Людмила Улицкая: «Эта свора – часть народа»

Людмила Улицкая: «Эта свора – часть народа»
Автор: Михаил ШЕВЕЛЁВ
27.05.2013

Одна из самых читаемых в мире русских писателей Людмила Улицкая отвечает на вопросы «Совершенно секретно»

– Какое ощущение осталось у вас от митинга на Болотной площади 6 мая? Уныние и тупик – или что-то другое?

– Нет, никакого уныния и никакого тупика. В событиях такого рода очень важна наша собственная оптика. С какого расстояния смотрим? То, что нынче происходит, – процесс долгоиграющий, и я расцениваю его как момент зарождения гражданского общества. И процесс этот рассчитан не на недели и месяцы, а на десятилетия. Подозреваю, что на целое поколение… Естественно, что в этом движении будут периоды большей и меньшей активности, но в целом у меня создалось впечатление, что из разнообразных недовольств разнообразных людей может в конце концов сформироваться общество, способное выстраивать свое мнение и выражать его и вести диалог с властью. Я не государственник по своим установкам, но признаю, что государство – вещь необходимая, однако сама государственная власть должна находиться под контролем общества, чтобы не работать исключительно на себя. А общество в нашей стране пока что очень рыхлое, плохо структурированное, в то время как государственная власть делает все возможное, чтобы не существовало ни общественного мнения, ни обратной связи между обществом и государством. По этой причине я за Болотную площадь и за все это движение в целом. Здесь, на этом пути, много всяких опасностей, но есть надежда…

– Кто-то из выступавших вас удивил? Пошлостью? Или, наоборот, смелостью мысли?

– Во-первых, я ничего не слышала, я стояла далеко от трибуны, и до меня только гул доносился. Потом в Интернете я прочитала, и вполне внятным на этот раз мне показался Дмитрий Быков. От него я как раз всегда жду чего-то неожиданного, он ведь человек полемический, и его заносит иногда чудовищно, как это было в его диалоге с Андроном Кончаловским. На этот раз – все внятно. Никто меня не удивил – все довольно предсказуемы.

– Показалась ли вам важной идея Акунина-Чхартишвили – не сотрудничать с бюрократией ни при каких обстоятельствах?

– Здесь не совсем просто. Если это обращение только к деятелям культуры – прощу прощения за это советское клише, Акунин употребил слово «мэтры», – это мне понятно. Поскольку сама я в одном кадре ни с кем из чиновников не стояла, наград государственных не получала, да мне их и не предлагали, то я в этом отношении чиста. Но я не могу не подумать о тех людях, которые делают свое честное дело лечения людей, преподавания арифметики и истории,  возделывают свои общественно-полезные поляны, – они-то просто не имеют возможности не общаться с чиновниками всяких рангов. У них нет возможности бойкотировать власть. Подумайте, а как должна была себя вести прекрасная моя подруга – покойная Вера Миллионщикова, чтобы держать и развивать свой хоспис? Да, трудно, трудно с бюрократией разговаривать, но приходилось искать и находить общий язык с самыми разными людьми. И в этом месте я сдерживаю себя и не произношу – «с разной сволочью, с подонками, ворами, лизоблюдами». Эта лишенная чувства собственного достоинства алчная свора – тоже часть нашего народа, и не буду распространяться на эту тему. Это вековая культурная традиция, Гоголь об этом писал и Салтыков-Щедрин, и Лесков много об этом говорил… Чиновники, «кувшинные рыла» – испорченные и развращенные люди. Но и они тоже – народ. Очень даже народ. Нет внутри нашей власти никаких интеллектуалов и умников, и культурный уровень нашей власти в высшей степени демократический: отличить водопроводчика от члена Государственной думы ни по языку, ни по уровню мышления невозможно.

Надо ли с ними входить в контакты? Охоты у меня нет, желания от них получить что-то для себя лично – совершенно нет. А вот взгляните на Чулпан Хаматову – она ходит, улыбается, просит… И получает лечебный корпус для детей с онкологическими заболеваниями. И никто ее не спрашивает, нравится ей ходить и улыбаться или не очень нравится. Но корпус стоит! Построен благодаря ее обаянию и, возможно, унижению. Сделано было на самом деле то, что обязаны были сделать эти самые власти для страны, для наших детей, без всяких просьб со стороны замечательной актрисы. Но сделали это все-таки благодаря тому, что Чулпан – дай ей Бог здоровья – пошла и поклонилась.  Так что Борис Акунин совершенно прав – со своей позиции человека от власти лично не зависимого. А Чулпан Хаматова права правотой более высокой… Каждый сам выбирает себе путь.

– Конечно, у каждого свой путь, и те, кто помогает больным, безусловно, заслуживают особого отношения. Но разве не наступают в истории моменты – редкие, слава Богу, – когда становится ясно: делая малое благое дело, я помогаю большему злу?

– Нет, мне кажется, так не бывает. Малое благое дело тем и замечательно, что оно личное, персональное, очищает пространство и дает силы выжить среди хрестоматийных «свинцовых мерзостей». Шесть миллионов евреев были уничтожены во время Второй мировой войны, а несколько тысяч были спасены теми, кто совершал маленькие подвиги. И они не служили великому злу. У Генриха Белля, в его замечательном романе «Бильярд в половине десятого», есть гениальная тема «причастия буйвола». Мы снова в этой точке – принимаем мы «причастие буйвола» или отказываемся. Делая «малые дела», мы отказываемся от участия в мерзости. Теория «малых дел», тысячу раз высмеянная, не утратила своего смысла. Хотя бы по той причине, что великие деяния, злые или добрые, совершаются людьми, облеченными большой властью, или большим талантом, или большой агрессией, а на «малые» любой человек годится.

– Значит, мы еще до критического момента не дожили, и те, кто говорит, что дело идет к гражданской войне, – пустые паникеры?

– Я не пророк. Не знаю. К тому же в сегодняшнем мире и речи нет о борьбе «добра со злом». Какой-то очень остроумный человек переставил несколько букв, и получилось  здорово – «борьба бобра с ослом». А из такой борьбы действительно мало что путного может произойти. На языке философском это означает, что понятийный аппарат устарел, что сами понятия добра и зла размыты, их границы зыбки.

На фото: Митинг 6 мая 2013 года (фото «Коммерсант»)

– Раз за разом люди, которые добираются в нашей стране до власти, демонстрируют удивительный талант к суициду. Сначала русское дворянство собственными руками сделало все, чтобы найти свою судьбу в 1917-м. Затем большевики прошли такой же путь моральной и интеллектуальной деградации за 70 лет. Казалось, их сменщикам судьба дает уникальный шанс – превратиться из номенклатуры в обычный правящий класс. Но нет, на наших глазах они от него отказываются. Что может их остановить – и спасти тем самым и нас всех, и их, дураков? 

– Нет, мне эта концепция в целом не нравится. Причинно-следственные связи в истории представляются мне более сложными, а российская история отражает российскую ментальность. Изменится сознание народа, изменится и государство. А сегодня сознание монархическое, об этом свидетельствует всеобщая тоска по «крепкой руке». Культура и образование ведут к осознанию своего положения в мире, и, пока этого осознания нет, страна обречена на авторитарный режим. Для любых преобразований необходимо, прежде всего, чтобы люди стали осознавать себя гражданами страны, а не подданными – не рабами, не крепостными, не винтиками и не пушечным мясом. А что такое «правящий класс», я просто не понимаю. От самого термина веет советским ветром. Нет никаких правящих классов в мире уже давно. По крайней мере, так мне представляется.

– Есть ли какая-то подсказка в русской (или любой другой) литературе? Кто из писателей сейчас больше всего ко времени? Кто знает, как правильно себя вести именно сейчас? Или это избыточная литературоцентричность и ответы надо искать в другом месте?

– У литературы нет задачи обучать людей правильному поведению. Но уж если кто и написал книгу об устройстве нашего мира, то это Оруэлл, великий Джордж Оруэлл. Он  показал, как работает этот механизм, и никто лучше него этого пока не сделал. Читайте «1984» – эта книга написана в 1949 году человеком, прошедшим  через многие иллюзии, и хотя ее прочитали миллионы людей, но известна она только людям читающим, а политику в нашем веке делают не те люди, которые книги читают… и не те, которые их пишут. О чем можно только посожалеть.

ВСЕ ЛУЧШИЕ ИНТЕРВЬЮ «СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО» В 2013 ГОДУ:

 Писатель, сценарист Юрий Арабов; Музыкант Андрей Макаревич; Музыкант Юрий Шевчук; Переводчик Виктор Голышев; Экономист Евгений Ясин; Музыкант Юрий Лоза; Драматург Александр Гельман; Артист Ефим Шифрин; Писатель Людмила Улицкая;  Режиссёр Владимир Мирзоев;  Экономист Андрей Илларионов; Режиссер Олег Дорман;  Хирург-трансплантолог Сергей Готье; Бывший руководитель дирекции внешнего долга ЮКОСа Владимир Переверзин; Писатель Юлий Дубов; Сценарист и режиссер Александр Миндадзе; Адвокат Борис Кузнецов; Народный артист России Александр Бурдонский; Писатель Рубен Гальего; Режиссер Юрий Мамин; Наталья Солженицына.

* * *

Присоединятесь к сообществам газеты в социальных сетях:  «Совершенно секретно» в Facebook, ВКонтакте, Twitter


Авторы:  Михаил ШЕВЕЛЁВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку