НОВОСТИ
Раковой и Зуеву продлены сроки ареста на полгода
sovsekretnoru

Менты с дозой

Автор: Денис ТЕРЕНТЬЕВ
01.05.2010
 

Питерская милиция и наркобизнес

В Петербурге на проспекте Науки жили в одном подъезде двое молодых людей. Полтора года назад между ними случился конфликт: 29-летний Юрий Яничкин написал заявление в милицию, будто 34-летний экспедитор Александр Читава хотел заставить его торговать наркотиками. Читаву задержали, изъяли у него 10 граммов героина и поместили в следственный изолятор.
У задержанного иная версия. Он жил этажом выше Яночкина и знал, что из соседской квартиры торгуют наркотиками. Какие-то молодые люди шлялись по подъезду, вели себя агрессивно и звали «Юру» под окном. Читава постоянно находил в подъезде использованные шприцы и однажды застал молодых людей в момент внутривенного употребления какого-то препарата. Читава требовал от Яночкина прекратить наркобизнес, а тот, ссылаясь на связи среди милиционеров, обещал посадить Читаву. Слово свое сдержал: 18 января 2010 года Калининский районный суд приговорил Александра к четырем с половиной годам лишения свободы.
Александра Читаву задержали 26 сентября 2008 года, когда он выходил из дома №28 на проспекте Науки. Здесь он проживал с гражданской женой Олесей Ранковой. По словам милиционеров, участвовавших в задержании, Читава нецензурно выражался и не реагировал на их замечания. Задержанного доставили в 3-й отдел милиции, пригласили понятых и провели обыск, в ходе которого изъяли 10 граммов героина.
– Да не было никакого обыска, – говорит адвокат Читавы Иосиф Габуния. – На улице подошли двое мужчин, приставили пистолет, показали красное удостоверение и увезли. Потом в третьем отделе сотрудник принес ему бумаги. Саша спросил: «Что это?» А он: «Это у тебя десять граммов героина нашли». Саша подписывать отказался. Тогда в кабинет зашел мужчина в штатском и стал избивать его кулаками. Читава уже понял, что все подстроено.
И Читава, и Яничкин – оба ранее судимые. Яничкин в последний раз конфликтовал с законом в 2000 году, с тех пор Юрий имел всего один привод в милицию за нахождение в нетрезвом виде. Трудно представить, что он торговал наркотиками из собственной квартиры и ни разу не «засветился». Либо у него были гарантии безнаказанности.
В материалах дела показания Яничкина подтверждены сотрудниками 3-го отдела милиции Алексеем Кудрявцевым, Сергеем Ляшенко и Юрием Рыбачеком, а также следователем Калининского отдела СКП Владимиром Солодовниковым. Версию Читавы косвенно подтвердил Владимир Лысенков. Он употребляет наркотики и покупает их у некоего Юры (фамилию Лысенков не знает), который живет на проспекте Науки, 28. По словам Лысенкова, надо свистнуть под окном второго этажа, Юра выбрасывает ключи от подъезда и встречает на лестнице. За четверть грамма героина Лысенков платил 250 рублей. Однажды Юра сказал, что его «крышуют» сотрудники 3-го отдела милиции, они же поставляют ему товар.
Казалось, дело ясное: какой-то наркоман наговаривает на доблестных стражей порядка, к которым, как и многие асоциальные типы, испытывает личную неприязнь. Но на деле оказалось, что не такие они и доблестные: эксперт-криминалист Геннадий Хомутенков установил, что подпись по крайней мере одного понятого, якобы присутствовавшего при изъятии у Читавы наркотиков, подделана.
А имя оперативника Сергея Ляшенко, производившего задержание Читавы, в ноябре 2008 года, всплыло в ходе другого судебного разбирательства. Уголовное дело, рассматривавшееся в Выборгском районном суде, никак не связано с делом Читавы. В протоколе судебного заседания зафиксированы показания подсудимого Юрия Приборы:
– У Ляшенко имеются основания вас оговаривать?
– С мая 2006 года он контролирует наркооборот на территории 3-го отдела милиции. С его подачи там торгуют героином. Я запретил на данной территории торговать наркотиками, а он передавал мне угрозы…
Конечно, нельзя исключить, что и в этом случае криминальная личность хочет опорочить честного опера. Но тогда как объяснить тот факт, что в подъезде на проспекте Науки, 28 по-прежнему полно использованных шприцев? Опера 3-го отдела не знают адреса, известного всем окрестным наркоманам?
– Саша полтора года сидит по сфальсифицированному обвинению, а в доме стало еще хуже, – рассказывает подруга Читавы Олеся Ранкова. – Как выйдешь выбросить мусор или с собакой погулять, наркоманами подъезд так и кишит.
По оценке главы общественного движения «За освобождение общества от наркотиков» Василия Иванова, непосредственно связаны с наркомафией около
10 процентов петербургских милиционеров. Возглавляемое Ивановым движение – ветеранская организация МВД, и вряд ли она заинтересована в том, чтобы понапрасну оговорить коллег. Поэтому оценка скорее занижена, чем наоборот.
– Нередко и честные сотрудники используются старшими коллегами «втемную», – говорит Василий Иванов. – Среди нас много бывших профессионалов УБНОН (реорганизованного Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков), которые в состоянии отличить просчеты по неопытности от ситуаций, когда люди в форме «крышуют» точку или притон.
Но видеть и доказать – разные вещи. Осенью 2009 года городской суд Петербурга вынес приговор по самому громкому в городе делу милиционеров-наркоторговцев. По версии следствия, группировку из 11 человек возглавляли трое офицеров Василеостровского РУВД. Неформальным лидером считался 33-летний старший лейтенант Андрей Лебедев, в ней участвовали замначальника 16-го отдела Сергей Тишков и старший оперуполномоченный Александр Рябцев. Они «зачистили» сложившиеся каналы распространения героина в районе и организовали свой собственный – из Эстонии.
В 2004 году для удобства они сняли квартиру в том же доме на Морской набережной, где находится здание РУВД. Сюда курьер привозил партии товара от одного до трех килограммов. На квартире товар фасовали в упаковки от 100 до 300 граммов и сбывали барыгам. Товар находил потребителей только на улице: позвонил, встретился, получил. Никаких адресов или постоянных точек торговли не существовало, первая же информация в РУВД о готовящемся рейде или операции – и торговля сворачивалась полностью. Хотя во время саммита «большой восьмерки», который проходил как раз на Васильевском острове, наркобизнес продолжал приносить прибыли – примерно 500 тысяч рублей в месяц. Если «свой» дилер попадался, он очень быстро оказывался на свободе.
Осталось невыясненным, как василеостровские милиционеры узнавали о планах Госнаркоконтроля – без подобной информации они вряд ли проработали бы около трех лет. Но именно наркополицейские в итоге застегнули на их запястьях наручники в декабре 2006 года. Возникло дело о создании организованного преступного сообщества, обвиняемым вменялось около 30 эпизодов сбыта наркотиков. Дело направили в суд в сентябре 2008 года, одно только обвинительное заключение составило 70 томов.
Однако суд отверг большую часть эпизодов – либо события не было, либо фигуранты непричастны. Лидер группы Андрей Лебедев получил 3,5 года колонии-поселения, причем большую часть срока он отбыл за время следствия. Его коллеги Тишков и Рябцев сели на девять лет каждый, поскольку удалось доказать эпизод, когда милиционеры подложили 30 чеков героина в карман местного наркомана – это помогло им освободить своего дилера и получить плюсы по показателям. А самый большой срок (13 лет «строгача») получил человек, который сбывал разовые дозы на улице.
Оперативники УР в Адмиралтейском районе Руслан Фаршатов и Сергей Полищук, помощник оперативного дежурного 1-го отдела милиции Николай Копыльцов и сотрудник ОВО Михаил Соловьев задержали на улице припозднившегося мужчину, подбросили ему наркотики и требовали 20 тысяч рублей за освобождение от ответственности. Примерно то же самое пытались проделать сержанты вневедомственной охраны Приморского района Андрей Озерин и Александр Копылов. Они хотели получить с задержанного 30 тысяч рублей, но в итоге просто отобрали мобильный телефон и пятьсот целковых. Сегодня в Петербурге расследуются десятки таких дел. И чаще всего обвиняемыми проходят молодые люди 24-27 лет, которые пришли в милицию с целью заработать.
В феврале 2009 года на скамье подсудимых почти в полном составе оказалась группа по борьбе с незаконным оборотом наркотиков Фрунзенского РУВД во главе с Андреем Ли. Но шесть лет лишения свободы получил только ее лидер, его четверо сослуживцев осуждены на условные сроки. Хотя судом установлено, что милиционеры не только зарабатывали на продаже наркотиков, но и формировали положительную статистику, подбрасывая наркотики невиновным людям: следствием вскрыто три таких эпизода.
– Милиционеры почти всегда получают щадящие сроки за участие в наркоторговле, – говорит юрист и правозащитник Борис Александров. – Хотя, по сути, они занимаются наркобизнесом с использованием должностных полномочий, а это отягчающее вину обстоятельство. Другое дело, что сложно собрать доказательства по факту купли-продажи героина, который имел место полгода назад. На этом играют адвокаты подсудимых, да и судьям при наличии определенной симпатии к ним проще обосновать свое решение. Даже когда им понятно, что если в обвинительном заключении речь идет о десятках эпизодов, то реально их было, скорее всего, во много раз больше.


Денис ТЕРЕНТЬЕВ

Авторы:  Денис ТЕРЕНТЬЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку