НОВОСТИ
Таджикского бойца ММА выдворили из России за опасную езду (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Лукашенко: я остаюсь, чтобы вас не резали

Лукашенко: я остаюсь, чтобы вас не резали

ФОТО: ПРЕСС-СЛУЖБА ПРЕЗИДЕНТА РФ/ТАСС

Автор: Владимир МАКСИМОВ
03.10.2020

Основные информационные поводы сегодня продолжает диктовать белорусская повестка. И это неслучайно. Ведь «Плошча» не закончена. Вспомним украинский Майдан, растянувшийся во временном интервале с ноября 2013 года по февраль 2014 года. По аналогии с «арабской весной», когда на уличные протесты толпы высыпали после пятничных намазов, на улицы Минска народ выходит по воскресеньям. Эдакая «воскресная революция» с цветочными декорациями. Задержание Марии Колесниковой, члена, так называемого Координационного совета по трансферу власти, из которого президент Александр Лукашенко по его собственным словам «никого не знает», совпало с его собственным расширенным интервью российским журналистам.

Это большое интервью, затронувшее все аспекты внутриполитического кризиса в республике и оценки внешних сил, влияющих на его развитие, Президент Белоруссии Александр Лукашенко дал спустя месяц после начала «цветочной плошчи».

ПО СЛЕДАМ СЕНСАЦИОННОГО ИНТЕРВЬЮ

Оно требует особого детального анализа, ведь каждое слово в ответах белорусского лидера и каждый вопрос имеют глубинные скрытые смыслы. Охватить все в одном материале весьма трудно, но основные тезисы таковы:

1. Лукашенко считает, что интеграция Белоруссии и России в едином экономическом и политическом пространстве забуксовала вначале из-за того, что российский истеблишмент испугался конкуренции в его лице. После же остановки объединительных процессов выросло два поколения. Поэтому в нынешних условиях Договор о Союзе требует серьезных изменений. При этом такая структура, как Высший Государственный Совет Союзного государства не задействован. Его стоит использовать на полную мощность, и он призван сыграть одну из ключевых ролей в интеграции. С сожалением Александр Лукашенко отметил, что движение навстречу друг другу были омрачены газовыми, нефтяными, молочными, конфетными войнами. Из этого следует, что времена конфронтации навсегда канули в Лету.

Как трактовать эти слова Лукашенко? Следует иметь в виду, что в сегодняшней ситуации, когда Батька остался в одиночестве фактически против всего мира, Россия действительно может воспользоваться его слабостью и предпринять очередную попытку объединения двух стран на выгодных для нее условиях. Однако, это выглядело бы, во-первых, примитивно и некрасиво, а во-вторых, породило бы отчаянное сопротивление националистов.

Это значит, что переход к новой форме государственности должен растянуться по времени для нивелирования угрозы уличной дипломатии, ее затухания. Конституционная реформа и последующий диалог с гражданским обществом неминуем. Что же касается того, останется ли Лукашенко в большой политике, то в этом сомневаться не приходится. Именно поэтому он намекает на новые перспективы старого Госсовета Союза.

Почетная синекура ему обеспечена, расширение полномочий этой структуры, конечно же, сможет заинтересовать и Кремль, который, не смотря на изменения в Конституции и снятие ограничений сроков нахождения на высшей государственной должности, может приберечь на крайний случай и запасной аэродром.

2. Александр Лукашенко дал понять, что экономика республики не рухнула под натиском пандемии и протестов, указав, что село дало небывалый урожай, а ВВП за время кризиса и закрытия границ упало всего на 1,2%, что не критично для белорусской экономики.

При этом, по словам Лукашенко, реальные доходы населения выросли на 5,4%. Исходя из этого, он не видит внутренних причин недовольства населения, а считает выступления попыткой мелкобуржуазной части общества осуществить захват власти. К этим стратам лидер Белоруссии относит работников IT-сегмента и часть студенчества. Он с пренебрежением отзывается об активистах «айтишниках и буржуйчиках», которые жили в спокойной и тихой стране, не платили никаких налогов и захотели власти.

Эти слова белорусского президента не далеки от истины. Во-первых, потому что большинство IT-компаний зарегистрировано в офшорах, а их владельцы, топ-менеджеры и высокооплачиваемые креативщики не являются налоговыми резидентами Белоруссии. При этом весомую часть своего времени они действительно проводят на родине, что не мешает им работать удаленно, пополняя бюджет, к примеру, Кипра или Виргинских островов.

Опосредованно, они, безусловно, пополняют и местную казну, пользуясь услугами барберов, покупая продукты и посещая рестораны. Но называть этот страт определяющим в формировании электоральных настроений не имеет смысла. Все же топ-менеджеры сферы услуг, всевозможные «трактирщики» и «промоутеры» не составляют того монолитного костяка, который смог бы оседлать протестную волну.

Александр Лукашенко, скорее всего, прекрасно осознает, что эстетический антагонизм между ним и мелкобуржуазной прослойкой не имел бы никакой реальной подоплеки, если бы силовому блоку не противостояли радикалы-националисты.

Откуда же черпают белорусские националисты, в основе которых русофобский элемент, свои силы? Здесь на ум приходит две массовые локации – вузы и католические общины Белоруссии, а их, как известно около пятисот.

«Мы знаем этих людей, – подтвердил в интервью Президент Белоруссии, – 2000 студентов, которых из Польши выгнали!»

Действительно, в период пандемии белорусы, обучающиеся в Польше, вернулись домой. Однако, на уже «подогретую» почву. 130 тысяч розданных карт поляка в западных областях Белоруссии – явное тому свидетельство. Ну, а запрет на въезд главе Римско-католической церкви в Белоруссии Тадеушу Кондрусевичу, который привнес в протестное движение католический фактор, говорит о том, что Батька прекрасно осознает, что ему может грозить еще и этно-конфессиональный конфликт.

А нет ничего страшнее религиозной войны. Вспомним, что в Гродненской области этнические поляки составляют 24,8% населения.

ЛУКАШЕНКО ПОЛУЧИЛ ПЕРЕДЫШКУ

Безусловно, даже слов Владимира Путина о готовности поддержать Александра Лукашенко было достаточно, чтобы остудить многие горячие головы в Белоруссии. Конечно, не все, но фактором ослабления протестных настроений заявление российского лидера о формировании резерва силовиков для использования их в братской стране в случае бесчинств, является наверняка.

3. Лукашенко понимает, что передышка – время для мобилизации сторонников. Она не позволяет ему расслабиться. Об этом красноречиво свидетельствуют его собственные слова в интервью: «Это были цветочки, а ягодки нам еще подкинут»…

Здесь с белорусским лидером трудно не согласиться. Хотя бы потому, что ноябрьские выборы в США могут повлиять на белорусскую и российскую повестку с точки зрения усиления санкций и эскалации в случае прихода к власти Джо Байдена, за которым торчат уши семьи Джорджа Сороса, чей Фонд имени Стефана Батория активно работал в Белоруссии, снабжая наиболее одаренных оппозиционеров грантами (по 16 тыс. евро в год). На Украине Фонд Сороса «Возрождение» так же занимается, в том числе, белорусскими вопросами.

Александр Лукашенко прямо указывает на факт поддержки протестов извне, называя Польшу, Литву, Чехию и Украину как операторов информационной войны против его страны. Не секрет, что распределительными хабами вещания на Белоруссию являются Чехия и Варшава, а Литва претендует на роль основного задиры и базы для подготовки будущих повстанцев.

Там, и на Украине, уже функционируют подходящие полигоны. Как известно со слов министра иностранных дел России Сергея Лаврова, в Белоруссии уже действуют до 200 украинских боевиков. Что мешает Арсену Авакову, на которого замыкается Государственная пограничная служба Украины, Национальная полиция и Национальная гвардия, открыть тропы на границе для проникновения в Белоруссию боевиков с опытом вооруженной борьбы на Донбассе. Хотя бы для их частичной утилизации. Ничего. Перспектива не радужная, но вполне реальная.

4. Во время интервью Александр Лукашенко проявил сентиментальность только однажды, когда Роман Бабаян спросил, не обидно ли ему… Это действительно был один из важнейших вопросов беседы, ведь так вышло, что Батька столкнулся с черной неблагодарностью, с какой зачастую сталкивается родитель, взрастивший и воспитавший свое чадо. Именно так и стоит трактовать происходящее. И он честно ответил: «Очень обидно»…

Он пояснил, что то поколение, кто не помнит, как было до него он еще понимает, но те, кто помнит, но не ценит, ему неприятны. После секундной паузы он добавил, что не позволит разрушить то, что создано, исковеркать память: «В стране нет ни одного заброшенного памятника». Вспомнил Лукашенко и о ветеранах войны, которых в республике осталось всего 6 тысяч, о военных, которые до его прихода к власти в 1994 году боялись носить форму и стеснялись одевать погоны…

В разговоре не раз звучали трагические нотки. Александр Лукашенко признал, что засиделся. Однако заявил, что чувствует ответственность за своих детей, «за детей тех людей, кто со мной, которых, если бы рухнула система, начали бы на куски резать и рвать»… Их он в обиду отдавать не собирается, бежать из страны тоже. Именно это он хотел показать, когда взял в руки автомат.

МЕМЫ, ТРОЛЛИНГ И ПОРВАННЫЙ ПАСПОРТ

5. Вопрос о неправдоподобности записи «переговоров Ника и Майка», превратившейся, по словам Маргариты Симоньян, в мем, не застал Лукашенко врасплох. Он был готов и к стебу, подтвердив первоначальные слова о том, что разговор подлинный, и что существует его полная версия, «переданная в ФСБ Бортникову. Хотите услышать полностью? К Бортникову!»

В этой связи наиболее интересна сама готовность Батьки услужить своим союзникам и предоставить перехваченные данные об отравлении российского оппозиционного блогера, намекнув, что «шикарный центр радиоэлектронной разведки под Гродно, где работают классные военные спецы» много чего полезного для России еще предоставит.

6. Расправа над предполагаемыми кандидатами в президенты до выборов, похоже, журналистов мало интересовала. Более волновали действующие герои протеста. В частности, Мария Колесникова, ее предполагаемое похищение силовиками и героизация «фурии революции» с подачи зарубежных Telegram-каналов и украинских СМИ.

Александр Лукашенко и здесь стоял на своем. Не смотря на заявления оказавшихся на Украине соратников бывшей флейтистки, а ныне основной фигуры «цветочной революции» о том, что оппозиционеров выдворили из страны, лидер Белоруссии настаивает, что они бежали.

Как известно, 7 сентября члены так называемого Координационного совета белорусской оппозиции Иван Кравцов, Антон Родненков и Мария Колесникова перестали выходить на связь со своими соратниками. Их адвокаты заявили об их возможном похищении. После СМИ сообщили, что оппозиционеры прошли пограничный контроль в пункте пропуска на границе с Украиной, но Колесникова не захотела покинуть территорию Белоруссии и порвала свой паспорт.

К скандалу подключилось МВД Украины. Заместитель министра Арсена Авакова господин Антон Геращенко озвучил собственную версию произошедшего: «Это не был добровольный выезд. Это было насильственное выдворение из родной страны. Марию Колесникову не удалось выдворить из Белоруссии, потому что эта смелая женщина предприняла действия по предотвращению ее перемещения через границу».

Всю ответственность за ее жизнь и здоровье Украина устами Геращенко возложила на президента Александра Лукашенко.

В этой темной истории непонятны самые простые детали. Если оппозиционерку так уж хотели выдворить из Белоруссии, то что мешало белорусским силовикам оставить ее на границе без паспорта. Ну, пусть бы ее соратники и довезли до Геращенко, все объяснили на пропускном пункте. Мол, нет паспорта, а из дома нас выгнали…

Почему при попытке фактической депортации она порвала свой паспорт, ведь вряд ли пограничники Украины, замыкающиеся на министра Авакова, не получили прямых указаний о достойной встрече столь желанной политической беглянки. Что-то здесь не то, и официальная версия о том, что Колесникову буквально вышвырнули из машины ее соратники, тоже выглядит правдоподобной. Во всяком случае, на фоне их заявленной на пресс-конференции в Киеве усталости и необходимости отдыха перед очередными заявлениями. Видимо, ждут очередного инструктажа от Александра и Джонатана Соросов.

САМОИДЕНТИФИКАЦИЯ БЕЛОРУССКИХ НАЦИОНАЛИСТОВ

Выводы, которые напрашиваются сами собой спустя месяц после начала «Белорусского «майдана», заключаются именно в том, что Плошча, об отличии которой от украинской «цветной революции» все время твердили белорусские националисты, является клоном украинского сценария с небольшими поправками. Причем, эти поправки могут лишь усугубить процесс восстановления стабильности.

 Фото_10_18.jpg

ФОТО: НАТАЛИЯ ФЕДОСЕНКО/ТАСС

Во-первых, у белорусского противостояния есть две непримиримые стороны. По одну сторону баррикад находится Александр Лукашенко, который совершенно не похож на Виктора Януковича и не попятится назад, не станет искать убежища в другой стране, будет стоять до конца. По другую – националисты и псевдо-либералы, которые давно с ними скрестились.

Во-вторых, символизм противостояния в Белоруссии более контрастен. Государственный красно-зеленый флаг с белым народным орнаментом, что бы там ни говорили о единстве двух флагов, совершенно отвергает присутствие рядом бело-червона-белого стяга оппозиции, который воспринимается сторонниками Лукашенко и Союза с Россией, как символ коллаборационизма и предательства.

Как бы его не обеляли ангажированные историки, за этим полотнищем нет ничего, кроме сомнительной государственности БНР, рожденной в 1918 году и сразу же оказавшейся под протекторатом Германии, и разрешения Рейхскомиссариата Остланд надевать «бело-червона-белые повязки» на рукава полицаев. Как не пытались эти историки найти более древние варианты применения этой символики, все равно адекватные исследователи приходят к однозначному мнению, что флаг был изобретен лишь в 1918 году неким архитектором Клавдием Дуж-Душевским.

При этом герб «Пагоня» вообще относится к Великому княжеству Литовскому, что указывает на потребность определенной части белорусского протеста переметнуться в чужое прошлое, жить чужими победами и даже отказаться от своей самоидентификации в качестве белорусов в пользу литовского происхождения и подчиненной роли русинского этноса польской шляхте и литовским магнатам.

Как известно, Великое княжество Литовское на протяжении почти всей своей истории главным своим геополитическим противником считало Москву. Не означает ли это, что оседлавшие протест в Белоруссии националисты мнят себя главным тараном в разрушении России, подразделением, когортой, манипулой в легионе врагов Руси? И позволит ли Россия это с собой сделать? Вряд ли.


Авторы:  Владимир МАКСИМОВ

Комментарии


  •  андрей , 04 октября 2021 в 05:52:48 #121695

    ЖЕТВОПРИНОШЕНИЕ ВСЁ РЕШИТ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!УЧИТЫВАЯ ПРОШЛОЕ..!ЧИТАТЬ ОЧЕНЬ МЕДЛЕННО!!!



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку