МАЙДАН ПО-КИТАЙСКИ

МАЙДАН ПО-КИТАЙСКИ
Автор: Михаил ВИНОГРАДОВ
07.10.2014
 
К ЧЕМУ ПРИВЕДЕТ ПОДНЕБЕСНУЮ СТУДЕНЧЕСКАЯ «РЕВОЛЮЦИЯ ЗОНТИКОВ» В ГОНКОНГЕ?
 
Фото студента, размахивающего зонтом в поисках защиты от клубов перечного газа, моментально разлетелось по азиатским и европейским сегментам мировых социальных сетей. Так, в полном соответствии с технологиями современных «твиттер-восстаний», события в Гонконге обрели свое официальное название – «революция зонтиков». Официальный Пекин связан в случае с Гонконгом феноменальным числом условностей и соглашений (политических и экономических), которые не позволят действовать так же жестоко, как в Тибете или некоторых других районах КНР. Но тем важнее для Пекина решить гонконгскую задачу быстро и политически изящно.
 
Вслед за «оранжевой революцией» на Украине, «революцией роз» в Грузии, «восстанием тюльпанов» в Киргизии, «арабской весной» Египта и Ливии на карте современных восстаний теперь обозначен Гонконг со своими зонтиками. Эксперты и наблюдатели находят в событиях в Специальном административном районе (САР) Гонконг (Сянган – кит.) все типичные признаки технологии, применяемой Западом в авторитарных государствах для расшатывания, а если повезет, то и свержения, режима.
 
Студенческая акция гражданского неповиновения «Оккупай Централ» продолжалась в Гонконге весь конец сентября. После попыток полиции 28 сентября деблокировать центральные улицы и площади района Коулун (административный центр Гонконга. – Ред.), применив слезоточивый и перечный газ, обстановка стабилизировалась. Если, конечно, лагерь «оккупантов» в центре региональной столицы можно так назвать. Десятки тысяч студентов продолжают блокировать улицы и ключевые перекрестки сразу в нескольких районах, что мешает движению транспорта.
 
БАРРИКАДЫ ВМЕСТО ДРАКОНОВ
 
Попытки полиции решить дело силой, кстати, не обозначали перехода Пекина к активной фазе противостояния, а оказались простым рефлексом – «очистить» город к празднику. В Гонконге ожидался большой наплыв туристов из внутренних областей страны по случаю 65-летней годовщины образования КНР, отмечавшейся 1 октября. Кстати, праздничная неделя еще не завершилась. Правда, на фоне «революции зонтиков» красота традиционного китайского праздника как-то потускнела: вместо шествий – толпы с плакатами, вместо драконов – баррикады, и скандирование лозунгов заменило музыкальный фон.
 
Демонстранты в Гонконге до 26 сентября вели себя тихо. Однако они обещали активизировать свои действия и блокировать важнейшие правительственные здания, если глава местной администрации Лян Чжэньин не подаст в отставку до пятницы. Однако лидеры студенческих протестов не смогли «продавить» мэра – Чжэньин уходить отказался. Как отмечают наблюдатели (а в Гонконге в эти дни не протолкнуться от западных журналистов), в случае начала захвата правительственных зданий ситуация может обостриться и вылиться в новые столкновения с полицией. Но – и это одна из особенностей островного студенческого протеста наряду с уборкой мусора и выполнением домашних заданий – манифестанты подчеркнули, что не станут блокировать больницы и пожарные части. Злить жителей города в их планы не входило.
 
Правда, такие планы – столкнуть протестующую молодежь с другими жителями островов – могут быть у других игроков на поле сепаратистского маджонга. Затишье, как передали крупнейшие мировые информационные агентства, местами сменилось стычками. На баррикады и места скопления студентов в ряде районов Гонконга напали то ли местные жители, то ли «сторонники официального Пекина» в штатском, которые пытались деблокировать улицы, снести баррикады. Впрочем, полиция эти стычки гасила – очевидно, другого приказа Пекин и мэр пока не отдавали.
 
ЧИСТО КОЛОНИАЛЬНАЯ ПРОЦЕДУРА
 
Лидеры движения «Оккупай Централ» выступают «за проведение свободных демократических выборов». По крайней мере, официально они заявили, что об этом намерены говорить с главным секретарем (главным министром) САР Кэрри Лам и представителями Пекина. Они требуют изменить предложенную Пекином процедуру проведения выборов главы исполнительной власти Гонконга, которые состоятся в 2017 году. «Камнем преткновения» стало намерение ЦК КПК через три года ввести в Гонконге прямые и всеобщие выборы главы субъекта. До сих пор того, кто занимал эту должность, выбирала специальная коллегия выборщиков, как было заведено в годы колониального британского владычества.
 
Гонконгские «несогласные» уверены: под видом демократической избирательной реформы Пекин просто хочет закрутить гайки. Дело в том, что все кандидаты на всеобщих выборах в Гонконге должны будут – по правилам – утверждаться в Пекине. Соответственно, активисты Гонконга считают, что такое «получение ярлыка» исключит возможность прихода к власти в САР оппозиционных кандидатов, нелояльных центру.
 
Власти КНР разрешили предоставить местным жителям право путем всенародного голосования выбрать главу местной администрации при условии, что кандидатов будет не больше 2–3 человек и все они должны будут пройти через предварительную процедуру утверждения коллегией выборщиков, подконтрольной Пекину. Однако участники студенческих протестов требуют отменить все ограничения и провести полностью свободные выборы.
 
Политический кризис в Гонконге стал в определенной мере следствием разного толкования принципа «одна страна – две системы», на основе которого произошел возврат САР в Китай в 1997 году. Протестующие в Гонконге уверены, что вводимый Пекином «фильтр кандидатов» является его грубым нарушением. В Пекине возражают: мол, никто не принуждает голосовать за неугодных кандидатов и «фильтр» не направлен против оппозиции.
 
«ДВА МИРА – ДВА ШАПИРО»
 
Этот принцип стал компромиссом, на котором сошлись КНР и Запад при возвращении Гонконга в лоно Китая. Специальный административный район Гонконг (Сянган) включает полуостров Коулун, так называемые новые территории, а также около 260 островов в Южно-Китайском море.
 
История утраты Китаем контроля над Гонконгом напрямую связана с продажей опиума в XIX веке англичанами. Тогда за пару десятилетий миллионы китайцев стали наркоманами. Опиум курили почти все чиновники, каждый второй офицер и солдат в армии. Правящая династия Цин в 1839 году наложила запрет на ввоз опиума в страну, что вызвало первую «опиумную» войну, по итогам которой англичане оккупировали Гонконг. В 1842-м по Нанкинскому договору он перешел под суверенитет Британии со статусом колонии.
 
Вторая «опиумная» война в 1860 году завершилась подписанием Пекинского договора, согласно которому территории Коулунского полуострова к югу от Баундари-стрит и острова Камнерезов были переданы в «вечное владение» Британии. А в 1898 году Великобритания взяла у Китая в аренду на 99 лет прилегающую территорию на севере Коулунского полуострова и остров Ланьтау, которые получили название «новые территории». Гонконг в дальнейшем развивался не просто как колония, а как крупнейшая база Королевского флота и морской торговли империи в Юго-Восточной Азии. В Гонконг бежали противники китайских коммунистов после провозглашения в 1949 году Китайской Народной Республики.
 
В течение долгого времени какие-либо отношения между КНР и Гонконгом на официальном уровне отсутствовали. Ситуация стала меняться после того, как на смену Мао Цзэдуну пришли реформаторы с Дэн Сяопином во главе. Запад, в том числе Великобритания, стремились развивать широкие связи с Китаем, особенно после 1969 года, когда крайне обострились советско-китайские отношения. Это позволило КНР начать переговоры о дальнейшей судьбе Гонконга с Англией. В 1984 году была подписана совместная декларация, согласно которой в 1997 году должна была состояться передача суверенитета над всей территорией Гонконга в пользу КНР.
 
Согласно договоренностям, Гонконг получил статус Специального административного района Китая с высокой степенью автономии и с сохранением в нем в течение 50 лет – до 2047 года – нынешней политической системы. Принцип «одна страна – две системы» позволил Китаю вернуть себе не только Гонконг, но и бывшую португальскую колонию Макао. Реализации соглашения не помешал даже кризис 1989 года, когда Китай оказался в международной изоляции из-за событий на площади Тяньаньмэнь. В июле 1997 года в торжественной обстановке произошла передача Гонконга под власть КНР, последний британский губернатор Кристофер Пэттен покинул Гонконг на королевской яхте «Британия», после чего территории, утраченные Китаем полтора столетия тому назад, окончательно вернулись в его состав.
 
ПОСЛЕДНЕЕ КИТАЙСКОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
 
Вынужденный соблюдать давние договоренности, Пекин ведет в этой непростой ситуации несвойственную для ЦК КПК тонкую игру. По сообщениям китайских СМИ, сильнее всего протестные акции в Гонконге отразились на экономике Специального административного района. Как мы уже говорили, манифестации и акция «Оккупай Централ» пришлись на «золотую неделю», всенародные каникулы по случаю Дня образования КНР. До сих пор огромное число туристов из внутреннего Китая и из других стран Азиатско-Тихоокеанского региона приезжали в Гонконг – соответственно беспорядки ударили по розничной торговле и туристической сфере. Количество туристов из внутренних районов Китая, прибывших в Сянган в течение «золотой недели», уже снизилось на 20–30 %, в связи с акцией «Оккупай Централ» турагентствам приходится изменять туристические маршруты.
 
В трех районах САР, где расположены крупнейшие торговые площадки (Цзиньчжун, Ванцзяо и Тунловань), многие магазины приостановили торговлю, количество покупателей во все еще открытых бутиках значительно меньше по сравнению с обычными днями, объем продаж сократился почти в половину. Стоимость акций гонконгских компаний упала с началом беспорядков на 2 %, причем снижение затронуло акции всех розничных компаний.
 
«Акция «Оккупай Централ» не только причиняет убытки средним и мелким предприятиям и частному бизнесу в целом. Часть иностранных клиентов также откладывают свои визиты в Сянган. Любое усугубление ситуации окажет воздействие на имидж Сянгана в глазах зарубежных инвесторов», – сообщило агентство «Синьхуа».
 
По данным экспертов крупнейшего государственного информационного агентства, обострение ситуации в Гонконге уже сказывается и на местном рынке недвижимости. Число людей, заинтересованных в покупке недвижимости в престижных районах САР, «сократилось на 90 %», снижаются цены на вторичном рынке жилья. По прогнозам аналитиков, в этом месяце количество сделок, заключенных во всем вторичном секторе, может снизиться почти на 30 %. Конечно, стоит учитывать, что государственные СМИ Китая, приводя подобные цифры, стремятся в первую очередь повлиять на сянганские финансовые кланы с тем, чтобы они сами успокоили студенческие волнения. 
 
Таким образом официальный Пекин напоминает: у КНР достаточно возможностей, чтобы взять Гонконг за «самое нежное место» – за кошелек. Впрочем, в этой ситуации (если «гонконгская Болотная» затянется) пострадает и сама финансовая жизнь материкового Китая: по разным оценкам от 50 до 70 % деловых операций Китая идут через банки и биржи Гонконга (остальное через Шанхай, Пекин и еще пару городов).
 
«КЛУБ ДРУЗЕЙ ГОНКОНГА»
 
Но не один только Пекин не хотел бы «наломать дров» на своем золотом в прямом смысле слова острове. МИД Великобритании также выразил озабоченность ситуацией в Гонконге. Официальный представитель Форин офиса подчеркнул при этом важность обеспечения властями «права на демонстрации» и высказал надежду на «продвижение демократии».
 
«Британское правительство озабочено ситуацией в Гонконге и внимательно отслеживает события, – официально заявили в МИД Великобритании. – Давняя позиция Великобритании как подписавшейся стороны Совместной китайско-британской декларации заключается в том, что процветание и безопасность Гонконга опирается на его фундаментальные права и свободы, включая право на демонстрации».
 
«Для Гонконга важно сохранить данные права, а для народа Гонконга – использовать их в пределах закона. Эти свободы лучше всего гарантируют переход ко всеобщему праву голоса. Надеемся, что предстоящий консультационный период увенчается мерами, позволяющими существенно продвинуться демократии в Гонконге, и мы призываем все стороны конструктивно участвовать в дискуссии для этого», – обозначают англичане границы своего беспокойства. То есть Лондон поддержит реформу Пекина в Гонконге до тех пор, пока она не нарушит впрямую установленные три десятка лет назад параграфы соглашения.
 
Но не позиция Лондона больше всего беспокоит Пекин. Политическое руководство Китая подозревает, что за раскачиванием ситуации в Гонконге стоят внешние силы в лице США. Действительно, некоторое время назад США попытались убедить Китай присоединиться к антироссийским санкциям, однако не добились успеха. Официальный Пекин продолжает вести независимую внешнюю политику, что давно вызывает серьезное раздражение в Вашингтоне. И протесты в Гонконге – удобный повод для того, чтобы попытаться надавить на ЦК КПК. 
 
Присоединение Пекина к секторальным санкциям против российских компаний стало бы действительно серьезным ударом по экономике России. Впрочем, в КНР понимают и то, что сейчас самый удобный период для расширения своего влияния на российском рынке и в российской политике. Майские и июньские передовицы «Женьминь жибао», посвященные России и санкциям, были выдержаны вполне в духе пословицы про друга, который познается в беде.
 
В конце сентября глава МИД КНР Ван И предостерег США от вмешательства во внутренние дела Китая и Гонконга. «Китайское правительство твердо и четко изложило свою позицию. Происходящее в Гонконге – это внутреннее дело Китая, – заявил в Вашингтоне китайский министр. – Все страны должны уважать суверенитет Китая. Это является основополагающим принципом международных отношений. Уверен, что ни одна страна, ни одно общество – никто не может позволить у себя незаконные действия, нарушающие общественный порядок. Это относится и к ситуации в США, и к ситуации в Гонконге».
 
Однако Китай сделал США и более прозрачный намек еще до встречи главы МИД Ван И с госсекретарем Керри и президентом Обамой. Войска особого Нанкинского военного округа провели срочные учения, а по сути, демонстрацию силы в районе Восточно-Китайского моря. В ходе учений, как сообщил официальный орган ЦК КПК газета «Женьминь жибао», были отработаны воздушные десанты в незнакомой местности и огневая поддержка наряду с защитой системы связи и руководства войсками.
 
Вот только все эти шаги Китая могут быть недостаточны для того, чтобы решить возникшую в Гонконге проблему. В то же время отказаться от задуманной реформы избирательного законодательства для Пекина будет означать «потерю лица», проявление слабости, которым не преминут воспользоваться более серьезные внутренние оппоненты. Например, те же тибетцы или уйгуры, чье противостояние с китайцами не обусловлено «джентльменскими» соглашениями с третьими странами, а значит, протекает в более жестких условиях.
 
МНЕНИЕ
 
Вячеслав СМИРНОВ, директор НИИ политической социологии:
 
Китай использует Гонконг как собственный офшор. 60 % инвестиций во внутренний, материковый Китай – это инвестиции гонконгского бизнеса. И около 60 % финансовой деятельности КНР идет через банки и биржи Гонконга. Так что гонконгский бизнес крайне не заинтересован в волнениях. Тем более что он абсолютно космополитичен: там у всех (в элите и среднем классе. – Ред.) по несколько гражданств и подданств.
 
А вот гонконгские студенты, которые не связывают свое будущее с финансами и торговлей, – это хороший материал для волнений. Лидеры студенческих профсоюзов и профессура гонконгских вузов теперь могут смело уезжать – они не останутся без работы в Америке.
 
По стечению обстоятельств именно США заинтересованы в том, чтобы гонконгский офшор испытывал максимальные трудности. Но США в данном случае – это не Обама. Это и китайские бизнесмены, живущие в Штатах и считающие себя американцами, и свой же, американский, дипломатический корпус. Сейчас, я думаю, в конгресс стоит попросту очередь с протянутой рукой из желающих получить денег на «поддержку демократии в Китае». Ведь это не Украина, там работы непочатый край. Флот США большой роли в этом случае не играет, а если они сунутся в Гонконг, то для американцев это кончится ничем не оправданными потерями.
 
Так что кто эту кашу заварил, конкретно сказать невозможно. Но вероятность того, что материковый Китай прибегнет к военной силе, боевой технике, крайне мала. Полагаю, они начнут давить протест местными, гонконгскими силами. Желающих объяснить студентам, что они портят бизнес, там тоже немало. Искать общее между нынешними событиями и трагедией на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, я думаю, не стоит. Там все во многом осложнялось участием верующих в рядах демонстрантов.
 
Жесткий разгон возможен, но начнется все, думаю, с протеста гонконгцев против студентов. И если дело дойдет до стрельбы, то прогнозировать дальнейшее развитие событий станет невозможно. У китайцев опыта в таких делах побольше, чем у украинцев. И это – студенческое восстание, а не нанятые умными бизнесменами завозные сотни и гопота Майдана. Китайские студенты – коллективисты, но многое сейчас зависит от их вождей. Важно понимать, кто перехватит инициативу, какие лозунги придут на смену тем, что сейчас (демократические выборы главы Гонконга. – Ред.). Кстати, непонятно, а кто там альтернативная фигура на эту должность? К сожалению, материалов нет. Также вполне возможно, что эти волнения выгодны кому-то из руководства ЦК КПК.
 
Что касается Британии, то англичане единственные, кого Гонконг примет в качестве переговорщиков, остальных не воспримет ни та, ни другая сторона. США будут реагировать по обстоятельствам, исходя из того, как договорятся конгресс и Белый дом. И, возвращаясь к нашей повестке: это все, конечно, очень расстроит Украину – мировые СМИ и общественное мнение уже постепенно переключаются на китайские события и поддержку гонконгских студентов.
 

Авторы:  Михаил ВИНОГРАДОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку