НОВОСТИ
Покупать авиабилеты можно будет без QR-кода, но с сертификатом на Госуслугах
sovsekretnoru

Лед тронулся, господа присяжные заседатели

Автор: Таисия БЕЛОУСОВА
01.04.2004

 
Таисия БЕЛОУСОВА
Обозреватель «Совершенно секретно»

ИТАР-ТАСС

Десять лет назад в девяти краях и областях уголовные дела по наиболее тяжким преступлениям в соответствии с Конституцией РФ начали рассматривать суды присяжных заседателей. В нынешнем году формирование коллегий присяжных должно быть завершено по всей стране. Между тем дискуссии на тему присяжного правосудия не прекращаются. По мнению сторонников «народного» суда, он независим, уменьшает риск судебных ошибок и гарантирует справедливое разбирательство. Противники считают затею эту дорогостоящей и упрекают присяжных в необъективности. Большинство рядовых граждан о предмете споров имеют смутное представление. А ведь многие из нас могут стать присяжными.

Чтобы узнать побольше о «народных» судьях, я отправилась в Московский областной суд, где с присяжными работают вот уже десять лет. Потом побеседовала с сотрудниками областной прокуратуры и адвокатами, и вот какая нарисовалась картина.

Начну с формирования судов присяжных. Первоначальный отбор кандидатов производит компьютер – из числа избирателей области. Для рассмотрения каждого уголовного дела из этого списка необходимо отобрать 12 присяжных и 3–4 запасных (на случай болезни и т.п.). Поскольку из ста приглашенных на собеседование приходят от силы 15–18 человек, в месяц приходится вызывать не меньше тысячи.

По закону присяжными не могут быть лица, имеющие неснятую или непогашенную судимость, инвалиды, недееспособные и граждане моложе 25 лет. Отсеиваются те, кто имеет право на самоотвод, – военнослужащие, верующие, по религиозным соображениям не желающие выступать в роли судьи, ухаживающие за малолетними детьми и престарелыми родителями. Оставшиеся кандидатуры рассматривают судья, который будет председательствовать на процессе, обвинитель, защитник и подсудимый.

И обвинители, и защитники отбирают присяжных «под себя», давая отвод тем, кто может повлиять на вынесение вердикта. Первые не хотят видеть на скамье присяжных ранее судимых, «имеющих зуб» на правоохранительные органы; вторые – сотрудников милиции, прокуратуры, суда, лиц с юридическим образованием и тех, кто когда-либо побывал в роли пострадавших (был ограблен, избит и т.п.).

В идеале в числе присяжных должны оказаться люди разные по возрасту, образованию, социальному положению. Но, к сожалению, молодые коммерсанты, предприниматели, финансисты не горят желанием тратить свое «дорогое» время на судебные разбирательства. Из опасения потерять стабильный заработок не идут в присяжные и люди, работающие в частных фирмах, – какой хозяин согласится на длительное отсутствие работника! Поэтому чаще в присяжные идут пенсионеры, безработные, домохозяйки, бюджетники в возрасте 50–65 лет. Не последнюю роль играет финансовая заинтересованность: оплаченный проезд, какая-никакая зарплата. Для людей с низкими доходами эти деньги не лишние.

Перед началом судебного процесса присяжные должны выбрать старшину (он будет передавать их письменные вопросы председательствующему и руководить совещанием) и дать клятву «честно и беспристрастно разрешать уголовное дело».

В ходе судебного заседания присяжные выслушивают государственного обвинителя и защитника, их прения и реплики сторон, последнее слово подсудимого. Затем судья напоминает присяжным основные моменты уголовного дела, передает список вопросов, и те уходят в комнату для совещаний, где, руководствуясь жизненным опытом, мудростью и логикой, они должны решить: доказано ли, что деяние (преступление) имело место? Доказано ли, что совершил его подсудимый? Виновен ли он в совершении этого деяния?

Любопытен такой момент – присяжные решают судьбу подсудимого, не имея никакого представления о его личности. Согласно законодательству, они должны рассмотреть и оценить лишь конкретное деяние, а совершил его примерный гражданин или трижды судимый рецидивист – неважно.

Если в течение трехчасового совещания присяжные не придут к единому мнению, приступают к голосованию. При равном количестве голосов «за» и «против» решение принимается в пользу подсудимого. И решения порой шокируют судей, обвинителей и потерпевших. К примеру, соглашаясь с тем, что Кузнецов совершил выстрел и убил Орлова, они признают его невиновным. И судья обязан вынести оправдательный приговор. Обвинитель и потерпевшие имеют право обратиться в следующую судебную инстанцию, с тем чтобы отменить оправдательный приговор

При обвинительном вердикте судебное разбирательство продолжается: зачитываются характеристики, выслушиваются свидетели, которые могут что-то сказать в защиту подсудимого и т.д.

Присяжные не имеют права выходить из зала во время слушания дела, собирать самостоятельно сведения вне судебного процесса, высказывать свое мнение до вынесения вердикта, общаться с лицами, не входящими в состав суда, нарушать тайну совещательной комнаты. Был случай, когда гособвинитель заявил ходатайство о замене одного присяжного – дамы, открыто выражавшей сочувствие подсудимому, в процессе слушания обменивавшейся улыбками с его адвокатом.

Поначалу в Московском областном суде часто выносились оправдательные вердикты (сравните: обычные судьи выносят до одного процента оправдательных приговоров, а присяжные – подобрели аж до 21 процента). Затем их число резко снизилось, возможно, из-за позиции Верховного Суда, отменившего большинство оправдательных приговоров. Но все-таки очередь на рассмотрение дел присяжными существует.

Критики судебной системы нередко обвиняют профессиональных судей в коррумпированности, мол, на них легко надавить. О том, что подкупить, запугать или уговорить присяжного проще простого, молчат. По закону присяжные, их семьи и имущество находятся под защитой государства. И в суде должны обеспечить их изолированность, как это делается на Западе. А у нас едет Иван Иванович после заседания в родную деревню, по пути его встречают дружки подсудимого и объясняют, как ему надо голосовать. Пожалуйся он судье, к нему на время приставят охрану. А после суда кто его убережет? Уж лучше проголосовать как велено. О попытках подкупа и уговорах присяжные тоже судьям не сообщают. Разве сердобольная Мария Петровна сможет «заложить» мать, которая перед ней на коленях стояла, умоляла пожалеть сына? Достаточно таким образом обработать половину присяжных, и оправдательный вердикт обеспечен.

В 2000 году присяжные оправдали пятерых членов группировки Моисеенкова, обвиняемых в организации банды и разбойных нападениях на владельцев автомашин. Верховный Суд отменил приговор, а вскоре выяснилось, что «романтиков с большой дороги» ищет столичная милиция – за новые разбои. А тех-то уже и след простыл. Вновь задержать и осудить сумели только троих.

Наказать присяжных нельзя, за вынесение неправильных вердиктов они несут только моральную ответственность. А если ввести ну хотя бы административную, кто ж тогда пойдет в заседатели?

Практически все оправдательные приговоры обжалуются гособвинителями. Чаще всего основанием для представления служат нарушения уголовно-процессуального кодекса, допущенные... председательствующим судьей. Сколько денег тратит государство на повторные процессы, никто не подсчитывал. Между тем по некоторым делам приговоры опротестовывались по нескольку раз. Яркий пример – дело об убийстве депутата Государственной думы Скорочкина, по которому обвиняются шесть человек. Из-за нарушений, допущенных судьями, Верховный Суд трижды отменял оправдательный приговор, одна из коллегий присяжных была распущена председательствующим. Сегодня дело рассматривает пятый суд присяжных.

Волей-неволей возникает вопрос: а может, судьи намеренно нарушают УПК, дожидаясь, пока будет вынесен желанный обвинительный вердикт? Ведь дело, как ни крути, громкое, политическое. С другой стороны, у обвинителей были подозрения в подкупе отдельных присяжных. Скорее всего, закончится тем, что подсудимые по истечении сроков, выделенных на следствие и судебное рассмотрение, выйдут на свободу.

После утверждения оправдательного приговора Верховным Судом уголовное дело возвращается в областной суд. И тот, в случае если виновного установить не удалось, передает дело в прокуратуру, которая вела следствие. Сотрудники ее должны установить нового подозреваемого, провести следствие, после чего передать дело на новое рассмотрение. По свидетельству судей, государственных обвинителей и адвокатов, за свою 10-летнюю практику они не слышали о новых обвинениях по таким делам. А это значит, что только по Московской области гуляет на свободе добрая сотня убийц, насильников и бандитов. Печальная статистика!..


Авторы:  Таисия БЕЛОУСОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку