Люди гибнут за металл

Автор: Таисия БЕЛОУСОВА
01.03.1998

 
Всеволод КУКУШКИН
Москва – Нагано – Москва

Членов МОК давно уже ругают во всем мире за выбор очередной столицы Олимпиады – будь то летние Игры или зимние. Впрочем, на всех не угодишь, и соображения, которыми они руководствуются, порой остаются тайной за семью печатями. Выбор олимпийской столицы – особая тема, об этом можно говорить много и долго, а Игры – вот они. Они – состоялись. А за выбор не Нагано, а какого-то другого места членов МОК все равно бы ругали.

XVIII зимние Олимпийские игры стали частью истории уходящего века в тот момент, когда погас огонь в своеобразной чаше, установленной в Нагано. Больше в нынешнем столетии такого масштабного зимнего состязания не будет.

Жемчужиной – а для многих Япония ассоциируется и с этим словом – Олимпиады был хоккейный турнир. Результаты спортивной части состязания хорошо известны – впервые в истории Олимпиад золотые медали завоевала сборная Чехии, второе место у сборной России, третье – у сборной Финляндии. Признаюсь честно, я все-таки предполагал, что наша сборная будет первой, но, как говорят, «судьба-злодейка». Второе место в своем прогнозе отводил американцам, а третье – шведам, финнам или чехам. Канадцы, на мой взгляд, слишком консервативны, а потому и отстают от сегодняшнего дня.

Почему на олимпийском хоккейном турнире впервые встретились все сильнейшие игроки планеты? Ответ на этот вопрос лежит в истории, надо только забраться в архивы НХЛ, на 47-й этаж в доме 1251 на Avenue of the Americas на Манхэттене. Думаю, что у Дебби Джордан, главной помощницы комиссара НХЛ Гари Бэтмана, хранятся протоколы совещаний 1994 – 1995 годов, когда формировалась идея участия лиги в Олимпиаде. Гари Бэтман никогда в хоккей не играл, он, вообще-то, любитель шахмат. И в НХЛ пришел из НБА, хозяева клубов пригласили его на этот пост для того, чтобы он придумал способ, как сделать хоккей одним из наиболее популярных видов спорта в Северной Америке, а точнее – в США. В Канаде хоккей вообще занимает положение национальной религии. Бэтман пригласил к себе первым вице-президентом бывшего вице-президента телекомпании Эй-би-си Стива Соломона, человека баскетбольного роста, который также не играл в хоккей. И вместе они пришли к одной простой идее – хоккей должен завоевать расположение телевидения, его должны полюбить... американские домохозяйки, он должен стать известным и узнаваемым. А американские домохозяйки больше всего любят смотреть Олимпийские игры – это уже точно установлено. Дальше все просто – если игроки из клубов НХЛ будут на экранах большинства телевизоров в США, то после Олимпиады многие придут на стадионы для того, чтобы посмотреть на тех самых звезд, которые играли в Нагано. Кстати, Бэтман приглядывался к олимпийскому хоккейному турниру еще в 1994 году в норвежском Лиллехаммере, куда он приезжал как гость Международной федерации хоккея. В 1995 году на сентябрьском конгрессе ИИХФ в Будапеште появились Соломон и сотрудники ассоциации хоккеистов НХЛ (НХЛ ПА). На стол был положен проект соглашения об участии хоккеистов, выступающих в клубах НХЛ, в олимпийском турнире в составах своих национальных сборных. Так началась реализация программы Бэтмана.

Идея была принята всеми странами «большой шестерки», нужно было только «отшлифовать» некоторые моменты. Процесс «шлифовки» был весьма сложным – дело доходило до гроханья кулаками по столу. Критики соглашения были в обоих «лагерях»: в международной федерации говорили, что Олимпиада – слишком лакомый кусок, который был отдан НХЛ за слишком малую цену, в НХЛ, в свою очередь, говорили, что остановка календаря в разгар сезона – слишком большая жертва за сомнительное удовольствие покрасоваться на Олимпиаде.

Как бы разминкой стал Кубок мира, состоявшийся в 1996 году. Он принес большую радость американцам, особенно когда сборная США выиграла трофей, одолев команду Канады. Европейцы были сильно разочарованы, но выводы сделали. Дело в том, что в вопрос формирования команд Старого Света чересчур активно вмешивались руководители НХЛ ПА, они буквально диктовали свои условия, при этом оказывая сильное влияние на игроков. Дело дошло до того, что в январе 1997 года чех Иван Глинка на совещании во Флориде откровенно заявил в лицо исполнительному директору НХЛ ПА Бобу Гуденау: «Если бы вы не вмешивались, у нас была бы хорошая команда, а именно из-за вас у нас была команда гуляк и зазнаек». Тогдашний президент Федерации хоккея России Валентин Сыч энергично поддержал его.

Первым ходом Валентина Сыча было приглашение на роль менеджера олимпийской команды Алексея Касатонова. Алексей закончил играть в НХЛ, провел сезон в ЦСКА у Виктора Тихонова и, как говорят, повесил коньки на гвоздь. Это не большой секрет, что у Касатонова нет близких отношений с Вячеславом Фетисовым и Игорем Ларионовым, которые считались неформальными лидерами среди русской хоккейной «общины» в Северной Америке. Однако именно Касатонов вел необходимую работу с российскими игроками все лето, осень и зиму 1997 года.

Валентин Сыч трагически погиб от рук наемных убийц в апреле 1997 года, а в конце мая президентом ФХР был избран Александр Стеблин. Стеблин в российском хоккее личность хорошо известная – он прошел по всем ступеням, начиная от хоккеиста в подмосковном Подольске. Он был администратором сборных СССР, президентом и Межнациональной хоккейной лиги, когда клубы из распавшегося СССР хотели остаться в единой системе.

Стеблин прекрасно понимал, что для него Олимпиада будет пробным камнем, когда ему придется доказывать, что он, получив власть, распоряжается ею максимально эффективно. И надо сказать, что он «сыграл» свою партию без ошибок. Прежде всего, он был прав с приглашением на пост главного тренера сборной Владимира Юрзинова, довольно долго работающего в Финляндии. В июне 1997 года он встретился с генеральными менеджерами сборных США и Канады – Лу Ламорелло и Бобби Кларком и частично поделился с ними своими планами подготовки. Стеблин хотел, чтобы никто не обвинил его в том, что он нарушает условия Будапештского соглашения, – речь шла об объявлении состава команды и о проведении предсезонного сбора в Нью-Джерси. Поначалу возражений не было, только позже, в августе, Бобби Кларк немного пошумел, что сборы не предусмотрены соглашением. Бобу Гуденау президент ФХР твердо заявил, что в раздевалке сборной России будут работать только российские специалисты, – речь шла о бригаде обслуживания, которая играет огромную роль в создании необходимой атмосферы в команде на протяжении практически всего турнира. Кстати, Боб Гуденау, который считал, что «запевалой» в нашей сборной должен быть Фетисов, без энтузиазма встретил сообщение, что менеджером команды назначен Касатонов. «Ваше дело», – пробурчал он. А вот когда узнал, что никто из клубов НХЛ не будет находиться в российской раздевалке, буквально вскипел: «У вас не будет команды, ваши люди ничего не умеют, и никто не согласится играть в вашей сборной». Он сильно ошибался.

Из тех игроков, которых хотели видеть в составе тренеры, не было только нескольких. Но причины их отсутствия были различны – кто из-за травм, кто просто устал, а кто и искал предлог, уступая давлению со стороны. История отказа Николая Хабибулина стоит несколько особняком. Сначала он «темнил», потом уклонялся от встреч с Юрзиновым и Стеблиным, а напоследок заявил, что обижен тем, что в 1992 году в Альбервиле ему не дали золотую медаль чемпиона. Николай был тогда третьим вратарем и ни одной секунды не стоял в воротах сборной объединенной команды. По правилам МОК каждая хоккейная команда получает 23 медали, но уточнения насчет того, вручать ли ее третьему запасному голкиперу, если он не играл ни в одном матче, нет. Хотя если вратарь не имеет никакой статистики, то получается, что его вроде бы на Олимпиаде и не было. Тогда команда сама решила отдать двадцать третью медаль Виктору Тихонову. И вот спустя столько лет Хабибулин, игравший, кстати, после этого в ЦСКА у того же Тихонова, вспомнил давнюю обиду.

Нашу команду американцы – речь идет прежде всего о руководстве НХЛ ПА – не считали не только фаворитами, но и вообще отдавали ей максимум место в полуфинале. Я получил косвенное доказательство этого в вечер четвертьфинальных матчей. Руководители НХЛ ПА внезапно спохватились, что визы у большинства гостей российских игроков заканчиваются 21 февраля, на следующий день после полуфиналов. То есть они должны были бы покинуть Японию в этот день – мол, ваши проиграли, а потому и держать вас здесь нечего. Но россияне-то не проиграли, а вышли в финал. С другой стороны, в финалисты прочили сборную США. Супруга одного из хоккеистов сборной США – Лори Амонти – прилетела в Японию 18 февраля и хотела пробыть там до 23 февраля, то есть улететь на следующий день после закрытия Игр. Однако по соглашению игроки НХЛ должны были отправляться домой на следующий день после того, как их команда выбывала из турнира. Американцы проиграли в четвертьфинале, и супруги Амонти улетели 19 февраля

Наша команда после финального матча сильно переживала. Все-таки игроки страстно хотели победы, хотели выиграть «золото» и отдавали этому все свои силы, никто не может упрекнуть ни одного из членов команды, что он «жалел» себя, что экономил силы. Эта команда опровергла прогнозы многих североамериканских специалистов, которые следят за игроками на протяжении сезона НХЛ. Прежде всего, наших вратарей ставили гораздо ниже, чем канадских, американских и Гашека. А Михаил Шталенков и Андрей Трефилов, с которыми работал Владислав Третьяк, оказались по своему классу ничуть не хуже, они прекрасно отыграли олимпийский турнир и доказали, что в НХЛ их незаслуженно «зажимают», им не дают играть столько, сколько они заслуживают своим мастерством. Что касается наших тренеров, то считалось, что они руководят «скамейкой» в старомодной манере и в работе с игроками, прошедшими школу НХЛ, такое не пройдет. Опять-таки заблуждение – чего стоит мастерство Владимира Юрзинова, Петра Воробьева и Зинэтулы Билялетдинова, сумевших в труднейшей ситуации во время матча с командой Финляндии, когда команда потеряла концентрацию и соперник сумел перехватить инициативу, «поднять» игроков, вернуть их в боевое настроение и выиграть этот важный полуфинал. А что касается игроков, то их все видели. Не случайно, когда на директорате выбирали лучших игроков, Павел Буре был назван единогласно. Впрочем, столь же единогласно был назван лучшим вратарем и Доминик Гашек из сборной Чехии. На его долю пришлось бросков больше, чем его коллегам, но он стоял фантастически надежно. Можно говорить, что нападающие бросали ему неправильно, что ему везло, но счет на табло, а медаль на шее. Хотя кое-кто шутил, что сборная Чехии должна половину своих наград отдать Доминику, одной медали за его труд ему мало.

Вторым по интересности для зрителей и для телевидения был турнир фигуристов. В принципе, на Олимпиаде все возможно, любые сюрпризы, но в фигурном катании, чтобы случился сюрприз, надо, чтобы фаворит или заболел, или получил тяжелую травму, или, на худой конец, чтобы обрушилась крыша катка. Впрочем, фаворитов в каждом виде обычно бывает двое-трое, поэтому все-таки спортивный элемент в состязании присутствует, другими словами, кто обойдется без падений, кто сумеет выполнить все требуемые прыжки, тот и станет чемпионом. Иллюстрацией этого была победа в парном катании Артура Дмитриева и Оксаны Казаковой. Воспитанники Тамары Москвиной были безупречны, они своей уверенностью буквально заставили ошибаться соперников.

Илья Кулик был столь же безошибочен, он единственный, кто сделал прыжок в четыре оборота и при этом не полировал лед своими брюками, а потому и его победа не вызвала сомнений.

Оксана Грищук, которую все зовут еще и Паша, была великолепна вместе со своим партнером Евгением Платовым. Эта девушка, с которой можно было бы «слепить» куклу, способную затмить знаменитую Барби, выступала также с травмой, но добилась «золота». Она, безусловно, хороша и знает это. Надо было видеть, как она с некоторым недоумением хлопала ресницами на том самом входе на хоккейный каток, по которому в зал проходили император Японии и президент МОК. О каких билетах и пропусках вы говорите? Президент ИИХФ Рене Фазель, бывший на Олимпиаде без сопровождения очаровательной супруги, сразу заявил: «Вы мои гостьи» – и, взяв Оксану и ее подругу под руки, провел их в главную ложу. Хорошо быть красивой, а к тому же еще и чемпионкой.

Как-то сложилось, что судейство в фигурном катании кроме как жульничеством не называет только предельно наивный. И судьи сами дают для этого пищу. Как только на телеэкранах стали появляться цифры оценок с флажками стран, чьи судьи сидят за столиками, так сразу стало видно всему миру, чья «объективность» чего стоит. Сегодня в самом сложном положении находятся наши фигуристки-одиночницы. Дело в том, что когда доходит до них очередь, то в копилке нашей команды уже оказывается столько медалей, что остальные страны начинают сетовать, что им тоже должно кое-что достаться. А в итоге пострадавшими оказываются наши девушки...

В свою очередь, и мы получили своих звезд, которых мы чтим больше, так как с нашей, российской точки зрения лыжные гонки потяжелее, чем фигурное катание. Бесспорной звездой стала лыжница Лариса Лазутина. Она выступала на третьей для себя Олимпиаде – это уже само по себе достижение, в нее не очень-то верили некоторые из тренеров и даже советовали ей уходить. Если она хотела «хлопнуть дверью», так удар получился слишком громким. После такого не уходят – столько золота и серебра за две недели добыто, что бросать такую «жилу» – грех. Но в логику, а точнее, в психологию женщин, особенно лыжниц, проникнуть практически невозможно, понять их – это за пределом мужских способностей. Остается только одно – восхищаться. Впрочем, можно восхищаться и еще одной лыжницей, которой все сулят большое будущее, – Юлей Чепаловой, которая держалась себе тихо-скромно, будучи уверенной в душе, что в двадцать один год она сумеет выиграть сверхсложную дистанцию в 30 километров. И откуда только в этом «воробушке» – рост всего 160 сантиметров – такой заряд энергии, чтобы так выстрелить..

Обошлась ли Олимпиада в Нагано без детективных историй? Конечно же, нет. Разве может быть все идеально гладко, когда собираются почти пять тысяч человек со всего света. Не случайно все время Олимпийских игр в Нагано в гостинице «Кокусай-21» жили девять юристов, готовых как акулы вцепиться в случай, когда кто-либо подаст на арбитраж. Этот самый арбитражный суд изобрел Самаранч, и теперь нет-нет да и получает МОК оттуда чувствительный удар.

Первый раз детективная история развернулась в связи с анализом на допинг канадского сноубордиста Росса Ребальяти. У олимпийского чемпиона обнаружили следы марихуаны. МОК сразу же принял решение дисквалифицировать парня – не хватало еще, чтобы наркоман был бы олимпийским чемпионом и давал пример остальным. Но канадская делегация оказалась не настолько проста. Она подала апелляцию, провела пресс-конференцию. Руководительница делегации Кэрол-Энн Летерен заявила, что парень признался ей, что баловался «травкой» в последний раз в апреле прошлого года. А вот на вечеринке с друзьями, когда его провожали на Олимпиаду, кое-кто курил марихуану, и он, вероятно, надышался «выхлопами». Конечно, кроме смеха, такое объяснение никакой другой реакции вызвать не может.

Юристы с удовольствием бросились в изучение этого дела и обнаружили, что МОК не имеет хорошо проработанного соглашения с Международной федерацией сноубординга, а запись о марихуане носит только рекомендательный характер. Словом, незадачливому канадцу, к неудовольствию руководства, юристы медаль вернули. В ответ Росс заявил, что из-за строгостей олимпийских регламентов он не намерен менять друзей.

Кстати, сообщение о следах марихуаны в пробе чемпиона сразу же поставило на ноги местную полицию – неужели пропустили в страну груз марихуаны в багаже с олимпийскими кольцами? Японские законы очень строги по отношению к наркотикам, и если бы были основания полагать, что Ребальяти курил в Нагано, то ему пришлось бы давать показания в местной полиции. А вот это уже совсем иное, чем спортивные судьи.

Вторая детективная история произошла в самом конце предварительного турнира хоккеистов. Оказалось, что Ульф Самуэльссон, сыгравший за «тре крунур» три матча, не имел права надевать свитер синего и желтого цветов. Оказывается, он лишен шведского гражданства еще пару лет назад, хотя и сам не знал об этом. Впрочем, у него на руках был нормальный паспорт с тремя коронами на обложке, который он и представил на мандатную комиссию. Он и не скрывал, что у него есть еще и американский паспорт. Но в том-то и дело, что швед, получающий второе гражданство, автоматически лишается своего основного. Правда, об этом он должен сам заявить шведским властям, и тогда будут внесены изменения во все компьютерные базы данных. Словом, президент Федерации хоккея Швеции Рикард Фагерлунд проявил верх порядочности и на заседании директората турнира обнародовал этот факт. Фагерлунд обмолвился, что раскопали это дело шведские журналисты, большие любители выноса сора из изб. Самуэльссона дисквалифицировали, но очки команде оставили.

Однако шведы попытались выяснить, кто же все-таки раскопал дело Самуэльссона. Оказалось, что никакие шведские журналисты до таких тонкостей бюрократической системы не докапывались. И, в свою очередь, намекнули на то, что исходит информация от американцев, а точнее, от тамошних юристов, которые, как о них говорят, готовы отца родного потащить в суд. Теоретически американцам было выгодно, чтобы шведы «упали» на четвертое место в своей группе и встречались бы с командой России, которая оказалась на удивление впечатляющей. Все-таки шведы умеют играть с россиянами, умеют заставить даже скоростную команду увязнуть в своих оборонительных построениях. Так что идея была проста – пусть европейцы повалтузят друг друга. Но... Руководители шведской федерации были весьма разочарованы тем, что их команда была выведена из нормального состояния этим инцидентом, и пообещали все-таки найти виновника. Кстати, тот, кто держал эту «карту» до последнего момента, прекрасно знал всю ситуацию. Составы команд были объявлены еще 1 декабря, и фамилия Самуэльссона возникла не в последний момент. Так что это был четко продуманный замысел. Пока остается только надеяться, что правда все-таки станет известна

На Олимпиаде в Нагано разыгрывалось больше комплектов наград, чем раньше, а потому и положение команд в неофициальном зачете, где учитываются медали, оказалось иным, чем раньше. Кое-кто из моих коллег поспешил увидеть во включении керлинга и сноуборда происки против России. У нас ведь эти виды не культивируются, вот, мол, и хотят таким образом нашу сборную оттеснить с вершины. Честно говоря, это смешно. Что касается страны-победительницы, то с коммерческой точки зрения предпочтительнее, чтобы это были бы США. Во-первых, у них будет происходить следующая Белая Олимпиада – в Солт-Лейк-Сити. Во-вторых, основные деньги МОК получает именно от американского телевидения. Но как раз американцев-то и нет в числе лидеров по итогам Олимпиады. С другой стороны, никто не мешал нашим лыжникам-мужчинам, никто не сыпал песок на ледяную дорожку перед забегами, в которых стартовали наши конькобежцы и конькобежки, да и горнолыжникам не на что сетовать. Просто нам пора научиться воспринимать реальность как она есть, а не как нам хотелось бы. А потому и трагедии не стоит делать из того, что хоккеисты получили серебряные награды, – им ведь хотелось «золота» не меньше, чем всем нам. Другое дело, что федерациям надо самим разбираться, почему все конькобежцы «ушлепали» вперед на новых слэп-скейтах, а мы остались сзади, словно и не знали ничего о новинках наши тренеры и спортсмены. Практически у каждой нашей олимпийской неудачи есть не только имя и фамилия спортсмена и тренера, но и название организаций, которые довели дело до провала. Наверное, правильно говорят, что тухнет рыба с головы, хотя чистят ее с хвоста.

Еще несколько штрихов олимпийского Нагано.

На вокзальной площади в последние дни, когда был ажиотаж вокруг билетов на хоккей, с утра и до вечера сновали спекулянты билетами. Они не стеснялись в своих предложениях, а их произношение английских слов четко выдавало – американцы. Японские полицейские взирали на этих снимателей скальпов с недоумением и смущением. Вроде бы и надо задержать спекулянта, но все-таки иностранец...

...В хоккейный дворец спорта вошла группа японцев. При входе дежурные проверили их аккредитации, как бы «ощупали» металлоискателями. С поклонами пропустили в здание. Невысокий японец из этой группы повел бровью, и рядом с ним остался только один сопровождающий, все остальные быстро рассредоточились. Затем он что-то сказал, ему поднесли стаканчик с кофе, и он начал его с наслаждением прихлебывать, поглядывая по сторонам. Я попытался пройти по коридору, но японец в темном пальто, улыбаясь, перегородил мне путь рукой. Я стал показывать свои аккредитационные карточки – не действовало, на английском он не говорил. Я оглянулся назад, на главного, тот смотрел в мою сторону и улыбался. Его ассистент подошел ко мне и показал на пальцах – две минуты, а потом добавил одно слово – «император». Через две минуты проход был открыт, я поднялся в служебную ложу и прошел на трибуну вместе с... императором. Император, вообще-то, большой любитель хоккея, но протокол предписывал ему присутствовать только на первом периоде матча, уходил он с явным неудовольствием. Но даже император в Японии не может отклоняться от программы, составленной заранее...

Нагано пережил Олимпиаду, и через два дня уже почти ничто не напоминало о вавилонском столпотворении. Городок опять превратился в тихую провинцию, разве что молодежь будет вспоминать об этих февральских днях, да старики в многочисленных барах и ресторанчиках будут нет-нет да и покачивать головами. Вот ведь что в мире бывает...


Авторы:  Таисия БЕЛОУСОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку