МАТРОССКАЯ ТИШИНА

МАТРОССКАЯ ТИШИНА
Автор: Александр КРУГЛОВ
05.08.2015
 
В МИНОБОРОНЫ ДВА МЕСЯЦА СКРЫВАЛИ ИНФОРМАЦИЮ О ТАИНСТВЕННОЙ ПРОПАЖЕ ДВУХ МОРЯКОВ С КРЕЙСЕРА «МОСКВА»
 
В июне 2015-го в Средиземном море недалеко от берегов Греции с флагмана Черноморского флота России – ракетного крейсера «Москва» исчезло двое моряков. Трагедия получила огласку через два месяца после случившегося, до этого российские военные хранили гробовое молчание. Да и сегодня никакой детальной информации о случившемся нет. Корреспондент «Совершенно секретно» решил разобраться в этой истории и выяснил, что подобные происшествия для российского флота не такое уж редкое явление и далеко не всегда их можно назвать несчастным случаем.
 
Моряки Дмитрий Чайкин и Вячеслав Юрьев исчезли во время учений, которые ракетный крейсер «Мос­ква» проводил у берегов Греции. Это случилось в ночь со 2 на 3 июня в Средиземном море, когда корабль проходил неподалеку от берега, в районе острова Кефалония. Расстояние от корабля до берега в предполагаемом месте пропажи было около десяти километров. Пропажу матросов на корабле обнаружили не сразу, тревогу забили после того, как было обнаружено их отсутствие на построении перед вахтой в 3 часа ночи. Последний раз матросов видели сослуживцы в полночь, поэтому предполагаемое время происшествия – между полуночью и 3 часами ночи. Сразу экипаж был поднят по тревоге.
 
Сначала тщательно обыскали весь корабль. Матросов не нашли, но во время поисков обнаружилось отсутствие двух спасательных жилетов. После этого пришло понимание, что произошло что-то серьезное, командование корабля сообщило об инциденте береговым службам Греции. Также было решено произвести самостоятельный поиск. Капитан принял решение развернуть корабль в обратном направлении. Весь экипаж выстроился вдоль палубы, матросы пытались рассмотреть в море своих товарищей. Поиск продолжался весь день.
 
НА ФЛАГМАНЕ ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА БЫЛ СЛИШКОМ НАПРЯЖЕННЫЙ РЕЖИМ СЛУЖБЫ
 
В ночь, когда произошло ЧП, по сообщениям очевидцев и архивным данным погодных сервисов, держалась спокойная, безоблачная погода. Никаких ограничений по выходу на верхнюю палубу, возникающих при штормовой погоде, не было. Нужно понимать, что вся организация корабельной жизни направлена на исключение и недопущение подобных происшествий. Большинство военных моряков, которые служили на кораблях такого класса, считают, что случайно выпасть за борт корабля практически невозможно.
 
Теоретически, конечно, несчастный случай исключать нельзя, но должно было произойти что-то экстраординарное. Например, ЧП могло стать следствием неосторожных действий самих матросов. Нельзя также исключать, что моряки сами прыгнули за борт, пытаясь добраться до одного из островов, мимо которых проходил корабль. Очевидцы утверждают, что на левой стороне кормы была расстегнута часть леерного ограждения, которое предназначено для предотвращения случайного падения за борт. Из-за этого возникла версия, что матросы решили вплавь добраться до берегов Греции. Если это так, то они явно ошиблись с оценкой расстояния до берега.
 
Находящиеся рядом острова и материк имеют горный ландшафт. При подобном рельефе происходит обман зрения – находящийся в десятках километрах берег кажется совсем близким. Также они не рассчитали, что вода в это время еще не прогрелась, без специального костюма выплыть было невозможно. По всей видимости, версия, что моряки самовольно покинули корабль, является основной. Неслучайно в отношении моряков возбуждено уголовное дело за дезертирство.
 
ПРИЧИНА ГИБЕЛИ МОРЯКОВ НЕ УСТАНОВЛЕНА
 
Родственники матросов о происшествии узнали 4 июня; на следующий день, 5 июня, греческие рыбаки нашли тело одного из моряков. На нем был одет один из пропавших спасательных жилетов. Второй спасательный жилет был найден ранее экипажем самого крейсера в береговой зоне. Второго моряка не нашли до сих пор. Почему военнослужащие совершили этот опрометчивый поступок, остается загадкой. Не исключена версия конфликта, возникшего на корабле. Правда сослуживцы и родственники считают, что Дмитрий Чайкин и Вячеслав Юрьев были хорошими друзьями с самой учебной части, куда они попали сразу после призыва.
 
Экипаж крейсера «Москва» оценивает отношения между командованием и личным составом корабля как приемлемые, также утверждается, что «дедовщина» на корабле в принципе отсутствует. Правда, моряки, которые служили на крейсере «Москва», жаловались на напряженный режим службы. На корабле, действительно, были довольно жесткие порядки, но все в пределах требований устава. Единственное, к чему можно придраться, что там, особенно во время походов, морякам практически не давали отдыхать. Рядовой состав около двух месяцев нормально не спал, максимум 3 часа в день. Примечательно, что распорядок дня стали строго соблюдать только после того, как погибли моряки.
 
Командующий Черноморским флотом с 1996 по 1998 год адмирал Виктор Кравченко рассказал «Совершенно секретно», что у этого происшествия могут быть разные версии: «Возможно, их могло попросту смыть за борт. Нельзя исключать, что когда корабль проходил недалеко от берега, моряки могли сбежать с корабля и попросить политического убежища. Такие случаи были и во время Советского Союза, правда, крайне редко, из своей практики могу привести всего два-три примера».
 
ПРИ ПРОХОДЕ БОСФОРА СОВЕТСКИЕ МОРЯКИ ВЫСТАВЛЯЛИ ВООРУЖЕННУЮ ОХРАНУ
 
Нужно отметить, что происшествие на крейсере «Москва» не единичный случай. Члены экипажей надводных кораблей и подводных лодок по разным причинам оказывались за бортом довольно часто, и спасти их удавалось не всегда. Погибали моряки и в советское время, и сейчас. При СССР в зарубежных походах военные моряки неоднократно убегали с кораб­лей, чтобы сбежать из страны.
 
Например, на флоте известна история, как моряк прыгнул за борт корабля в проливе Босфор, проплыл 150 метров до берега и попросил политического убежища. После этого случая командиры, которые не хотели рисковать, при проходе узких проливов закрывали моряков в кубриках и на боевых постах. Наверху оставались только самые благонадежные члены экипажа.
 
Кроме того, как вспоминают некоторые ветераны флота, все офицеры получали оружие и каждому был отведен свой сектор на палубе. Дескать, в случае чьей-нибудь попытки бегства, им пришлось бы стрелять на поражение. Но иногда попытки побега с кораблей удавались. Известна история, когда со стоявшего на якоре советского эсминца спрыгнул моряк и поплыл к находившемуся рядом американскому эсминцу США. Через 200 метров американцы его подняли и сразу ушли в открытое море.
 
Также известно о происшествии с БПК «Адмирал Юмашев», которое случилось в начале 1980 х. При проходе пролива Гибралтар за борт выпрыгнули два офицера-шифровальщика, которых подобрал английский военный катер.
 
Случались побеги моряков и после развала Советского Союза: в 2005 году пропали два российских военных моряка, принимавших участие в российско-индийских учениях «Индра-2005». Но эти не выпали за борт, а просто не вернулись на корабль из увольнения в порту Джакарты. Моряки служили на большом противолодочном корабле «Адмирал Пантелеев», который позже принимал активное участие в антипиратских операциях в Аденском заливе. Выход двух российских военных кораблей из порта Джакарты задержали и организовали поиск. Тогда моряков найти не удалось.
 
В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ГВАРДЕЙСКИЙ РАКЕТНЫЙ КРЕЙСЕР «МОСКВА» ОПЯТЬ СОВЕРШАЕТ МАНЕВРЫ В СРЕДИЗЕМНОМ МОРЕ
Фото: Вадим Савицкий. ТАСС
 
БОЛЬШИНСТВО МОРЯКОВ ПОГИБАЕТ ПО НЕОСТОРОЖНОСТИ
 
Но чаще всего моряки гибнут из-за собственной неосмотрительности или ошибок экипажа. Сразу шесть моряков из числа швартовной команды субмарины проекта 667А погибло в 1975 году, их смыло мощной волной за борт. Тела подводников были найдены только на следующее утро. Медицинская экспертиза установила, что они погибли от переохлаждения через 15 минут после того, как оказались за бортом. Осенью 1985 года при выгрузке боеприпасов с борта подводной лодки «Владимирский комсомолец» в порту города Палдиски (Эстонской ССР) упал за борт и погиб рулевой-сигнальщик.
 
Весной 1989 года при контрольном выходе на полигон, во время всплытия в штормовых условиях с мостика был смыт командир дизель-электрической подводной лодки с крылатыми ракетами (проекта 651) капитан 1-го ранга Александр Некрасов. Офицера не смогли спасти.
 
Нередки несчастные случаи в современном флоте. В июле 2006 года во время учебных занятий в Финском заливе пропали курсанты Военно-морского корпуса Петра Великого (сегодня это Санкт-Петербургский военно-морской институт). Несанкционированный выход в море организовали два пьяных офицера, которые, взяли с собой в плавание неопытных курсантов. Самовольно взяв на базе ял, экипаж установил на него мачту от другого гребного судна, после чего в течение нескольких часов ходил на веслах и под парусом по акватории. Ночью от сильного порыва ветра ял перевернулся. В итоге пять курсантов пропали без вести, тело одного офицера было обнаружено. Одного офицера и курсанта спасли рыбаки.
 
В большинстве случаев так и не удается установить причины, по которым мат­росы оказались в воде и погибли. Так, в 2009 году в Беринговом море с борта спасательного судна ВМФ «Ижора» пропал матрос-моторист. На поиски военнослужащего был направлен самолет ВМФ Ан-12. Информация о результатах поисково-спасательной операции в открытых источниках так и не появилась.
 
ПРОПАЖУ МИЧМАНА ЗАМЕТИЛА ТОЛЬКО ЖЕНА
 
Другой подобный случай произошел в 2012 году. БПК «Адмирал Трибуц» Тихоокеанского флота после российско-китайских учений прибыл во Владивосток. Тут неожиданно выяснилось, что с борта корабля пропал мичман. Причем его пропажу заметила только жена, когда корабль вернулся из похода. Сначала сослуживцы утверждали, что военнослужащий самовольно оставил часть, пытаясь избежать встречи с женой, а в Минобороны подтвердили это, объявив, что исчезновение мичмана носит бытовой характер. Однако через несколько недель тело моряка было найдено рыбаками в Амурском заливе. Родственники при опознании обнаружили на голове мичмана повреждения и гематомы и подозревают, что экипаж что-то недоговаривает.
 
Спустя год на Тихоокеанском флоте случилось очередное несчастье. Матрос БПК «Адмирал Виноградов» упал за борт в зону гребных винтов. Позже выяснилось, что матрос прыгнул за борт с вертолетной площадки кормовой надстройки, расположенной на высоте 6,5 метра над водой во время движения при швартовке. Несмотря на то что происшествие произошло в базе, в непосредственной близости от берега, тело моряка удалось найти только через 1,5 месяца. Военные заявили, что моряк случайно упал с корабля в воду. Однако военные следователи возбудили дело о доведении до самоубийства.
 
В конце июля этого года стало известно о гибели моряка Северного флота. По предварительной информации, на прошлой неделе во время погружения подводной лодки по неустановленной причине он остался в рубке. Тело моряка было обнаружено уже после всплытия. Проверку ведут военные следователи. На какой именно лодке погиб военнослужащий, не сообщается.
 
АМЕРИКАНСКОЕ ПЕЛЕНГОВОЧНОЕ УСТРОЙСТВО ПОМОГЛО СПАСТИ ЖИЗНЬ 29 МОРЯКАМ
 
В то же время часто за бортом своих кораблей оказываются военные моряки и иностранных ВМС. Например, аналогичные ЧП происходят на кораблях США и других стран. В мае 2003 года с американского десантного корабля Nassau один за другим за трое суток пропали два матроса. Случилось это, когда судно находилось в полутора тысячах километрах от побережья США. Корабль возвращался в США из района Персидского залива, и на его борту находились морские пехотинцы, принимавшие участие в иракской войне.
 
Сначала несчастный случай произошел со старшиной Дуэйном Уильямсом, который утонул у всех на глазах. Заигравшись в футбол, он не заметил границ палубы и выпал за борт. Моряк пытался выплыть, некоторое время ему удавалось оставаться на поверхности, товарищи кинули ему спасательный жилет и устройство для подачи дымового сигнала. Пока спускали шлюпку, старшина утонул. Спустя два дня, пропал еще один моряк 1-го класса, Шаун Дэйл, обстоятельства исчезновения этого военнослужащего так и остались неизвестными. Для очистки совести корабли ВМС США и береговой охраны обследовали район, где проходило судно, но никаких следов не обнаружили.
 
Для предупреждения трагических последствий таких случаев на кораблях ВМС США началось применение портативного пеленговочного устройства (MOBI), предназначенного для поиска упавшего за борт человека. По данным американских военных, при помощи этого устройства ежегодно удается спасти около тридцати военных моряков.
 
Бывший начальник Главного штаба ВМФ (в 1992–1996 годах) адмирал Валентин Селиванов рассказал «Совершенно секретно», что каждое ЧП на корабле – это цепочка трагических ошибок и сложно предполагать, что произошло в конкретном случае: «На моей памяти не было случая, чтобы моряки убежали с корабля или попросили политического убежища. Хотя долгое время был связан с 5 й Средиземноморской эскадрой кораблей ВМФ, которая постоянно выполняла боевые задачи в международных водах. Но знаю о побеге, который произошел раньше. При проходе Гибралтара сбежал матрос. Посчитали, что он сбежал по политическим мотивам.
 
Наказали всех, кого положено, но через несколько лет выяснилось, что это наш разведчик. Каждый подобный случай превращался в легенду, и обрастал слухами, которые из-за отсутствия информации обычно додумывают моряки. Например, при проходе узкостей, в частности Босфора, выставляется вооруженная вахта на палубе. Много слухов ходило, зачем выставляют автоматчиков, даже сейчас некоторые считают: чтобы не дать морякам сбежать за границу. Могу однозначно сказать, что это противодиверсионная вахта, направленная против проникновения на борт противника.
 
И выставляется она вполне оправданно: когда проходишь Босфор и Дарданеллы, рядом всегда находится натовский разведывательный катер. Каждый советский корабль, который проходил через пролив, он встречал, маневрировал вокруг него на большой скорости и фотографировал корабль с разных ракурсов, чтобы посмотреть, что на нем могло измениться, какая модернизация проведена.
 
Хочу заметить, что сегодня таким образом бежать в другую страну попросту бессмысленно. Сейчас практически любой военнослужащий может взять визу и за границей попросить политического убежища. Вообще, трудно представить, что этих моряков могло заставить прыгнуть в воду. Возможно, что-то произошло внутри экипажа, допускаю – какое-то хулиганство или они были не в себе. Можно допустить, что случайно за борт мог свалиться один моряк, но чтобы упали двое – это что-то из ряда вон. Можно только догадываться о причинах случившегося, точно о них могут сказать только на самом корабле.
 
Нужно понимать, что после того, как моряки свалились в воду, а на корабле этого не заметили и моряки остались в открытом море, они были обречены. В абсолютном большинстве матросы – это далеко не спортсмены-пловцы, обычно они даже побаиваются оказаться в воде. При расстоянии до берега 10 километ­ров моряки не имели шансов выплыть. Там течение очень сильное и холодное, там любой бы утонул, ни один пловец не сможет выплыть».
 

Авторы:  Александр КРУГЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку