НОВОСТИ
Начали «хамить пациентам». Визит антиваксеров в больницу превратился в балаган (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Листая желтые страницы

Автор: Ф. ТРЕМОНТ
29.03.2010

Джон Минандаль сорвал пижаму и, обернув ею руку, шатаясь, бросился к ночному столику Пегги. Он разбил рукой зеркало и сел на обтянутую атласом скамеечку. Потом положил руки на осколки стекла и баночки с кремами и бессильно опустил на них голову.
Когда его нашли часом позже, лицо у него было цвета спелой вишни. Такие лица всегда бывают у людей, отравившихся угарным газом. Стражи порядка решили, что, пытаясь спастись, он перепутал зеркало с окном и по ошибке разбил его.
После смерти первого мужа, Теда Клейберга, Пегги получила его страховку. Она продала мебель и то немногое, что осталось от закладной, и уехала в Нью-Йорк. Большую часть денег тридцатилетняя вдова вложила в магазинчик в Гринвич-Виллидж. Увы, у нее не было даже небольшой деловой смекалки покойного супруга. Дела с самого начала дела пошли неважно. А тут еще вмешались и так называемые форс-мажорные обстоятельства. Через несколько месяцев муниципалитет надумал менять канализационные трубы и перекрыл улицу, на которой находился магазин. К тому времени когда работы были закончены, Пегги разорилась.
С другой стороны, нет худа без добра. Практически одновременно с разорением в Пегги влюбился Джон Минандаль, владелец здания, в котором она арендовала помещение для магазина. В его пользу говорило то обстоятельство, что помимо этого здания он владел еще восемью. Ему было сорок пять лет, он облысел, и у него был животик. Из-за пристрастия к табаку Джон сильно кашлял. Еще он был не прочь выпить. Но несмотря на все эти недостатки, Пегги вышла за него замуж.
Пегги не ошиблась, Минандаль оказался щедрым человеком. Он подарил молодой жене роскошную машину и купил двухэтажный дом с большим участком в Хантингтоне. Джон хотел, чтобы в доме раздавался счастливый детский смех. Когда Пегги ответила решительным отказом, он запил еще сильнее.
Пегги терпела пьянство Минандаля целый год. Потом не выдержала и начала один-два раза в неделю встречаться со своим шурином Дэнни. Тридцатилетний Дэнни был полной противоположностью старшего брата. Во-первых, он был небогат. Во-вторых, работал пожарным. И в-третьих, в отличие от Джона это был широкоплечий стройный мужчина с волнистыми черными волосами и ослепительной белозубой улыбкой.
– Я тоже ненавижу его, – призналась как-то вечером Пегги после того, как Дэнни заявил, что с детства ненавидит брата. – Замуж за него я вышла только из-за денег. У меня был магазинчик, но я разорилась.
– Нужно было устроить маленький пожар. Получила бы небольшую страховку и поправила дела. Конечно, поджог – дело тонкое, не каждый справится. Сейчас пожарные знают о поджогах больше, чем сами поджигатели.
– Дорогой, если бы он умер, ты бы женился на мне? – неожиданно поинтересовалась Пегги, крепко обняв Дэнни за шею. Когда он кивнул, она продолжила:– Если бы он умер, мы бы с тобой получили его деньги. Дэнни, ты поможешь мне его... убить?
– Нужно подумать... – ответил Дэнни после долгого молчания. Предложение родственницы, ставшей любовницей, его озадачило.
Думал Дэнни неделю. На следующем свидании он сообщил:
– Я долго думал над твоими словами. У меня есть план, как решить наши неприятности.
– А полиция меня не заподозрит? – испугалась Пегги.
– Сначала, конечно, возникнут подозрения, – пожал плечами Дэнни,– но я сделаю так, что это будет выглядеть как несчастный случай. Ничего не бойся, у тебя будет железное алиби. Все знают, что Джон раз в неделю напивается и курит в постели...
– Но он бросил курить,– перебила Пегги. – Хотя это ничего не значит – бросал он много раз. Джон боится рака легких и каждый раз, когда у него усиливается кашель, бросает курить. Потом напивается и начинает дымить снова.
– Ничего страшного, если пожар произойдет в период его борьбы с курением. Ты купишь блок его сигарет и оставишь их на столе. Чтобы у полицейских не возникло никаких подозрений, нужно будет собрать окурки и пепел и высыпать их в пепельницу около кровати.
– Как мы его убьем?
– Все, что нужно, возьмем в телефонном справочнике. Ты найдешь городскую службу почтовой доставки товаров. Заказы будешь делать под чужими фамилиями и обязательно по телефону. Затем обзвонишь несколько компаний, торгующих пожарным оборудованием, и попросишь прислать каталоги. В них мы выберем противогаз. Конечно, я мог бы украсть его на работе, но у сыщиков могут возникнуть подозрения. Лучше не рисковать… Еще мне понадобится комбинезон, чтобы моя одежда не пахла дымом; металлический совок и длинные стальные щипцы для камина. Все эти вещи будут лежать в багажнике твоей машины. Мы дождемся, когда Джонни в очередной раз напьется до потери сознания, и убьем его. Лишь бы в тот вечер у меня не было дежурства. Главное, чтобы я был свободен. В таком деле важна каждая мелочь. Притворяться больным опасно.
У меня безупречный план, все продумано до мелочей. Я приеду сразу после твоего звонка и остановлюсь на другой стороне улицы. Как только я мигну фарами, ты отправишься в какой-нибудь бар, где тебя знают, и проторчишь там как минимум час. Обязательно надо будет сказать бармену, что ты ушла из дома, потому что у мужа опять запой и от него сейчас лучше держаться подальше. Дом расположен удачно. Окна спальни выходят на лес, так что дым заметят не сразу.
Через час выйдешь из бара и будешь ждать от меня звонка в телефоне-автомате где-нибудь неподалеку. Я позвоню, как только буду уверен, что он мертв. После этого ты вернешься домой и вызовешь пожарных…
На следующее утро Пегги позвонила в службу доставки, номер которой нашла на желтых страницах справочника, и договорилась об открытии клиентского счета. Чтобы как можно сильнее изменить почерк, анкету она заполнила левой рукой. Пегги подписалась именем соседки и дала вымышленный адрес в Манхэттене. Затем она заехала в универсам и купила совок, который просил Дэнни, щипцы, комбинезон и рабочие рукавицы.
Через три дня Пегги привезла любовнику три каталога фирм, торгующих пожарным оборудованием. После долгих поисков и раздумий он ткнул пальцем на картинку противогаза.
– То, что нам нужно, – с довольным видом кивнул Дэнни. – Завтра позвони в «Файер компани» и закажи этот противогаз. Смотри не перепутай. Лучше на всякий случай запиши. Ты должна купить изделие номер «А81226».
Через несколько дней Пегги забрала в службе доставки сверток с противогазом. Спрятав его в багажник машины, она отправилась на поиски подходящего телефона-автомата, где она будет ждать звонка от Дэнни.
Когда, казалось, все было готово к убийству, неожиданно возникло маленькое препятствие. Джон в очередной раз бросил курить.
– Не бойся, – успокоил любовницу Дэнни.– Купи блок его сигарет и выброси одну пачку. Ты уже собрала в пакет окурки и пепел, как я просил? Значит, все в порядке. Не волнуйся. Теперь остается только ждать, когда этот мерзавец напьется.
Ждать запоя пришлось почти две недели. В пасмурный субботний вечер Пегги позвонила Дэнни по параллельному телефону из подвала.
– Кажется, сегодня наш великий день, дорогой, – прошептала она. – Джонни пьет с обеда. Он взялся уже за вторую бутылку.
– Он отключился?
– Не знаю. Джон пьет в спальне. Может, и отключился. Он громко пел, но недавно замолчал.
– Пойди проверь. Я подожду.
Пегги положила трубку и осторожно пошла наверх. Она прислушалась, тихо открыла дверь и заглянула в комнату. Джон лежал на кровати в пижаме и хрипло дышал через открытый рот. На полу стояла наполовину полная бутылка бурбона, вторая, пустая, валялась в углу. По всей комнате была разбросана одежда.
Пегги дернула мужа за толстую руку, но он даже не пошевелился. Только захрапел еще громче. Удовлетворенно кивнув, она поспешила вниз.
– Отключился, – сообщила Пегги, вернувшись в подвал.– Я его изо всех сил дернула за руку, а он даже не шелохнулся. Мертвецки пьян.
– Скоро он станет настоящим мертвецом, – пообещал Дэнни. – Не забудь про сигареты, окурки с пеплом и все, о чем мы говорили. Я выезжаю. Учти, к полуночи я должен вернуться. У меня сегодня смена с двенадцати ночи до восьми утра. Как только подъеду к дому и мигну фарами, немедленно садись в машину и поезжай в бар. Через час отправляйся к автомату. И не забудь оставить открытыми ворота гаража.
Дэнни остановился напротив дома брата в половине девятого и дважды мигнул фарами. Через несколько минут из гаража выехала машина Пегги. Он въехал в гараж с потушенными фарами, закрыл ворота и прошел через низенькую дверь на кухню. В доме царила темнота и было очень тихо.
Дэнни взял острый нож и смело отправился в спальню. В воздухе сильно пахло бурбоном. Джон Минандаль лежал на кровати и негромко похрапывал.
Дэнни спустился в подвал. Там он включил фонарик и быстро нашел противогаз и большую сумку с остальными вещами. Он быстро натянул комбинезон поверх одежды, надел противогаз и перчатки и вернулся в спальню.
Действовать пришлось наощупь. Нащупав на ночном столике пепельницу, Дэнни высыпал из бумажного пакетика окурки и пепел. Потом разрезал матрац, вытащил большой клок ваты и отправился на кухню.
Дэнни зажег одну горелку и бросил на огонь кусок ваты. Вата начала медленно тлеть. Вскоре крошечные искорки скрыли щупальца черного дыма. Положив щипцами на совок тлеющую вату, пожарный вернулся в спальню и сунул ее в прореху в матраце.
Комната быстро наполнилась густым едким дымом. Дэнни посмотрел на светящийся циферблат часов и удивленно пожал плечами. Он находится в доме Джона уже час, хотя ему казалось, что прошло не больше десяти минут. Дэнни позвонил Пегги в автомат и сказал, что все в порядке и что она может возвращаться…
Пегги Минандаль вернулась домой. Наверху дышать было трудно из-за дыма, поэтому она вызвала пожарных из подвала. Когда примчалась красная машина, она притворилась, что ей дурно и картинно упала в обморок. В больницу Пегги отвезли на ее же машине. Дежурный врач осмотрел ее, велел дать успокоительного и уложить спать. Прежде чем уснуть, Пегги рассказала доктору о брате мужа и попросила сообщить ему о пожаре…
Дэнни приехал в Хантингтон в девять утра.
– Примите мои соболезнования, – посочувствовал ему охранявший дом от зевак полицейский после того, как он назвал свое имя и сообщил, что был братом покойного. – Это так ужасно!
Дэнни рассеянно кивнул и с профессиональным любопытством огляделся по сторонам. Он сразу обратил внимание, что с огнем боролись профессионалы. Первым делом они вынесли тлеющий матрац и сунули его в наполненную водой ванну, потом выбили все стекла в комнате, чтобы очистить воздух от дыма.
После осмотра дома Дэнни Минандаль отправился к Пегги за ключами от дома. Когда он вошел в больничную палату, там находилась соседка Минандалей.
– Это Евгения Рейнольдс, – представила ее Пегги, – она живет на одной улице с нами. Евгения соберет мне кое-какие вещи, я несколько дней поживу в гостинице.
Миссис Рейнольдс вышла в коридор, чтобы дать вдове и убитому горем брату побыть несколько минут наедине. Как только за ней закрылась дверь, Пегги протянула руки.
– Смотри, не выпачкай меня губной помадой,– предупредил Дэнни, быстро целуя ее. – Где твоя сумочка? Мне нужны ключи от дома и от твоей машины…
Пока миссис Рейнольдс собирала вещи, Дэнни сидел в гостиной и пил пиво с полицейским. Потом он запер дом и положил чемоданы на заднее сиденье машины Пегги. Высадив полицейского, он отвез миссис Рейнольдс в больницу, где она оставила свою машину.
Дэнни отнес чемоданы в палату Пегги и вышел, чтобы она оделась. Он спустился и отогнал свою машину на стоянку. Потом отвез Пегги в Манхэттен и устроил ее в тихую гостиницу. В ее номере он оставался недолго.
– Некоторое время нам придется соблюдать приличия, – предупредил Дэнни Минандаль.– После похорон ты можешь на пару месяцев отправиться в круиз, а через год мы поженимся.
Следующие несколько дней все шло как по маслу. В понедельник следователь разрешил отвезти тело Джона в похоронное бюро. Вскрытие показало, что смерть наступила в результате отравления угарным газом. В крови Джона было очень высокое содержание алкоголя, поэтому следователь объявил смерть от несчастного случая.
Во вторник состоялась панихида, а в среду тело Джона кремировали.
В четверг в гостиничный номер Пегги вошли четверо мужчин и женщина. Пегги сразу насторожилась. Женское чутье подсказало, что гости принесли плохие новости. Женщина смотрела на нее с нескрываемой враждебностью, мужчины вели себя сухо и официально, но вежливо.
– Миссис Минандаль, – обратился к ней высокий седой сыщик, – вы арестованы. Вот ордер на ваш арест. Вы обвиняетесь в поджоге дома и преднамеренном убийстве своего мужа.
От неожиданности Пегги потеряла дар речи. Она пятилась от двери до тех пор, пока не наткнулась на кровать.
– Это какая-то ужасная ошибка, – растерянно пробормотала вдова. – Мой муж напился до беспамятства и уронил зажженную сигарету на матрац.
– Ваш муж не курил, – покачал головой детектив.– Не меньше десятка людей сказали, что он недавно бросил.
– Бросил, – с жаром согласилась Пегги, – но начал опять! С ним такое бывало часто. Джон закурил в субботу после обеда, когда начал пить! Он всегда начинает курить, когда напивался.
– В доме не было сигарет.
– Как же не были? Были! Что вы говорите? Я сама видела! Пепельница на ночном столике была полна окурков, а в шкафу в спальне лежал целый блок.
– Повторяю еще раз: в доме не было сигарет. Мы все самым тщательным образом обыскали. А тем окуркам, о которых вы говорите, несколько недель. Наши эксперты в таких делах не ошибаются. 
Ноги у Пегги Минандаль внезапно стали ватными. Она рухнула на кровать.
– Никаких сигарет в доме нет. Зато мы нашли квитанции на покупку щипцов, комбинезона и совка, – с победным видом продолжил сыщик. – Вы проявили удивительную беспечность. Напрасно вы от них не избавились. С такими уликами вас не спасет ни один адвокат.
– Но у меня алиби, – с трудом выдавила из себя Пегги. Квитанции еще ничего не доказывают, успокоила она себя. Главное держать себя в руках. – Я была в баре, когда начался пожар, и могу это доказать. Меня там видели.
– Алиби для чего? О чем вы говорите? Вы просто подожгли матрац и закрыли дверь спальни. Потом спокойно вышли из дома и отправились в бар делать себе алиби. Матрац тлел несколько часов, ваш супруг задохнулся от дыма. Мы даже нашли следы ваты. Они вели на кухню, где вы ее подожгли. Вы перенесли тлеющую вату в совке и подожгли ей матрац.
– Я понятия не имею, о чем вы говорите! – неожиданно закричала Пегги. – Вы сошли с ума! Как вы смеете обвинять меня в смерти мужа?
– Да бросьте вы, дорогая, – хладнокровно остановила ее женщина, явно привыкшая к таким вспышкам преступников.– Это не единственные доказательства. Дело, если хотите знать, проще простого. По серийному номеру противогаза мы установили, что он куплен в «Файер компани». Графологическая экспертиза показала, что заказ и анкеты написаны вами, хотя вы, конечно, постарались изменить почерк. К тому же вас узнала по фотографии приемщица.
Если у них противогаз и все остальное, значит, они арестовали и Дэнни. Неожиданно на Пегги Минандаль нахлынул страх.
– Я протестую! – закричала она. – Я найму лучших адвокатов...
– Только не думайте, что у вас есть для этого деньги, дорогуша, – язвительно парировала женщина. – Закон не позволяет преступникам извлекать прибыль из преступлений. Деньги вашего мужа достанутся его брату.
От изумления у Пегги раскрылся рот.
– Д... Дэнни? – в замешательстве уточнила она.
– Мы бы никогда не заподозрили вас, если бы не он, – кивнул высокий сыщик.– Это он предложил заглянуть в багажник вашей машины. Там-то мы и нашли противогаз и остальные вещи.
Пегги долго смотрела на сыщика. Постепенно до нее дошло, кто забрал сигареты из шкафа в спальне. И еще она вспомнила, что Дэнни вышел из палаты сразу после ухода миссис Рейнольдс якобы для того, чтобы она переоделась. Он ушел с ключами от ее машины…
Она обхватила руками голову и безутешно разрыдалась.


Авторы:  Ф. ТРЕМОНТ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку