. Заказчики рассчитывали, что убийство, совершенное за тысячи километров от Владивостока, не будет раскрыто никогда. «Диспетчер» нашел предполагаемого киллера – сотрудника одного из элитных спецподразделений. Встреча происходила на пустыре. Каково же было удивление «диспетчера», когда как из-под земли выросли бойцы СОБРа. «Киллер» оказался офицером РУБОПа, а весь разговор с «диспетчером», включая цену за голову владивостокского мафиозо, был тщательно записан на пленку. «Заказанный», подлечившись, вернулся домой, так и не узнав, что от смерти его спасла нелюбимая им милиция.

Другое убийство было связано с пресловутым квартирным вопросом. Убить предполагалось директора одного московского адвокатского бюро, который слишком хорошо защищал своего клиента, не оставляя противной стороне шансов на выигрыш дела, ставкой в котором была квартира в элитном доме, стоившая по нынешним временам не менее полумиллиона долларов.

Претенденту на квартиру рекомендовали обратиться к бандитам, которые за определенные деньги решат проблему «без шума и пыли». Встретились в кафе. К заказчику подошли трое качков с характерными стрижками, наколками и золотыми цепями. Заказчик внес предоплату. Адвоката же предполагалось похитить из Хорошевского суда, где слушалось дело, и увезти в лесопарк неподалеку от станции «Речной вокзал», где ему собирались вколоть смертельную дозу аминазина – психотропного препарата. Заказчик же должен был показать бандитам на адвоката в суде. Здесь-то его и арестовали. Задержали и исполнителей, у которых изъяли орудие преступления. Сыщики на этот раз роль бандитов не исполняли. Они внедрялись на другом этапе.

«Когда вся страна живет «по понятиям», говорить, что сотрудничество в интересах дела с «законниками» или бандитами безнравственно, просто смешно, – уверяет Александр Лев. – Да, нынешние воры в законе давно отошли от традиций, все они уже в бизнесе. Неправдоподобно говорить, что милиция может справиться с беспределом без их помощи. Возьмем, к примеру, наших горьковских-нижегородских воров. Воду они не мутят, готовы оберегать себя и свое жилище. Они не хотят войны с милицией и могут отчасти остановить тех отморозков, что врываются в дома, грабят, избивают, насилуют».

«Возможно, и у «законников» не всегда это получается, – говорит Анатолий Жогло. – Мне приходилось общаться с известным вором в законе Андреем Исаевым по кличке Роспись (ярый противник «кавказцев», лидер «славянского» направления, убит. – Л.К.). И он тогда говорил: как вы не можете на каждом углу поставить милиционера, так и мы не можем к каждому убийце или маньяку приставить своего человека – все вышло из-под контроля».

«Странно, что Юрий Федосеев не приемлет сотрудничество во имя порядка с высшим криминалитетом, – говорит один бывший муровец. – Между прочим, именно воры в законе, те, что были на связи у сыщиков, помогли когда-то найти его служебную машину. Ведь это какой скандал – угнали автомобиль у самого начальника МУРа!»

Так что внедрение в банды и общение с агентурой из этой среды вечны, как и сам сыск. И только внутренний нравственный стержень помогает настоящим оперативникам быть хозяевами положения, а не идти на поводу у своих «источников» или еще хуже – стать их «шестерками».

Нижний Новгород – Москва


Авторы:  Таисия БЕЛОУСОВА

Комментарии


  •   среда, 15 октября 2021 в 21:45:22 #70346

    Воры в законе должны сидеть в тюрьме за организацию преступности и вовлечение в нее добропорядочных граждан


  •   среда, 15 октября 2021 в 21:45:22 #70347

    Воры в законе должны сидеть в тюрьме за организацию преступности и вовлечение в нее добропорядочных граждан



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку