Лишние три процента

Лишние три процента
Автор: Михаил МЕЛЬНИКОВ
12.03.2019

Рост коммунальных тарифов в России – процесс столь же традиционный, как смена времен года. С некоторых пор он перестал быть стихийным – поставщиков услуг ограничили «юрьевым днем», предложив повышать цены лишь раз в год, с 1 июля. Появились и другие ограничения: так, в тарифы на коммунальные услуги может быть заложена прибыль не более 12%, а на содержание и ремонт жилищного фонда – не более 5% сверх «экономически обоснованной цены». Так что размеры наших трат на жилье отчасти связаны с умением «обосновывать».

Но главное – правительство теперь ежегодно своим указом определяет рост коммунальных тарифов, который не высасывается из пальца, а накрепко привязан к уровню инфляции, а еще точнее – к представлениям Центробанка России об уровне инфляции. В 2018 году это было 4%.

Многие поверили.

А в конце января 2019 года был проведен так называемый консенсус-опрос банков из топ-50, принимающих оплату услуг ЖКХ. Из него следует, что в 2017-м году граждане России в среднем платили за «коммуналку» 2773 рубля в месяц, а в 2018м уже 2968 рублей (судя по всему, речь только о поставке коммунальных услуг, не о капремонте с налогом, которые растут быстрее). То есть, рост составил около 7%. При официально объявленных 4%. Хотя инфляция годом ранее составила вообще 2,51%, но там есть нюансы закона, позволяющие поднимать цены на «целевую», а не реальную инфляцию.

Как же так получилось? С высоких трибун умные дяди говорили про рекордно низкий рост цен, председатель правительства радостно вещал про 4%, а вышло как-то неловко. Опрос, конечно, не есть серьезный аналитический инструмент, но какое-то объяснение все равно найти надо.

«САМИ ВИНОВАТЫ»

И тут, как по заказу, появились эксперты, которые стали объяснять происходящее, не называя белое белым, а черное черным. Например, один герой заявил, что причина – начисление пеней. Дескать, население потеряло платежную дисциплину и за то наказано. Вот настолько массовые пени получились.

Вот только набрать пеней на невесть откуда появившиеся три процентных пункта практически нереально. Да и население у нас в этом смысле достаточно дисциплинированное. Кто годами не платит – едва ли они все побежали в 2018 году в банк, чтобы немедленно расплатиться.

Второе объяснение столь же прекрасно. Поскольку большинство услуг у нас поставляется по счетчикам, граждане бросились активнее использовать ресурсы, жечь свет, сливать воду. То есть не цены выросли – народ экономить разучился. И это при том, что опросы общественного мнения в один голос говорят о том, что множество людей из бывшего среднего класса перешли на режим достаточно жесткой экономии. Никакого взрывного роста расхода ресурсов не фиксируют и поставщики этих самых ресурсов.

В общем, хочется определенным людям обвинить население в его собственных проблемах, да плохо получается.

КАК НАТЯНУТЬ СОВУ  НА ГЛОБУС

Поэтому давайте уже расскажем, что происходит на самом деле. Как любят говорить фокусники, следите за руками. В региональных правительствах (именно они устанавливают цены на услуги ЖКХ) сидят плохие фокусники, зато аффилированные с поставщиками коммунальных услуг. Что многое объясняет.

Если хорошо вспомнить постановление правительства, то никто не обещал конкретным людям роста именно на 4% – речь шла о «среднем по России» показателе. То есть, если вышло у тебя 7% – не унывай, у кого-то из соседей подорожало всего на 1%. К сожалению, поиски этого неуловимого соседа постоянно приводят в безлюдные территории – говорят, для белых медведей вообще не подорожали ни мороз, ни скудное арктическое тепло. Людям повезло меньше.

Теперь посмотрим на происходящее глазами региональных министров. Нам сказали – определяйте цены сами, но чтобы в среднем по России было не больше 4%. Так давайте я подниму на 7%, а кто-нибудь рядом ужмется, все же люди, в следующий раз сочтемся. Вот только ждать «следующего раза» никто не захотел: дураков нет, деньги в нашей стране нужны здесь и сейчас, к следующему году и правительство сменить могут, и у поставщика услуг хозяев поменять. Пусть статистики там сами выкрутятся, решили на местах.

А что статистики? Там с фокусами все гораздо лучше, чем в региональных правительствах. С одной стороны, для получения нужной цифры приравнивают «вес» дорогих услуг (горячее водоснабжение) к «весу» относительно дешевых (например, газоснабжение). Одно подняли на 7%, другое на 1% – отчитались за средние 4%.

Точно так же уравнивают «вес» густонаселенных и почти безлюдных регионов. Свердловская область (4,3 млн жителей) – плюс 4,5%, Адыгея (454 тыс. жителей) – плюс 3,4%, радостно фиксируем средние 3,95%.

Но 4% «в среднем по России» не смогли сделать даже статистики. Пришлось считать не по всей стране, а по 83 из 85 ее регионов. С Крымом и Севастополем неловко вышло – они, вроде как, входят в состав страны, но не тогда, когда нужна правильная статистика. Дело в том, что при проклятых бандеровцах цены на услуги ЖКХ в Крыму были заметно ниже, чем в России, поэтому они там растут в особом режиме, ускоренными темпами («К экономически обоснованным тарифам мы рассчитываем прийти до 2021 года»). И с полуостровом на искомые 4% вытянуть было нереально.

Так, кстати, ученые мужи с Мясницкой улицы, маститые математики оказались на грани преступления, предусмотренного статьей 280.1 Уголовного кодекса «Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации».

Ну хорошо, у нас народ понимающий – новая территория, энергетическая блокада, мост вот построили, за все надо платить. Но не настолько уж поднялись цены в Крыму, чтобы оказать влияние на всю Россию, так что добавлением этих двух регионов банковскую статистику не объяснить. Да и не работает в Крыму подавляющее большинство из нашего топ-50.

Копаем дальше и находим удивительные цифры. Оказывается, горячая вода подорожала тогда в среднем на 10,6%, холодная – на 7,2%. Понятно, что при таком раскладе уже ни о каких 4% речь не шла, если не сбрасывать цены на другие услуги вниз. А удешевление чего-нибудь у нас, к сожалению, все еще экзотика. То есть уже только по воде понятно, что ни о каких 4% речь не шла – или в правительстве подразумевали, что граждане начнут вдвое меньше мыться и стирать?

По субъектам Российской Федерации все сложилось очень неравномерно. Города-регионы Москва и Санкт-Петербург, где и без того дорогие коммунальные услуги, не могли, конечно, упустить возможность в очередной раз порадовать своих жителей. А вот руководители кавказских республик берегут своих граждан, по крайней мере согласно официальным данным. Которые, опять же, не совпадают с провозглашенными: если высчитать среднее арифметическое подорожание по регионам даже по данным Росстата, где Москва равна Камчатке, получается 4,11, а не ровно 4,0. Ну никак не вытанцовывается целевой показатель! А ведь самые населенные регионы – в верхней половине списка, так что подушевое подорожание получилось куда сильнее.

Все это больше всего напоминает пресловутое натягивание совы на глобус – занятие трудоемкое и не дающее решительно никакой реальной пользы.

ОТ ЯКУТИИ  ДО СЕВЕРНОЙ ОСЕТИИ

Что ж, давайте назовем героев и антигероев июльского подорожания 2018 года.

Сильнее всего не любят своих жителей (или честнее всех считают?) в Санкт-Петербурге и Якутии – по 6% роста тарифов ЖКХ. Но они хотя бы в топ-10 по ВРП, валовому региональному продукту на душу населения. А вот Башкирию и Кемеровскую область (по 5,9%) жалко – они в конце первой полусотни по этому показателю. Москва, Новгородская и Кировская область – по 5,5%. С Москвой все понятно, Новгородская область считается относительно благополучной, но за что пострадали кировчане, которым и так несладко, – совершенно непонятно.

ВЛАДИМИР СМИРНОВ/ТАСС

То ли дело власти вполне респектабельной Новосибирской области (28-е место в России по ВРП на душу) – всего 3,0% подорожания, как и в вечно отстающей Северной Осетии. После этих чемпионов по заботе идут депрессивная Псковская область и еще более отстающие, но зато бодрые Дагестан и Кабардино-Балкария – 3,3%. На 0,1 процентного пункта сильнее пострадали жители Чечни, Адыгеи, Карачаево-Черкессии и почему-то Калининградской области.

ПОЧЕМУ ТАК ПОЛУЧИЛОСЬ?

Главная проблема тарифов системы ЖКХ состоит в том, что не сработала «реформа Чубайса» – он в свое время разделил РАО ЕЭС на относительно небольшие компании, надеясь, что они будут конкурировать друг с другом во благо жителей, а потом по образу и подобию этой реформы раздробили и приватизировали систему ДЕЗ и ЖЭК.

Аргументы были неотразимыми: рынок, конкуренция за клиента, жильцы сами будут выбирать управляющую компанию и поставщиков, государство не должно заниматься заменой лампочек… А получили такие вот упражнения в расчете размеров повышения. Коммунальные ресурсы за бесценок перешли в руки людей, практически всегда близких к руководству регионов, и своего они не упустят.

Кроме того, сетевые компании вместе со статистиками нашли еще один способ обходить требования правительства о рамках подорожания. Они зачастую не включают в услуги ЖКХ, о которых говорится в постановлениях кабинета министров, так называемые жилищные услуги. Наши платежки содержат две группы расходов: коммунальные услуги (холодное и горячее водоснабжение, канализация, газ, электричество) и жилищные (вывоз мусора, текущий ремонт, капитальный ремонт, уборка общих территорий). Плюс для собственников – налог на имущество. Так вот, когда говорят о контролируемом подорожании, часто имеют в виду только коммунальные услуги, а это далеко не полный объем наших расходов.

Что тут можно сделать? Призыв объединить разъединенное, взять в руки государства поставку гражданам света, тепла и воды, а также обеспечение ремонта и вывоза мусора выглядит как попытка возврата к социализму. Но на это не пойдут по совсем другой, политической причине: система ЖКХ стала кормушкой для региональных элит, и лишение этого ресурса неизбежно снизит их лояльность центру.

Интересы населения при этом, к сожалению, на последнем месте.

ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ

Теперь о том, что было в январе и что ждет нас в июле.

В 2019 году повышение цен на услуги ЖКХ разбили на две части. Сначала 1,7% – соответственно росту НДС – налога на добавленную стоимость (налоговая наценка изменилась на 2 процентных пункта, с 18% до 20%, что означает общее подорожание товара именно на 1,7%), а потом 2,4% до общего показателя 4,1%.

Тут есть много хорошего. Во-первых, рост тарифов на уровень меньший, чем прошлогодняя инфляция (4,3%). Во-вторых, благородное решение наступить на горло поставщикам услуг – их доходы вырастут все- го на 2,4%, поскольку подросший НДС заберет себе государство. Долго и всерьез рассматривался вариант подорожания «1,7% + 4,1%» (этого требовала влиятельная ассоциация «ЖКХ и городская среда»), и в чем-то он был бы даже более справедливым… Если бы не все те мерзкие игрища с цифрами, о которых мы рассказали выше.

Но есть и подводные камни.

Размер первого подорожания приятно удивил – 1,7% по многим параметрам почти выдержали, кстати. Не без «перегибов на местах», но в целом уложились, несчастная сова не пострадала так, как полугодом ранее. Если бы не «услуги по обращению с твердыми коммунальными отходами» – вывоз мусора. Эта услуга формально даже не подорожала – «просто» изменилась формула расчета. Раньше считали накопление мусора по метражу, теперь, вроде бы,   более справедливо – по числу мусорящих (плюс тарифы оператора). На практике это означает рост цен на 10% и более, а для кого-то и в разы. Пример Ивановской области, которая вошла в число «регионов для эксперимента» и получила новую систему раньше: платили 2,5 рубля с 1 кв. м, а теперь – около 86 рублей с 1 человека. «Так, к примеру, если в 2-комнатной квартире в 55 кв. м живут 3 человека, плата на вывоз мусора составит не 137,5 рубля, а 258 рублей», – печально констатирует член экспертного совета Комитета Госдумы РФ по жилищной политике и ЖКХ Арсений Беленький.

На вырученные от повышения цен средства собираются строить мусоросжигательные заводы – те самые, против которых активно возражают граждане, с которых собираются деньги на эти заводы и над здоровьем которых собираются ставить примерно такие же эксперименты, как над кошельками жителей Ивановской области…

Есть еще мелкое, вернее даже сверхмелкое мошенничество. Последовательные подорожания на 1,7% и 2,4% дадут несколько другой результат, нежели полагают в правительстве. К сожалению, сложные проценты не суммируются, а перемножаются по определенной формуле. 2,4% будет прибавляться не к прошлогодним тарифам, а к уже повышенным на 1,7%. Впрочем, разница невелика – не 4,1%, а 4,14%, потерпим, это примерно по рублю в месяц с каждого россиянина. Согласитесь, нас редко обманывают в таких скромных масштабах. Даже приятно как-то. Стокгольмский синдром.

Ну и главное – эти 2,4%, скорее всего, будут считать по той же методике, что и прошлогодние 4%. Почему «скорее всего», а не «точно»? Во-первых, всегда хочется надеяться на лучшее, а во-вторых, в декабре 2018 года покинул свой пост многолетний глава Росстата Александр Суринов – не исключено, что его фокусы с потаканием региональным князькам стали одной из причин резкого кадрового решения. Что ж, посмотрим, как летом будет считать подорожание его преемник Павел Малков. В отличие от профессионального статистика еще советской закалки Суринова 39-летний Малков – чиновник широкого профиля, с неопределенным саратовским образованием «программное обеспечение вычислительной техники и автоматизированных систем». Что ж, может быть, фокусов со статистикой теперь будет меньше?

Хотелось бы верить.

***

Кстати

Пени начисляются с 31-го дня возникновения задолженности, после чего 60 дней исчисляются в размере 1/300 от ключевой ставки Центробанка (на день выявления задолженности) за каждый день просрочки. То есть, при нынешней ставке (7,75%), затянув с оплатой квартплаты в 6000 рублей на три месяца, вы заплатите пеней на 7,75% / 300 / 100% * 6000 руб. = 1,55 руб. в день. Умножив на 60 дней, получим 93 рубля. Чуть больше полутора процентов от базовой суммы. 


Авторы:  Михаил МЕЛЬНИКОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку