Масштабный интерес к ливийской нефти перекраивает сырьевой рынок

Масштабный интерес к ливийской нефти перекраивает сырьевой рынок
19.07.2020

После заключения договора о военном сотрудничестве от 2019 года между Турцией и так называемым Правительством национального согласия (ПНС) Ливии интерес многих сил к региону значительно вырос. Нефтегазовые богатства североафриканской республики стали манить сторонних игроков, желающих воспользоваться политической нестабильностью в стране.

Ливия – самая богатая страна по запасам углеводородов. Однако государство сильно зависит от их экспорта. После свержения Муаммара Каддафи в 2011 году страну поразил кризис, а добыча нефти упала до «символических» 400 тысяч баррелей в день. На январь 2020 года количество извлекаемого «черного золота» выросло до 1,3 миллиона баррелей ежедневно, но эти значения все равно не достигли докризисных показателей, равных 3 миллионам баррелей.

Половина ливийской нефти шла на рынок Европы – преимущественно в Испанию, Италию, Францию. Часть добытого сырья приобретал Китай. Весь ливийский газ экспортируется точечно в Италию по газопроводу Green Stream. Однако март 2020 года резко поменял ситуацию в связи с политическим кризисом в стране, вызванным захватом ливийской столицы исламскими радикалами ПНС.

Чтобы доходы от нефти не доставались террористическим бандформированиям, ливийские племена блокировали отгрузку сырья из основных районов добычи. Стоит напомнить, что законной продажей «черного золота» может заниматься только Национальная нефтяная компания (ННК), штаб которой находится в Триполи. Доходы от экспорта нефти должны распределяться справедливо между регионами Ливии, но ПНС нарушило это положения, присваивая деньги, которые впоследствии тратятся на оплату услуг наемников и закупку военной техники у Турецкой Республики.

Кратное падение добычи нефти в Ливии не сильно отразилось на мировом сырьевом рынке из-за распространения коронавируса. Потребление спало в разы, но постепенно глобальная экономика восстанавливается, что возвращает к вопросу о возобновлении нефтедобычи в североафриканском государстве, на чем настаивали США и ряд стран ЕС.

Европейские и американские нефтяные компании подстроились под режим ПНС и научились извлекать прибыль, контактируя с офисом ННК в Триполи. В частности, это итальянская ENI, добывающая наибольшее среди всех иностранных компаний количество ливийских углеводородов в сутки (291 000 баррелей нефти в сутки). Следом идет французская фирма Total, а за ней – испанская Repsol (63 000 баррелей и 35 630 баррелей в день соответственно).

Примечательно, что триполитанские боевики помогали наращивать добычу лояльному режиму ПНС итальянскому государству в то время, как у конкурентов падали извлекаемые объемы. Пул западных стран, занимающихся добычей ливийской нефти, невероятно обширен: помимо перечисленных, это США, Австрия, Германия, Канада, Норвегия. Великобритания покинула североафриканскую республику, продав ENI свои активы, но сохранив интересы. Российские компании не участвуют в добыче ливийской нефти.

Отдельно стоит упомянуть про Турцию, чьи энергетические амбиции распространились и на североафриканскую республику. Анкара заявила о намерении проводить геологоразведку в Ливии и разрабатывать шельф Средиземного моря, о чем договорились президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и главарь триполитанских радикалов ПНС Файез Саррадж. Учитывая, что Турецкая Республика экспортирует до 93% используемой нефти, нетрудно понять, почему Анкара сделала ставку на ливийский кризис.

10 июля руководитель ННК Мустафа Саналла объявил о возобновлении малых объемов экспорта «черного золота» из Ливии. Данное сообщение появилось после прошедших переговоров восточных племен республики и руководства Национальной нефтяной компании, состоявшихся при участии США и Франции. По факту запрет на добычу до конца не снят, поэтому ННК при посредничестве третьих сил пытается вернуть прежние условия.

Вероятно, именно с этим связан недавний вброс ННК о присутствии на ливийских нефтедобывающих объектах «российских бойцов», якобы препятствующих реализации планов западной энергетической коалиции и ее дальнейшей экспансии в связке с ПНС. По обыкновению, фейки о российском присутствии появляются в преддверии западного вмешательства в ситуацию для оправдания агрессивной политики.

Ливийский кризис и блокада добычи нефти прямо коррелируют с мировым рынком углеводородов. Цена барреля напрямую зависит в том числе от ситуации в североафриканском государстве. Об этом в феврале текущего года заявлял министр энергетики России Александр Новак.

Запрет ливийских племен на добычу способен привести к удорожанию барреля нефти, что невыгодно крупнейшим потребителям, включая США. С другой стороны, высокая цена за «бочку» интересна экспортерам «черного золота», например, странам Персидского залива, поддерживающим Ливийскую национальную армию (ЛНА), противостоящую ПНС. В июле цена на нефть стала снижаться на фоне заявлений ННК о скором возобновлении добычи. S&P Global отметил, что восстановление добычи в Ливии ставит под вопрос эффективность стратегии стран ОПЕК+.

Иван ФЕОКТИСТОВ, политолог



Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку