НОВОСТИ
Раковой и Зуеву продлены сроки ареста на полгода
sovsekretnoru

Лесные братья и сестры

Автор: Иосиф ГАЛЬПЕРИН
01.02.2009

   
Митинг в поддержку главного редактора «Химкинской правды» Михаила Бекетова  
   
 

Схема границ территории в окрестностях г. Химки, резервируемых
для строительства скоростной магистрали Москва – Санкт-Петербург
____________________
Скоростная магистраль Москва – Санкт-Петербург

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Границы территории инфраструктуры магистрали

---   ---   ---   ---   ---   ---   ---
Существующие промзоны

 
   

Проект прокладки автотрассы Москва–Петербург через Химкинский лес всколыхнул подмосковные Химки. Противостояние городских властей с жителями привело к жертвам, самой известной из которых стал журналист Михаил Бекетов. С 12 ноября прошлого года он не приходит в сознание после жестоких побоев у крыльца своего дома 

 

Кто спорит, Ленинградское шоссе не справляется с трафиком, возросшим после выхода России на мировой рынок. Пробки и аварии, загазованность от простаивающих машин делают дорогу, клейменную еще Радищевым, вредоносной и для инфраструктуры страны, и для окрестного населения. Поэтому идея новой двенадцатирядной автомагистрали от Москвы до Санкт-Петербурга сама по себе не может вызывать протеста. Протест, в частности, вызвало устье трассы – проектируемая врезка в Московскую кольцевую и полтора десятка километров перед ней.

 

Против движения

 

На территории Химкинского округа дорогу планируется провести через лес – единственный в этом краю ближнего Подмосковья крупный массив, оставшийся со времен тишайшего царя Алексея Михайловича. Тысяча гектаров. Лоси, кабаны, редкие для населенных мест птицы. Островок, производящий кислород для задыхающейся Москвы. По мнению ученых, дорога, разрезающая лес на две части, в течение года вызовет деградацию Химкинского леса.

Используя это мнение, инициативная группа химчан организовала сбор подписей против намеченной трассы. Пришлось, правда, перекрывать Ленинградское шоссе, чтобы обратить на себя внимание центральных властей. Химчан поддержали Росприроднадзор в лице Олега Митволя, департамент природопользования и охраны окружающей среды города Москвы. Но все они были не в силах отменить решение администрации Химок. Даже федеральные учреждения. Только муниципальная администрация могла это сделать, а она противилась, опираясь на позицию Минтранса. Бескорыстно или нет – это отдельная тема.

На третьем году борьбы были получены письма из областного управления Рослесхоза и от заместителя министра регионального развития РФ Д.Аратского, сообщавшие, что проектировщики трассы и администрация Химок, согласившаяся с ними, нарушили закон. Мослесхоз, в частности, разъяснил, что Химкинский лесопарк относится к защитным лесам и что согласно п. 1 ст. 106 Лесного кодекса РФ в подобных лесах сплошная вырубка запрещается. И что переводить земли Лесного фонда, на которых расположен лесопарк, в земли иных категорий запрещено п. 6 ст. 86 уже Земельного кодекса. Именно поэтому Мослесхоз не давал разрешения на строительство дороги и вырубку леса.

Минрегион, в свою очередь, отметил, что «масштабную вырубку Химкинского леса следует рассматривать как недопустимое нарушение прав граждан и законодательства в целом… Рекомендуем обратиться в правоохранительные органы для пресечения действий и мероприятий, нарушающих федеральное законодательство».

Странно только, что такие вопиющие нарушения стали заметны федеральным органам лишь после бурных протестов населения. А как же прошли эти нарушения через славящуюся своими многочисленными согласованиями бюрократическую машину? Как бы то ни было, после обращения граждан в прокуратуру (куда, вообще-то, и сами органы имеют право обратиться), после громкого скандала, связанного с нападением на Бекетова, что-то в бюрократической машине заскрипело. И она выдала решение об отмене прошлого распоряжения.

Здесь Владимиру Стрельченко пришлось противоречить самому себе и своим заместителям. Еще в 2006 году его заместитель Н. Иванов отвечал обеспокоенным жителям, что проектируемая трасса – лучшее, что можно сделать для города и его экологии. А 18 декабря 2008 года без всяких объяснений глава администрации отменяет собственное распоряжение от 5 апреля 2005 года, соглашавшееся с проектом. В отличие от шумной кампании в подведомственных СМИ, защищавшей первое решение, отмена была оформлена скромной подверсткой в газете «Химкинские новости».

 

Среда обетованная

 

За месяц после отмены согласования новых движений государственных и муниципальных органов вокруг проекта не замечено – нет ни обсуждения альтернативных вариантов, ни попыток встретиться с протестующими. Да и сама отмена может быть оспорена, Росавтодор (агентство Минтранса) сомневается в ее законности. Неудивительно: 66 миллиардов рублей на строительство химкинского участка уже выделено из бюджета, а где он пройдет – непонятно. Поэтому экологическая оппозиция, поддерживаемая большинством химчан, останавливаться не собирается.

Инициативная группа, как и положено по закону, передала городским властям заявку на проведение муниципального референдума. Число подписей горожан за его проведение приближается уже к 20 тысячам, они хотят вынести на общегородское обсуждение два вопроса. Первый: разрешить ли главе администрации согласовывать проект прохождения автодороги через Химкинский лес. Второй: предложить свой вариант – подземный тоннель, как в Серебряном бору, под городской территорией, который заодно смог бы привести в Химки метро. Заявки с этими вопросами приняты, теперь ждут властного решения.

Наивно? Действительно, наивно со столь затратными решениями выступать против тех, кто предлагает вдоль дороги построить магазины, рестораны и прочую хлебную инфраструктуру. Этим, кстати, и определяется упорство городских властей, поскольку именно они внесли в федеральный проект это предложение: у Росавтодора таких планов не было. Все это способно уничтожить лесопарк на корню. Но и наивность дала плоды: по плану вырубка должна была начаться весной прошлого года. Не началась.

Горожан сплотила «Экологическая оборона», сайт этой общественной организации ежедневно отслеживает новости. Учителя, врачи, юристы, мелкие предприниматели, люди состоявшиеся и молодые, незашоренные идеологией (некоторые принципиально не держат дома телевизор, обходясь компьютером), они пришли в политику, потому что политика пришла к ним домой. Пусть даже не мировая, и даже не общероссийская, а городская. Вторглась в их мир.

Лидер движения Евгения Чирикова говорит горячо:

– Во время обсуждения на Общественной палате Стрельченко сказал, что дорога должна пройти по пустой земле. Лес для него – пустой, пользы не приносит. А мы привыкли ходить в него, водить детей. Вода в Химках плохая, желтая бежит из крана – ходим на родник Святого Георгия, особенно бабушки на пенсии, которым не по карману бутилированная вода. Вырубят лес – и куда лететь редким в здешних местах черным воронам, пестрым дятлам, куда идти бабушкам? Родник-то погибнет первым.

Они привыкли жить в сорока минутах езды от Кремля (если на машине и без пробок), но при этом в относительной тишине и чистом воздухе района, отдаленного от Ленинградки и граничащего с лесом. Эту привычную среду обитания они и защищают, не желая приноравливаться к нравам мегаполиса.

Проект угрожает не только лесу. Магазины вдоль трассы приведут в тихие места толпы людей, заставят обочины машинами, как это уже сейчас происходит с той частью Химок, что облепила Ленинградку «Грандами» и «Икеями». Никакого ускорения автомобильного движения, несмотря на новую трассу, не получится. Зато получится выгода тем, кто переведет землю из-под деревьев в торговые площади. И здесь борьба выглядит еще наивнее, еще безнадежнее – как, впрочем, до поры выглядела борьба в Москве против точечной застройки. Москвичи победили – точечная застройка пришла в Химки, под окна Чириковой.

Во всем мире «зеленые движения» – объективно часть не реформаторского, а консервативного направления общественных действий. Потому что направлены в первую очередь «назад», на защиту естественной природы и естественных прав человека. Но «зеленые» подчас смыкаются с самыми социалистическими фантазерами, с самыми либеральными дон-кихотами, потому что требуют идти против привычной силы – административного ли ресурса, денежного ли мешка.

– Мы учли опыт группы Нины Чеботаревой, защищавшей соседний Шереметьевский лес, – делится Евгения Чирикова. – Они сделали упор на юридическую сторону, доказывая незаконность стройки. И пока шли по инстанциям и обращались с протестами в СМИ через Интернет, вышли изменения в законе, позволяющие при прокладке федеральных линий не учитывать альтернативных проектов. Так шереметьевцы остались ни с чем, хотя тоже пытались проводить акции протеста. Мы же с самого начала сделали ставку на митинги, пикеты, сбор подписей, даже рок-концерты и велопробеги. Конечно, помогла местная независимая пресса, прежде всего – «Химкинская правда» Михаила Бекетова. Большинство химчан из газет и листовок узнало о наших требованиях.

 

Их карты – биты. Бейсбольные

 

23 октября прошлого года Бекетов, прежде, как всякий провинциальный журналист, сотрудничавший с администрацией, в очередной раз выступил в защиту Химкинского леса, уже в многотиражной московской газете. В заметке он особо отметил выгодные для администрации изъятия земель из Лесного фонда, напомнил о других скандальных решениях химкинских властей. Еще до этого показательно сожгли его старенький ленд-ровер. Потом на глазах у соседей бейсбольными битами забили насмерть любимую собаку и подбросили к крыльцу его Торбеевского дома (Торбеево, часть Химок – напротив квартиры Чириковой, если идти через лес).

Были и прямые угрозы, не только по телефону. После одного из собраний, где Бекетов выступал особенно убедительно, один из нерядовых городских чиновников сказал Михаилу: «Тебе проблем мало?» Проблем прибавилось настолько, что по словам другого независимого журналиста Александра Юрова, редактора газеты «Гражданское согласие», они с Бекетовым всерьез обсуждали, кого из них раньше убьют и как должен организовывать похороны оставшийся.

А через несколько дней избитого Бекетова обнаружили лежащим без сознания рядом с собственным домом. Судя по характеру повреждений, соратники пришли к выводу, что убивать его не хотели – хотели на всю жизнь показательно искалечить. Удалось – голова повреждена, внутренние органы отбиты, голень ампутирована уже в больнице…

Юров перечисляет журналистов, за последние пару лет так же искалеченных неизвестными. Чирикова вспоминает, как позвонили матери одной из соратниц и попросили к телефону Лену. А маму и дочку зовут одинаково. «Какую Лену?» – спросила мать. «Слепую и без глаз!» – ответили на том конце провода. Евгения говорит, что смысл охоты за «инакомыслящими» (уже так, широко, они определяют сподвижников) – запугать массу. Будешь высовываться – останешься калекой, обузой для детей и родственников.

В результате при заполнении граф протестных листов некоторые уже боятся указывать адрес, другие перестают ходить на митинги, потому что на работе сказали: еще раз увидим – выгоним! Так и в протоколах при опросе свидетелей по делу Бекетова мало кто отважился указать возможную причину расправы: профессиональная деятельность. Чирикова не побоялась. Не боится вместе с мужем и другими активистами участвовать в следствии, тормошить врачей, искать через адвоката, члена Общественной палаты Генри Резника лучшие условия для реабилитации Михаила Бекетова. Михаил уже открывает глаза. Только вот другой адвокат, Станислав Маркелов, который, кроме прочих, защищал Бекетова, когда Стрельченко обвинил того в клевете, убит выстрелом в голову в центре Москвы…

На одном из общественных обсуждений проекта представительница НИИ, 15 лет разрабатывавшего трассу, в ответ на примеры решений аналогичных проблем в других странах заявила: «Вот и уезжайте туда!» Знакомый метод. Можно выслать, как Солженицына. Но «инакомыслящие» не хотят идти в эмигранты, а хотят у себя в городе жить так, как лучше им и их детям.

Сначала про них распускали слухи, что они на «деньги Батуриной» устраивают беспорядки, выдают бабусям, пришедшим на митинг, по 400 рублей. Не помогло. Теперь стали пугать федеральные власти, называя химкинских протестантов оранжевыми революционерами. Видимый прогресс и уважение к достижениям противника! А недавно провели учения ОМОНа по разгону запрещенных демонстрантов. Получилась тоже своего рода демонстрация: омоновцы показательно лупили друг друга на опушке леса, на глазах у химчан, пришедших на родник. Вообще-то стандартная реакция чиновников авторитарного стиля управления на проявления свободомыслия: ложь, шантаж, угрозы, насилие…

А «Экологическая оборона» ищет контактов с другими такими же группами, занятыми конкретной борьбой за конкретные права. Сплотились с активистами, которые в другом районе Химок, Левобережном, пытаются спасти дубраву, посаженную еще Мамонтовыми. Евгения Чирикова спрашивает, много ли журналисты знают таких групп в России. Она собирается в марте на выборах претендовать на место химкинского мэра. Правда, городской избирком под надуманнми предлогами отказывает ей в регистрации.


 

  Иосиф Гальперин

Авторы:  Иосиф ГАЛЬПЕРИН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку