НОВОСТИ
Все найденное у ставропольского начальника ГИБДД добро уйдет в доход государства
sovsekretnoru

Лицензия на отстрел

Автор: Леонид ВЕЛЕХОВ
01.10.2006

 
Галина СИДОРОВА
 

Пятого сентября в московском «Президент-отеле» прозвучали выстрелы. Стреляли шампанским. Нечасто в одном и том же месте встретишь таких разных, не раз «воевавших» друг с другом представителей банкирского и политического бомонда. Бойцы вспоминали минувшие дни. Праздновали выход в свет книги с громким названием «Архив русской финансово-банковской революции». Любопытно это увесистое издание прежде всего тем, что в нем воспоминаниями делятся все известные политики, банкиры и экономисты, приложившие руку к строительству новой российской экономики за последние 20 лет. Есть в книге и глава, написанная Андреем Козловым – человеком, безусловно, внесшим собственную лепту в эту самую революцию.

Козлов рассказывал, как в середине 90-х его окрестили ретроградом и консерватором – он тогда выступал против приватизационных чеков, убеждал коллег, что прежде чем раскручивать фондовый рынок, надо создать технологию, а уж потом пускать туда игроков. Вскоре его уже записали в революционеры: он, в то время 28-летний начальник Управления ценных бумаг Центрального банка РФ, стал крестным отцом печальной памяти ГКО. Именно его идея воплотилась в подписанное Виктором Черномырдиным 8 февраля 1993 года постановление правительства РФ «О выпуске государственных краткосрочных облигаций». Козлов, смеясь, вспоминал, как после первого аукциона, проходившего в чердачном помещении ММВБ в здании РИА «Новости», они с коллегой, вооружившись банками «фанты», на метро везли в Минфин на Ильинке чемоданчик с историческими документами итогов этих самых первых торгов – почти на миллиард неденоминированных рублей.

Андрей Козлов честно делал свое дело. И, бывало, искренне заблуждался. Это признавали и единомышленники, и те, кто называл его одним из главных виновников дефолта. Козлов же считал операции с ГКО на тот период практически единственным не инфляционным способом привлечения правительством средств для покрытия бюджетного дефицита. Меньшим из зол. Всего на торги Минфин России выставил ценных бумаг на общую сумму 400 миллиардов рублей, и практически все они были распроданы.

Козлов вспоминал: когда в 1998 году к нему пришел следователь, разбирающий дело о дефолте, он с порога спросил, что такое ГКО. Вместо ответа получил книгу по истории валютной биржи с 12 портретами создателей рынка ГКО: «Там все написано». Внимательно рассмотрев картинки и не особенно вникая в текст, следователь начал вызывать свидетелей по делу прямо по списку из этой книги.

Теперь следователи, 30 человек из оперативно-следственной группы, по гораздо более длинному списку вызывают людей, которые хоть что-то могут сказать в связи с убийством человека, чью личную вину перед страной их коллеги так никогда и не доказали.

13 сентября на территории футбольного клуба «Спартак», что в районе Сокольников, прозвучали выстрелы, смертельно ранившие заместителя председателя Банка России Андрея Козлова. Выстрелы, лишившие его семью – жену и троих детей – мужа и отца.

У банкира и трудоголика Козлова была одна страсть, о которой знали многие, – футбол. Он сам организовал футбольную команду Центробанка и игр старался не пропускать. У банкира, фактически в ранге министра, не было охраны – это тоже не являлось секретом. Его сопровождал водитель, погибший на месте.

У банкира были профессиональные принципы.

Человек одаренный. Из молодых, да ранних. По-настоящему преданный профессии. С поистине завидным послужным списком. За 41 год своей жизни Андрей Козлов успел пройти армию, окончить факультет международных экономических отношений Московского финансового института; поработать в Госбанке СССР, затем в Банке России (ЦБ) начальником управления и дважды при разных руководителях – зампредом; в промежутке между этими занятиями возглавлял несколько крупных коммерческих структур.

…Киллеры ушли через брешь в заборе спорткомплекса. Не успел остыть след убийц, а в газетах и по телевизору прозвучало, что это преступление какое-то недоразумение. Не та, мол, сейчас обстановка, что в «боевые 90-е». Хорошего человека, конечно, не вернешь. Но надо прежде всего думать о том, как бы это досадное происшествие не опустило кредитный рейтинг России, не сделало ее менее привлекательной для инвесторов. Звучит цинично, но вполне по-государственному – как это понималось в нашей стране еще с советских времен.

Но даже если принять подобную, на мой взгляд, неприемлемую логику, имеет ли она хоть что-то общее с реальностью? Ведь если что и изменилось с середины 90-х, то не методы политических или хозяйственных разборок. Разве что стали они более изощренными. За прошедшее лето в школе, где учится моя дочь, сразу несколько детей лишились отцов-бизнесменов: в каждом случае убийство на почве профессиональной деятельности. Коллеги из Граней.ру. составили своего рода мартиролог банкиров. В течение 11 лет – 24 павших от пули киллера, причем за последнюю пятилетку – таким образом «убирали» двух-трех ежегодно. Деньги в России – опасная профессия

В общем, ищи мотив. А мотивов и подозреваемых больше чем нужно. Просто голова идет кругом от количества потенциально заинтересованных в устранении Андрея Козлова лиц. За два последних года он отозвал лицензии у 79 банков; причем в случае с «Содбизнесбанком», обвиненным в 2004 году в пособничестве терроризму, и «Кредиттрастом» (их владельца с семьей год спустя расстреляли киллеры) противостояние с государством носило самый что ни на есть криминальный характер. Еще 400 мелких банков Козлов пообещал ликвидировать в ближайшем будущем в целях укрупнения и укрепления банковской системы.

Многие банкиры ополчились на него за введение системы страхования вкладов после прошлогоднего летнего банковского кризиса. Его тоже, кстати, вменяли в вину Козлову: именно он «проговорился» о существовании «черного списка» ненадежных банков, что вызвало панику среди вкладчиков частного банковского сектора.

Лицензии отзывались не только у тех, кого поймали на обналичке криминальных доходов. На чистую воду выводились и уличенные в «проведении клиентами сомнительных безналичных операций» – имеются в виду схемы минимизации таможенных платежей и НДС. Иными словами, «драконовские меры» Козлова ударили и по операторам рынка «серого импорта». Еще одна категория обиженных.

Последняя же озвученная им самим инициатива о введении пожизненного запрета на профессию для банкиров, замешанных в экономических преступлениях, делает список его потенциальных врагов практически бесконечным.

Президент Путин отреагировал на случившееся необычно оперативно и жестко, косвенно продемонстрировав, какая версия ему ближе. Он назвал убийство зампреда Центробанка следствием «обострения ситуации в борьбе с преступлениями в сфере экономики», потребовал внести изменения в законодательство, регулирующее работу банков с сомнительными клиентами, и предложил учредить межведомственную группу по предотвращению преступлений в банковской сфере из представителей Генпрокуратуры, налоговиков, финансовой разведки, ФСБ, МВД и Центробанка.

Следствие отрабатывает, как говорят в таких случаях, все версии преступления – от профессиональной деятельности до банальной «бытовухи», и даже, как выразился замгенпрокурора Александр Буксман, предположение, что Козлова могли убить «по ошибке». Последнее, на мой взгляд, можно отнести лишь к тому, что даже бывалым прокурорским работникам не удалось избежать первого шока от случившегося.

Приверженцы конспирологии выдвинули самую экстравагантную версию, объявив, что убийство чиновника такого ранга – провокация, имеющая конечной целью очередное закручивание гаек.

Кто же выдал лицензию на убийство Андрея Козлова?

На мой взгляд, все может быть и проще и сложнее. Предсказуемая перегруженность мотивами и подозреваемыми наводит на мысль, что воспользоваться ситуацией мог кто-то совсем другой, из соседнего лагеря.

У меня в этой связи своя версия. Политическая. Нет, сам-то Андрей Козлов от политики всегда был далек. Да вот банки, которым он выдавал лицензии либо их отбирал, как правило, «расписаны» в России не только между криминальными, но и между политическими группировками. У нас только в сериалах все ниточки ведут к какому-нибудь дону Карлеоне. В реальной жизни – в кабинеты публичных и закулисных политиков.

Руководители думского комитета по безопасности Владимир Васильев и Михаил Гришанков высказали предположение о возможной причастности к убийству коррумпированных чиновников. Я бы добавила сюда и политиков.

Андрей Козлов слыл порядочным и бескомпромиссным человеком. Такие люди сейчас не в моде. Собственно, мода на них – явление почти уникальное. Нетрудно предположить, что к нему, «сидящему на лицензиях», делались подходы от соперничающих политических группировок, а он «не понимал». И вот понадобился на таком ключевом посту, да еще в связи с открытием нового предвыборного сезона, человек другого склада. Пусть «замазанный», но с принципом: не отказывать начальству. Таких-то на властных этажах пруд пруди.

Зная, как цинично, по-базарному решаются в российских верхах политические вопросы: все имеет свою цену – кресло политика или депутата, генеральские погоны или прокурорская должность, – предположение не такое уж невероятное. Остается надеяться, что лицензия на убийство все-таки не станет последним средством убеждения строптивых, а выстрел в банкира – сигналом к новому сезону охоты за политическими портфелями. Но надежды, в отличие от денег, вещь эфемерная. А надежды на то, что заказчиков этого преступления найдут и накажут в обозримом будущем, – вообще дело пустое.


Авторы:  Леонид ВЕЛЕХОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку