НОВОСТИ
Покупать авиабилеты можно будет без QR-кода, но с сертификатом на Госуслугах
sovsekretnoru

Левые деньги «Правого дела»?

Автор: Ирина МАСТЫКИНА
01.05.1999

 
Олег ЛУРЬЕ,
обозреватель «Совершенно секретно»

Наконец-то в России появилась самая правая из партий. Ее создатели, отбросив ложную скромность, так и назвались – «Правое дело». И обязанности в «деле» распределились самым правильным образом: главный идеолог – Гайдар, партийное строительство – Немцов и Кириенко, а финансовые вопросы взялся решать Борис Федоров. И тут же пошли учредительные съезды и пресс-конференции, да не где-нибудь, а в «Президент-отеле», где за каждый чих берут большие деньги. Далее последовали открытие весьма недешевых офисов и вояжи лидеров в Европу и Америку. Причем не в нищенском эконом-классе. И жили ребята не в туристических комплексах для бедных студентов. Чартерные рейсы, апартаменты в лучших отелях, охрана, мобильники и прочие прибамбасы шикарной жизни. А ведь еще недавно члены «правой» пятерки колотили себя в грудь, уверяя, что последние годы все они жили на скромные чиновничьи зарплаты, взяток не брали, к финансовым мошенничествам отношения не имели, – словом, беднее их только церковные мыши. Откуда же деньги на широкую демократическую жизнь? Может, стоит расспросить финансиста Бориса Федорова? «Правое дело» об этом предпочитает не распространяться на митингах. Там все больше о демократии и общечеловеческих ценностях...

«ТИХИЙ МАЛЬЧИК»

13 февраля 1958 года в Москве в семье Григория Федорова родился мальчик, которому дали звучное имя Борис. Боря рос домашним увальнем, над ним подтрунивали девчонки, его обижали мальчишки во дворе. После окончания Московского финансового института поступил на работу в валютное управление Госбанка СССР, где проработал с 1980 по 1987 год, успев за это время дорасти до старшего экономиста и защитить кандидатскую диссертацию. По словам сослуживцев, Боря, за свои габариты получивший кличку Слон, был тихим и рассеянным, его всегда надутые губы демонстрировали преждевременную обиду на весь окружающий мир. И в Госбанке над ним подшучивали симпатичные девушки. Один из тогдашних высокопоставленных руководителей Бориса рассказал: «Федоров был, бесспорно, талантливым парнем, но слишком поверхностным. Мы его жалели и помогали, ведь он такой закомплексованный, неуклюжий и неловкий. Кто бы мог подумать, что его комплекс неполноценности перерастет в этот безумный карьеризм и авантюризм, что он покажет коготки всем нам, всей стране, всплыв на мутной волне реформ. Любой грамотный финансист может легко просчитать суть афер Бориса Федорова, а я тем более, ведь у нас в Госбанке Боря учил таблицу умножения российских финансов. Обидно за тех людей, которые поверили «тихому мальчику».

Далее карьера Бориса Федорова развивалась со скоростью звука. Июль 1990-го – май 1991 года – министр финансов в правительстве РСФСР. 1991 – 1992 годы – получил приглашение стать директором департамента советских операций Европейского банка реконструкции и развития, куда его порекомендовал один из крупнейших деятелей Госбанка СССР, впоследствии каявшийся, что совершил непростительную ошибку. 23 декабря 1992 года Федоров вошел, а скорее, даже ворвался в правительство Виктора Черномырдина в качестве вице-премьера. Тогда он стал курировать Минфин, Минэкономики, налоговую службу и Комитет по драгоценным металлам и камням (об этом комитете разговор особый). С 1993 года занял еще и пост министра финансов. С декабря 93-го – депутат нижней палаты парламента России. Депутатствовал успешно, перемежая парламентские функции с работой в правительственных учреждениях.

Кроме уже сказанного, Федоров отличился тем, что в декабре 1994 года поддержал решение Ельцина путем применения военной силы заставить Чечню признать свою принадлежность к Российской Федерации, чем несказанно удивил своих друзей-демократов. А ровно через год заявил, что «президенту надо меньше пить», что «ни один мыслящий человек за него (Ельцина. – Авт.) не проголосует». Параллельно с законодательной деятельностью умудрился войти в советы директоров и возглавить целый ряд всевозможных фондов и коммерческих структур («Петр Столыпин», страховое агентство «ВЕСтА», «Объединенная Финансовая Группа» и прочая, прочая).

КОЗЛЕНОК ОТПУЩЕНИЯ

Чтобы завершить портрет финансиста и государственного деятеля Бориса Федорова, стоит сказать несколько слов о знаменитой афере с драгоценностями, вывезенными из России небезызвестной компанией «Голден АДА» под чутким руководством господина Козленка, ныне размышляющего о бренности земной жизни на бутырских нарах. Об этой загадочной сделке по незаконному вывозу из России золота и драгоценностей почти на двести миллионов долларов написаны сотни статей и сняты десятки телерепортажей. Мы только добавим несколько эпизодов, красочных штрихов к «светлому» образу главного финансиста новоявленного «Правого дела».

Особняк на Поварской

Начнем с небольшого экскурса в историю транспортировки советского золота и драгоценностей за рубеж в целях продажи. Рассказывает бывший высокопоставленный чиновник Госбанка СССР: «В течение многих лет я участвовал в продаже советского золота за рубеж. В советское, да и в постсоветское время продажа золота и драгоценностей из советского Гохрана происходила в обстановке особой таинственности. Вопрос о продаже даже ста килограммов золота решался на уровне первых лиц Политбюро за закрытыми дверями. Кроме Брежнева, об этом знали только три-четыре человека, и я в том числе. Министра финансов и председателя Госбанка вызывали в ЦК и вручали так называемую «Особую папку», в которой говорилось, кому и сколько продать золота и драгоценностей. Я вместе с другими ответственными товарищами подписывал бумаги, и «желтый металл» убывал, скажем, в Швейцарию. Секретность была на самом высочайшем уровне. Так было и при Андропове, и при Черненко, и при Горбачеве, и я думаю, что и при нынешнем президенте все осталось так же. Поэтому история с Козленком, умудрившимся вывезти государственных драгметаллов и изделий на сумму почти в двести миллионов долларов, не соблюдая должную процедуру, вызывает, мягко говоря, большие сомнения. Просто так взял и вывез? Не может быть...»

Напомним читателю, что документы, позволившие фирме «Голден АДА» осуществить аферу века, были подписаны тогдашним главным финансистом России вице-премьером Борисом Федоровым, давшим таким образом этой сделке право на жизнь. Однако Генеральная прокуратура подозрительно быстро «успокоила» средства массовой информации, сообщив, что Федоров-де не имеет прямого отношения к уводу ценностей из России и проходит по «делу Козленка» обычным свидетелем. Расследуя отношение Федорова к «Голден АДА» и лично к господину Козленку, я обратился к одному высокопоставленному чиновнику, занимавшемуся в тот период продажей российского золота за рубеж, и он дал мне следующую информацию: «Невозможно вывезти из России такое количество золота и драгоценностей, принадлежащих государству, без официального одобрения первых лиц страны. За долгие годы технология процедуры вывоза драгметаллов за рубеж не изменилась, и вице-премьер Федоров никак не смог бы самостоятельно разрешить Козленку провернуть эту авантюру. Значит, за ним стоят более высокие лица. А кто выше вице-премьера? Догадывайтесь сами – этих людей не так много. Поэтому Федорова и прикрыли перед прокуратурой. Там выплыли совсем большие люди, а Борис, вероятно, был исполнителем, который мог получить часть прибыли от этой липовой сделки».

Еще цитата – из беседы с другим человеком, постоянно общавшимся с Федоровым до и после истории с «Голден АДА»: «Я спросил у Бориса: «Неужели ты сам решился подписать бумаги по Козленку? Если нет, то кто стоял за тобой?» После этого вопроса Федоров засуетился, почувствовал себя явно неловко и моментально перевел разговор в другое русло, мягко уйдя от ответа. Вообще-то Боря умеет отлично менять тему и не отвечать на заданный вопрос, а в данном конкретном случае он открыто продемонстрировал мне свое нежелание говорить на тему о высоких покровителях...»

Удивляет то, что ни один следователь прокуратуры не заинтересовался, откуда появилась связка Козленок – Федоров? Не мог же обычный аферист просто так проникнуть в «закрома Родины» и вдруг очаровать такую финансовую акулу, как Борис Федоров. Оказывается, познакомил Козленка с Федоровым бывший заместитель министра финансов РФ Анатолий Иванович Головатый, ныне успешно работающий в... Управлении делами президента.

ДОМИК ЗА $ 35 000 000

А вот совсем свежая история, связанная с Борисом Федоровым, наглядно демонстрирующая, как «ростки» российской демократии куют благосостояние собственных предвыборных структур, твердо зная, что их дело «правое»

В начале февраля 1999 года «вдруг» была отозвана лицензия у Инвестиционного банка «Восток-Запад» (в дальнейшем – ИБВЗ), который еще два года назад имел репутацию очень солидной и надежной финансовой структуры. Что же произошло?

Егор Гайдар на митинге «Правого дела», апрель 1999 г.

По мнению акционеров банка, началом истории конца банка можно считать 23 июня 1997 года, когда они пригласили к себе и избрали председателем совета банка депутата Госдумы Бориса Федорова.

Доверчивых акционеров Борис Федоров заверил, что он в течение короткого времени увеличит уставный капитал и поднимет банк до уровня первой десятки банков страны. Но, как оказалось позже, за счет банка «Восток-Запад» Борис Федоров сумел порадеть другому предприятию, где он также был членом совета директоров, – «Объединенной Финансовой Группе» (далее – ОФГ). Подобно троянскому коню, ОФГ разместилась в шестиэтажном здании банка по адресу: ул. Поварская, 10. Этот роскошный особняк был реконструирован банком «Восток-Запад» за счет собственных средств, вкладов физических лиц и остатков средств на счетах клиентов. До августовского кризиса здание оценивалось английскими специалистами в 30 – 35 миллионов долларов. Думаю, Борис Федоров, как опытный финансист, понимал, чего стоит этот лакомый кусочек недвижимости в центре Москвы.

«Объединенная Финансовая Группа» в 1997 году имела всего три процента акций банка, но с приходом Федорова тут же превратилась в «управляющую компанию» и начала быстро подминать под себя некогда успешный «Восток-Запад». А на мелких частных акционеров банка Федоров оказывал сильное давление, требуя продать ОФГ акции аж... за 5 – 15 процентов от их номинальной стоимости. Самые стойкие, не пожелавшие ни продать, ни передать ему в управление свои акции, были уволены. Причем бывший главный бухгалтер банка не побоялся открыто сказать Федорову об этом, за что и был немедленно уволен. За главбухом последовали и другие «принципиальные». В результате менее чем за полтора года Федоров сумел довести долю ОФГ в уставном капитале банка до 37,5 процента.

В качестве примера необыкновенной удачливости г-на Федорова можно привести его операцию по приобретению очередного пакета акций банка. «Объединенная Финансовая Группа» получила кредит в банке «Восток-Запад» на сумму 25 миллионов деноминированных рублей при курсе шесть рублей за один доллар США. После чего Федоров вносит эти деньги в уставный капитал банка. Возврат кредита ОФГ осуществляет только после 17 августа прошлого года, когда доллар уже стоил 22 рубля.

Однако операция по покупке акций меркнет рядом с гениальной комбинацией Бориса Федорова по захвату недвижимости, принадлежащей банку «Восток-Запад», а именно – того самого роскошного здания на улице Поварской. Банк был владельцем 100 процентов акций акционерного общества «Ай-Ти-Си», которое, в свою очередь, являясь владельцем здания, получило кредит от ИБВЗ на реконструкцию комплекса зданий на Поварской. Таким образом, банк, владея полным пакетом акций «Ай-Ти-Си», был фактически хозяином особняка в центре Москвы. Поскольку фирма «Ай-Ти-Си» предоставленного кредита не вернула, здание должно было в счет погашения долга перейти к банку, который, в свою очередь, мог бы его реализовать и рассчитаться с вкладчиками и другими кредиторами.

Реальной необходимости в реализации здания не возникло даже после кризиса 17 августа, так как банк «Восток-Запад» вполне мог выжить, имея другие активы (недвижимость, имущество и прочее), полностью обеспечивающие покрытие вкладов частных лиц. Но, как утверждают возмущенные вкладчики и акционеры, Федорову после кризиса уже, видимо, не нужен был работающий банк. Он убедил своих коллег-акционеров объявить банк банкротом, при этом 37 процентов федоровской ОФГ обеспечивали Борису Григорьевичу комфортный выход из кризиса. Не рассчитываясь с подавляющим большинством вкладчиков и клиентов, они перевели имущество банка (прежде всего недвижимость) на свои фирмы и компании. Конечно же, «Объединенная Финансовая Группа», подконтрольная Федорову, получила 37,5 процента от здания, соответственно количеству имеющихся акций. Сделано это было путем использования хитроумных схем с зачетом задолженностей и обменом пакетами акций. Таким образом, при активной помощи акционеров банк «Восток-Запад» стал банкротом, а его главные акционеры во главе с Федоровым, завладев особняком, тут же начали сдавать помещения в аренду. По информации бывших сотрудников банка и ОФГ, аренда здания приносила и приносит Федорову сотоварищи весьма ощутимый регулярный доход.

Участники митинга

Итак, получается, что деньги, заработанные банком «Восток-Запад», а также принадлежащие вкладчикам, среди которых есть и пенсионеры, и инвалиды войны, и заслуженные деятели российской культуры, ушли в руки компаний, руководимых Борисом Федоровым.

* * *

После «успешного» завершения Борисом Федоровым развала Инвестиционного банка «Восток-Запад» и «приобретения» части здания на Поварской было создано движение «Правое дело», главным финансистом которого стал Борис Федоров. Во всяком случае, это утверждает ближайшее окружение лидеров новоявленной партии.

Продолжение темы в материале №07 1999 Этот грубиян Федоров


Авторы:  Ирина МАСТЫКИНА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку