НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Мелкая буржуазия в ожидании прописки

Мелкая буржуазия в ожидании прописки
Автор: Елена ВЛАСЕНКО
26.03.2013

Количество подписей против так называемого закона о прописке превысило сто тысяч. Об этом сообщают создатели сайта Propiske.net, где проводился сбор подписей. В ближайшее время эти подписи вместе с петицией против принятия законопроекта направят в Госдуму и администрацию президента. В конце марта — начале апреля законодатели планируют принять законопроект во втором чтении.

Сто тысяч подписей — не случайная цифра. На Петербургском экономическом форуме в инюне 2012 года президент Владимир Путин заявил, что инициативы, которые соберут сто тысяч подписей в интернете, будут рассмотрены федеральным парламентом.

Напомним, законопроект о прописке внес в Госдуму сам Путин. Он ужесточает правила регистрации для граждан России и иммигрантов. Правозащитники сходятся во мнении, что он создает предпосылки для коррупции и репрессий. 

Согласно законопроекту, российские граждане или иностранцы, имеющие фиктивную регистрацию, будут наказаны штрафом от 100 до 500 тысяч рублей, либо принудительными работами или лишением свободы на срок до трех лет. По решению судьи, человеку с фиктивной регистрацией могут запретить «занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью».

Законопроект обязывает человека регистрироваться по месту пребывания или жительства не позднее девяноста дней, иначе ему грозит штраф в 2-3 тысячи рублей. Собственнику жилого помещения, допустивший проживание человека без регистрации, грозит штраф 2-5 тысяч рублей. Юридическим лицам грозит штраф в размере 250-750 тысяч рублей. Если правонарушение, связанное с нарушением закона о прописке, происходит в Москве или Санкт-Петербурге, штрафы увеличиваются: гражданам грозит штраф 3-5 тысяч рублей, собственникам жилья — 5-7 тысяч рублей, юридическим лицам — 300-800 тысяч рублей.

По мнению директора по науке Центра миграционных исследований, ведущего научного сотрудника центра демографических исследований Высшей школы экномики Жанны Зайончковской, законопроект — своеобразная месть участникам, в том числе будущим, массовых акций с требованием честных выборов.

– Законопроект противоречит закону о свободе передвижения российских граждан по территории своей страны. Этот закон одним из первых был принят во времена Ельцина. Он позволял гражданину жить и работать там, где он считает нужным, без регистрации. Что касается «резиновых квартир», — а власть часто говорит о законе как о мере против них — то они почти не имеют отношения к российским гражданам, — полагает Зайончковская.

Она подчеркивает, что легальных альтернатив «резиновым квартирам» или неофициальному съемному жилью сегодня в России нет.

В Москве и Санкт-Петербурге состоялись акции протеста против законопоекта о прописке.

Так, 15 человек 18 марта вышли на Красную площадь с большим баннером «Идите на *** со своей регистрацией». Большинство из них были задержаны. Во время задержания они скандировали «Путин будет казнен». Против одного участника акции — Владимира Мичурина — уже возбуждено уголовное дело по статье «Хулиганство».

25 марта акцию поддержали в Санкт-Петербурге: несколько человек вышли на Дворцовую площадь с баннером «Судари, провалитесь вы со своей регистрацией». Никто из участников акции задержан не был.

Координатор сайта Propiske.net Ольга Пахтусова в интервью «Совершенно секретно» рассказала, что создатели сайта — она, новосибирский художник Артем Лоскутов и несколько гражданских активистов — не имели к организации акций никакого отношения, в то же время их поддерживают. По словам Пахтусовой, ее единомышленники не намерены регистрироваться как общественное движение или политическую партию или присоединяться к уже существующим.

— Регистрация движения ничего нам не принесет, пока мы протестуем против одного конкретного закона. Это гражданская инициатива. В будущем, вероятно, будем бороться против внутренних паспортов, за то, чтобы, например, медицинскую помощь могли получать все, а не только зарегистрированные жители России. 

По словам Пахтусовой, многие противники законопроекта участвовали в гражданских лагерях «ОккупайАбай» весной и летом 2012-го года, у них есть опыт общения с правоохранительными органами.

Участники общегражданских протестов 2012 года, по мнению наблюдателей, часто пренебрегали социальными лозунгами, предпочитая им довольно абстрактные политические. Тема прописки находится на стыке политического и социального контекста. Значит ли это, что она способна объединить и стимулировать к действию граждански активных людей за пределами Садового кольца? На эту тему в интервью «Совершенно секретно» рассуждает директор Центра новой социологии и изучения практической политики «Феникс» Александр Тарасов

— Боюсь, представление, что кампания против прописки может стать успешным примером объединения политического и социального протеста, неоправданно оптимистично. Да, конечно, прописная система – это вопрос политический, это – мера тотального полицейского контроля. Но точно такой же мерой является и паспортная система. Напомню, что паспортная система существовала в царской России – именно как форма полицейского контроля. Именно так ее характеризовали большевики, которые эту систему упразднили, – и восстановлена она была при Сталине, и цель восстановления была всем очевидна. Аналогичным образом, и прописка, бывшая очень жестким механизмом полицейского контроля за население в царской России, после революции была упразднена, затем носила добровольный и заявительный характер, а при Сталине вернулась к дореволюционному образцу. Возникает вопрос: если граждане не борются с внутренними паспортами, на чем основана уверенность, что они будут бороться с пропиской?

Конечно, прописка – это еще и социальная проблема, но в основном потому, что это – очень коррупциоёмкая и коррупциогенная система. Однако она коррупциоёмкая и коррупциогенная в первую очередь из-за того, что весь отечественный бизнес сильно криминализирован (в первую очередь в тех его сегментах, которые используют иностранную рабочую силу).

Активный социальный протест, активная борьба за социальные права должны бы наблюдаться в тех случаях, когда власть уже нанесла удары по интересам широких слоев населения. Я имею в виду действия по уничтожению закрепленного в Конституции РФ социального государства: фактическую ликвидацию существующей системы здравоохранения, социальной системы яслей и детских садов, социально гарантированного всеобщего образования (школьного и внешкольного) и т.д. Это действительно бьет по всем, это обрекает общество на классовое и имущественное расслоение, невозможное в социальном государстве и типичное для стран «третьего мира». Но мы что-то не видим массовых протестов против пошаговой ликвидации социального государства в России. Митинги в защиту закрываемых властями больниц собирают по 100 человек, захват роженицами роддомов, обреченных на ликвидацию, не поддерживается местным населением и т.п.

Особенность социальных протестов в России еще и в том, что они не носят упреждающего или оперативного характера. Самый успешный (и успешность его в конце концов оказалась фиктивной) социальный протест в стране – протест против монетизации льгот – развернулся тогда, когда эта мера уже больно ударила по населению и миллионы на своей шкуре почувствовали, что это такое. Вот когда закон о прописке будет принят и введен в действие, вот когда (и если) будет масса пострадавших, вот тогда и можно будет ждать решительных действий. Но и последнее не обязательно. 

Наше общество сейчас сильно атомизировано, у него нет навыков и психологической готовности к коллективным социальным действиям. Массовое общественное сознание – мелкобуржуазно, а носители мелкобуржуазного сознания ориентированы на частное решение частных вопросов (в том числе и путем закулисных, в том числе коррупционных, соглашений с властями). 

Наконец, примеры успешных массовых протестов против наступления властей на социальные права (вроде «Poll Tax Revolt» в Великобритании во времена тэтчеризма или молодежных протестов против «контракта первого найма» во Франции) – это не стихийные действия. Для их успеха нужно наличие политических и общественных организаций, имеющих необходимые структуры, серьезный опыт деятельности и пользующихся доверием тех социальных слоев, интересы которых они представляют. У нас этого пока нет. К тому же при авторитарных политических режимах такие организации могут быть в лучшем случае полулегальные (как «Рабочие комиссии» в позднефранкистской Испании и студенческие союзы в расистской ЮАР). А их возникновение требует длительного времени, большого вложения сил, отбора кадров активистов в условиях постоянного подавления и наличия особой, мотивирующей на жертвы и лишения, идеологии. Опять-таки, сегодня ничего этого в России в наличии нет, — считает Александр Тарасов.

В ближайшее время подписи против закона о прописке будут верифицированы и переданы в Госдуму и администрацию президента.


Авторы:  Елена ВЛАСЕНКО

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку