Лицемерие «Английского бульдога»

Лицемерие «Английского бульдога»

ФОТО: WIKIPEDIA.ORG

Автор: Владимир ВОЛГАЕВ
11.09.2020

История высадки английских войск в Греции в 1944 году, когда немцы пытались перебросить с оккупированных стран все свои силы, настолько очевидно показывает лицемерие Уинстона Черчилля по отношению к союзникам, что даже в Греции об этих нелицеприятных фактах стараются не вспоминать.

Тем более что Греция после многолетней и кровопролитной гражданской войны стала членом НАТО и сателлитом своих фактических интервентов – Великобритании и сменивших англичан в контроле над Элладой Соединенных Штатов.

МАННА НЕБЕСНАЯ В ВИДЕ АНГЛИЙСКИХ БОМБ

Греки потеряли во время так называемой «трехсторонней оккупации» со стороны Третьего рейха, фашистской Италии и Болгарии, полмиллиона своих граждан. Но после освобождения от нацистов они получили удар в спину от своих «союзников» – англичан.

Это случилось в декабре 1944 года… Англичане расстреляли на площади Синтагма сотни людей и даже безоружных женщин, которые несли транспарант «Когда народ находится перед угрозой тирании – он выбирает или цепи, или оружие»! Уже в мае 1945 года Уинстон Черчилль договорился с вермахтом и коллаборационистами вроде полицаев и ультраправых монархистов из организации «Х» о совместной борьбе против партизан, фактически освободивших Грецию.

Операция имела кодовое название – «Манна», как назвал ее премьер-министр Великобритании. Так можно военное вторжение в страну-союзницу мог назвать лишь кощунник. Это было насмешкой над изголодавшимися детьми, над их матерями, над сопротивлением гордого народа, который по признанию Сталина оттянул начало войны Гитлера против России.

И войска новых интервентов, состоящие из подразделений всех английских колоний, в том числе, кровожадные гуркхи из Непала и индусы, буквально топтали священные для любого эллина холмы Акрополя и даже устраивали на них свои огневые точки, чтобы расстреливать Афины с безопасных высот.

Не прошло и трех лет, с тех пор, когда Уинстон Черчилль открыто восхищался греческим народом: «Теперь мы не говорим, что греки сражаются как герои, теперь мы говорим – герои сражаются как греки!»

В 1944 году английский премьер-министр словно забыл о своей показной лести, подтверждая своими действиями афоризм греческого философа Диогена о том, что быстрее всего стареет благодарность, и направил в Грецию экспедиционный корпус своих войск, в два раза превышающий тот, что противостоял фюреру в дни оккупации. Напомню, немецкие дивизии, уходя с Эллады, не встречали сопротивления со стороны англичан, и марионеточное правительство в Афинах сделало все, чтобы германские войска добрались до восточного фронта без потерь, не смотря на огромное желание партизан из ЭЛАС (Народно-освободительная армия Греции) хорошенько потрепать части вермахта.

Чудовищно, но для того, чтобы уничтожить любое поползновение греков решать судьбу Эллады самостоятельно, Британия пошла на сговор с фашистской Германией.

Вместо манны небесной, подразумевавшей доставку продовольствия голодной стране, англичане высадили в Греции своих десантников и отдали трон контролируемому Лондоном королю.

ПРОЦЕНТНОЕ СОГЛАШЕНИЕ РАЗДЕЛИЛО МИР И ЭЛЛАДУ

Интервенция британцев была результатом секретного сговора Сталина и Черчилля. «Процентное соглашение», поделившее мир и писанное от руки обычным карандашом на встрече двух лидеров в Москве, предопределило судьбу Эллады.

Но как бы ни решали судьбу Греции великие мира сего, она всегда, даже в годы оккупации османами, немцами, итальянцами, болгарами, англичанами оставалась свободной.

То ли поэтому, то ли по иной причине, граф Мальборо, сэр Уинстон Черчилль, покидая Грецию в дни рождества 1944 года, назвал Элладу «проклятой страной». А ведь греческие партизаны пощадили его лишь в знак уважения перед заслугами «члена Большой тройки».

Черчилль действительно запросто мог взлететь на воздух вместе со всем своим штабом в отеле с символичным названием «Британия», под которым партизаны заложили целую тонну динамита. Об этом в последствие рассказал, ссылаясь на собственный инсайд, единственный доживший до наших дней и умерший только 30 марта 2020 года Манолис Глезос. Старейший греческий партизан дожил до 97 лет. Его словам невозможно не верить, это был один из авторитетнейших греческих героев и политиков. Именно Глезос в мае 1941 года вместе со своим товарищем по Сопротивлению Апостолосом Сантасом сорвал нацистский флаг, развевавшийся над Акрополем.

При этом мнения в Греции до сих пор полярны насчет того, кто развязал на долгие десятилетия гражданскую войну в их райской стране. Многим из них их новые хозяева навязали свою историю – что во всем был виноват исключительно Советский Союз.

Когда англичане вместе со своими полчищами привезли в Грецию беглого греческого короля, лояльного империи, большинство греков возмутились, и тогда англичане восприняли этот народный гнев по-своему. Из союзников они вознамерились превратить Элладу в обычную колонию. А усмирить партизан решили с помощью остатков вермахта, в том числе подразделений немцев, не успевших эвакуироваться с острова Крит, и бывших полицаев, которым англичане выплатили жалование, обещанное гитлеровцами.

ФУСТАНЕЛЛА ГРЕКОВ ИЛИ КИЛТ ШОТЛАНДЦЕВ

Фустанеллой греки называют юбки, подобные килту шотландцев. Это одеяние роднит всех горцев. Но на этом визуальном подобии аналогии не заканчиваются. Ведь шотландцы до сих пор сопротивляются англичанам.

Есть и отличия. У греков юбки имеют четыре сотни складок. Красный фареон-берет с кисточкой похож на феску, но попробуйте только упомянуть об этом в беседе с греком, как впрочем, и о традиционном названии кофе, который заваривают на горячем песке. Греки слишком дорого заплатили за свою свободу, чтобы называть его турецким…

Но, почему свободолюбивая Греция так и не обрела истинной свободы и реального суверенитета до сегодняшнего дня? Виноваты ли в этом сами эллины? Или виноваты новые интервенты-англичане, которые сначала оставили их наедине с Гитлером и Муссолини, прихватив с собой короля Георга II, а потом высадились в Элладе снова, не тронув при этом ни немцев, ни предателей, которые были в услужении у гитлеровцев?

Демократия – слово греческого происхождения. Власть народа. Была ли демократия в Элладе раньше?

Когда в Греции еще до нашей эры бушевала Пелопонесская война между Спартой и Афинами, это тоже была война между общественными формациями. В Спарте правили аристократы, в Афинах была провозглашена демократия. При этом везде существовало рабство.

Союзники Спарты утверждали, как впоследствии и мыслитель Платон, что любая демократия приводит к тирании. Тиран, опираясь на чернь, подавляет сопротивление равных с ним аристократов. Отчасти, они были правы, но ведь именно спартанцы вступили в сговор с давними врагами греков, персами, чтобы одолеть конкурентов.

Рациональное ведение войны иногда создает чудовищные союзы. Всегда и везде. И противоборствующие стороны по-разному трактуют предательство.

Кто-то найдет оправдание и Иуде, скажет: это было фатально, кто-то же должен был предать, иначе не было бы Христа! Это так. Но ведь изменил именно Иуда, и, осознав, что у него был выбор, он не простил себе того, что натворил.

Предатель – это всегда конкретный человек, у которого всегда есть выбор. Даже загнанный в угол может встать лицом к врагу, рассчитывая хотя бы на то, что его не атакуют со спины.

Интрига и предательство – категории одного порядка.

«У Англии нет вечных союзников и постоянных врагов, вечны и постоянны ее интересы», – изрек виконт Пальмерстон, в премьерство которого началась Крымская война (1853–1856 гг.) коалиции во главе с Англией и Россией, на стороне которой сражался греческий легион.

Эта крылатая фраза стала верхом цинизма. С тех самых пор она цитируется как выражение образцового политического прагматизма.

Возможно, Сталин повел бы себя в Греции точно так же. В те времена, когда народами жонглировали, как кеглями, выселяя с обжитых мест, отправляя по надуманным обвинениям в депортации, разделяя семьи, не считаясь с имущественными правами и элементарным правом на жизнь под солнцем, играми престолов управляли великие державы.

ФАТАЛЬНА ЛИ СУДЬБА ЭЛЛАДЫ

Неужто судьба малого народа – вассалитет и вечное страдание под игом империй? Да! Это так. И это так однозначно, но за редкими исключениями, которые, как водится, лишь подтверждают аксиому.

Именно в этом месте моего рассуждения приходит на ум сказанное покойным Фиделем Кастро, превратившем разрозненный межрасовый микс в сплоченную нацию кубинцев, давшую отпор взращенной в горниле Второй мировой войны новой Американской империи: «Иногда поведение одного человека компенсирует бесчестие всех предателей народа вместе взятых!»

В любом народе есть изменники, предатели. Но есть и герои. И не может быть разных трактовок, когда речь идет о коллаборационизме. Если на твою землю пришел оккупант, и ты преклонился перед ним, надел его форму и смирился с поднятием чужого флага над Акрополем – значит, ты предал свой народ.

Но нашлись же в Элладе молодые парни вроде Манолиса Глезоса и Апостолоса Сантаса, которые пробрались к святыне Эллады и сорвали флаг со свастикой. Или такие, как пехотинец-эвзон (элитное подразделение пехоты греческой армии. – Прим. ред.) Константинос Кукидис. После предательской капитуляции гитлеровцы заставили его снять бело-голубое греческое знамя с флагштока. Часовой выполнил приказ, обвязался государственным флагом… и сбросился с Акрополя.

Эвзон разбился, но не стал вешать флаг захватчиков.

Впоследствии англичане посмеялись над ветеранами Сопротивления, разоружив партизан и отдав их оружие полицаям. Такие, как Манолис и Апостолос оказались в концентрационных лагерях на безлюдных островах.

Их заставляли отречься от своих убеждений. Но они готовы были отречься от любой идеологии, кроме той, что продиктована любовью к Элладе. Они считали своих конвоиров и надсмотрщиков такими же греками, но не могли простить тех из них, кто в годы оккупации прислуживал нацистам.

Некоторые люди не нуждаются в определении патриотизма. Они олицетворяют его собой. Но в какие-то моменты истории, как червь, появляется сомнение, разлагающее память о павших героях и ниспровергающее очевидное. Червоточина порождает извращение, разрушает устои и все больше отдаляет примирение.

Гражданская война разделила эллинов. Целый народ стал заложником большой политики. История Греции переплелась с большой геополитической игрой, в которой она оказался песчинкой.

Греческий Холокост – трагедия не менее чудовищная, но мир мало, что знает о ней. Время от времени появлялись авторы, которые пытались описать, что жил на свете многострадальный народ, высыпавший на улицы и площади, чтобы не допустить угона своих соплеменников на работы в Германию… Что существовала в Эпире, Фессалии и Аттике благодатная земля, которая могла прокормить и соседей, но умирала с голоду, лишенная элементарного продовольствия… Что был период, и случился он уже после освободительной войны с турками, когда эллинам отрубали головы только за то, что они не могли без содрогания смотреть на голодного младенца, прижавшегося к груди заколотой матери, и восставали...

Наблюдая все это воочию, эллины срывали со стен военные трофеи своих предков – турецкие сабли и ятаганы и вымещали всю свою южную злость на новых захватчиках – немцах, а потом и англичанах, и взятых ими на службу бывших полицаев.

У софистов всегда найдутся аргументы для оправдания чудовищной измены, они найдут сотни объяснений сотрудничества коллаборантов с нацистами.

Кто-то стал полицаем из-за хорошего пайка, чтобы выжить, чтобы затаиться до лучших времен, а кто-то – вследствие обычного человеческого страха и отсутствия альтернативы.

Да, именно поэтому он стал предателем, а не героем. Ведь у каждого будущего предателя на самом деле был выбор.

А теперь именно те, кто хочет переписать историю, хотят перевернуть все с ног на голову, сносят памятники истинным героям той войны. В Европе это стало мэйнстримом. Например, в Чехии, позволившей определенной политической группе поглумиться над памятью одного из освободителей Чехословакии от нацистов – маршала Конева.

Исторические факты для чехов трактуют те же «именитые» ученые, что и для Греции. Запад никогда не оставит попыток обелить черное, и назвать интервентов – освободителями, и, напротив, представить Советский Союз угнетателем. Такова практика ангажированной историографии.

Беспардонное вмешательство великих держав в дела суверенных стран мы наблюдаем на протяжении всей мировой истории. Колониальная политика может быть завуалирована благими намерениями распространения цивилизации, или защиты своих геополитических интересов, но от этого она не становится менее циничной и бесчеловечной.

Факт остается фактом. Когда растерявшая могущество Британия определила, что Греция должна оставаться в орбите ее внешнеполитических приоритетов, то сперва орудовала закулисно, через спецслужбы и агентов, и лишь вследствие неудачи такого подхода прибегла к прямой интервенции.

Эстафету ослабленной Британии в ее навязчивом кураторстве над Элладой перехватили в 1947 году Соединенные Штаты. В соответствии с Доктриной Трумэна янки выделили Греции финансовую помощь, обернувшуюся военными базами на греческих землях и уничтожением под руководством американских генералов греческого Сопротивления.

Справка

Уинстон Леонард Спенсер Черчилль (Winston Leonard SpencerChurchill) родился 30 ноября 1874 года в Бленхеймском дворце, Оксфордшир, Великобритания. Его матерью была американка, дочь Леонарда Джерома, владельца и редактора газеты «Нью-Йорк таймc», отцом – лорд Рэндольф Черчилль. Дед Уинстона – седьмой герцог Мальборо Джон Спенсер-Черчилль. Уинстон Черчилль получил образование в привилегированной школе Харроу и британском Королевском военном колледже, в который поступил лишь с третьей попытки. В марте 1895 года он был зачислен в Четвертый гусарский полк лейтенантом, приписанным к Хэкпширу. В 1896–1898 годах служил в Индии. Участвовал в Англо-бурской войне (1899–1902), был военным корреспондентом. В ноябре 1899 года Черчилль был взят в плен бурским главнокомандующим Луисом Ботой, будущим первым премьер-министром Южно-Африканского Союза и близким другом Черчилля. После освобождения из плена оставил военную службу, и некоторое время провел в США, где читал лекции. Вернувшись в Англию начал строить свою политическую карьеру. В 1900 году Черчилль был избран в парламент от Консервативной партии. В 1904 году перешел в Либеральную партию, в 1906 году прошел в палату общин от либералов. В том же году был назначен заместителем министра колоний.

В 1908 году возглавил министерство торговли, в 1910 году занял пост министра внутренних дел. В 1911–1916 годах – первый лорд адмиралтейства (военно-морской министр). В Первую мировую войну Черчилль участвовал в обороне и эвакуации Аншвергена (1914), был одним из активных организаторов Дарданелльской операции (1915–1916), провал которой привел к его отставке. В 1916 году в должности канцлера герцогства Ланкастерского он отправился во Фландрию в действующую армию в качестве командира батальона фузилеров Королевского шотландского полка. С 1917 года по 1918 год был министром военного снабжения, в 1919– 1922 годах – военным министром и министром авиации. В 1924– 1929 годах занимал пост министра финансов, пройдя в парламент от Консервативной партии. В сентябре 1939 года, с началом Второй мировой войны, под давлением общественного мнения Черчилль был снова назначен первым лордом адмиралтейства.

В 1940–1945 годах – премьер-министр Великобритании и министр обороны. Лидер палаты общин, лидер Консервативной партии. Угроза, нависшая над Великобританией со стороны фашистской Германии, реальная вероятность потери суверенитета и полного порабощения агрессором заставили Черчилля вместе с США выступить на стороне СССР в войне с Германией, пойти на создание антигитлеровской коалиции. В августе 1942 года и октябре 1944 года он встречался в Москве со Сталиным; неоднократно пересекал Атлантику для встреч с Президентом США Франклином Рузвельтом. Принимал активное участие в Тегеранской (1943) и Крымской (1945) конференциях, а также послевоенной Потсдамской конференции (1945). В 1945 году, выйдя в отставку после победы лейбористов на парламентских выборах, Черчилль не прекратил активной политической деятельности. 5 марта 1946 года в Фултоне (штат Миссури, США) он призвал западные страны образовать англо-американский военный союз для борьбы с «восточным коммунизмом» и для установления господства «мира, говорящего по-английски». Черчилль тогда впервые употребил выражение «железный занавес» между Восточной и Западной Европой. В 1947 году Уинстон Черчилль призывал американского сенатора-республиканца Стайлза Бриджа убедить Президента США Гарри Трумэна нанести предупреждающий ядерный удар по Советскому Союзу, который, по его мнению, помог бы остановить распространение коммунизма на Запад.

В 1951–1955 годах Черчилль вновь занимал пост премьер-министра Великобритании. Оценив новое соотношение сил между Востоком и Западом в ядерных вооружениях, высказывал сомнения насчет целесообразности давления на СССР. Требования о развитии совместной западной обороны (с включением западногерманских сил) сочетались в его дипломатии с предложениями поиска соглашения с СССР. Членом парламента он оставался до 1964 года.

24 января 1965 года Уинстон Черчилль скончался в Лондоне.


Авторы:  Владимир ВОЛГАЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку